Мудрый Юрист

Классификация мер государственного принуждения по целевой направленности

Цыганкова Евгения Алексеевна, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Ставропольского института имени В.Д. Чурсина.

Автор дает классификацию государственного принуждения, что дает возможность выявить индивидуальные особенности каждой из форм, их правовую природу и позволяет определить место и роль каждой меры правового принуждения в действующем правовом механизме.

Ключевые слова: государственное принуждение, классификация, общественные отношения, системность, противоправные действия.

The author gives the categorization of the state enforcement that enables to reveal the individual particularities each of the forms, their legal nature and allows to define the place and role of each measure of the legal enforcement in acting legal mechanism.

Key words: state enforcement, categorization, public relations, of the action.

Возможность применения принуждения является, по мнению большинства исследователей, неотъемлемым признаком государства и гарантией эффективного действия права как регулятора общественных отношений. Поэтому в правовой литературе проблема правового принуждения всегда была и остается актуальной.

Являясь специфическим методом правового регулирования, принуждение неоднородно и объективно включает в свой объем самые различные формы и меры, посредством и на основе которых компетентные органы государства и его должностные лица осуществляют конкретизированное воздействие на поведение людей в целях упорядочения, охраны, защиты или вытеснения из жизни общества соответствующих нежелательных общественных отношений.

По мнению Д.Н. Бахраха [1, с. 17 - 18], принуждению свойствен характер системности, что позволяет провести его классификацию.

Представляется интересным позиция К.М. Сарсенова [2, с. 87 - 88], который предлагает подразделять формы принуждения по фактическим основаниям в зависимости от конкретных юридических фактов и в то же время классифицирует принуждение по данному основанию на предупредительные, пресекательные, восстановительные формы, меры юридической ответственности. На наш взгляд, более целесообразным представляется объединение предупредительных, пресекательных, восстановительных мер, а также мер юридической ответственности в отдельную группу форм принуждения, которую следует классифицировать по целевой направленности и способу обеспечения общественного порядка. Целевая направленность указывает, к достижению каких результатов стремится правоприменитель, реализуя ту или иную принудительную меру. Способ обеспечения общественного порядка определяет, каким образом оказывается данное принудительное воздействие.

Такая классификация позволяет не только проанализировать внешнее воздействие мер принуждения, но и понять их предназначение, увидеть тот результат, который должен наступить в результате применения указанных мер.

О классификации форм принуждения по способу охраны правопорядка и обеспечения общественной безопасности упоминает в своей работе А.И. Каплунов [3, с. 69], классифицирует правовое принуждение в зависимости от целевой направленности П.В. Демидов [4, с. 72], на критерий классификации мер принуждения по способу обеспечения общественного порядка и их целевому назначению указывает Н.В. Макарейко [5, с. 124 - 125].

В теории государства и права общепринято подразделять рассматриваемые меры на предупредительные, пресекательные, меры защиты (правовосстановительные) и меры юридической ответственности. Однако ряд ученых выделяет также меры процессуального обеспечения.

Представляется необходимым охарактеризовать каждую из представленных государственно-принудительных мер.

Предупредительные меры принуждения применяются специально уполномоченными государственными органами и их должностными лицами на основании предположения о возможности противоправного поведения в целях обеспечения охраны общественного порядка, общественной безопасности, прав и свобод личности, защиты иных отношений, охраняемых государством.

В превентивных мерах проявляются государственная предусмотрительность, стремление предупредить опасные ситуации при вероятности (презумпции) их наступления. Их применение предупреждает возможное (вероятное) наступление вредных последствий, к примеру, при несоблюдении дополнительно установленных ограничений, при наступлении определенных обстоятельств, представляющих угрозу для окружающих [6, с. 71].

Отличительной особенностью данных мер является то, что применяться они могут ко всем без исключения гражданам, то есть как к лицам, совершающим правонарушения, к лицам, склонным к совершению правонарушений, так и к гражданам, не допускающим противоправного поведения. Так, например, введение чрезвычайного положения на территории РФ или субъекта России временно ограничивает возможность реализации своих законных прав гражданами (установление комендантского часа ограничивает свободу передвижения). Помимо этого, предупредительные меры принуждения применяются независимо от возраста и психического состояния здоровья. Так, проверка документов, проведение таможенного досмотра могут проводиться и в отношении несовершеннолетних, и в отношении недееспособных граждан.

