Мудрый Юрист

Договорная теория в системе дуалистической концепции векселя

Уруков В.Н., заслуженный юрист Чувашской Республики.

Историю гражданского оборота в Средние века, Новое и Новейшее время сопровождало и сопровождает функционирование одного из наиболее универсальных правовых явлений, связанных с гражданским оборотом, - векселя. Этот феномен пронизывает многие сферы гражданско-правового бытия; где, сознательно или неосознанно, человек вынужден сталкиваться с данным феноменом. Вексель - уникальное правовое явление в гражданском праве, представляет собой сложный гражданско-правовой институт, а вексельное право - один из самых своеобразных разделов гражданского права. Система учения о векселях представляет собой единое, неразрывно связанное целое. Каждый раздел ее, каждая часть, каждое положение и каждый принцип органически связаны со всеми другими принципами, частями и разделами учения о векселях. Поэтому всякое деление ее (на разделы, темы и т.п.) является теоретическим, условным. Тем не менее изучать систему учений о векселе, как любой раздел гражданско-правовой науки, можно только по частям. Связность отдельных разделов системы между собой отражается, в частности, в вексельных теориях.

Современный этап развития учения о векселе характеризуется тем, что наука вексельного права перешла на такой уровень познания, когда новые теоретические знания получают не путем обобщения новых эмпирических материалов, а за счет изменения оснований познания, использования новых общенаучных концепций, методов и подходов, как собственно цивилистических, так и других правовых наук. С одной стороны, это ведет к дифференциации науки вексельного права, а с другой - способствует росту тенденции к исследованию векселя в неузкой научной направленности. Исследование этих тенденций выходит за рамки непосредственного предметного поля не только в вексельной науке, но и в гражданско-правовой, поэтому эту задачу могут взять на себя общеправовые науки и методология этих наук, имеющие для этого необходимые средства.

Российская гражданско-правовая наука в современный период характеризуется отказом от принципа методологического монизма в научном познании и заменой его принципом методологического плюрализма. Результаты этого проявляются в признании возможности и необходимости существования различных теорий происхождения векселя. В современных научных исследованиях намечен переход к исследованию векселя в многоаспектном плане, в том числе рассматривающего его с точки зрения различных теорий происхождения векселя. Только юридическая природа основания векселя может установить сущность векселя. Вопрос о юридическом основании векселя является одним из наиболее сложных в науке гражданского права. В XIX в. возникли две основные теории о происхождении ценных бумаг, в том числе векселя: договорная теория и теория одностороннего обещания (теория одностороннего волеизъявления). Теория одностороннего волеизъявления, в свою очередь, имеет свои разновидности (креационная, эмиссионная, передачи или уступки, добросовестного приобретения и др.).

Представляется, что при неверном понимании договорной теории о происхождении векселя, а также при ложном толковании того, что собой представляет договорная теория векселя, даже самое серьезное и, казалось бы, законченное исследование в области вексельного права, могут привести к отрицательным результатам. В традиционной российской векселектике игнорируются: во-первых, эволюция векселя сообразно изменению отношений в коммерческом обороте; во-вторых, теория договорного происхождения векселя; в-третьих, абсолютизация векселя как одностороннего обещания. В правовой методологии научного познания векселя особо подчеркивается значимость теории одностороннего обещания. Вместе с тем новое в методологии показало неправомерность абсолютизации роли научного исследования векселя только с точки зрения одностороннего обещания. Оно также показало неизбежность вторжения в процесс познания вексельных отношений теории о договорном происхождении векселя, которая способствует получению нового знания.

Каждая из двух теорий векселя представляет собой своеобразную матрицу, исходную изучения векселя как целого правового явления. Можно утверждать, что любая модель векселя в качестве концептуальной модели представляет собой неповторимый авторский синтез всех учений о векселе. Вполне естественно, что при рассмотрении такого рода правового явления, как вексель, важно принимать во внимание, что исследования векселя принадлежат к различным эпохам.

