Мудрый Юрист

Меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, виновным в террористической деятельности

Минязев Дмитрий Мухамутдинович, аспирант кафедры уголовного права и процесса РУДН.

В статье дана характеристика санкций, установленных в нормах Особенной части УК РФ за преступления, связанные с террористической деятельностью. Проводится анализ целесообразности применения к виновным за указанные преступления установленных в санкциях наказаний и возможности применения иных мер уголовно-правового характера, вносятся предложения по совершенствованию действующего законодательства в этой части и практики его применения.

Ключевые слова: преступления, связанные с террористической деятельностью; состав преступления; меры уголовно-правового характера; наказание; иные меры уголовно-правового характера.

Description of approvals, set in the norms of Special part of UK RF for crimes, related to terrorist activity is given in the article. The analysis of expedience of application is conducted to guilty for the indicated crimes of the punishments and possibility of application of other measures of criminal-law character set in approvals, brought in suggestion on perfection of current legislation in this part and practice of his application.

Key words: crimes, related to terrorist activity; corpus delict; measures of criminal-law character; punishment; other measures of criminal-law character.

Начиная с середины 90-х гг. прошлого столетия, в России, как и в других странах, стали все чаще совершаться террористические акты и другие преступления, связанные с террористической деятельностью. В данной статье под преступлениями, связанными с террористической деятельностью, понимаются собственно террористический акт; содействие террористической деятельности; публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма; захват заложника; организация незаконного вооруженного формирования; угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; насильственный захват власти или насильственное удержание власти, вооруженный мятеж, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360).

Совершение каждого из выше упомянутых преступлений террористической направленности создает обстановку беспокойства и страха в обществе, связано с угрозой жизни, здоровью, иным правам человека, либо непосредственно причиняет существенный вред правам человека, экологии, собственности и тем самым встает на пути экономического и социального прогресса. Кроме того, при совершении террористических актов, захвата заложников дестабилизируется работа органов пожарной безопасности, здравоохранения, психологов и пр. Непредсказуемы последствия рассматриваемых преступлений.

Основные составы названных преступлений - формальные или усеченные. Так называемые составы "угрозы опасностью". За большинство составов преступлений терроризма установлены санкции только в виде лишения свободы.

Официальная статистика не отражает всего масштаба этих преступлений. Однако ясно, что наряду с мероприятиями, направленными на предупреждение преступлений, связанных с террористической деятельностью, не следует забывать и о роли мер уголовно-правового характера, установленных законодательством за их совершение. Политика государства стоит на позиции установления суровых санкций за террористическую деятельность. Так, УК РСФСР предусматривал за основной состав терроризма (ч. 1 ст. 213.3) наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет и относил это преступление к категории средней тяжести. УК РФ с момента его принятия переводит это преступление в категорию тяжкого (ч. 1 ст. 205), установив за его совершение наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет, а за тем, с 27.07.06, - в категорию особо тяжкого, повысив минимальный и максимальный пределы санкции в виде лишения свободы сроком от 8 до 12 лет.

Следует отметить, что с момента принятия УК РФ 1996 г. нормы об ответственности за террористическую деятельность неоднократно подвергались изменениям и дополнениям. Эти изменения касались признаков составов терроризма, введения в УК РФ новых видов преступлений, составляющих террористическую деятельность, и изменений санкций за их совершение. Из двадцати одного состава преступлений, содержащихся в ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, двенадцать являются особо тяжкими, пяти тяжкими и четыре относятся к преступлениям средней тяжести. За все преступления, связанные с террористической деятельностью, предусмотрено наказание в виде лишения свободы, вплоть до пожизненного. Только в трех нормах из двадцати одной предусмотрены альтернативные наказания. Однако и самые суровые санкции не останавливают террористов. К тому же непосредственными исполнителями террористических актов часто являются лица, не дорожащие своей жизнью, так называемые террористы-смертники, или зомби.

Лица, совершающие акты терроризма, характеризуются жестокостью, они часто действуют по мотивам мести всем и вся, руководствуясь, как уже отмечалось, политическими, религиозными и националистическими, корыстными побуждениями, они не щадят ни женщин, ни стариков, ни детей.

