Мудрый Юрист

Договор обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников уголовно-исполнительной системы

Мачкасов А.И., адъюнкт кафедры гражданского права и процесса; Академия ФСИН России.

Согласно п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК) договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Это понятие является общим для всех видов гражданско-правовых договоров, из которого следует, что подобное соглашение есть основание возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Однако любой конкретный договор имеет свои особенности, которые, как правило, находят свое отражение в его определении.

ГК в главе 48 не дает общего понятия договора страхования, закрепляя при этом отдельно определение договора имущественного и личного страхования. Подобная тенденция в гражданском законодательстве наблюдается практически на всем пути его существования. Так, ГК РСФСР от 1922 г. в ст. 367, закрепляя понятие страхового договора, в конце определения разграничивал имущественное и личное страхование, учитывая при этом последствия наступления страхового случая. ГК РСФСР 1964 г. содержал определения добровольного и обязательного страхования, лишь в тексте нескольких статей упоминая об имущественном и личном страховании.

Представляющий для нашего исследования наибольший интерес, договор обязательного государственного страхования сотрудников уголовно-исполнительной системы (УИС) включает в себя признаки как обязательного, так и личного страхования. Обязательный характер рассматриваемого нами договора страхования имеет непосредственное отношение к свободе договора. Если при заключении договора добровольного страхования стороны (граждане и юридические лица) свободны в своем волеизъявлении, то при обязательном страховании налицо понуждение к заключению договора со стороны закона <1>. При этом нельзя сказать, что стороны полностью лишены свободы волеизъявления. Ограничение свободы в данном случае выражается в том, что закон обязывает страхователя заключить соответствующий договор, при этом за ним сохраняется право свободного выбора контрагента. Что же касается страховщика, то он действует абсолютно свободно, на общих принципах гражданского права.

<1> См.: п. 1 ст. 421 ГК РФ // СЗ РФ. 05.12.1994. N 32. Ст. 3301.

Личный характер договора обязательного государственного страхования проявляется в том, что он заключается с целью защиты жизни и здоровья застрахованных лиц. В связи с чем страховщик обязуется выплатить страховую сумму в случае причинения вреда жизни или здоровью сотрудников УИС. При этом названные в ст. 934 ГК иные страховые случаи (достижение застрахованным лицом определенного возраста либо наступление в его жизни предусмотренного договором события) здесь не учитываются.

Договор обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников УИС является договором в пользу третьего лица. Это положение вытекает из п. 1 ст. 6 Федерального закона N 52-ФЗ. Согласно ст. 430 ГК договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Третьим лицом в договоре по обязательному государственному страхованию выступают застрахованные лица - сотрудники УИС.

Подобная договорная конструкция вызывает как теоретический, так и практический интерес. С теоретической точки зрения интерес вызывает та выгода, которую преследуют страхователь и страховщик. Если последний заключает договор страхования и при этом для него не имеет значения, перед кем он несет свои обязанности (т.е. при наступлении оговоренных в договоре страховых случаев для страховщика не имеет значения, кому он впоследствии будет выплачивать страховую сумму - страхователю или застрахованному лицу), то экономическая выгода страхователя представляется не совсем ясной. Если вникнуть в суть складывающихся при обязательном государственном страховании отношений, то эту выгоду можно увидеть. Она представлена в виде обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства <2>. Государство заинтересовано в первую очередь в том, чтобы его органы власти эффективно исполняли свои функции, для чего необходимо осуществлять защиту интересов их сотрудников.

<2> См.: п. 1 ст. 969 ГК РФ // СЗ РФ. 29.01.1996. N 5. Ст. 410.

Практический интерес вызывает вопрос о том, с какого момента у третьего лица возникает право требования, обращенное к страховщику, - с момента заключения договора между контрагентами либо с момента выраженного согласия третьим лицом. Ответ на этот вопрос можно найти в трудах Г.Ф. Шершеневича, который пишет, что "право третьего лица по общему правилу возникает только со времени выраженного им согласия. От третьего лица зависит, согласиться или не согласиться на принятие того, что выговорено в договоре в его пользу. До предложения об этом третьему лицу и изъявления им согласия контрагенты вправе изменить и даже уничтожить договор; но с того времени, когда третье лицо выразило свое согласие воспользоваться предоставленным ему в договоре правом, оно уже является участником в договоре и не может быть лишено своего права по желанию контрагентов" <3>. Этот взгляд находит свое подтверждение и в современном законодательстве. Статья 430 ГК в п. 2 закрепляет, что с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

<3> Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 410.