Классификация предупредительных мер нашла отражение в юридической литературе. Так, Л.Л. Попов, А.П. Шергин [7, с. 30], указывая на общность всех административно-предупредительных мер, проводят разграничение по их непосредственному назначению и характеру правоограничений. В соответствии с указанным критерием они делят их на: "а) меры, направленные на предупреждение правонарушений (административный надзор милиции за лицами, освободившимися из мест лишения свободы, таможенный досмотр и т.п.); б) другие меры, препятствующие уклонению соответствующих субъектов от исполнения своих обязанностей (реквизиция, принудительное освидетельствование и т.д.)", выделяя в особую группу меры лечебно-профилактического характера.

Таким образом, превентивные меры принуждения - это урегулированные нормами права определенные властные действия специально уполномоченных государственных органов, применяемые при отсутствии противоправного поведения для предотвращения возможных правонарушений, и иных обстоятельств, представляющих угрозу государству и обществу.

Вопрос о выделении пресекательных мер принуждения в качестве самостоятельной меры принуждения является дискуссионным в научном мире. Одни авторы (С.С. Алексеев) [8, с. 270 - 273] считают, что такие меры в системе государственного принуждения не существуют; другие (В.Д. Ардашкин, С.Н. Кожевников) [9, с. 17] рассматривают данные меры в составе мер защиты; третьи (Галаган И.А., Селин М.И.) [10, с. 9, 12] безоговорочно признают наличие данной формы государственного принуждения. Пресечение, как самостоятельная мера государственного принуждения, направлена на прекращение наличного или длящегося противоправного действия (бездействия) граждан или юридических лиц.

Применение мер пресечения имеет место в различных отраслях права, однако наиболее широкое применение оно получило в административном праве, что обусловлено характером отношений в управленческой сфере.

Характеризуя меры пресечения, необходимо отметить следующие особенности. Во-первых, пресечение подчинено целям прекратить антиобщественное, противоправное поведение. Решением этой цели и ограничивается ее назначение.

Во-вторых, применение пресекательных мер принуждения должно иметь четкую пространственно-временную характеристику, т.е. применение мер допустимо лишь в период совершения правонарушения. Меры, применяемые после его совершения, не могут достичь цели пресечения и по своему характеру являются обеспечительными, процессуальными мерами [11, с. 13].

В-третьих, для применения мер пресечения не требуется установление вины. Следовательно, допускается их использование и для прекращения противоправных деяний, совершаемых невменяемыми, душевнобольными лицами. Они обеспечивают прекращение длящегося правонарушения, применение мер пресечения не влечет для субъектов состояния наказанности, как пишет С.Н. Кожевников [12].

В-четвертых, деятельность органов государственной власти по пресечению противоправных деяний регламентируется различными законами. Однако отсутствие единого нормативного акта, закрепляющего исчерпывающий перечень мер пресечения, создает трудности по обеспечению режима законности в ходе применения данных мер.

Обширный массив пресекательных мер государственного принуждения создает проблему их классификации. Д.Н. Бахрах [13, с. 193], исходя из цели воздействия, делит меры пресечения на общие, специальные и процессуальные. К общим относятся: административное задержание граждан, запрещение эксплуатации транспортных средств, техническое состояние которых угрожает безопасности движения, запрещение работы объектов разрешительной системы и т.д. К специальным - применение физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия. К мерам процессуального пресечения автор относит административное доставление.

Н.В. Макарейко [14, с. 134] предлагает также классифицировать меры пресечения в зависимости от процедуры применения на: а) не требующие вынесения специального постановления (оперативные); б) требующие вынесение специального постановления.

Таким образом, основной целью мер пресечения как формы государственного принуждения является пресечение противоправных состояний с целью недопущения наступления их вредных последствий, обеспечения общественного порядка и общественной безопасности.

