Мудрый Юрист

К вопросу о противодействии торговле людьми (исторический анализ явлений)

Торбин Ю.Г., профессор, доктор юридических наук (г. Москва).

Арутюнов Г.К., соискатель ученой степени кандидата юридических наук (Северо-Восточный гуманитарный институт).

В условиях разразившегося в 2008 г. глобального мирового финансового экономического кризиса торговля людьми по-прежнему представляет собой тяжкое наследие институтов и обычаев, сходных с рабством.

Актуальность данной темы не вызывает сомнений. Сегодня все большую тревогу вызывает рост объемов незаконного вывоза людей, в основном женщин и детей, за границу для использования в целях сексуальной эксплуатации и принудительного труда. Как отметили эксперты ООН торговля людьми не требует больших вложений, но за счет перепродажи живого товара дает огромные прибыли. Этим встревожено мировое сообщество.

В данной статье авторы дают краткий исторический анализ данного явления и противодействия мировых государств торговле людьми.

Торговля людьми как социально-негативное явление прошло долгий путь исторического развития и нормативно-правовой трансформации. Причем в разных странах на отдельных этапах процесса становления и развития цивилизации данный феномен приобретал самые разнообразные и специфические формы: полномасштабное (классическое) рабство; состояния, сходные с рабством; торговля белыми рабынями; эксплуатация проституции третьими лицами; современные формы торговли людьми в целях сексуальной или иной эксплуатации, а равно извлечения любой иной выгоды, в том числе в результате незаконного усыновления (удочерения); использование принудительного труда лиц, находящихся в зависимом положении; новые (нетрадиционные) формы эксплуатации физических возможностей человека (например, незаконное извлечение органов и тканей человека, суррогатное материнство) и др.

Следует отметить, что отношение к этому феномену со стороны общества и государства существенно менялось: от нормативно-правового его признания и регулирования до официального запрета и криминализации. Поэтому для того, чтобы всесторонне проанализировать данное явление, обеспечить достаточно корректное сопоставление, сравнение, оценку и разграничение различных форм торговли людьми, определяемого зависимостью одного индивидуума от другого, важно определить базовые элементы (единицы) измерения зависимого состояния конкретного человека. В повседневной жизни человек зависит от многих факторов: от погоды, настроения, самочувствия, отношения и внимания близких людей и т.д. Мы же имеем в виду анализ крайней степени зависимости, определяющей характер настоящей и будущей свободы индивидуума, его дальнейшую судьбу. Прежде всего это такое свойство зависимости человека, которое характеризует суть его "товарной составляющей", присущей ему как объекту меновой (потребительской) стоимости, характеризуемое понятием "неволя".

Как представляется, указанное понятие наиболее точно и емко характеризует любое крайне зависимое положение (состояние) человека, фактически ставшего объектом собственности либо принудительной эксплуатации, когда внешняя значимость проявления его воли равна нулю (отсюда "невольник") или ничтожно мала. Это качество проявляется независимо от местоположения и давности исторических периодов развития цивилизации, где подобное явление имело место. Видимо, неслучайно исторически так сложилось, что понятия "раб" и "невольник" оказались тождественными друг другу. Таким образом, положение раба, холопа, крепостного или лица, находящегося в кабале, а также другие формы зависимого состояния человека различаются, прежде всего, жесткостью (степенью) его неволи.

Другим ключевым признаком указанных состояний является институциональная их характеристика. При этом имеется в виду практика правового и организационного закрепления (либо, наоборот, запрета, противодействия данному феномену) конкретных общественных отношений, где получили распространение (искоренены) данные явления. По этому признаку существенно различаются общественные отношения, характеризующие тот или иной тип неволи либо полное ее отсутствие.

В частности, мы наблюдаем нормативно упорядоченную и организованную практику невольничества в рабовладельческих и феодальных государствах. Такого рода явления существовали совершенно легально, открыто и, более того, были детально регламентированы нормами действующего права.

Иное дело в капиталистических государствах, где формально существует правовой запрет на подобные явления. Однако глубинные закономерности капиталистической рыночной экономики, основанные на диктате интересов получения сверхприбыли и фактически неограниченной власти денег, торпедируют благие намерения буржуазных законодателей. В связи с этим криминальный бизнес, основанный на эксплуатации рабства и сходных с ним состояний, осуществляется здесь с широким размахом, правда, с применением разнообразных ухищрений и способов маскировки.

С учетом вышеизложенного целесообразно дифференцировать социальные явления, связанные с торговлей людьми, взяв за основу такой классификации признаки и различия, выраженные в степени жесткости неволи, а также институциональности удержания человека в подневольном состоянии.

