Мудрый Юрист

Ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства по уголовному законодательству зарубежных стран: сравнительно-правовой анализ

Суворов Александр Сергеевич, адъюнкт кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России.

В статье приводятся результаты сравнительно-правового анализа уголовного законодательства зарубежных государств, регламентирующего ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства.

Ключевые слова: зарубежное законодательство, порядок управления, подделка, идентификационный номер, транспортное средство.

Results over of comparative-legal analysis of criminal statute of the foreign states, regulating responsibility for an imitation or elimination of identification number of transport vehicle are brought in the article.

Key words: foreign legislation, management order, imitation, identification number, transport vehicle.

Особый интерес с точки зрения изучения ответственности за подделку или уничтожение транспортных средств по уголовному законодательству зарубежных государств представляет законодательство стран континентального права. И здесь исследователей ждет настоящий сюрприз. Автором был проведен анализ 20 источников уголовного законодательства указанных стран, и только лишь в пяти из них была предусмотрена ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства. В таких странах, как Австрия, Испания, Польша, Швеция, Швейцария, Австралия, Франция, Йемен, Турция, Норвегия, Голландия, Аргентина, Китай, Япония и Корея, законодатель отдельно не выделяет ответственности за анализируемое деяние. Трудно представить, что общество в перечисленных странах стоит на высшей ступени развития и там не подделываются и не изменяются или не уничтожаются идентификационные элементы транспортного средства. Скорее всего, законодатель данных стран не выделяет в отдельный состав подобные деяния, считая, что они являются производными или составляющими иных деяний. Таких, например, как хищение или незаконный сбыт автотранспортных средств. Ведь, по большому счету, подделка или уничтожение перечисленных предметов является не чем иным, как подготовкой к последующему сбыту либо использованию транспортного средства. Но вместе с тем сами эти подготовительные действия уже являются деянием, причиняющим вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям и интересам (благам), т.е. преступлением. Если следовать логике законодательной модели этих стран, то лицо можно не привлекать к уголовной ответственности отдельно за, например, подделку денежных знаков или официальных документов. Ведь все равно это подготовительные действия к сбыту или использованию подобных предметов. Однако практически во всех этих странах уделяется особое внимание указанным вопросам. Так, например, в УК Китайской Народной Республики всевозможным видам подделки посвящены 11 норм. При этом подделка денег считается тяжким преступлением и наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет. В УК Республики Польша (через которую, в частности, проходит один из маршрутов преступного трафика автомобилей в нашу страну) имеются даже отдельные главы - XXXIV "Преступления против достоверности документов" (8 статей) и XXXVII "Преступления против оборота денег и ценных бумаг" (7 статей), посвященные вопросам уголовной ответственности за различного рода подделки. С нашей точки зрения, подобная беспечность со стороны законодателя развитых государств, участвующих во взаимно выгодных отношениях, не допустима. Особенно остро встает эта проблема сейчас в условиях ускоренного прогрессирования технологий, выхода России на международный рынок и участия в торговых отношениях, размывающих границы государств, что в свою очередь способствует проникновению "серых" товаров как в нашу страну, так и за ее пределы.

В Уголовном кодексе Федеративной Республики Германия также не предусмотрена ответственность за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства в том понимании, какое придается этому преступлению российским законодателем. Особенная часть данного нормативного акта строится с учетом специфики охраняемого блага - объекта посягательства, это построение не изменилось с 1871 года, с момента принятия Уголовного уложения. Именно по этой причине поиск уголовно-правовых норм, содержащих сходные с подделкой или уничтожением идентификационного номера транспортного средства составы преступлений, был несколько затруднен. Также в УК ФРГ не содержится раздела, предусматривающего ответственность за преступления против порядка управления, к коим относится исследуемое нами деяние. Однако если применить разработанные наукой уголовного права приемы толкования текста закона, то можно обнаружить подобные по смыслу деяния, признаваемые преступными в этом государстве.