В настоящее время преступления террористической направленности, особенно собственно террористический акт (ст. 205 УК РФ), совершаются чаще в соучастии в форме преступного сообщества с четким распределением ролей. Организаторы террористических актов, легко уничтожая жизни сотен людей, стараются использовать все возможности для обеспечения собственной безопасности. Исполнителями их злой воли являются главным образом простые верующие люди. Для современного терроризма характерны исполнители "камикадзе", "люди-бомбы". Таких людей предварительно доводят до степени крайнего фанатизма с помощью специальной психологической и идеологической обработки. Их наставники проводят интенсивную работу среди молодежи, оказывают материальную помощь семьям будущих "камикадзе", внушают идеи о лучшей и вечной жизни в случаях самоотверженной гибели за "спасение своего народа". Особое внимание при этом обращается на отличие такой гибели от самоубийства. Термин "самоубийство" в работе с будущими смертниками их наставники не употребляют. Ислам и другие религии считают акты лишения себя жизни тягчайшим грехом. Поэтому смертникам внушают идеи об угодном Всевышнему акте самопожертвования, во время которого якобы лицо, погибающее при убийстве врагов Аллаха, мгновенно приобретает статус святого мученика и переносится в рай.

Для организаторов террора использование смертников крайне выгодно. Их подготовка не требует больших материальных вложений, ведь специальные технические навыки пиротехники не нужны. При этом страха за собственную жизнь в случаях предотвращения теракта у них нет.

При совершении других преступлений террористического характера, таких как содействие террористической деятельности, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, действуют, как правило, либо фанаты, проповедующие преимущество своих убеждений, либо лица, извлекающие колоссальные доходы, действуя в интересах тех или иных группировок. Такие лица не идут на смерть, хотя при совершении публичных призывов к осуществлению террористической деятельности с использованием средств массовой информации (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ) в определенном смысле рискуют. С риском для жизни и свободы связано совершение таких преступлений, как захват заложника, угон воздушного судна или железнодорожного подвижного состава, насильственный захват или насильственное удержание власти, вооруженный мятеж. При совершении этих преступлений субъекты, заранее обдумавшие все возможные варианты, обуреваемые эмоциями, не думают о последствиях. Для вооруженного мятежа (ст. 279 УК РФ) характерна стихийность, использование массового скопления людей.

Действительным виновникам террористической деятельности, их организаторам и пособникам, финансирующим террористов, поставляющим им оружие, вербующим людей в большинстве случаев удается скрыться от ответственности.

С учетом роли лица в совершении преступлений, связанных с террористической деятельностью, особенностей их личности следует применять к ним и меры уголовно-правового характера.

Вопросы о применении мер уголовно-правового характера к лицам, виновным в террористической деятельности, не подвергались специальному исследованию. Под видами мер уголовно-правового характера в настоящей статье понимаются все "виды государственного принуждения, назначаемые судом лицам, совершившим деяния, предусмотренные нормами Особенной части УК РФ, и выражающиеся в лишении или ограничении прав и свобод этих лиц". К ним относятся наказания и иные меры: принудительные меры медицинского характера и конфискация имущества (раздел VI РФ); условное осуждение, отсрочка отбывания наказания, принудительные меры воспитательного характера, применяемые к несовершеннолетним, виновным в преступлении вместо наказания (ст. ст. 73 - 74, 82, 90 - 92 УК РФ) [1, с. 351, 353].

Анализ норм об ответственности за преступления, связанные с террористической деятельностью, показал, что за семь составов преступлений терроризма предусмотрен максимальный срок лишения свободы - до двадцати лет (ч. ч. 2 и 3 ст. 205; ч. ч. 3 и 4 ст. 206; ст. ст. 277, 278 и 279 УК РФ). Из них в трех составах в качестве альтернативного наказания предусмотрено пожизненное лишение свободы (ч. 3 ст. 205, ч. 4 ст. 206 и ст. 277 УК РФ), а в одном еще и смертная казнь. Другие альтернативные наказания - штраф, ограничение свободы, арест, лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью - предусмотрены только в трех составах (ч. ч. 1 и 2 ст. 205; ч. 2 ст. 208). За совершение шестнадцати составов преступлений (из 21) возможно на основании ст. 104 применение такой меры уголовно-правового характера, как конфискация имущества (ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 277, 278, 279).

Представляется, что штраф, как основной вид наказания, не должен содержаться в санкциях статей об ответственности за террористическую деятельность. Этот вид наказания в меньшей степени направлен "на достижение такой цели, как предупреждение новых преступлений осужденным... и еще в меньшей степени приспособлен штраф для достижения целей исправления" [2, с. 61] осужденного.