Исходя из вышесказанного, третьему лицу принадлежит право требования денежной суммы от страховщика.

Чтобы застрахованное лицо приобрело право требования страховой суммы от должника (страховщика), необходимо наличие волеизъявления первого в виде письменного заявления.

Таким образом, для того чтобы после наступления страхового случая у застрахованного лица появилось соответствующее право, обусловленное договором, необходимо наличие двух юридических фактов: договор, заключенный между страхователем и страховщиком, и заявление застрахованного лица о согласии на получение страховой суммы.

Пункт 4 ст. 430 ГК предусматривает возможность отказа третьего лица от права, предоставленного ему по договору. В этом случае кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

На практике подобные случаи не встречаются, так как сотрудники заинтересованы в получении материальной помощи. К тому же Федеральный закон N 52-ФЗ ничего не говорит о том, что нужно делать страхователю в случае отказа от соответствующего права застрахованным лицом. Закон лишь устанавливает обязанность учреждений и органов УИС в целях своевременного получения страховой выплаты оказывать застрахованным лицам содействие в истребовании и оформлении документов, необходимых для принятия решения о выплате страховых сумм <4>.

<4> См.: п. 3 ст. 7 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 30.03.1998. N 13. Ст. 1474.

Некоторые авторы договор обязательного государственного страхования относят к числу агентских договоров <5>. В этом случае договор содержит обязательство, по которому одна сторона (страховщик) обязуется от своего имени за соответствующую плату и за счет средств, предоставленных второй стороной (страхователем), выплатить обусловленную законом или иным правовым актом сумму служащему соответствующего государственного органа при наступлении страхового случая. С этой позиции возникающие правоотношения следует рассматривать как квазистраховые, поскольку имеет место организация страхового фонда.

<5> Емельянов А. О понятии обязательного страхования // Хозяйство и право. 1997. N 12. С. 128.

Подобная точка зрения была высказана до вступления в силу Федерального закона N 52-ФЗ, который четко закрепил в п. 1 ст. 6, что договор обязательного государственного страхования - договор в пользу третьего лица.

Договор обязательного государственного страхования, как и любой другой договор, обладает рядом присущих ему признаков. Одним из них является возмездный характер договора. Он проявляется в том, что страхователь в лице ФСИН России уплачивает страховщику страховую премию, а последний при наличии страхового случая производит страховую выплату. Договор обязательного государственного страхования остается возмездным и в том случае, если событие, оговоренное в нем, не наступило, но его наступление предполагается, поскольку он заключается в расчете на встречное удовлетворение со стороны страховщика.

Другим признаком, которым обладает данный договор, является его взаимный характер. Суть взаимности проявляется в том, что стороны принимают на себя друг перед другом обязанности. Страхователь обязуется своевременно уплачивать страховые взносы, оказывать помощь в сборе необходимых документов, предоставлять иную интересующую страховщика информацию. Страховщик же, в свою очередь, в случае наступления страхового события обязуется выплатить оговоренную в договоре страховую сумму.

Если рассматривать момент вступления договора страхования в силу, то следует признать его реальным, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 957 ГК таковым является момент уплаты страховой премии или ее первого взноса, если в договоре не предусмотрено иное. На практике при заключении договоров обязательного государственного страхования встречаются случаи, когда стороны, оговорив все условия, называют конкретную дату, с наступлением которой договор вступает в силу. В этом случае следует признать его консенсуальным. Именно таковым является договор обязательного государственного страхования сотрудников УИС.

Пункт 2 ст. 957 ГК закрепляет, что страхование распространяется на страховые случаи, происшедшие после вступления договора страхования в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала действия страхования. Другими словами, момент вступления договора страхования в силу может быть изменен только самим договором. Более того, вступление договора в силу не может произойти после наступления страхового случая, т.е. придать обратную силу договору страхования нельзя.