Анализ вексельной проблемы в науке гражданского права свидетельствует о том, что потребность в исследовании векселя сильнее ощущается в тех областях, где наиболее остро стоит вопрос о юридической природе вексельного обязательства. Эта потребность, по всей видимости, и является той благодатной почвой, которая интенсивно подпитывает объективным образом существующие и постоянно воспроизводящиеся правовые построения о векселях. Во многом благодаря таким построениям историческое знание о векселях каждый раз являет нам торжество настоящего над прошлым: исторические модели заново воскрешают, реконструируют прошлое для современной науки вексельного права, открывая в нем неведомые доселе грани, извлекают из забвения все новые факты, когда-то непонятные современникам, создают неожиданные образы ушедшего. Все эти обстоятельства свидетельствуют о непреходящей ценности исторических правовых учений о векселях, только они в состоянии дать целостное представление о цели, смысле и направленности исторического процесса, трансформации векселя и учения о векселях.

В свете вышеизложенного является актуальным осмысление теории о договорном происхождении векселя как концептуального феномена в сфере познания векселя. Реалии сегодняшних дней с необходимостью полагают обращение к договорному происхождению векселя, задавшему целый спектр порой альтернативных описаний теории. Разумеется, для того чтобы созданные вексельные конструкции помогли уяснить правовую природу, они должны быть вписаны в современные рамки оборота векселя.

Практика показала жизнеспособность основных теорий о векселе, как договорной, так и одностороннего обещания (волеизъявления). И чем острее противоречия между этими теориями, тем актуальнее проблема исследования векселя в науке гражданского права. А договорная теория векселя позволит выявить сущность векселя и приблизиться к решению многих теоретических и практических проблем вексельного права. Процесс перехода исследования векселя из одной теории в другую порождает глубинные, ранее неизвестные противоречия во всех сферах векселистики, охватывающие учения о векселях. Оно оказалось в исторической неопределенности: не может следовать старому образу векселя (одностороннего волеизъявления (обещания)), но и не имеет новых ориентиров. В то же время сложнейшие правовые коллизии и непрогнозируемые результаты распада системы научных знаний о векселях в связи с абсолютизацией теории одностороннего обещания (волеизъявления) привели к деформации устоявшихся концепций о векселях. Это обстоятельство предопределяет выделение такой научно-теоретической базы, которая свободна от прежней догматики и направлена на осуществление диалектического подхода к современным проблемам векселя с позиции договорной теории.

Попытки понять смысл векселя, его содержание влекут за собой блок вопросов, связанных с пониманием векселя как уникального правового явления. От разрешения этих вопросов зависят результаты конкретных исследований векселя. По мнению автора, необходимо на основе анализа имеющихся взглядов о вексельном праве вывести на новый теоретико-правовой уровень восстановление целостности строения векселя для выяснения в нем диалектического единства единого и универсального. Решение проблемы смысла договорной теории векселя позволит в дальнейшем построить общую (универсальную) теорию о векселе, а также может служить одной из переходных стадий для построения учения о векселях.

Исследование договорной теории о векселях призвано во многом внести ясность в понимание векселя как сложноподчиненного гражданско-правового обязательства, места системы вексельных обязательств и вексельных сделок в системе общегражданских обязательств и сделок, момента возникновения вексельных обязательств, разграничения системы вексельных обязательств друг от друга и их взаимосвязи с другими общегражданскими обязательствами. Обращение к этой составляющей рассматриваемой проблемы позволит ответить на сложные и до сих пор не в полной мере освещенные вопросы вексельного права.

Сложность и масштабность распространенности векселя в гражданском обороте вызывает необходимость учета и анализа множества факторов для уяснения его сути. В связи с этим является необходимым гносеологическая интерпретация свойств и признаков векселя, научное толкование функционирования этого процесса, разработка точных методологических принципов его изучения.

Существующее сегодня в науке вексельного права доминирование теории одностороннего обещания или одностороннего волеизъявления (креационная, эмиссионная, добросовестного приобретения и другие разновидности этой теории) не может в полной мере объяснить многие стороны вексельных отношений. В то же время для успешного функционирования оборота векселя необходимо существование полноценного учения о векселях, базирующегося на различных вексельных теориях.

В литературе справедливо подчеркивается, что "юридическая природа векселя в женевской системе является одним из самых (если не самым) дискуссионных вопросов вексельного права, не получившим однозначного ответа до сих пор" [1, с. 39]. Сказанное еще раз подтверждает пророческое высказывание одного из основоположников русского вексельного права профессора Г.Ф. Шершеневича: "Вексель в своем историческом развитии претерпел настолько сильные изменения... что дать характеристику векселя совершенно невозможно" [2, с. 40].