Самая жесткая и одновременно жестокая форма неволи - это рабство. Его отличают высшая степень неволи (когда раб в прямом смысле выступает в качестве живого товара), а также институциональная основа рабства, которая выражается в нормативном и организационном закреплении невольнического статуса живого товара, пребывающего в тотальной зависимости от своего господина. В рабовладельческом государстве раб считался традиционным и обыденным объектом собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями: раб был полностью бесправен и находился в исключительной зависимости от воли своего господина (хозяина), а торговля рабами была нормальным явлением, не вызывающим никаких нареканий и ограничений со стороны общества и государства.

Вместе с тем, говоря об эпохе рабовладения, следует указать на древнеисторический период, предшествующий рабству, когда в результате вооруженных межплеменных конфликтов, набегов, войн победители поголовно истребляли или поедали побежденных. Затем, по мере развития отношений собственности и классовой дифференциации родовых общин, человечество дошло до понимания не целесообразности тотального уничтожения поверженного врага, а предпочтительности его экономической эксплуатации.

И это был уже известный прогресс в истории развития древнего родоплеменного общества.

Не случайно применительно к наиболее ранним этапам развития человечества некоторые специалисты усматривали появление рабства в первобытном обществе даже в качестве положительного момента.

По их мнению, возникновение рабства на этой стадии развития человечества являлось уже известным прогрессом, заключающимся хотя бы в том, что прекращалось избиение и истребление всех побежденных. Далее происходила дифференциация в среде общества. Политические и военные функции мужчины господствующего племени оставляли себе, экономические - предоставляли женщинам и рабам. Рабы в силу своего положения принуждены были работать, и постепенно в них вырабатывалась привычка к труду, которая по разным причинам передавалась и другим слоям общественной организации. С увеличением числа рабов увеличивалась специализация в области производства, появлялись новые экономические функции, становилась возможной подготовка к выполнению той или другой отрасли хозяйственной деятельности. Значительно совершенствовались техника добывания и обработки сырья. С другой стороны, пока население со сравнительно удобной землей было весьма незначительно, труд рабов производил гораздо больше, чем нужно было на их содержание. Кроме того, важно и то, что необходимость надзора за трудом невольников заставляла держать их вместе в большом числе. При этом такая организация труда доставляла новые, еще большие выгоды.

Рабовладельческая стадия существования человечества оказалась наиболее продолжительной в истории его развития, охватывая собой многие тысячелетия. При этом отношения, характерные для рабовладельческих формаций, оказались чрезвычайно живучими и сохранились практически во многих африканских и иных слаборазвитых государствах до настоящего времени, несмотря на категоричное нормативно-правовое запрещение этого позорного явления международным сообществом.

Однако определенная выгодность рабовладельческого труда с течением времени значительно уменьшалась. Наступило время, когда при невольничьем труде производство перестало возрастать. Население росло, а содержание раба обходилось все дороже и дороже. В свою очередь, техника добывания и обработки при умственной тупости, которая рано или поздно непременно должна была сделаться общей участью рабов, не могла уже больше развиваться. Труд, вынуждаемый страхом наказания, сам по себе неуспешен и непроизводителен: даже физическую силу рабы не прилагают к делу и наполовину. Все это подрывало институт рабства <1>.

<1> Там же.

Несколько менее жесткая и грубая форма неволи характеризует исторические уклады (формации) общественного развития, где действовали институты и обычаи, сходные с рабством (например, холопство, крепостное состояние, долговая кабала и другие). Данный период оказался менее продолжительным в истории трансформации торговли людьми. Он был характерен для государств, которые проходили стадию феодализма (крепостничества). В Европе этот период обнимался временем Средневековья и составлял приблизительно несколько сотен лет. При этом были весьма характерными неоднородность и противоречивость процессов изживания (преодоления) рабства и сходных с ним состояний. Важно отметить, что по сравнению с рабством состояние неволи, сложившееся при феодальных общественных отношениях, хотя и было несколько мягче, нежели классическое рабство, тем не менее мало что меняло в смысле торговли людьми.

Крепостной (холоп), так же как и раб, мог быть предметом купли-продажи человека. Однако постепенно рабовладельцы и феодалы, стремясь добиться большей производительности труда своих невольников и получения максимально возможной экономической прибыли, искали и находили новые формы их эксплуатации. Так возникли колонат, батрачество и иные формы подневольного труда, во многом сходные с состоянием рабства. Вместе с тем, будучи экономически в определенной степени самостоятельными и получая определенные доходы от своей подневольной деятельности, некоторая часть такого рода работников сколачивали известный капитал, позволяющий им выкупиться на свободу.