Правовосстановительные меры государственного принуждения, иначе называемые мерами защиты, представляют собой способ защиты нарушенных прав граждан и юридических лиц. Основная цель рассматриваемых мер заключается в восстановлении нарушенных отношений или субъективного права.

Принудительный характер правовосстановительных мер заключается в том, что субъект вынужден против своей воли осуществлять навязанный вариант поведения, указанный в норме права (возвращение невыплаченного долга по суду и др.).

Однако у специалистов по теории права и государства существуют различные мнения в отношении правовой природы, наименования и характера мер, входящих в состав данной правовой формы государственного принуждения. В частности, С.Н. Кожевников [12, с. 123] именует их мерами "защиты субъективных прав", Е.С. Попкова [15, с. 7] - мерами "защиты субъективных прав и исполнения юридических обязанностей". В гражданском праве используется наименование "восстановительные меры". Отдельные исследователи вообще предлагают относить их к институту юридической ответственности [16, с. 7].

С последним мнением, на наш взгляд, согласиться нельзя, поскольку меры защиты направлены на восстановление нарушенного имущественного равновесия субъектов права. При реализации восстановительных санкций субъективным факторам, которые привели к причинению вреда, не придается значение. В то время как меры ответственности - санкции (субъективные) носят не только восстановительный, но и наказательно-воспитательный характер и назначаются за виновное, противоправное поведение.

Правовосстановительные меры характеризует, во-первых, регламентация в санкциях правовых норм. Во-вторых, применение к лицам, не выполнившим возложенные на них правовые обязанности с целью обязывания их выполнения. В-третьих, направленность на устранение последствий правонарушения.

В качестве отличительной особенности исследуемых мер можно выделить "безвиновную ответственность". Так, в случае совершения административного правонарушения лицом, не достигшим возраста 16-ти лет, вследствие которого другой стороне был причинен материальный ущерб, обязанность претерпеть меры правовосстановительного характера возлагается на родителей или опекунов лица, совершившего противоправное деяние, но в силу возраста не являющегося субъектом административной ответственности.

В рамках правовосстановления посредством принудительного исполнения обязанности одной стороной правоотношения обеспечивается реализация субъективного права другой стороны. Указанный способ правоохраны применяется, по нашему мнению, в основном для защиты имущественных субъективных прав физических и юридических лиц, то есть в сфере общественных отношений, являющихся предметом гражданско-правового регулирования. В гражданском праве правовосстановительные меры носят отчетливо выраженный восстановительный, возмездный характер.

Правовосстановительные меры присущи и конституционному праву. К правовосстановительным санкциям в конституционном праве можно отнести такие, как признание выборов недействительными вследствие нарушения норм избирательного права; восстановление в гражданстве РФ лиц, утративших его по независящим от них причинам, отмена Конституционным Судом действия нормативных актов или их отдельных положений в случае их неконституционности (п. 6 ст. 125 Конституции РФ).

Данный вид мер принуждения имеет место и в трудовом праве. К ним можно отнести: отмену приказов администрации предприятия, ущемляющих трудовые права служащих; восстановление на прежнюю должность рабочего или служащего вследствие незаконного увольнения или перевода; денежную компенсацию в случае перевода на менее оплачиваемою работу [14, с. 139 - 140].

Таким образом, правовосстановительные меры (меры защиты) имеют своей целью возмещение причиненного правонарушением вреда, восстановление нарушенного правового положения субъекта, минимизацию отрицательных последствий от неисполнения возложенных обязанностей.

В качестве следующего вида принудительных мер можно выделить юридическую ответственность. Юридическая ответственность - это реакция государства и его органов на противоправное действие (бездействие) субъекта, которая выражается в применении к виновному определенной меры наказания. Любое наказание заключается в принудительном ограничении прав личного или имущественного характера. По признаку отраслевой принадлежности меры юридической ответственности можно подразделить на конституционные, гражданско-правовые, дисциплинарные, административные и уголовные. Каждая из перечисленных групп имеет свои особенности, изучаемые отраслевыми науками.

Юридической ответственности как правовой форме государственного принуждения и входящих в ее состав мер принуждения присущи следующие отличительные признаки.