Проблема договорного происхождения векселя привлекала и привлекает внимание многих поколений ученых, хотя с позиций науки гражданского права она не получила достаточно углубленного изучения, поскольку в русской, советской, российской, также и в иностранной цивилистике (главным образом в германской) наиболее детальному исследованию подвергались теории договорного происхождения и одностороннего обещания по ценным бумагам на предъявителя, а не векселя. Многие признают договорную теорию векселя, но мало кто объясняет ее природу. Обоснование этой теории, выявление ее концептуальных положений не были и не стали предметом специального научного исследования, как в прошлом, так и в настоящем. Тем не менее в литературе нашли отражение материалы, позволяющие не только ознакомиться с одной из теорий происхождения векселя, но и представить основу постижения ее сути, выявления причин ее возникновения и функционирования. Но следует отметить, что на сегодняшний день договорная теория векселя раскрыта недостаточно полно, а отдельные публикации, являясь определенным шагом в разрешении частных проблем этой теории, не раскрывают ее как целостную систему.

Начиная с XIX в. проявились работы, объясняющие различные стороны теории договорного происхождения векселя. Одним из основоположников договорной теории является немецкий цивилист Телль (Thol), который обосновал вексельное обязательство фактом заключения договора вне векселя [3, с. 89]. Среди русских ученых по этой проблеме этой эпохи, чьи труды о договорном характере вексельного обязательства не утратили своего значения и в наше время, можно назвать профессора Г.Ф. Шершеневича [4], В.Д. Каткова [5] и др., которые рассматривали вексель как договорное обязательство, при этом отмечали, что имеется в виду не то договорное отношение, которое привело к векселю (например, куплю-продажу или заем), а то отношение, которое создается векселем. Договорный момент обнаруживается в том, что векселедатель становится ответственным в силу передачи ему векселя - документа с намерением обязать перед ним.

В начале периода советского времени одной из немногих последовательных работ по договорной теории являлся труд известного ученого цивилиста Н.Г. Вавина, который на основании ст. 1 и 10 Положения о векселях 1922 г. [6] утверждал о договорном характере юридической природы векселя. Заслуживает внимания в этом контексте труд профессора М.М. Агаркова "Учение о ценных бумагах" [7]. Однако в связи с известными реформами 1930 - 1931 гг. в СССР вексель перестал употребляться, и как следствие, фактически перестал быть предметом отдельных научных исследований в России до начала 90-х годов XX в.

В постсоветское время исследовательский интерес к вексельному праву постоянно растет. Появился целый ряд монографий и учебных пособий, специально посвященных рассмотрению вопросов отечественной науки вексельного права и вексельному обращению. В наиболее значимых этих работах вексельные отношения и характеристика векселя исследуются с точки зрения теории одностороннего волеизъявления или их разновидностей, и с позиции теории договорного происхождения векселя они мало исследованы. Многие признают реальность договорного отношения в векселях, но мало кто объясняет его природу. Исследования векселя и вексельного обязательства в вышеназванных работах построены на теории односторонней сделки, или одностороннего обещания, или ее разновидностей - эмиссионной, креационной теорий, теории добросовестной приобретения и др. Так, в докторской диссертации "Проблемы цивилистической теории российского вексельного права" В.А. Белов в своих исследованиях векселя исходит через призму такой разновидности теории одностороннего волеизъявления, как теория добросовестного приобретения, и при этом он в категорической форме не приемлет договорное происхождение векселя, утверждая, что "договор как юридический факт принципиально несовместим с теми юридическими свойствами, которыми обладает вексель как ценная бумага, а именно - свойствами публичной достоверности и абстрактности" [9]. Между тем это не так, поскольку договор, юридический факт, присутствует во многих вексельных отношениях.

Большая часть работы В.А. Белова затрагивает общие и частные вопросы вексельного права, как указывалось выше, исходя из теории добросовестного приобретения. Следует отметить, что теория добросовестного приобретения, на принципах которой построено диссертационное исследование В.А. Белова, не может дать ответа на многие вопросы вексельного права. Многие вопросы в исследованиях В.А. Белова, как полагаю, не согласуются с реальной практикой вексельного обращения. Наука вексельного права прежде всего должна отвечать потребностям практики, в противном случае такая наука - "мертвая наука". Думается, все вышеназванное можно объяснить отрицательным отношением В.А. Белова в своих сатирических произведениях к любым публикациям авторов, в той или иной мере не согласных с ним.