Устои рабства и крепостничества постепенно разрушались. Нарождался новый класс свободных людей, который перетекал в относительно крупные города, где зарождалось ремесленничество и мелкое предпринимательство. Росла потребность в сфере обслуживания повседневных потребностей городской жизни, и прежде всего производстве потребительских товаров первой необходимости (продуктов, одежды, обуви и т.п.), торговле, обучении ремеслам и т.д.

В дальнейшем поступательное развитие прогресса во всех сферах человеческой деятельности и, прежде всего, в технике и экономике (в частности, появление и бурный рост мануфактурного производства) привело к появлению нового класса собственников - буржуазии. Для нее важнейшей предпосылкой организации эффективного капиталистического производства было наличие свободных рабочих рук, т.е. создание огромной армии юридически свободных людей, готовых продавать свой труд за денежное возмещение. Как показала практика, капиталистическая форма экономического развития человечества оказалась значительно более эффективной не только по сравнению с рабством, но и с крепостничеством.

Вместе с тем применительно к генезису развития торговли людьми следует отметить явное лицемерие буржуазного общества и особенно на ранних этапах своего развития. Так, система колониализма и апартеида достаточно длительное время (на протяжении XIX - XX вв.) существовала уже в относительно современной истории развития человеческой цивилизации. Причем наряду с государствами - метрополиями, где действовали формально провозглашенные права и свободы человека, существовала совершенно противоположная реальность с соблюдением прав человека в колониальных владениях этих стран, где рабство нередко процветало в слегка завуалированных формах. Усилиями Советского Союза и его союзников удалось обрушить колониальную систему, которая была "золотой жилой" для международного капитала, обеспокоенного только получением сверхприбыли.

В частности, американская буржуазия, в том числе землевладельцы, формально исповедуя принципы уважения прав и свобод человека, тем не менее, весьма активно вывозила из Африки рабов, которые нещадно подвергались самой жестокой экономической эксплуатации. Кстати говоря, полностью рудименты рабства в Соединенных Штатах Америки были ликвидированы только во второй половине XX в.

Существенным своеобразием отличались формы неволи и в России. Хотя в древнерусских правовых источниках упоминается о рабстве или холопстве, тем не менее, следует отметить существенную разницу между холопством в России и рабством в других классических рабовладельческих государствах. В частности, холопы в Российском государстве использовались исключительно в личных целях собственников, а практика торговли ими в качестве самостоятельного направления коммерческой деятельности значительного распространения не получила <2>.

<2> См.: Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 20.

Тем не менее вплоть до отмены крепостного права в России в отдельных ее регионах (на Северном Кавказе, в Средней Азии) работорговля была достаточно распространенным явлением, несмотря на отдельные попытки ее пресечения российским правительством. Например, имеющиеся архивные документы убедительно свидетельствуют о весьма распространенной торговле людьми, которая процветала во многих регионах южной части Черноморского побережья Кавказа и особенно в Абхазии, Самурзакано, Цебельде и некоторых других <3>.

<3> См.: Киласония А.М. Борьба России против торговли людьми в 30-е годы XIX века в Грузии и на Кавказе // История государства и права. 2006. N 4. С. 22.

После отмены крепостничества в России оно, тем не менее, достаточно продолжительное время еще сохранялось. Этому способствовало большое разнообразие национальных, религиозных, правовых и иных факторов, действующих на территории огромной Российской империи. При этом следует учитывать специфику государственно-правового статуса отдельных территорий Российского государства, которые существенно различались между собой. Так, отношения неволи в центральной части России, с одной стороны, и на территории автономных ханств Средней Азии (Бухарского, Кокандского, Хивинского), с другой, существенным образом различались в зависимости от особенностей общественно-политического, национального, религиозного укладов конкретного региона.

Применительно к европейским государствам, которые, начиная с XIX в., играли решающую международную роль в неприятии и осуждении рабовладельческих и феодально-крепостнических отношений, следует отметить безусловный прогресс в деле разработки новых подходов и идей относительно искоренения любых форм неволи человека.

В частности, это нашло отражение в целом ряде международных конгрессов. Так, Венский конгресс 1815 г. принял Декларацию о запрещении торговли рабами и их перевозки. Таким образом, впервые вопрос о торговле рабами был поставлен на рассмотрение международного сообщества, хотя эти действия еще не были объявлены преступными. Еще более важным шагом в преодолении рабства как транснационального социального явления стал Аахенский конгресс 1818 г., который не только подтвердил запрет на торговлю неграми, но и объявил ее преступной. Вместе с тем следует отметить, что и решения этого конгресса не нашли отражения в уголовном законодательстве государств - участников этого форума и фактически остались декларациями <4>.

