Мудрый Юрист

Роль основных начал семейного законодательства России в формировании условий брачного договора и определении его действительности

Шершень Т.В., доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Пермского государственного университета, кандидат юридических наук.

Основные начала семейного законодательства представляют собой фундаментальные положения, руководящие идеи, служащие базисом правового регулирования семейных отношений. Принципы семейного права способствуют пониманию существа семейных отношений, выявление которого необходимо при решении вопроса о допустимости применения норм гражданского законодательства к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, входящим в предмет семейного права и закрепленным в ст. 2 Семейного кодекса Российской Федерации. Именно принципы семейного права определяют социальное назначение семейно-правовых норм, служат основой для совершенствования положений семейного законодательства и формирования единообразной правоприменительной практики. Учет принципов обязателен при уяснении содержания и при толковании семейно-правовых норм, а также в процессе применения к семейным отношениям гражданского и семейного законодательства и решения вопроса о допустимости применения принципов гражданского права к семейным отношениям по аналогии. Принципы семейного права имеют определяющее значение для уяснения сущности действующих семейно-правовых норм и выработки критериев их дальнейшего совершенствования. Непосредственное закрепление основных начал семейного законодательства в ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации послужило правовой основой и предопределило содержание других норм семейного законодательства.

Особое значение основные начала семейного законодательства приобретают в процессе заключения брачного договора, при формировании и согласовании его условий, а также при внесении изменений в брачный договор. Правильное понимание принципов семейного права, их скрупулезный учет при заключении и (или) изменении брачного договора в конечном счете минимизируют возможность допущения юридических ошибок, позволяют достичь позитивного эффекта договорного регулирования имущественных отношений супругов и, как следствие, уменьшить количество судебных споров.

Впервые в кодифицированном акте семейного законодательства России закреплены поименованные принципы. Несмотря на это, закрепление основных начал в ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации лишено необходимой четкости, что приводит к отсутствию единства в определении перечня принципов семейного права, проблемам, связанным с формированием их системы. Следствием этого являются выводы отдельных ученых о закреплении в ст. 1 СК РФ наряду с принципами (п. 2, 3, 4) целей правового регулирования семейных отношений (п. 1). Среди целей правового регулирования они указывают: укрепление семьи; построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов; недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи; обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав; обеспечение возможности судебной защиты членами семьи своих прав <1>. Даже в ведущих учебниках по семейному праву не наблюдается единства подходов к выделению перечня принципов и определению их количества <2>, не говоря уже о построении системы принципов. Так, профессор Л.М. Пчелинцева выделяет шесть принципов семейного права, доцент С.А. Муратова - восемь <3>, профессор Б.М. Гонгало - десять <4>. Мы солидарны с профессором Н.С. Шерстневой в необходимости построения научной системы принципов семейного права, выделяющей в системе принципов семейного права "две значительные группы принципов: 1) общесемейные принципы; 2) принципы внутри институтов" <5>. В группу общесемейных принципов включены принципы: необходимость укрепления семьи, построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощь и ответственность перед семьей всех ее членов, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможность судебной защиты этих прав. Вторая группа принципов включает в себя три подгруппы: приоритетные, взаимные и ценностные <6>.

<1> См.: Муратова С.А. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. М.: Эксмо, 2006. С. 16.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Семейное право" (под ред. П.В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2008.

<2> См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов. М., 1999. С. 20 - 25; Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. М., 2000. С. 26 - 35; Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 3. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2004. С. 310 - 315; Муратова С.А. Семейное право: Учебник. 2-е изд., перераб. М.: Эксмо, 2006. С. 15 - 18; Семейное право: Учебник / Б.М. Гонгало, П.В. Крашенинников, Л.Ю. Михеева, О.А. Рузакова; Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007. С. 14 - 24.
<3> См.: Муратова С.А. Указ. соч. С. 18.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Семейное право" (под ред. П.В. Крашенинникова) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2008.

<4> См.: Пчелинцева Л.М. Указ. соч. С. 20 - 25; Муратова С.А. Указ. соч. С. 15 - 18; Гонгало Б.М. Указ. соч.
<5> Шерстнева Н.С. Принципы российского семейного права: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2007. С. 9, 17 - 19.
<6> К числу приоритетных Н.С. Шерстневой отнесены принцип приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних; принцип приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии; к числу взаимных - принцип добровольности брачного союза мужчины и женщины; принцип равенства прав супругов в семье; принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию; принцип обеспечения защиты прав и интересов нетрудоспособных членов семьи; к числу ценностных - принцип обеспечения качества жизни детей, обеспечение безопасности жизнедеятельности семьи, материнства, отцовства и детства. См.: Шерстнева Н.С. Указ. соч. С. 9 - 10.