Так, в разделе 23 УК ФРГ "Подделка документов" содержится § 268, который устанавливает уголовную ответственность за подделку технических записей:

"(1) Кто в целях совершения обмана в правоприменительной деятельности:

  1. Изготовляет поддельные технические записи или фальсифицирует подлинные, или
  2. Использует поддельные или фальсифицированные технические записи,

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом.

(3) К изготовлению поддельных технических записей приравнивается разрушающее воздействие на процесс записи, при помощи чего исполнитель имеет возможность влиять на результат данных.

(4) Покушение наказуемо" [1, стр. 154 - 155].

Как видно, в данном параграфе объединены три альтернативных состава преступления. При этом одним из условий наступления уголовной ответственности по УК ФРГ является наличие специальной цели - совершение обмана в правоприменительной деятельности.

Интересен с точки зрения проводимого нами исследования абзац 2 § 268 УК ФРГ, в котором раскрывается нормативная дефиниция термина "техническая запись":

"(2) Техническими записями являются изложение дат, измерительных или счетных величин, состояния или хода события, регистрируемые автоматически при помощи технического средства полностью или частично, которые позволяют обозначить предмет в общем или только для специалистов и которые предназначены для доказательства значимых правовых фактов, независимо от того, было ли их назначение придано им уже в процессе изготовления или позже" [1, стр. 154 - 155].

Таким образом, под понятие "технической записи" полностью подпадают идентификационный номер транспортного средства, номер кузова, шасси или двигателя. Остается вопрос, подпадает ли под это понятие государственный регистрационный знак транспортного средства? Думается, что на данный вопрос ответ однозначный - нет, т.к. регистрационный знак транспортного средства представляет собой металлическую табличку с нанесенным на нее буквенно-цифровым обозначением порядкового номера регистрации транспортного средства в специализированных подразделениях.

С положительной стороны можно отметить находящееся в этом же абзаце Кодекса законодательное толкование термина "изготовление поддельных технических записей". Подобное решение всегда позволяет избежать неверного или расширительного толкования терминов, а также свести к минимуму ошибки правоприменителей.

При дальнейшем изучении германского уголовного законодательства внимание обращается на абзац 5 § 268 УК ФРГ, который, являясь отсылочным, говорит о том, что абзацы 3 и 4 § 267 ("Подделка документов") УК ФРГ "действуют соответственно" и по отношению к анализируемому параграфу. В них сказано:

"(3) В особо тяжких случаях наказанием является лишение свободы на срок от шести месяцев до десяти лет. Особо тяжкий случай, как правило, имеет место, если исполнитель:

  1. Действует в виде промысла или является членом банды, которая организовалась для постоянного совершения мошенничества или подделки документов.
  2. Причиняет имущественный вред в крупном размере.
  3. Значительно угрожает безопасности правоотношений посредством большого количества поддельных или фальшивых документов, или
  4. Злоупотребляет своими полномочиями или служебным положением, являясь должностным лицом.

(4) Лишением свободы на срок от одного года до десяти лет - в менее тяжких случаях, лишением свободы на срок от шести месяцев до пяти лет наказывается тот, кто совершает подделку документов в виде промысла и является членом банды, которая организовалась для постоянного совершения преступных деяний, предусмотренных § 263 - 264 или 267 - 269"[1, стр. 154].

Таким образом, германское уголовное законодательство выделяет несколько видов квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков подделки технических записей. Особо хотелось бы заострить внимание на первом из них. Как правило, для осуществления подделки технических записей (идентификационных номеров, номеров кузова, шасси и т.д.) необходимо наличие определенных навыков и умений. Зачастую человек, занимающийся этим, является высококлассным специалистом (слесарем, механиком и т.д.), разбирающимся в нюансах и тонкостях нанесения подобных надписей. В связи с чем распознание подделок, совершенных подобными людьми, значительно затруднено, тем более, когда данное лицо действует в виде промысла, постепенно оттачивая свое "мастерство". Промыслом обычно называют занятие с целью получения выгоды, каким-либо делом в объеме, который может обеспечить, полностью или частично, доход, необходимый для жизни занимающегося промыслом и его семьи [2]. Естественно, что личность, занимающаяся подобным промыслом, асоциальна и требует повышенной уголовной ответственности. Думается, такое нормативное решение германского законодателя в целом заслуживает поддержки.