<4> Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 154.

Однако решения указанных конгрессов все-таки имели позитивное продолжение. В частности, Англия, Россия, Франция, Австрия и Пруссия в 1841 г. заключили договор, согласно которому запрещалась перевозка в Америку негров-рабов, а торговля рабами приравнивалась к пиратству, которое в то время уже было криминализировано. При этом военным судам названных государств предоставлялось право останавливать и досматривать плавсредства, подозреваемые в перевозке рабов.

Важной вехой в противодействии торговле людьми стала Берлинская конференция 1885 г., на которой 16 государств подписали генеральный акт о Конго, запретивший использовать бассейн этой реки в качестве рынка чернокожих невольников и их перевозки. При этом в очередной раз подчеркивалось, что работорговля противозаконна и запрещена международным правом.

Еще более значимым шагом в борьбе с рабством и работорговлей стала Брюссельская конференция 1890 г. Генеральный акт этой конференции обязывал договаривающиеся Стороны принять законы, устанавливающие уголовное наказание за насильственное обращение в рабство, т.е. криминализировать данное деяние на национальном уровне.

Объективно оценивая практическую значимость упомянутых выше конференций, следует подчеркнуть, что принятые на них международно-правовые акты преследовали цель противодействовать лишь работорговле, но не ликвидировать само рабство как таковое <5>. И только уже много позднее, в XX в. Сен-Жерменский договор 1919 г., отменив Генеральный акт Брюссельской конференции 1890 г., провозгласил, что договаривающиеся стороны должны приложить все силы, чтобы полностью ликвидировать рабство и работорговлю <6>.

<5> Там же. С. 155.
<6> Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М., 1972. С. 27 - 28.

Первым универсальным международно-правовым актом, направленным на борьбу с рабством и работорговлей, стала подготовленная под эгидой Лиги Наций Конвенция о рабстве, подписанная 25 сентября 1926 г. <7>.

<7> Права человека: Сборник международно-правовых документов / Сост. В.В. Щербов. Минск, 1999. С. 156 - 165.

Конвенция определяла рабство как "состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них". Работорговля ("торговля невольниками") определялась как всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство, всякий акт приобретения невольника с целью его продажи или обмена, всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников. Подписавшие Конвенцию государства приняли на себя обязательство постепенно и в возможно более короткий срок полностью отменить рабство во всех его формах, а также предотвращать и пресекать работорговлю, принимать законодательные меры и устанавливать строгие наказания за совершение названных запрещенных действий. Однако как справедливо отмечалось в литературе, Конвенция отразила лишь намерение государств искоренить рабство и не содержала категорического его запрещения <8>.

<8> Международное право: Учебник / Под ред. Н.Т. Блатовой. М., 1997. С. 318.

Качественно новый этап в борьбе с рабством и работорговлей начался с созданием Организации Объединенных Наций. В ст. 4 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. провозглашалось: "Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах". Созданный при ЭКОСОС Специальный комитет по вопросам рабства после соответствующих исследований констатировал, что в различных странах рабство продолжает существовать как в неприкрытой, так и в завуалированной форме, например в виде институтов и обычаев, сходных с рабством.

В 1949 г. решением Генеральной Ассамблеи ООН было запланировано выработать дополнительную (к Конвенции 1926 г.) конвенцию, которая запрещала бы все современные виды порабощения человека. Седьмого сентября 1956 г. на Женевской конференции эта Конвенция была принята <9>. Подтвердив определение рабства, содержавшееся в Конвенции 1926 г., Дополнительная конвенция определила понятие раба как человека, находящегося в положении или состоянии рабства, а лица в подневольном состоянии - как человека, находящегося в состоянии или положении, сложившемся в результате институтов или обычаев, сходных с рабством.

<9> Дополнительная конвенция ООН об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством (Женева, 7 сентября 1956 г.).

Параллельно с борьбой против работорговли осуществлялась и борьба с торговлей людьми, прежде всего женщинами и детьми. При этом следует отметить, что в международном праве, по мнению отдельных ученых, данные "преступления не являются рабством и сходными с ним институтами" <10>.

<10> Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. СПб., 2003. С. 243.