Значение принципов семейного права обусловлено их приоритетным положением в системе семейного права, они обеспечивают единство механизма семейно-правового регулирования. Характерные для всей отрасли права общесемейные принципы напрямую воздействуют на формирование и развитие принципов его институтов. Общесемейные принципы выступают определяющими моментами как при регулировании имущественных, так и личных неимущественных прав и обязанностей супругов. Личные неимущественные отношения супругов не могут выступать по российскому законодательству предметом брачного договора, включение таких положений не допускается в силу прямого указания закона (п. 3 ст. 42 СК РФ), нарушение императивно сформулированного запрета влечет ничтожность брачного договора (полностью или в части). Запрет закона на включение в брачный договор положений, регулирующих личные неимущественные отношения супругов, обусловлен сущностными особенностями этих отношений, невозможностью принудительного исполнения обязанностей личного характера, и вместе с тем его существование вызывает недоумение по одной простой причине. Законодатель закрепляет в качестве основных начал семейного законодательства необходимость построения семейных отношений на чувствах любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов (п. 1 ст. 1 СК РФ); разрешение внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, тем самым предлагая супругам, другим членам семьи желаемую модель построения семейных отношений. Эта идеальная модель находит свое воплощение в конкретной норме, лишенной санкции: "Супруги обязаны строить свои отношения на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей" (п. 3 ст. 31 СК РФ). Возникает закономерный вопрос: если супругам предоставлено право разрешения любого внутрисемейного вопроса по взаимному согласию, почему они не могут определить в брачном договоре права и обязанности в личной неимущественной сфере? Считаем вполне логичным и не противоречащим основным началам семейного законодательства России расширение сферы договорного регулирования супружеских отношений путем включения в предмет брачного договора наряду с имущественными отношениями личных неимущественных отношений, что возможно посредством внесения дополнения в ст. 40 СК РФ. Примеры иного законодательного решения находим в кодифицированных актах семейного законодательства бывших союзных республик - Украины <7> и Республики Беларусь <8>. В ст. 93 Семейного кодекса Украины, посвященной содержанию брачного договора, предусмотрена возможность регулирования брачным договором как имущественных отношений между супругами, так и имущественных прав и обязанностей супругов как родителей. Однако, как и в России, установлен запрет регулирования личных отношений супругов, а также личных отношений между ними и детьми (п. 3 ст. 93 СК Украины). В ст. 13 Кодекса о браке и семье Республики Беларусь закреплен перечень положений, которые могут быть согласованы супругами или лицами, вступающими в брак, и включены в брачный договор. К ним отнесены вопросы о совместном имуществе и имуществе каждого из супругов; порядке раздела совместного имущества супругов в случае расторжения брака; материальных обязательствах по отношению друг к другу в случае расторжения брака; формах, методах и средствах воспитания детей; о месте проживания детей, размере алиментов на них, порядке общения с детьми отдельно проживающего родителя, а также другие вопросы содержания и воспитания детей в случае расторжения брака. В брачном договоре могут быть урегулированы и другие вопросы взаимоотношений между супругами, если это не противоречит законодательству о браке и семье.

<7> См.: Семейный кодекс Украины. Харьков: ООО "Одиссей", 2005.
<8> См.: Кодекс о браке и семье Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. (в ред. Закона Республики Беларусь от 15 июля 2009 г. N 43-З) // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь: URL: http://www.pravo.by (дата обращения 20.08.2009).

Брак и брачный договор тесно взаимосвязаны, и как справедливо подмечено Л.Б. Максимович, "...если существование брака без брачного договора возможно, то брачный договор не может существовать вне брака" <9>. И хотя Семейный кодекс РФ предоставляет право на заключение брачного договора лицам, вступающим в брак, юридическую силу такой договор приобретает для них со дня государственной регистрации заключения брака. Признание брака, заключенного только в органах записи актов гражданского состояния, выступает одним из принципов семейного права России. Брак заключается в органах записи актов гражданского состояния. Права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния (ст. 10 СК РФ). Заменить государственную регистрацию заключения брака каким-либо иным актом невозможно. Отсутствие государственной регистрации заключения брака не порождает предусмотренных законом прав и обязанностей супругов, и как следствие, отсутствует возможность заключения брачного договора у лиц, проживающих без регистрации брака, состоящих в так называемых фактических брачных отношениях, что можно объяснить охраной публичных интересов и традиционного брака.

<9> Максимович Л.Б. Брачный договор // Закон. 1997. N 11. С. 35.