Следует также подчеркнуть, что диссертационные исследования в области вексельного права в Новейшее время в России, как правило, главным образом под влиянием работ В.А. Белова, проводились и проводятся с позиции теории одностороннего обещания (теории односторонней сделки; креационной, эмиссионной и других ее разновидностей). В этих работах исследовательская мысль, за некоторым исключением, не простирается дальше редких высказываний констатации факта о наличии в вексельном праве взглядов, рассматривающих договорные начала в векселе.

Однако с отрицанием договорной теории векселя вряд ли можно согласиться, поскольку судебная и судебно-арбитражная практика не восприняла теорию одностороннего волеизъявления векселя, констатируя договорной характер векселя. Несомненно, диалектика гласит, что наука служит интересам практики, а не наоборот. С учетом этого, на сегодняшний день представляется очевидной необходимость науке вексельного права адекватного реагирования на эту практику.

Критикуя аргументы сторонников теории одностороннего волеизъявления, профессор Г.Ф. Шершеневич справедливо указывает следующее: "...рассматриваемая теория оставляет открытым вопрос, кто же является кредитором по векселю в момент его создания, пока еще никто не выразил своей воли приобрести его? Возможно ли допустить существование обязательства с одною обязанностью без права требования? Можно ли говорить о возникновении вексельного обязательства в силу одного создания векселя, когда тою же одностороннею волей должника вексель может быть уничтожен без всяких юридических последствий?" [10, с. 49]. Эти вопросы в диссертационных исследованиях и научных работах по вексельному праву сторонников теории одностороннего волеизъявления остаются открытыми и до настоящего времени.

Таким образом, научная дискуссия о векселе, начавшаяся в дореволюционной России и не завершившаяся до настоящего времени, сводится к двум проблемам: вексель - односторонняя сделка (одностороннее обещание, одностороннее волеизъявление) и вексель возникает на основе договора. Кроме того, разрешение и уяснение вопросов предъявления векселя к платежу (акцепту) и его правовые последствия, определения момента возникновения и прекращения вексельного обязательства, установления систем вексельных обязательств, места системы вексельных обязательств в системе общегражданских обязательств и их взаимосвязь и другие вопросы и проблемы по векселю напрямую зависят от того, исходя из какой интерпретации теории о векселе: договорной или одностороннего обещания (односторонней сделки) они исследуются.

В литературе справедливо отмечается, что "современная российская доктрина и правоприменительная практика сталкиваются и вынуждены разрешать во многом те же вопросы, что и сто лет назад, хотя в некотором смысле положение современных юристов (теоретиков и практиков) существенно сложнее. Объяснение тому кроется в определенной неразвитости национального вексельного законодательства, состоящего по существу всего лишь из норм Конвенции 1930 г." [11, с. 12 - 13].

По мнению В.А. Белова и других сторонников вексельной теории одностороннего волеизъявления, вряд ли уместно дальнейшее исследование векселя, поскольку ими все уже изучено и сказано последнее слово о векселе.

Но позвольте возразить. Если колесо было изобретено несколько тысяч (возможно, и десятки тысяч) лет назад, человечество же не отказывается от его использования и в наше время по причине того, что оно использовалось с древнейших времен. Аналогично можно утверждать, что от изучения основных институтов римского частного права нельзя отказываться и в настоящее время только по мотиву, что они были выявлены, установлены в Древнем Риме. Таких примеров очень много. Представим себе, как было бы скучно, бедно, серо в наши дни, если бы мы отказались от всего, что возникло в далеком прошлом, в Древнем мире и Средних веках, а также в недавнем прошлом. В музыке всего семь нот... Но сколько написано величайших музыкальных произведений! Да и в гражданском праве существует несколько разделов и институтов, которые сопровождают человечество с Древнего мира до настоящего времени. Но разве это повод для того, чтобы раз и навсегда сказать, к примеру, "стоп, изучению обязательственного права (или договора купли-продажи и т.д.) надо поставить точку...". Здравый смысл говорит "нет!". Но среди ученых, к сожалению, это имеет место...