Анализируя в историческом аспекте явление торговли людьми в целом, важно отметить, что с течением времени оно значительно менялось и приобретало, наряду с классическими, и самые причудливые, нетрадиционные формы. Например, во второй половине XIX и начале XX столетий из Европы на американский и североафриканский континенты в большом масштабе была организована торговля женщинами в целях их сексуальной эксплуатации, а также продажа женщин, внутри самой Европы с этой же целью. Подобная практика получила известность как "торговля белыми рабынями". И это несмотря на то, что в целом с укоренением в мировоззрении многих просвещенных народов и государств гуманистических начал в понимании общественного бытия и вступлением человечества в новую фазу развития цивилизации рабство и торговля людьми как социальные явления получили резко отрицательную нравственную оценку широких прогрессивных общественных кругов.

При этом следует отметить, что определенные попытки осуществления конкретных мер, направленных на запрещение торговли женщинами и детьми, начали предприниматься отдельными представителями международного сообщества еще в конце XIX в. Так, между Германией и Нидерландами в 1889 г. было заключено по данному вопросу специальное двустороннее соглашение. Аналогичное соглашение было достигнуто между Германией и Австрией в 1890 г. Вскоре проблема борьбы с торговлей женщинами и детьми стала предметом обсуждения на международном Конгрессе в Лондоне (1899 г.) <11>.

<11> Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. М., 1982. С. 341 - 343.

В дальнейшем, по мере расширения торговли женщинами и детьми, тревога прогрессивной части международного сообщества, серьезно озабоченной состоянием и неблагоприятными тенденциями в области развития этого средневекового феномена, продолжала нарастать. Поэтому не прекращались общественные дискуссии и обсуждения, которые содержали резко негативную оценку указанному явлению. Причем они выходили в том числе и на уровень властных элит и способствовали формированию широкого общественного мнения о нетерпимости торговли людьми.

Чтобы покончить с этим явлением, известным в истории борьбы с торговлей людьми как "белое рабство", в Париже в 1902 и в 1910 гг. были проведены две международные конференции. Высшим достижением их работы было подписание Международной конвенции "О торговле белыми рабынями" (Париж, 4 мая 1910 г.), позже она была дополнена Международной конвенцией "Об искоренении торговли женщинами и детьми" (30 сентября 1921 г.) и Международной конвенцией "Об искоренении торговли совершеннолетними женщинами" (Женева, 11 октября 1933 г.) <12>.

<12> См.: преамбула Конвенции ООН о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (от 2 декабря 1949 г.).

Важно отметить, что, несмотря на серьезные законодательные подвижки международного сообщества в деле борьбы с торговлей женщинами и детьми в целях их сексуальной эксплуатации, реальная картина такой эксплуатации была весьма далека от нормы. Громадные колониальные владения западных держав, где процветали родоплеменные обычаи и институты, сходные с рабством, представляли собой мрачную картину подневольной действительности, где феномен торговли женщинами и детьми получил самое широкое распространение.

В свою очередь, Конвенция "О борьбе с торговлей людьми и использовании проституции третьими лицами" частично изменила некоторые положения вышеупомянутых международно-правовых документов, внесла в них желательные поправки <13>.

<13> См.: Конвенция ООН о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами.

Значительное экономическое неравенство, с одной стороны, богатых и развитых западноевропейских и североамериканских государств, а с другой, экономически слабых и политически зависимых стран, а кроме того, бурное развитие коммуникаций в быстро меняющемся мире еще более интернационализировали торговлю людьми. Прежде всего, практически повсеместно возникал огромный спрос на "живой товар", и прежде всего в целях сексуальной эксплуатации. Отсюда происходила торговля белыми (и не только ими) рабынями во многих государствах американского и североафриканского континентов, а также Европы. В последующем значительно активизировалась торговля людьми из менее развитых в процветающие регионы, независимо от места географического нахождения (но особенно в Западную Европу).

Исключительно сложные, изощренные и противоречивые формы приобрела торговля людьми и в XIX в., когда особенно явственно начали проявлять себя на современном этапе социально-экономического развития международного сообщества, процессы глобализации капиталистических рыночных отношений.

Возник явный парадокс: с одной стороны, цивилизованное международное сообщество, приверженное идеям и принципам свободы, соблюдения прав и законных интересов человека, однозначно осуждает и запрещает любые формы обращения человека в рабское или иное сходное с ним состояние, а также использование его принудительного труда и вообще любую эксплуатацию человека.