В Уголовном кодексе Республики Болгарии ответственность за анализируемое деяние предусмотрена ст. 345а, в которой сказано:

"(1) Кто в нарушение установленного порядка уничтожит или подделает идентификационный номер механического транспортного средства, наказывается лишением свободы от трех до десяти лет и штрафом от пяти до десяти тысяч левов.

(2) Если деяние, предусмотренное предыдущим абзацем, совершено повторно, наказывается лишением свободы от трех до двенадцати лет и штрафом от пяти до пятнадцати тысяч левов" [3, стр. 239].

Не трудно заметить, что болгарский законодатель относит данное преступление к категории тяжких. Однако и это можно оценить, несомненно, положительно, если данное деяние совершено повторно - оно уже относится законодателем к особо тяжким преступлениям. При этом такие преступные деяния, как подделка или уничтожение номера кузова, двигателя или шасси, ответственность за которые предусмотрена частью третьей этой же статьи уголовного закона, болгарский законодатель относит к преступлениям средней тяжести:

"(3) Если номера уничтожены или подделаны на частях механического транспортного средства, наказывается лишением свободы до трех лет или штрафом до трех тысяч левов" [3, стр. 239].

В данном случае болгарский законодатель, видимо, считает, что идентификационный номер транспортного средства - более значимый предмет, чем номер кузова, двигателя или шасси. Однозначно положительно оценить подобную дефиницию нельзя, однако она не лишена смысла.

Исходя из законодательной конструкции "в нарушении установленного порядка" можно утверждать, что объектом преступления, предусмотренного ст. 345а УК Республики Болгария являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную законную управленческую деятельность органов государственной исполнительной власти и местного самоуправления. Следовательно, по объекту преступного посягательства данная норма наиболее близка к российской.

Еще одним отличительным признаком УК Республики Болгария является предусмотренная ответственность за незаконные действия с государственными регистрационными знаками транспортных средств отдельной статьей, что, на наш взгляд, является несомненным преимуществом анализируемого нормативного правового акта:

"Ст. 345. Кто использует контрольные знаки, предназначенные для другого механического транспортного средства, или знаки, которые не выдавались соответствующими органами, наказывается лишением свободы до одного года или штрафом до трех левов" [3, стр. 239].

Однако, предусмотрев ответственность за использование "контрольных знаков", болгарский законодатель почему-то не обращает внимания на подделку подобных знаков. Отсюда можно сделать вывод, что сама подделка государственных регистрационных знаков транспортного средства уголовно не наказуема, что является, на наш взгляд, не совсем правильной позицией.

При анализе болгарского уголовного закона обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от российского законодательства УК Республики Болгария не предусматривается наличие специальной цели в незаконных действиях лица с указанными предметами как обязательного элемента наступления уголовной ответственности.

Такое же положение мы наблюдаем при изучении Уголовного кодекса Израиля. Ответственность за совершение интересующего нас деяния предусмотрена ст. 413 тет. указанного нормативного правового акта. Она гласит:

"Тот, кто подделывает либо искажает отличительные знаки транспортного средства или его части, а равно совершает деяние, затрудняющее их опознавание, наказывается тюремным заключением сроком на семь лет" [4, стр. 349].

Как видно из приведенной нормы, израильский законодатель использует термин "отличительные знаки транспортного средства", что не только значительно экономит текст закона, но и позволяет избавиться от громоздкой конструкции "идентификационный номер, номер кузова, шасси двигателя, государственный регистрационный знак транспортного средства", используемой российским законодателем. Однако подобное решение имеет и отрицательные моменты, как то возможность расширительного толкования этого признака. Вместе с тем, думается, что подобную возможность можно легко устранить введением разъяснения в текст самого закона, чем, к сожалению, в отличие от зарубежного, не злоупотребляет наш отечественный законодатель.

