Мудрый Юрист

Некоторые проблемы рассмотрения мировыми судьями дел об административных правонарушениях в области дорожного движения

Соколов А.Ю., кандидат юридических наук, доцент кафедры административного и муниципального права ГОУ ВПО "СГАП", доцент.

Шевчук Г.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры административного и муниципального права ГОУ ВПО "СГАП", доцент.

Настоящая научная статья посвящена некоторым проблемам, с которыми сталкиваются мировые судьи при рассмотрении дел об административных правонарушениях в области дорожного движения. В статье затронуты вопросы ответственности за отказ от прохождения медицинского освидетельствования, за выезд на полосу дороги, предназначенную для встречного движения. Авторы обращают внимание на ошибки, допускаемые мировыми судьями при квалификации рассмотренных в статье правонарушений.

Проблема административной ответственности в области дорожного движения является одной из самых острых, ей уделено пристальное внимание правоприменительных органов. На интернет-порталах, в печати можно встретить множество статей об аварийности на дорогах, о нарушениях Правил дорожного движения <1>, об ответственности за их нарушение.

<1> Утв. Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 "О Правилах дорожного движения" (в ред. от 27 января 2009 г.) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. N 47. Ст. 4531; СЗ РФ. 2009. N 5. Ст. 610.

Ежегодно в России совершается более 200 тыс. дорожно-транспортных происшествий. Так, по информации Департамента обеспечения безопасности дорожного движения (ОБДД) МВД России с января по сентябрь 2008 г. в Российской Федерации произошло 156779 дорожно-транспортных происшествий. Из них за указанный период 2008 г. - 10164 по вине водителей, находившихся за рулем в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, всего за указанный период - 16759 <2>.

<2> См.: Статистика дорожно-транспортных происшествий в 2007 - 2008 годах. Обзор происшествий. 2008 - 2009. URL: http://krimobzor.ru/content/view/52/35/ (дата обращения: 31.03.09).

Основными причинами дорожно-транспортных происшествий являются нарушения Правил дорожного движения. Ежегодно привлекаются к административной ответственности несколько десятков миллионов лиц, совершивших такие правонарушения. И все же часть из них, в силу ряда обстоятельств, вообще остается без наказания.

Поэтому очевидно столь пристальное внимание, которое уделяется вопросам административной ответственности за нарушения в области дорожного движения. Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" <3> была усилена ответственность за ряд нарушений Правил дорожного движения и отчасти установлен новый порядок производства по делам об административных правонарушениях. Данные изменения были внесены в соответствии с утвержденной Правительством РФ Федеральной программой "Повышение безопасности дорожного движения в 2006 - 2012 годах" (в ред. от 14 февраля 2009 г.) <4>, целями которой являются сокращение количества лиц, погибших в результате дорожно-транспортных происшествий; сокращение количества дорожно-транспортных происшествий с пострадавшими.

<3> СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4007.
<4> СЗ РФ. 2006. N 9. Ст. 1020; 2009. N 9. Ст. 1104.

Общественная вредность правонарушений, совершаемых участниками дорожного движения, состоит в том, что, с одной стороны, ими создается опасность причинения вреда жизни и здоровью людей, с другой - может быть причинен материальный ущерб.

На протяжении всего периода действия КоАП РФ <5> законодателем регулярно вносятся изменения, направленные на ужесточение административно-деликтного законодательства в данной сфере, целью которого является снижение общего количества дорожно-транспортных происшествий и размеров причиняемого ими ущерба, в том числе связанных с причинением вреда жизни и здоровью граждан. Введены новые составы административных правонарушений <6>, увеличены размеры административных штрафов, расширен перечень административных наказаний за совершение отдельных административных правонарушений.

<5> СЗ РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 1; 2009. N 7. Ст. 777.
<6> См., например: ст. 12.21.1 "Нарушение правил перевозки крупногабаритных и тяжеловесных грузов", ст. 12.21.2 "Нарушение правил перевозки опасных грузов", ст. 12.36.1 "Нарушение правил пользования телефоном водителем транспортного средства".

Расширение круга административных правонарушений, за совершение которых могут быть применены такие меры административного наказания, как лишение специального права и административный арест, увеличило объем рассматриваемых мировыми судьями дел об административных правонарушениях.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях в сфере дорожного движения мировые судьи нередко сталкиваются с целым рядом проблемных вопросов, влияющих как на квалификацию административного правонарушения, так и на порядок производства по делу, требующих отдельного законодательного урегулирования.

Одним из проблемных моментов является квалификация действий лица (водителя транспортного средства), отказавшегося от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Так, должностными лицами органов государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств такие действия в ряде случаев необоснованно квалифицируются по ст. 12.26 КоАП РФ "Невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения".

Данная мера обеспечения производства по делам об административных правонарушениях была введена Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" и применяется при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения.

Вместе с тем отказ от прохождения освидетельствования на состояние опьянения не образует "автоматически" состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии с п. 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов <7>, такой отказ является основанием и должен повлечь за собой в обязательном порядке направление водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

<7> См.: Постановление Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475 "Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" // СЗ РФ. 2008. N 27. Ст. 3280.

Обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ).

Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, составляют действия лица, выразившиеся в отказе от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении именно медицинского освидетельствования на состояние опьянения, проводимого в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ и услуг.

Поэтому представляется, что, когда должностные лица органов государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств не направляют водителя после его отказа пройти освидетельствование на состояние опьянения на медицинское освидетельствование, событие правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, отсутствует. В этом случае судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, должен вынести постановление о прекращении производства по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Другой вопрос связан с возможностью привлечения к ответственности за отказ от прохождения медицинского освидетельствования. Судьям следует также обратить внимание на следующее обстоятельство. При надлежащем проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или его отказе последующий отказ от проведения медицинского освидетельствования не влечет однозначного лишения права управления транспортным средством, как часто бывает на практике. Так, согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в Постановлении от 24 октября 2006 г. N 18 (в ред. 11 ноября 2008 г.) <8>, обстоятельства, послужившие законным основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование, должны быть указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ) и в протоколе об административном правонарушении как относящиеся к событию административного правонарушения (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции. Однако судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

<8> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. N 12. С. 1 - 8; 2009. N 1. С. 1 - 2.

Таким образом, отказ водителя от прохождения медицинского освидетельствования при незаконности требования инспектора ДПС о его прохождении и соблюдении вышеуказанных требований не может влечь административную ответственность по ст. 12.26 КоАП.

Как показывает практика рассмотрения мировыми судьями дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ "Выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи", имеют место случаи установления состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 рассматриваемой статьи, когда водитель, управляя транспортным средством, допустил выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, соединенный с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия.

В соответствии со ст. 23.3 гл. 23 КоАП РФ компетенцией по рассмотрению дел об административных правонарушениях указанной категории обладают органы внутренних дел.

В этом случае при решении судьей вопроса о переквалификации правонарушения с ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ на ч. 3 ст. 12.15 Кодекса изменяется подведомственность данного дела.

Судья при установлении неправильной квалификации правонарушения при составлении протокола об административном правонарушении может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Данную позицию высказал Пленум Верховного Суда РФ в п. 20 Постановления от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в ред. 11 ноября 2008 г.) <9>.

<9> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. N 6. С. 3 - 12; 2009. N 1. С. 1 - 2.

Действительно, судья вправе произвести переквалификацию как при подготовке дела к рассмотрению, так и при непосредственном рассмотрении дела по существу при соблюдении вышеуказанных условий.

В этой связи примечательна позиция Верховного Суда РФ, высказанная в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2008 г., утвержденном Постановлениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта и 25 марта 2009 г. <10>. Так, судья при рассмотрении дела вправе переквалифицировать действия лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, на ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа, поскольку санкция ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ предусматривает более мягкое наказание и данные дела не относятся к компетенции арбитражных судов.

<10> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 5. С. 27.

Свою позицию Верховный Суд РФ основывает на разъяснениях, данных им в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 г. <11>, согласно которым, если при рассмотрении жалобы судья вышестоящего суда пришел к выводу о необходимости переквалификации действий лица на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, рассмотрение которой отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, то переквалификация действий лица возможна с учетом того, что назначаемое наказание будет мягче и данное дело не будет относиться к компетенции арбитражного суда.

<11> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 10. С. 23.

Однако в вышеуказанном Обзоре речь идет о полномочиях судьи осуществить переквалификацию на стадии пересмотра дела, когда компетенцией по рассмотрению жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, в соответствии с положениями ст. 30.1 КоАП РФ, обладают либо судьи общей юрисдикции, либо судьи арбитражных судов, но не должностные лица или несудебные органы. Вместе с тем при переквалификации, произведенной в этом случае на стадии рассмотрения дела об административном правонарушении, компетенцией по рассмотрению дела могут обладать различные органы административной юрисдикции, в том числе и несудебные.

Таким образом, закрепляя за судом общей юрисдикции право рассматривать неподведомственные ему дела, Пленум Верховного Суда РФ противоречит своим разъяснениям, данным им ранее в п. 20 вышеназванного Постановления от 24 марта 2005 г. N 5.

КоАП РФ в действующей редакции не наделяет мировых судей полномочиями по рассмотрению дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Представляется, что при данных обстоятельствах производство по делу подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием состава административного правонарушения, поскольку у мирового судьи отсутствуют законные основания для переквалификации действий водителя.

Налицо законодательный пробел, требующий внесения изменений в положения, закрепляющие компетенцию мировых судей. Перечень дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, определяющий альтернативную компетенцию судей, должен быть расширен.

Затронутые в настоящей статье вопросы являются лишь маленькой частью всего "пантеона" проблем правоприменительной практики, в том числе судебной. Преодолеть пробелы в законодательстве и разностороннее толкование норм судьями позволяют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Однако последнее слово остается за законодателем, которому следует обращать внимание на указываемые проблемы правового регулирования тех или иных вопросов и своевременно реагировать, внося соответствующие изменения и дополнения в действующее законодательство, тем самым его совершенствуя.