С другой, рыночная экономика базируется на капиталистических приоритетах, главными из которых являются: стимулирование спроса на любые приносящие доход товары и услуги и его удовлетворение, а также безграничное получение прибыли. Для достижения этой цели все средства оказались хороши. Тем более когда количественно весьма значительная, сытая и пресыщенная часть буржуазного общества рождает огромный спрос на подневольный, вынужденный (обусловленный неблагоприятными условиями жизни потенциальных жертв) труд, к примеру, в индустрии порока (проституция, потребление наркотиков, азартные игры и т.п.). Дело оказалось за малым: организовать масштабное удовлетворение криминального спроса, а чтобы он не ослабевал - необходимо обеспечивать его всевозможное стимулирование. Это и происходит в современных рыночных условиях, когда на глобальном уровне осуществляется тотальная эксплуатация жертв современной торговли людьми.

Следует указать и на то, что в истории человечества был кратковременный (по историческим меркам) период, когда рабство, а также институты и обычаи, сходные с рабством, были фактически искоренены. Это произошло в Советском Союзе и странах социалистического содружества, где уничтожение частной собственности на средства производства ликвидировало коренную причину рабства и подневольной эксплуатации одним человеком другого. Поэтому в подавляющем большинстве регионов, где реально действовала советская (народная) власть, рабство было практически ликвидировано. Исключение составляли лишь некоторые отдаленные, периферийные территории (например, Северного Кавказа, Средней Азии), где ограниченно и скрытно действовали отдельные родоплеменные и сходные с ними отношения, в том числе и связанные с принудительными социальными институтами (пережитками местных обычаев), как-то: организация семейных, брачных отношений. Таких, например, как непререкаемая власть главы рода (тейпа, джуса и т.п.), фактическое многоженство, похищение и выкуп невесты и т.п.

Более того, в период загнивания в СССР номенклатурной системы в 70 - 80-х годах XX столетия здесь сложились причудливые сочетания родоплеменных и социалистических общественных отношений в Средней Азии и на Кавказе. В частности, там, где руководители крупных сельскохозяйственных предприятий, чувствуя неспособность и беспомощность Центра контролировать законность в стране, по своему усмотрению вершили суд и расправу над подчиненными работниками. Такое положение стало возможным, поскольку в последние годы (конец 70 - 80-х годов) в период нарастания кризисных явлений в Советском государстве, все было отдано на откуп коррумпированным местным национальным властям, которые проводили политику двойных стандартов. С одной стороны, осуществлялась демонстрация преданности светлым коммунистическим идеалам и заискивания перед Центром. С другой, укрепление своей личной, во многом неограниченной на местном уровне национальной власти, основанной, как оказалось, на весьма живучих родоплеменных отношениях (пережитках, традициях), сложившихся еще задолго до советской эпохи. Так, например, возникло ставшее позднее широко известным в Средней Азии, явление адыловщины, когда именитый, обласканный властями председатель колхоза-миллионера устраивал порки "своим" крестьянам под бюстом В.И. Ленина. И такие примеры, к сожалению, были не единичными.

Вместе с тем важно отметить, что социалистическая система общественных отношений, несмотря на определенные ее деформации и изъяны, обусловленные в первую очередь субъективными пороками людей, ошибками и просчетами правящей элиты страны (а позднее предательской политикой кремлевской продажной верхушки), далеко не полностью исчерпала свой прогрессивный потенциал. Это стало особенно очевидным, когда позже (в период криминально-рыночного передела собственности и формирования нового капиталистического уклада экономики) на территориях бывших советских республик, а также других социалистических стран в поражающих воображение масштабах расцвели средневековые, давно забытые при социализме, чудовищные явления откровенной торговли людьми, массовой сексуальной эксплуатации женщин и детей, вынужденного прижизненного донорства органами и тканями людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию либо похищенных торговцами людьми.

По сути дела, крушение коммунистической системы ценностей, отрицающих необходимость существования частной собственности на средства производства, в которой коммунисты видели главный закономерный фактор закабаления простого человека-труженика, явилось поворотным пунктом в истории эскалации феномена торговли людьми.

Сразу же после падения подавляющего большинства коммунистических режимов многие страны Западной Европы, другие богатые капиталистические государства превратились в обширные зоны свободной торговли "живым товаром" из побежденных стран. Именно на конец 80 - 90-х годов XX столетия пришелся фантастический всплеск торговли людьми и эксплуатации подневольного труда попавших в тяжелейшую нужду, отчаявшихся людей. Причем счет невольников шел на миллионы. Отдельные авторы утверждают, что по своим масштабам невольничество конца XX столетия намного обогнало рабство, действовавшее в Соединенных Штатах Америки в XVIII - XIX вв.