В качестве недостатка израильского закона об уголовном праве в анализируемой части хотелось бы отметить три момента: во-первых, законодатель использует два синонимичных термина "подделка" и "искажение". С нашей точки зрения, сама подделка - суть искажение какого-либо факта, документа или предмета. Очень тяжело представить себе возможность исказить, например, номер двигателя без его подделки или наоборот. Во-вторых, использование в уголовной правовой норме конструкции "совершение деяния, затрудняющее их опознавание" (имеются в виду отличительные знаки транспортного средства), с нашей точки зрения, не сосем идентично термину "уничтожение". Скорее под данной конструкцией можно понимать частичное уничтожение "отличительного знака транспортного средства". И, в-третьих, в уголовном законодательстве Израиля отсутствует ответственность за сбыт транспортного средства или его части с заведомо поддельными или уничтоженными "отличительными знаками", а также за использование заведомо поддельного или подложного государственного регистрационного знака в целях совершения преступления либо облегчения его совершения.

Вместе с тем в законе об уголовном праве Израиля имеется норма, выгодно отличающая его от российского законодательства. Речь идет о пунктах "бет" и "гимел" ст. 413 далет. "Кража из транспортного средства или разборка транспортного средства". Данные пункты гласят:

"(бет). Тот, кто демонтирует часть транспортного средства, стационарную или нет, без разрешения на то его собственника, наказывается тюремным заключением сроком на пять лет.

(гимел). Тот, кто совершает деяние, предусмотренное пунктом (бет) настоящей статьи, сознавая, что транспортное средство является краденым, наказывается тюремным заключением сроком на семь лет" [4, стр. 347].

Таким образом, израильский законодатель в отличие от нашего отечественного предусмотрел ответственность за довольно-таки распространенное в современном мире преступное деяние - разборку транспортного средства. Думается, такое нормативное решение израильского законодателя в целом заслуживает поддержки.

Не менее интересны для нашего исследования уголовные законы исламских республик. Так, закон об исламских уголовных наказаниях Исламской Республики Иран, являясь продуктом новейшего времени, до сих пор содержит в себе древнейшие запреты, пришедшие в него из Корана.

Иранский Уголовный кодекс состоит из двух частей. Первая его часть, состоящая из 497 статей и 103 примечаний, была утверждена на заседании комиссии по судебным и правовым вопросам Меджлиса исламского совета 30 июля 1991 года. При этом был установлен пятилетний испытательный срок действия данного закона. Вторая часть УК Ирана, включающая еще 323 статьи и 44 примечания, была принята на открытом заседании Меджлиса исламского совета 23 мая 1996 года.

Указанные составляющие УК Республики Иран имеют между собой значительные отличия. Так, если первая часть иранского УК поражает неискушенного в исламе человека своей жестокостью, то нормы, принятые в 1996 году, разительно отличаются неожиданной мягкостью и либерализмом. Сама суть этой разницы изложена в ст. 12 рассматриваемого Закона, которая делит все наказания на пять видов: 1) худуд (предписанные, нормированные Кораном); 2) кисас (возмездие, равное возмещение); 3) дийа (вира, материальная компенсация); 4) тазират (взыскания, налагаемые судом); 5) сдерживающие (правоохранные) меры [5, стр. 6, 43].

Интересующая нас норма, предусматривающая ответственность за незаконные действия с идентификационным номером, номером кузова, шасси двигателя и государственным регистрационным знаком транспортного средства расположена во второй "либеральной" части иранского УК. Это и понятно, так как первая часть закона - нормы, установленные Кораном. Считается, что Коран был записан между 650 и 656 годами. Таким образом, в нем, естественно, не могла содержаться исследуемая нами норма, т.к. в то время транспортные средства были еще очень далеки от современных. Вместе с тем несколько удивляет наличие в УК такого развивающегося, но в то же время пуританского и ортодоксального государства, как Иран, уголовной ответственности за анализируемое преступление и отсутствие подобной нормы, например, в УК таких стран, как Австрия, Испания, Швеция, Швейцария, Франция и т.д.