Существенным признаком договора обязательного государственного страхования является его рисковый характер (алеаторный). Это говорит о том, что возникновение, изменение или прекращение тех или иных прав и обязанностей зависит от наступления объективно случайных для самих сторон обстоятельств. В одних случаях страховщик получает страховую премию и при этом в течение всего срока действия договора не осуществляет страховых выплат, а в другом - при наступлении страхового случая может выплатить страховую сумму, превышающую размер страховой премии. В этом и заключается рисковый характер договора страхования.

В договоре обязательного государственного страхования можно выделить две стороны: страхователь и страховщик. Именно эти две стороны оговаривают основные условия договора, приходят к определенному соглашению и собственно заключают сам договор. Однако выделяется еще две группы субъектов возникающего из договора правоотношения - застрахованное лицо и выгодоприобретатель. Этих лиц нельзя отнести к сторонам договора, так как никакого участия в его заключении они не принимают. Однако последний заключается именно в пользу этих субъектов, и при наступлении страхового случая, предусмотренного договором, застрахованное лицо либо выгодоприобретатель получают соответствующие права на страховое возмещение. Таким образом, к сторонам договора следует отнести страхователя и страховщика, вторую же группу субъектов сложившегося правоотношения следует рассматривать не как стороны договора, а именно как участников правоотношения.

Рассматривая договор обязательного государственного страхования, нельзя не сказать о предмете данного договора. Следует отметить, что ни в ГК, ни в Законе "Об организации страхового дела в РФ" подобный термин не используется.

"Предметом договора страхования является особого рода услуга, которую страховщик оказывает страхователю и которая воплощается в несении страхового риска в пределах страховой суммы. Страховой риск - это качественная характеристика предмета договора страхования, а страховая сумма - количественная. Именно при помощи этих двух характеристик можно провести четкие границы между любыми конкретными договорами страхования" <6>.

<6> См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 2. 4-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2007. С. 591.

Учитывая вышесказанное, предметом договора обязательного государственного страхования можно считать оказание страховой услуги со стороны страховщика в случае наступления страхового события, оговоренного в договоре, в отношении застрахованного лица (выгодоприобретателя) в виде выплаты страховой суммы, которая зависит от уплаченной ранее страховщику страховой премии страхователем.

Важным элементом договора обязательного государственного страхования является форма его заключения. По общему правилу договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма (п. 1 ст. 434 ГК). Статья 940 ГК в п. 1 закрепляет, что договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Это правило относится ко всем договорам страхования, так как норма данной статьи имеет свое закрепление в главе 48 ГК "Страхование" и распространяется на все ее положения. Однако, как это часто бывает, из любого правила есть исключения. Подтверждением тому является ч. 2 п. 1 ст. 940 ГК, которая гласит, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования. Исходя из текста данной статьи, следует заключить, что несоблюдение письменной формы договора обязательного государственного страхования не влечет его недействительность.

Подобный вывод можно было бы сделать, если законодатель не указал бы иные правила, регулирующие данные отношения. Однако п. 2 ст. 162 ГК гласит о следующем: "...в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность". Федеральный закон N 52-ФЗ в п. 2 ст. 6 закрепляет, что договор страхования заключается в письменной форме. Следовательно, несоблюдение этой формы заключения договора обязательного государственного страхования, как и договоров иных видов страхования (п. 1 ст. 940 ГК), влечет его недействительность.

Согласно п. 4 ст. 6 Федерального закона N 52-ФЗ правоотношения между страхователем и страховщиком возникают после заключения договора страхования. Следовательно, договор обязательного государственного страхования является основанием возникновения страховых правоотношений между его сторонами.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что договор обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников УИС имеет конструкцию договора в пользу третьего лица и осуществляется на условиях взаимности и возмездности. Данный договор является консенсуальным и носит рисковый (алеаторный) характер. Заключение договора обязательного государственного страхования производится между двумя сторонами: страхователем и страховщиком, и исключительно в письменной форме.