Как справедливо указывает профессор Б.Б. Черепахин в труде "Юридическая природа векселя и Положение о векселях 1922 года", "все многообразие теорий, предложенных для разрешения этого вопроса, при всем их расхождении, может быть сведено к двум основным направлениям, с большими или меньшими модификациями в пределах каждого из них: теории договорной и теории одностороннего волеизъявления. Представители последней, в свою очередь, расходятся между собой в деталях, сходятся в признании односторонне-сделочного характера векселя: это теория креации, теория эмиссии (выпуска), передачи и уступки (Begebungs - oder Aushandigungstheorie), теория добросовестного приобретения (Redlich - reitstheorie) и другие" [12, с. 33].

К сожалению, мы должны отметить, что после революции и до настоящего времени вопросы возникновения и происхождения векселя, юридической природы векселя и вексельного обязательства, за отдельными случаями, исходя из договорной теории векселя не являлись предметом самостоятельного исследования советских, постсоветских ученых-правоведов, вследствие чего названная проблема не нашла достойного отражения в науке российского гражданского права. В изданных в последние годы в России произведениях по векселистике авторы в редких случаях рассматривают договорное происхождение векселя (основываясь на произведениях Г.Ф. Шершеневича, Ф.К. Савиньи). Большинство авторов (как дореволюционных, так и современных) определяют вексель как одностороннюю сделку или одностороннее обещание.

Однако с отрицанием договорной теории векселя вряд ли можно согласиться, поскольку, как указывалось выше, судебная и судебно-арбитражная практика России не восприняла теорию одностороннего волеизъявления векселя, констатируя договорной характер векселя. Договорный характер основного вексельного обязательства следует прежде всего из норм ст. 17 Положения о переводном и простом векселе.

Только договорная теория и практика применения вексельного законодательства позволяют в полной мере разрешить и уяснить вопросы предъявления векселя к платежу (акцепту) и его правовые последствия, определения момента возникновения и прекращения вексельного обязательства, установления систем вексельных обязательств, места системы вексельных обязательств в системе общегражданских обязательств и их взаимосвязь и другие вопросы и проблемы по векселю.

Качественный теоретический поиск нового о возникновении векселя и вексельного обязательства, их места в современном российском гражданском праве возможен только на базе ясного понимания того, что вексель является сложным и уникальным правовым явлением, основанным на договоре. Невозможно полностью понять вексель, не исследовав все его составляющие. Юридическую природу векселя невозможно уяснить, если отвергать договорный характер вексельного обязательства.

В науке вексельного права наблюдается парадоксальное сочетание фактических двух взаимоисключающих теорий - договорная теория векселя и теория одностороннего волеизъявления (обещания). До настоящего времени эти теории между тем не только уживаются, но и являются формами научного познания векселя, дающими представление о векселе с разных правовых точек зрения. Следует отметить, как указывалось выше, что многие (а в России в настоящее время - абсолютное большинство) с подачи В.А. Белова признают только теорию одностороннего волеизъявления, выдвигая ее в качестве неприкасаемого постулата. При этом их мнения доходят до полного отказа признать за договорной теорией векселя какое-либо объективное значение, но у них отсутствует сколько-нибудь убедительное объяснение такого невосприятия ими договорной теории векселя. Представляется, что они, абсолютизируя теорию одностороннего волеизъявления (одностороннего обещания), тем самым создают искаженное одностороннее представление о векселе.

Между тем обе теории, по существу, истинны. Это обусловлено тем, что вексель следует рассматривать как дуалистическую конструкцию и вексельное обязательство является сложноподчиненным гражданско-правовым обязательством, состоящим из основного обязательства (возникновение которого возможно только на основании договора) и из подчиненных обязательств, основаниями которых может быть как договор, так и односторонняя сделка. Таким образом, в науке вексельного права сложилась такая специфическая ситуация, когда по одним и тем же вексельным проблемам, в объяснение одних и тех же вексельных институтов выдвигаются две (а с учетом разновидностей и более) теории, объединяющие сущность векселя. Придет время (но не в ближайшем будущем), как автору думается, и на их основе будет создана новая вексельная теория, которая включила бы в себя переработки и в переосмысленном виде все истинное, положительное, что содержится в каждой из них.