По мнению профессора Волкова Б.С., главный недостаток штрафа "заключается в том, что в нем слабо выражен нравственный аспект. Можно сказать, что он сведен к нулю, когда он выступает в качестве одной из основных санкций за корыстные преступления". Лица, осуществляющие публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, хорошо финансируются. Корыстный мотив в их деятельности может преобладать над иными. Насколько же нравственно применять штраф к лицам, материальное положение которых после его уплаты не пострадает, и лишение свободы - к лицам, виновным в аналогичном преступлении, совершенном по причине безработицы, и по той же причине не способным заплатить штраф? И каково будет нравственное воздействие штрафа на виновного, совершившего преступление в силу сложного материального положения и из последних средств уплатившего его (если суд все же назначит ему штраф), и осужденного, уплата штрафа которым не изменит его материальное положение? Весьма сомнительно, что у обоих осужденных не появится желание совершать это преступление вновь.

Как один из основных видов наказания штраф предусмотрен за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ). К тому же согласно ст. 46 УК РФ штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления. Преступления, содержащиеся в ст. 205.2 УК РФ, относятся к категории средней тяжести. Установление в санкции ч. 2 этой статьи штрафа в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до четырех лет противоречит закону. Предлагается исключить этот вид основного наказания из санкций ст. 205.2 УК РФ, предусмотрев возможность его назначения только в качестве дополнительного. При этом в ч. 2 ст. 205.2 УК РФ штраф как дополнительную меру наказания в размере заработной платы или иного дохода осужденного ограничить периодом до трех лет, а в части 1 этой статьи - периодом до двух лет.

К так называемым "камикадзе", "людям-бомбам", непосредственно исполняющим террористический акт, в зависимости от степени расстройства их психики, должны применяться принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа или с интенсивным наблюдением. Эти люди, предварительно доведенные до степени крайнего фанатизма с помощью специальной психологической и идеологической обработки, внушения идей о лучшей и вечной жизни за "спасение своего народа", совершают преступление, не думая ни о себе, ни о других людях, в состоянии, либо исключающем вменяемость, либо ограничивающем ее.

К лицам, организовавшим террористический акт, вооруженный мятеж, финансирующим террористическую деятельность, совершающим захват заложников, посягающим на жизнь государственного или общественного деятеля, осуществляющим насильственный захват власти, следует применять реальное лишение свободы на длительные сроки, лишать специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград как недостойных их иметь. Полагаем, что к таким лицам нет основания применять условное осуждение, они представляют угрозу для общества, их и в исправительных учреждениях целесообразно содержать раздельно от других осужденных на строгих условиях.

Только за семь составов преступлений терроризма, содержащихся в нормах ст. ст. 205 и 206 УК РФ (террористический акт и захват заложника) уголовная ответственность наступает с четырнадцатилетнего возраста. Лица в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, совершившие посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, несут ответственность за умышленное убийство (ст. 105 УК РФ) или за покушение на него. Несовершеннолетним, независимо от числа совершенных ими в ходе террористических актов преступлений, окончательно назначенное наказание не может превышать десяти лет. Представляется, что и несовершеннолетним, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления террористической деятельности, нецелесообразно назначать такие меры уголовно-правового характера, как условное осуждение или отсрочка отбывания наказания. Нецелесообразно применять к ним принудительные меры воспитательного воздействия за преступления, связанные с террористической деятельностью иной степени тяжести. Они нуждаются в изоляции от лиц, вовлекших их в террористическую деятельность и в особой методике обращения с ними в условиях воспитательных, а впоследствии и исправительных колоний. С четырнадцати, а уж тем более с шестнадцати лет подростки понимают всю степень тяжести содеянного ими.

Санкция только одного преступления, составляющего террористическую деятельность, включает в себя возможность назначения наказания в виде смертной казни - посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ). Учитывая число жертв террористических актов, умышленного лишения жизни заложников, наказание в виде смертной казни целесообразно установить в санкциях ч. 3 ст. 205 и ч. 4 ст. 206 УК РФ и в порядке исключения назначать это наказание за эти три состава преступлений, а также в случаях совокупности иных преступлений террористической деятельности с умышленным убийством, предусмотренным ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Литература

  1. Уголовное право России. Т. 1. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. 2-е изд. М.: НОРМА, 2008.
  2. Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. Л., 1963.