Семейно-правовая сущность брачного договора проявляется не только в его тесной связи с браком и невозможности существования вне брака, но и закреплением требований о соответствии условий брачного договора основным началам семейного законодательства. Данное требование вытекает из анализа п. 3 ст. 42 СК РФ, содержащего запрет на включение в брачный договор положений, противоречащих основным началам семейного законодательства. Несоблюдение данного требования влечет недействительность брачного договора, т.е. он не влечет правовых последствий, на которые был направлен, с момента его совершения.

Правовое регулирование имущественных отношений супругов дает пример проникновения публично-правовых элементов в частноправовую сферу, и брачный договор как регулятор имущественных отношений супругов не является исключением. Общее правило о том, что обладатели частноправовых интересов вправе устанавливать по своему усмотрению права и обязанности на основе договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ <10>), в заключении которого они свободны (п. 1 ст. 421 ГК РФ), не является абсолютным. Оно уточнено другим нормативным предписанием, согласно которому договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Данное положение целиком относится и к брачному договору. Принцип свободы договора применительно к брачному договору проявляется в следующих аспектах:

<10> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. I: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 9 февраля 2009 г. N 7-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3302.

во-первых, супруги и лица, намеревающиеся вступить в брак, не обязаны, а вправе заключить его;

во-вторых, они вправе по своему усмотрению изменить предусмотренный законом режим общей совместной собственности и установить на все имущество или отдельные его виды режим, соответствующий в большей степени их имущественным интересам;

в-третьих, они вправе включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений (ст. 42 СК РФ <11>).

<11> См.: Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (в ред. от 30 июня 2008 г. N 106-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Законодатель предусматривает ограничения свободы договора, преследуя тем самым цель "защиты интересов государства, в концентрированном виде выражающего интересы общества" <12>. Ограничения свободы брачного договора выражены в п. 3 ст. 42 СК РФ. Перечень условий, включение которых в брачный договор недопустимо, имеет обязательный характер. Брачный договор не может ограничивать дееспособность или правоспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. Устанавливая запрет на включение в брачный договор условий, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, законодатель не дает определения понятию "крайне неблагоприятное положение" и не раскрывает его содержание. Полагаем, что этот законодательный запрет проистекает из необходимости гарантировать реализацию принципа равенства прав супругов в семье. Принцип равенства супругов предполагает как равноправие, т.е. наличие у субъектов одинаковых прав (по содержанию и объему), так и отсутствие между супругами отношений власти и подчинения. Вопросы жизни семьи решаются супругами совместно исходя из принципа равенства супругов (п. 2 ст. 31 СК РФ). Принцип равенства супругов воплощен в ряде статей Семейного кодекса (ст. 31, 32, 33 - 39 и др.). Вместе с тем можно найти немало исключений из данного принципа, наиболее яркий пример - ст. 89 СК РФ: право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами, имеет жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка. Супругу (мужу) аналогичного права не предоставлено. Крайне неблагоприятное положение может иметь место, когда одному из супругов по брачному договору предоставлены значительные преимущества в имущественной сфере без каких-либо достаточных на то оснований в ущерб интересам другого супруга. Условие, ставящее одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, может рассматриваться в качестве основания для признания брачного договора недействительным по иску супруга, права которого нарушены (п. 2 ст. 44 СК РФ). В судебной практике имеют место споры о признании недействительным брачного договора по данному основанию. Обратимся к анализу дела, рассмотренного 9 июля 2007 г. мировым судьей судебного участка N 39 Свердловского района г. Перми <13>. Бывший супруг просил признать брачный договор недействительным, мотивируя требование тем, что условия договора ставят его в крайне неблагоприятное положение. По брачному договору, заключенному 21 августа 2003 г., в случае расторжения брака приобретаемая на имя супруги (ответчицы) квартира становится ее исключительной собственностью и бывший супруг (истец) обязан сняться с регистрационного учета по месту жительства в данной квартире. В период брака супруги приобрели трехкомнатную квартиру, оформив право общей долевой собственности в 1/4 части на имя ответчицы и в 3/4 части на имя общего несовершеннолетнего ребенка. Другой недвижимости супруги не имеют. На первый взгляд такое условие брачного договора вполне может быть оценено как ставящее супруга в крайне неблагоприятное положение. Судом было установлено, что брачный договор предусматривал изменение режима имущества супругов с права общей совместной собственности на право раздельной собственности каждого из супругов не только в отношении трехкомнатной квартиры, приобретенной в период брака, но и в отношении автомобиля "ВАЗ-21093", право раздельной собственности на который признавалось за супругом (истцом). Ответчице на праве собственности принадлежала отдельная квартира в г. Екатеринбурге, полученная ею в порядке наследования в 2003 г. после смерти отца, у истца была комната в коммунальной квартире. Супруги продали принадлежащее каждому из них недвижимое имущество с целью приобретения квартиры для совместного проживания. Несмотря на предложение ответчицы купить квартиру большей площади, истец отказался от вложения денежных средств, полученных им от продажи принадлежащей ему комнаты в коммунальной квартире, в покупку квартиры и приобрел автомобиль. Указанные договоренности были закреплены в брачном договоре. В 2005 г., в период брака, супруг продал принадлежащий ему на праве раздельной собственности автомобиль, а денежные средства потратил на неотложные нужды. Супруг считал, что после продажи автомобиля брачный договор не может быть исполнен в части соблюдения его имущественных прав и интересов, а потому положения брачного договора ставят его в крайне неблагоприятное положение. Учитывая, что в брачном договоре отсутствуют условия принятия истцом имущественных обязательств после расторжения брака, суд не усмотрел возникновения у истца крайне неблагоприятного положения и оснований для признания брачного договора недействительным и отказал в удовлетворении исковых требований <14>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<12> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 126.
<13> См.: дело N 2-266/39-07 // Архив мирового судьи участка N 39 Свердловского района г. Перми.
<14> Решение мирового судьи участка N 39 Свердловского района г. Перми от 9 июля 2007 г. было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения. См.: Апелляционное определение Свердловского районного суда г. Перми от 17 сентября 2007 г. Дело N 265/07.