Фактическим основанием применения юридической ответственности является только установленный соответствующими доказательствами состав правонарушения. Применяя определенный вид наказания, государство выражает свое осуждение, порицание противоправному деянию виновного и преследует цель не только наказать его, но и оказать воспитательное воздействие. Применение ответственности к нарушителю направлено и на предупреждение совершения новых правонарушений как самим нарушителем, так и иными лицами, то есть реализуется цель частной и общей превенции. В этом заключается отличие ответственности от иных мер государственного принуждения. Помимо этого, юридическая ответственность может применяться только при наличии вины лица, допустившего нарушение норм права.

Рассматривая юридическую ответственность в данном ракурсе, мы характеризуем только ее "ретроспективный" аспект. Однако в праве существует и позитивная ответственность, выражающаяся в форме добросовестного исполнения обязанностей. Представляется очевидным, что позитивную юридическую ответственность нельзя трактовать как форму государственного принуждения. Это выводит нас на новую проблему - проблему соотношения государственного принуждения и юридической ответственности [14, с. 142]. В нашей работе мы рассматриваем юридическую ответственность как разновидность мер государственного принуждения. Однако в литературе существуют противоположенные взгляды на данную проблему. Так, Л.Б. Смирнов [17, с. 33] пишет: "...понятие юридической ответственности значительно сложнее, богаче, нежели понятие принуждения. Анализ соотношения ответственности и принуждения убеждает в том, что принуждение - это одно из проявлений ответственности". Мы не можем согласиться с выводами автора, поскольку наличие позитивного аспекта юридической ответственности не является основанием для включения государственного принуждения в качестве составного элемента ответственности. При этом необходимо признать, что выделение позитивной юридической ответственности в определенной степени изменяет соотношение ее с государственным принуждением. С одной стороны, позитивная ответственность не является мерой государственного принуждения, с другой - предупредительные, пресекательные, правовосстановительные меры не могут быть включены в понятие "юридическая ответственность".

Как нами упоминалось ранее, в теории государства и права общепринято подразделять меры принуждения на предупредительные, пресекательные, правовосстановительные, а также меры юридической ответственности.

Однако ряд ученых выделяет также меры процессуального обеспечения.

В своей диссертационной работе Д.Н. Бахрах [18, с. 83, 87] по основаниям принуждения выделяет "самостоятельное процессуальное". Под самостоятельностью процессуального принуждения понимается, по-видимому, то, что его регламентация осуществляется не материальными, а процессуальными нормами права. Вместе с тем к самостоятельной форме правового принуждения, наряду с выделяемым им пресечением, ответственностью и восстановлением, процессуальное принуждение автор не выделяет, поскольку считает, что тогда будет нарушено единство критерия классификации при выделении в одном ряду материальных и процессуальных групп принудительных мер.

Прежде чем перейти к детальному рассмотрению данного вида мер, представляется необходимым определиться с понятием самой процессуальной деятельности. По мнению В.Д. Сорокина, процесс - это государственно-властная юридическая деятельность, в ходе которой обеспечивается надлежащая реализация материальных норм российского права, достижение юридического результата. Посредством этой деятельности реализуются функции органов государственной власти, в том числе правоохранительные. С помощью этой деятельности решения органов государственной власти облекаются в предусмотренную законом юридическую форму [19, с. 140 - 157]. Принудительные процессуальные действия (меры процессуального принуждения) характерны для юрисдикционных производств, в которых материальные нормы могут быть реализованы лишь принудительно (нормы карательные, правовосстановительные и превентивно-принудительные) [20, с. 81].

Процессуальные меры принуждения называют вспомогательными, вторичными. Они не в состоянии самостоятельно осуществлять процесс правового регулирования, а только лишь призваны способствовать обеспечению нормальной процессуальной деятельности.

По мнению Д.Н. Бахраха [18, с. 83], "необходимо различать материальные, основные и несамостоятельные, обеспечительные принудительные средства". Обеспечительные средства "как вспомогательные действия употребляются в связи с реализацией основных принудительных средств, не дают итоговой оценки и не решают какой-то самостоятельной задачи". Они "функционируют лишь постольку, поскольку имеется необходимость привести в действие самостоятельные меры". Несамостоятельные процессуальные средства создают необходимые условия, подготавливают применение основных, материальных мер принуждения.