В этот же самый период мощный рывок сделала и транснациональная организованная преступность, для которой крушение "железного занавеса" стало бесценным подарком и желанным приглашением к разделу лакомого имущественного наследия некогда могущественной, богатейшей советской империи. Именно на грабительском захвате различными криминальными способами колоссальной по своему объему и ценности общенародной собственности и вывозе ее за рубеж российские и зарубежные преступные сообщества, состоящие в том числе и из переродившейся советской партийно-хозяйственной номенклатуры, построили надежный фундамент процветания транснациональной организованной преступности, обеспечивший ей на долгие годы невиданную ранее силу и могущество. А поскольку торговля "живым товаром" оказалась исключительно прибыльным и безопасным бизнесом, то внимание организованной преступности к этому сегменту противоправной деятельности стремительно нарастало. В результате этого торговля людьми стала одним из наиболее привлекательных и приоритетных видов международного криминального бизнеса.

Как показывает практика, в последние два десятилетия торговля людьми (преимущественно женщинами, девушками и детьми, хотя среди пострадавших есть также и мужчины) стремительно развивалась во всем мире. Мощный дополнительный стимул для нее дали нерегулируемые (слабо регулируемые) миграционные процессы. Они затронули практически все регионы планеты. При этом особую опасность представляет незаконная миграция. Причем если иммигранты не могут удовлетворить желание переселиться легально, они обращаются к посредникам, которые часто оказываются одним из сегментов разветвленных сетей организованной преступности и фактически ответственны за вербовку предусмотренных для проституции людей. Это характерно для определенных частей Европы, особенно центральной и восточной ее части. С конца 80-х годов (после открытия границ, прироста безработицы и масштабного распространения бедности, распада государственных структур и снижения контроля) ситуация стала исключительно благожелательной для развития нелегальной торговли всех видов и особенно для торговли людьми с целью их сексуального и трудового использования.

Анализируя причинный комплекс торговли людьми, следует отметить, что данный феномен далеко не случайно стал весьма распространенным и стремительно набирающим обороты криминальным бизнесом. Основу его притягательности образуют четыре базовые составляющие:

а) сверхдоходность;

б) безопасность для торговцев людьми;

в) терпимость (равнодушие) значительной части гражданского общества к негативным проявлениям в сфере подневольной эксплуатации людей;

г) высокий спрос со стороны населения на рынке эксплуатации подневольного труда.

Сверхдоходность торговли людьми вызвана целым рядом объективных факторов. Среди них следует отметить низкую затратность мер по организации этого вида криминального бизнеса. Здесь не нужно (по крайней мере на начальных этапах преступной деятельности) приобретать дорогостоящее оборудование, строить финансово затратные объекты, создавать сложные инфраструктуры, и т.п. Кроме того, "живой товар" имеет высокую потребительскую цену, низкую себестоимость для торговцев, а также длительный срок эксплуатации. Все это обеспечивает получение колоссальных сверхдоходов и, естественно, привлекает к данному виду криминального бизнеса большое количество наиболее предприимчивых субъектов, которые не очень озабочены (игнорируют) моральными и правовыми аспектами своей деятельности.

Безопасность для торговцев людьми обеспечивает в первую очередь тотальная коррупция в органах государственной власти. Далее следует назвать крайне либеральное законодательство по отношению к педофилам, сексуальным извращенцам, торговцам детьми, эксплуататорам принудительного (подневольного) труда и т.д. Немаловажным фактором, снижающим риски для современных торговцев людьми, является отсутствие опыта выявления и раскрытия преступлений в рассматриваемой сфере, низкий профессионализм сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с данным видом преступности. Помимо этого очень неблагоприятно сказывается на результативности уголовного преследования торговцев людьми явно недостаточная защита жертв торговли людьми, в том числе и в период уголовного судопроизводства. Негативно влияет на практику привлечения к уголовной ответственности указанных преступников и то обстоятельство, что в качестве основного средства доказывания их преступной деятельности служат показания потерпевших и свидетелей данных преступлений. Технические и оперативно-розыскные средства и методы фиксации преступных действий торговцев людьми используются крайне редко, хотя именно они являются наиболее проверенными и надежными для изобличения преступников. Указанные недостатки способствуют успешным действиям торговцев людьми по оказанию противоправного воздействия на участников уголовного судопроизводства в целях изменения ими ранее данных показаний, что зачастую приводит к целенаправленному развалу уголовных дел и безнаказанности торговцев и их сообщников.