Категория "крайне неблагоприятное положение" является оценочной. Однако ее толкование не дано даже в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" <15>. В Постановлении лишь приведен один пример, когда супруг в результате заключения брачного договора и изменения режима общей совместной собственности лишается права собственности на имущество, которое было нажито в период брака (п. 15). Считаем, что "крайне неблагоприятное положение" может иметь различные проявления в зависимости от конкретных условий жизни семьи, например уровня материального благополучия каждого из супругов, размера получаемых доходов, стоимости принадлежащего каждому имущества. Судом при оценке положений брачного договора с позиции наличия или отсутствия крайне неблагоприятного положения, в которое поставлен один из супругов, могут быть приняты во внимание и такие факторы, как состояние здоровья супруга, его трудоспособность, занятость. В Семейном кодексе Украины предусмотрен запрет брачным договором "ставить одного из супругов в чрезвычайно невыгодное материальное положение" (п. 4 ст. 93). Содержание данного понятия в законодательстве не раскрывается, а в комментарии к Семейному кодексу Украины обращается внимание на его относительность: "Определенные условия брачного договора могут быть крайне обременительными для одной семьи, а для другой семьи они такими не будут" <16>. Как справедливо отмечено Н.Ф. Звенигородской, "пройдет немало времени, прежде чем практика выработает критерии того, что следует понимать под другими условиями, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства" <17>.

<15> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. N 1.
<16> Научно-практический комментарий Семейного кодекса Украины / Под ред. Е.О. Харитонова. Харьков: ООО "Одиссей", 2006. С. 189 - 190.
<17> Звенигородская Н.Ф. Недействительность брачного договора: теория и практика // Мировой судья. 2008. N 12; 2009. N 1.

Основная правовая цель брачного договора - определение правового режима имущества супругов и других имущественных взаимоотношений на будущее время. В брачном договоре супруги могут изменить предусмотренный законом режим общей совместной собственности путем установления режима совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. В соответствии со ст. 42 СК РФ супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности и установить в отношении совместно нажитого имущества режим долевой или раздельной собственности, как на все имущество супругов, так и на отдельные объекты собственности. Указанной нормой предусмотрена также возможность изменения брачным договором правового режима имущества, принадлежащего каждому из супругов, включая добрачное имущество и имущество, перешедшее в раздельную собственность одного из супругов по наследству, в дар и иным безвозмездным сделкам. Однако данное положение представляется спорным. Согласно ст. 256 ГК РФ возможность изменения правового режима имущества супругов предусмотрена лишь для имущества, нажитого в браке. В п. 2 ст. 256 ГК РФ названы виды имущества, не входящего в состав имущества супругов (эти же виды имущества воспроизведены в ст. 36 СК РФ). Следует отметить, что Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает возможность изменения правового режима такого имущества. Представляется, что правильное понимание и применение данного положения приобретает важное политическое значение в свете предпринимаемых государством мер в целях противодействия коррупции. Единственное исключение сделано в отношении имущества каждого из супругов, которое может быть признано их общей совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества (п. 2 ст. 256 ГК РФ). Данное правило не может быть применимо, если договором между супругами предусмотрено иное.