Процессуальные меры имеют целью принудительным образом обеспечить правовые процедуры, в рамках которых происходит рассмотрение дела, вынесение по нему решения, а также обеспечение исполнения вынесенного решения. Так, к примеру, в рамках производства по делам об административных правонарушениях реализуются предусмотренные КоАП РФ меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Указанные меры, как сказано в ст. 27.1 КоАП РФ, применяются прежде всего в целях "установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении". А уже после назначения наказания они применяются в целях "исполнения принятого по делу постановления".

В.А. Чашников [21, с. 110], рассматривая меры уголовно-процессуального принуждения, обращает внимание на то, что они применяются к лицам, не исполняющим требования закона, или для предупреждения такого неисполнения. От других мер государственно-правового принуждения они отличаются тем, что носят процессуальный характер, применяются в период производства по уголовному делу полномочными органами государства в пределах их полномочий, осуществляются независимо от воли и желания лица, к которому они применяются. Однако эти меры не являются юридической ответственностью, поскольку для ее применения необходимо установление и самого события, и наличия вины, которые могут быть зафиксированы только в обвинительном приговоре суда.

Меры процессуального принуждения, обеспечивая нормальный ход юрисдикционного процесса, помогают успешной реализации мер материально-правового принуждения.

Таким образом, представленная классификация государственного принуждения дает возможность выявить индивидуальные особенности каждой из форм, их правовую природу и позволяет определить место и роль каждой меры правового принуждения в действующем правовом механизме.

Литература

  1. Бахрах Д.Н. Дисциплинарное принуждение // Правоведение. 1985. N 3.
  2. Сарсенов К.М. Государственное принуждение и его реализация в деятельности органов внутренних дел: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1996.
  3. Каплунов А.И. Административное принуждение, применяемое органами внутренних дел (системно-правовой анализ): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005.
  4. Демидов П.В. Частное правовое принуждение как категория современной теории права: научные и практические проблемы: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005.
  5. Макарейко Н.В. Государственное принуждение как средство обеспечения общественного порядка: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1996.
  6. Каплунов А.И. Административное принуждение, применяемое органами внутренних дел (системно-правовой анализ): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005.
  7. Попов Л.Л., Шергин А.П. Управление, гражданин, ответственность. Л., 1975.
  8. Алексеев С.С. Общая теория права: Курс в 2-х тт. Т. 1. М., 1981.
  9. Ардашкин В.Д. Меры защиты (пресечения) в советском административном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1968.
  10. Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственное и материально-правовое исследование). Воронеж. 1970. С. 117; Селин М.И. Теоретические проблемы правового регулирования мер пресечения в российском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2002.
  11. Кисин В.Р. Меры административно-процессуального принуждения, применяемые милицией: Учебное пособие. М., 1987.
  12. Кожевников С.Н. О принуждении в правоохранительной деятельности советского государства // Проблемы применения советского права: Сб. учен. тр. Вып. 22. Свердловск: Свердловск, юрид. ин-т, 1973.
  13. Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник. Часть общая. М., 1993.
  14. Макарейко Н.В. Государственное принуждение как средство обеспечения общественного порядка: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1996.
  15. Попкова Е.С. Юридическая ответственность и ее соотношение с иными правовыми формами государственного принуждения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: Юрид. ин-т МВД России, 2001.
  16. Корнилов А.Р. Правовые процедуры института юридической ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2000.
  17. Смирнов Л.Б. Юридическая ответственность осужденных в пенитенциарных учреждениях (теоретико-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1995.
  18. Бахрах Д.Н. Административное принуждение в СССР, его виды и основные тенденции развития: Дис. ... д-ра юрид. наук. Пермь, 1971.
  19. Сорокин В.Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс (макроуровень). СПб., 2003.
  20. Каплунов А.И. Административное принуждение, применяемое органами внутренних дел (системно-правовой анализ): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005.
  21. Чашников В.А. Государственно-правовое принуждение: общетеоретические вопросы: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006.