Весьма благоприятным обстоятельством, способствующим масштабному распространению торговли людьми, является терпимость (равнодушие) значительной части современного гражданского общества к негативным проявлениям в сфере подневольной эксплуатации людей. В повседневной практике значительное число граждан ежедневно сталкивается либо наблюдает факты, связанные с различными аспектами подневольной эксплуатации людей: стихийно действующие рынки рабочей силы в различных частях мегаполисов и крупных городов; вереницы проституток вдоль шоссейных трасс, ожидающих клиентов-покупателей; скопления детей, инвалидов, используемых преступниками в целях попрошайничества и т.д. Население в своей массе отрицательно относится к подобного рода проявлениям, однако предпочитает оставаться сторонним наблюдателем данных процессов, ожидая адекватных действий властей.

Еще одним весьма весомым фактором, стимулирующим разнообразные негативные явления в сфере торговли людьми, является высокий спрос со стороны обывателей на рынке эксплуатации подневольного труда. Значительное число граждан охотно пользуются сексуальными услугами проституток; посещают порносайты, приобретают порно-, видеоматериалы и порножурналы, в том числе с изображением несовершеннолетних; многие предприниматели активно используют труд подневольных мигрантов (в том числе и внутренних), грубо нарушая их права и законные интересы. Подобная практика формирует большой спрос на "живой товар" в сфере торговли людьми и, естественно, провоцирует криминальных бизнесменов на значительную интенсификацию своей преступной деятельности.

Знание перечисленных выше факторов, обусловливающих ускоренное приспособление и развитие в современных условиях рассматриваемого вида криминального бизнеса, имеет большое практическое значение, поскольку позволяет более правильно определить стратегию противодействия не только старым "классическим", но и новым формам торговли людьми.

Таким образом, следует констатировать, что за многие тысячелетия развития человеческой цивилизации нравы, безусловно, радикально смягчились. От крайне диких времен людоедства, а затем и рабства человечество пришло к осознанию безусловной неприемлемости любых отношений неволи и необходимости их полного искоренения. И надо отметить, что на этом прогрессивном пути имеются впечатляющие достижения. Вместе с тем было бы ошибочным полагать, что мировое сообщество одержало окончательную и бесповоротную победу над этим чудовищным злом. Более того, опасность роста масштабов отношений неволи далеко не изжита в современном мире.

Первоосновой расцвета такого рода тенденций является капиталистическая система общественных отношений, где буквально все становится товаром, а мерилом высот достижения общественного и личного успеха является материальное богатство, полученное, применительно к российским условиям, как правило, неправедным путем.

Кроме того, нравственно весьма небезупречные и противоречивые процессы сытой, пресыщенной жизни богемных и состоятельных элит, диктующих моду и стандарты эталонного поведения для остальной части общества, нередко создают благоприятные условия для различных форм эксплуатации человека. При этом, что представляется весьма опасным, все эти современные "продвинутые идеи" проповедуются под вывеской приоритета прав и свобод человека (разумеется, сытого меньшинства). Что же касается прав и свобод эксплуатируемого большинства, то об этом "поборники справедливости" предпочитают молчать.

Так, широкое распространение и законодательное закрепление во многих так называемых цивилизованных странах получили такие криминогенные явления, как проституция, порнография, игровой бизнес и т.п. В частности, до сих пор отдельные из указанных стран не ратифицировали международную конвенцию ООН "О борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами".

В свою очередь, эти криминогенные явления, как показывает практика, закономерно способствуют тому, что подобные страны стали государствами назначения жертв торговли людьми. Именно здесь укоренилась практика доставки в эти страны "живого товара" из других значительно более бедных стран. Так сформировался своего рода "невольничий рынок" сексуальных услуг, который "гармонично" вписался в порно- и шоу-бизнес, индустрию азартных игр, наркобизнес и др.

Вот почему разработка реальных механизмов противодействия системным порокам капиталистического способа производства, на которых и процветает современная практика торговли людьми, является делом чрезвычайно сложным и трудно реализуемым. Однако и спокойно созерцать, как набирает силу разгул сексуальной и трудовой эксплуатации людей, превращение их в "живой товар", укоренение в повседневной реальности практики торговли органами и тканями человека, сексуального растления детей и торговли ими так же никак нельзя. Поэтому цивилизованное общество обречено вести самую активную и непримиримую борьбу с таким позорным наследием рабства, каким являются современные формы торговли людьми.

Завершая исторический обзор практики трансформации рабства в новые современные формы удержания человека в подневольном состоянии, а также эксплуатации принудительного труда жертв нынешней торговли людьми, следует отметить, что рассматриваемая проблема нисколько не потеряла своей актуальности и практической значимости.