Статьей 720 УК Исламской Республики Иран, в отличие от российского законодательства, предусмотрена ответственность за незаконные действия относительно не только наземного и сельскохозяйственного, но и водного механического транспортного средства. С нашей точки зрения, подобное решение иранского законодателя заслуживает поддержки, одобрения и внедрения в российское уголовное законодательство. Ведь на данный момент незаконные действия, например, с идентификационными или серийными номерами водных механических транспортных средств по законодательству нашей страны уголовно не наказуемы.

В соответствии с указанной нормой УК Республики Иран преследуется по закону: "Изменение идентификационного номера наземного, водного или сельскохозяйственного механического транспортного средства, установка на транспортном средстве чужого или поддельного идентификационного номера, использование транспортного средства с заведомо чужим или поддельным идентификационным номером, а также уничтожение или замена серийных заводских номеров кузова, шасси или двигателя без разрешения органов управления дорожным движением" [5, стр. 337 - 338].

С отрицательной стороны хотелось бы отметить отсутствие в иранском законодательстве уголовной ответственности за уничтожение идентификационного номера наземного, водного или сельскохозяйственного механического транспортного средства, а также ответственности за подделку государственного регистрационного знака транспортного средства и за использование транспортного средства с заведомо поддельным или подложным регистрационным знаком.

Вместе с тем с положительной стороны отмечается не только отсутствие цели совершения анализируемого преступления, но и наличие отдельной нормы (ст. 722), предусматривающей ответственность за: "Неуведомление органов охраны правопорядка о факте хищения или пропажи механического транспортного средства или его регистрационных номеров лицом, во владении или распоряжении которого находилось транспортное средство, даже если это лицо не является его собственником". Данное преступление наказывается довольно сурово: "штрафом в размере от пятисот до одного миллиона риалов" [5, стр. 338].

Рассматривая соотношение норм прецедентного права и такого преступления против порядка управления, как подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства, нельзя не остановиться на уголовном законодательстве США. С точки зрения Н.Е. Крыловой и А.В. Серебренниковой, система уголовного законодательства США достаточно противоречива: "Интересно то обстоятельство, что среди преступлений, предусмотренных федеральными законами, немало таких, которые по своим признакам полностью или частично совпадают с преступлениями, предусмотренными уголовным правом штатов. В связи с этим нередко возникают коллизии между сходными нормами уголовного права отдельных штатов и федерации, что в условиях США является действительно большой проблемой" [6, стр. 44]. Сходного мнения придерживается большинство специалистов в этой области [7]. В целом необходимо отметить, что уголовно-правовые предписания федерального уровня содержатся в Конституции США, уровня субъектов федерации - в конституциях штатов от самой старой ныне действующей - штата Нью-Хэмпшир 1784 г. до самой новой - штата Колорадо 1965 г.

Как и в Великобритании, в США проблеме построения и системе Особенной части уделяется незначительное внимание. В целом система Особенной части определяется наличием раздела 18 Свода законов США и уголовными кодексами штатов. Рассмотрим некоторые из них.

В Уголовном кодексе штата Техас в ст. 31.11 предусмотрена ответственность за манипуляцию с идентификационными номерами. Данная статья гласит:

"(a) Лицо совершает посягательство, если оно:

(1) намеренно или осознанно удаляет, изменяет или стирает серийный номер или иную постоянную маркировку на вещном движимом имуществе; или

(2) владеет, продает или предлагает для продажи вещное движимое имущество и:

(A) деятель знает, что серийный номер или иная постоянная маркировка на нем были удалены, изменены или стерты; или

(B) любое разумное лицо в положении деятеля должно было знать, что серийный номер или иная постоянная маркировка были удалены, изменены или стерты" [8, стр. 280].

Следует отметить отсутствие в анализируемой норме, как, впрочем, и во многих ранее уже рассмотренных нормах иных зарубежных законодательств, ответственности за незаконные действия с регистрационным знаком транспортного средства.

Вместе с тем интересна с точки зрения экономии текста закона используемая формулировка "серийный номер или иная постоянная маркировка на вещном движимом имуществе". Во-первых, это может избавить от громоздкой конструкции, используемой российским законодателем, и, во-вторых, позволит распространить защиту не только на наземные, но и на водные и воздушные механические транспортные средства.