Итак, что же представляет собой договорная теория векселя в Новейшее время? Прежде всего следует уточнить: договорная теория как форма научного познания о векселе является самостоятельной теорией и представляет собой совокупность понятий и суждений, относящихся к векселю. В последние годы среди ученых-цивилистов все чаще и чаще мы встречаемся с утверждениями о "чистой" цивилистической теории, согласно которым только теория имеет какое-либо значение для гражданско-правовой науки, а практика применения гражданского, в том числе вексельного, законодательства истолковывается как нечто, лишенное творческих начал. Но между тем, если руководствоваться диалектикой или только ориентироваться на эмпирические чувства и потребности, можно установить, что именно практика (вексельного оборота) создает условия для познания векселя и выдвигает новые проблемы. Наука вексельного права развивается главным образом решением проблем, поставленных перед ней вексельной практикой. Только вексельная практика является побудительной составляющей для научных исследований. К примеру, вексель в России с 30-х годов до начала 90-х годов XX в. внутри страны практически не использовался. Как следствие, не было целенаправленных исследований векселя в науке гражданского права, и в частности в теории вексельного права. Как только вексель с начала 90-х годов стал активно использоваться, появилось большое количество работ по вексельному праву. Следовательно, только практические потребности вызывают определенное развитие научного познания. Только практика является предпосылкой теоретических исследований. В связи с этим несерьезными представляются выводы В.А. Белова, содержащиеся в его сатирических произведениях о ненужности практики. Так, В.А. Белов усматривает в кризисе теоретической юриспруденции вину практики в лице людей, причастных к ней (судей, юристов-практиков). Взаимодействие юридической науки и практики представляется В.А. Белову следующим: "Ни для кого не секрет, что материальный уровень, обеспечиваемый практической юридической деятельностью, сегодня значительно выше, чем тот, который способно обеспечить занятие собственно наукой. В такой ситуации весьма непросто противостоять искушению подчинить научные занятия интересам практической деятельности, в частности привлечь научный инструментарий для получения (обоснования) заранее заданного практического решения той или иной конкретной ситуации в пользу клиента (заказчика). Итог плачевен: юридическая наука оказывается в положении золотой рыбки, служащей на посылках у злобной и жадной старухи - юридической практики" [13]. В.А Белов выступает за сакрализацию некой науки, чистой и незапятнанной настолько, что возникают сомнения: не из потустороннего ли мира исходит и там же и пребывает такая наука.

Следует заметить, что взаимосвязь теоретической науки и практики универсальна. Любая конкретная форма познания (в том числе познание векселя) имеет свои границы. И договорная теория векселя обеспечивает выход за пределы непосредственных эмпирических фактов и способна глубоко проникнуть непосредственно в сущность векселя через призму договора.

Договорная теория векселя, по мнению автора, является самостоятельной теорией в вексельном праве, поскольку имеет объект и предмет исследования. В качестве объекта договорной теории векселя выступает вексель, предметом - отношения, возникающие в связи с выдачей, передачей векселя и исполнением вексельного обязательства. Договорная теория векселя теоретически воспроизводит всю систему вексельных обязательств как целого правового явления через призму договора как юридического факта путем разложения этой системы, выделив из нее такие связи и отношения, которые служат исходной точкой познания векселя.

Вышесказанное позволяет автору сделать вывод о возможности применения модели дихотомического деления к учению о векселях - на договорную и одностороннего обещания (волеизъявления). Как известно, дихотомия (греч. ДельтаЙотаХиОмикронТауОмикронМюЙотаАльфа - сечение на два) - метод классификации делением объема понятия на два сложноподчиненных его вида по схеме "противоречивой противоположности". Предельное дихотомическое деление на два основных потока является устойчивой конструкцией и типологией. Автор считает обоснованным общетипологическое противопоставление в рамках учения о векселях на договорную теорию и теория одностороннего обещания (волеизъявления): подобное деление вытекает из оснований единства и многообразия вексельного учения, в рамках которого происходит деление на два потока, являющихся взаимообусловленными и взаимосвязанными и представляющими единое целое. Модель дихотомического деления нисколько не устраняет какую-либо теорию о векселях из системы учения, напротив, данная типология, выражающая неизменную двоичность единого, через противопоставление явлений способствует более полному изучению векселя.