С точки зрения исследователя, поражает предусмотренный этой же статьей УК штата Техас особый вид обстоятельств, исключающих преступность деяния:

"(b) Утверждаемой защитой против преследования в соответствии с настоящей статьей является то, что лицо было:

(1) собственником такого имущества или действовало с надлежащего согласия собственника такого имущества;

(2) сотрудником правоохранительного органа, действовавшим во исполнение служебных обязанностей; или

(3) действовало в отношении номера, присвоенного транспортному средству Управлением транспорта штата Техас, и -

(A) являлось сотрудником или агентом Управления, действовавшим во исполнение служебных обязанностей; или

(B) полностью соблюдало инструкции Управления в качестве просителя номера, присвоенного транспортному средству и одобренного Управлением" [8, стр. 280 - 281].

Таким образом, получается, что если собственник сам или с его согласия иное лицо, например, намеренно или осознанно удаляет, изменяет или стирает серийный номер или иную постоянную маркировку на вещном движимом имуществе, то данное лицо не должно подвергаться уголовному преследованию. То же самое и по отношению к сотруднику правоохранительного органа или Управления транспорта штата. Следовательно, к ответственности по данной статье можно привлечь только лицо, не являющееся собственником данного вещного движимого имущества (если оно не является вышеупомянутыми должностными лицами) и не получившее надлежащего согласия собственника на удаление, изменение и стирание серийного номера или иной постоянной маркировки на вещном движимом имуществе, а равно владение или продажу такого имущества.

Посягательство, предусмотренное анализируемой статьей, является "мисдиминором" класса - "А", т.е. посягательством, караемым штрафом до 4000 долларов и (или) лишением свободы на срок до 1 года.

В заключение, подводя итоги проведенного нами сравнительного анализа, целесообразно сделать вывод, что наибольший исследовательский интерес представляют выделенные в уголовных законах зарубежных государств положительные по сравнению с российским законодательством моменты. В основном они сводятся к следующему:

наличие норм-дефиниций, определяющих понятия, используемые в законе: "техническая запись", "изготовление", "транспортное средство" и т.п.;

детальная, нередко с расширенной дифференциацией, регламентация уголовной ответственности за подделку или уничтожение идентификационного номера транспортных средств;

отсутствие указания в превалирующей части уголовных законодательств на цель совершения данного преступления;

использование в описании диспозиции нормы менее громоздких конструкций, таких как: "государственные номера транспортных средств", "отличительные знаки транспортных средств", "серийный номер или иная постоянная маркировка" и т.д.;

выделение квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, отличных от используемых российским законодательством.

Литература

  1. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. и предисл. А.В. Серебренниковой. М.: Издательство "Зерцало", 2000.
  2. Википедия. Свободная энциклопедия // www.wikipedia.org.
  3. Уголовный кодекс Республики Болгария / Науч. ред. канд. юрид. наук, проф. А.И. Лукашова; пер. с болгарского Д.В. Милушева, А.И. Лукашова; вступ. ст. Й.И. Айдарова. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2001.
  4. Закон об уголовном праве Израиля / Предисл., пер. с иврита магистра права (LLM) М. Дорфмана; науч. ред. канд. юрид. наук Н.И. Мацнев. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2005.
  5. Закон об исламских уголовных наказаниях Исламской Республики Иран / Науч. ред. А.И. Аханин; предисл. зам. Председателя Государственной Думы РФ Ю.Н. Волкова; пер. с персидского М.С. Плевина. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2008.
  6. Крылова Н.Е. Серебренникова А.В. Уголовное право современных буржуазных стран (Англии, США, Франции, Германии). М., 1997.
  7. См., например: Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990; Нерсесян А.А. Вопросы наказуемости в уголовном праве ФРГ и США. М., 1992.
  8. Уголовный кодекс штата Техас / Науч. ред. и предисл. канд. юрид. наук, проф. И.Д. Козочкина; пер. с англ. Д.Г. Осипова, И.Д. Козочкина. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2006.