Договорная теория векселя не остается неизменной. Она непрерывно развивается, совершенствуется, помогая проникать все глубже в сущность и юридическую природу векселя. Как и любая другая теория вексельного права, она не отбрасывает накопленные столетиями знания о договорном происхождении векселя, опровергает только устаревшие догмы вексельного права. Однако договорную теорию векселя нельзя абсолютизировать, поскольку неправомерно требовать от теории объяснения всех фактов, касающихся вексельных отношений. Если признать договорную теорию векселя непоколебимой и абсолютно истиной, то она представляла бы собой "мертвую" теорию. Поэтому договорная теория векселя, как и любая другая цивилистическая теория, является истиной относительной, динамичной, развивающейся и не может претендовать на абсолютную обоснованность. При этом договорная теория векселя может содержать какие-то частные несогласованности, несоответствия между элементами внутри теории, свидетельствующие о ее внутренней противоречивости. Но это свидетельствует только об одном - о постоянном развитии и совершенствовании договорной теории векселя.

Договорная теория векселя в современном гражданском праве является частнонаучной методологической основой для анализа и познания закономерностей возникновения, изменения и прекращения вексельных обязательств как договорных и объяснения основных этапов этого процесса, характера и механизмов формирования обязательств между субъектами вексельных отношений. Раскрытие сущности векселя возможно только через договор, причем договор должен быть рассмотрен как формальный акт, представляющий общую волю двух субъектов, посредством которого возникает, изменяется или прекращается вексельное обязательство. Существенные признаки формального договора представлены на всех этапах выдачи, принятия, предъявления векселя и исполнения по векселю. В этом договоре можно выделить то, что лежит в основе: "субстратное" - сводимое к характеристике основных свойств векселя; практическое - обусловленное судебной деятельностью; системное, где договорная теория объясняется только через взаимосвязи целого; функциональное - определяемое через другие юридические факты. Принципы договорной теории векселя имеют свою классификацию: системность, целостность, упорядоченность. Метод сравнительно-исторического анализа договорной теории, отражающий движение от решения простых теоретических проблем к решению сложных, позволяет сделать вывод о том, что договорная теория векселя является одной из основ для постижения юридической природы векселя. В динамике развития вексельного учения договорная теория должна опережать систему требований, предъявляемых практикой вексельного оборота. В качестве теории договорная теория векселя выступает как совокупность исторически сложившихся и закрепленных, устойчивых взглядов, призванных удовлетворить потребности, вызванные вексельным оборотом.

Договорная теория векселя является одним из основных элементов учения о векселях. Это понятие многомерное и многоаспектное. Договорная теория о векселе, которая возникла в XIX в. как закономерный результат развития научного познания векселя, на современном этапе испытывает потребность в качественной перестройке применительно к современному векселю, и она содержит исходные данные, раскрывающие содержание векселя.

Литература

  1. Вишневский А.А. Современное вексельное право: женевская (Россия) и английская системы. М.: Статут, 2007.
  2. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 3: Вексельное право. Морское право. М.: Статут, 2003.
  3. Катков В.А. Общее учение о векселе: юридическое исследование. Харьков: Тип. Губ. правл., 1894.
  4. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Вексельное право. Морское право. Том 3. СПб.: Бр. Башмаковы, 1909; Он же. Учебник торгового права. Казань: Тип. универ. 1899; Он же. Курс торгового права. 3-е изд. Казань: Тип. универ., 1899.
  5. Катков В.А. Общее учение о векселе: юридическое исследование. Харьков: Тип. Губ. правл., 1894; Он же. Передача векселя по надписи (индоссамент). Одесса: Тип. "Техник", 1909.
  6. Собрание узак. 1922. N 25. Ст. 285.
  7. Вавин Н.Г. Научно-практический комментарий Положения о векселях. М.: Юрид. изд-во Н.К.Ю., 1923.
  8. Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М.: Юрид. изд-во Н.К.Ю., 1927.
  9. Белов В.А. Проблемы цивилистической теории российского вексельного права: Автореф. дис. ... д.ю.н. М., 2004.
  10. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 3: Вексельное право. Морское право. М.: Статут, 2003.
  11. Маковская А.А. Вексельное и морское право в России в XX веке (разные судьбы). Вступ. статьи к кн.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 3: Вексельное право. Морское право. М.: Статут, 2003.
  12. Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001.
  13. Белов В.А. Типичные недостатки диссертаций по гражданскому праву // Вестн. гражданского права. 2007. N 1; Он же. Юридическая схоластика как новая научная специальность // Известия высших учебных заведений: Правоведение. 2007. N 1.