Мудрый Юрист

Правовой режим имущества вузов

Суровцова Марина Николаевна - кандидат юридических наук, доцент Томского экономико-юридического института.

В статье рассмотрены проблемы правового регулирования имущества высших учебных заведений. Особое внимание уделено анализу основных правовых режимов имущества вузов, в том числе правового режима имущества, полученного от внебюджетной деятельности образовательных учреждений, вопросам расходования бюджетных средств и др.

Ключевые слова: экономика образования, правовое регулирование имущественных отношений.

The legal regime of property of higher educational institutions

M.N. Surovtsova

The article deals with the problems of legal regulation of property of higher educational institutions. Special attention is paid to the analysis of major legal regimes of property of the institutions, including the legal regime of property derived from extra-budgetary activities of educational institutions, issues of budget spending, etc.

Key words: economics of education, the legal regulation of property relations.

Конструкция "правовой режим имущества" широко используется как в учебной, так и научной литературе, но его содержание раскрывается по-разному. По мнению одних авторов, это элемент субъективного права, включающий владение, пользование и распоряжение имуществом <1>, т.е. правовой режим здесь сводится к триаде, составляющей содержание права собственности. Другие авторы полагают, что правовой режим имущества охватывает только предпринимательские отношения и представляет собой установленный нормами права порядок формирования хозяйственных образований и управления их имуществом <2> или совокупность требований, предъявляемых к имуществу при его приобретении, использовании и выбытии в процессе предпринимательской деятельности <3>. Представляется необоснованным распространение понятия "правовой режим имущества" только на сферу предпринимательских отношений. В советский период термин "правовой режим имущества" был широко распространен как в законодательстве, так и в научной литературе. Понятие "правовой режим имущества" по существу включало такие признаки, как основание возникновения и прекращения прав на имущество и содержание соответствующего права на определенные виды имущества юридических лиц <4>. Кстати говоря, эта схема используется и сейчас. Современные авторы, развивая позицию советских ученых, определяют правовой режим имущества как правила, устанавливающие особый порядок возникновения прав на имущество, их изменения и прекращения, а также содержание прав на имущество <5>.

<1> Васькин В.В. Правовой режим имущества и юридические способы его охраны и защиты // Проблемы правового режима имущества в условиях концентрации и специализации производства: Межвузовский сб. статей / Отв. ред. Н.И. Коняев. Куйбышев, 1983. С. 123; Сенчищев В.И. Объект гражданского право отношения // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1998. С. 140.
<2> Анохин В.С. Предпринимательское право: Учебник для высших учебных заведений. М., 1999. С. 142.
<3> Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 1999. С. 323.
<4> Советское гражданское право / Под ред. Д.М. Генкина и Я.А. Куника. М., 1967. С. 94, 162; Советское гражданское право (конспект лекций): Учебное пособие для студентов факультета советского строительства / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М., 1973. С. 111; Советское гражданское право. Т. 1 / Отв. ред. В.П. Грибанов и С.М. Корнеев. М., 1979. С. 188 - 189.
<5> Смышляев Д.В. Особенности правового положения объекта незавершенного строительства // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. Исследовательский центр частного права. Уральский филиал. Российская школа частного права. Уральское отделение. М., 2000. С. 69; Лапач В.А. Что такое объекты гражданских прав, или "феномен Кубка Кремля" // Законодательство. 2002. N 5. С. 18, 23, 24, 25; Чеговадзе Л.А. О сущности гражданского правоотношения: новый взгляд на старую проблему // Законодательство. 2002, N 6. С. 24, 26.

По смыслу ст. 39 Закона РФ "Об образовании", устанавливаются три вида правовых режимов имущества образовательных учреждений: право собственности, право оперативного управления и право самостоятельного распоряжения имуществом. Возможность быть собственником имущества предоставлено только негосударственным вузам (п. 5 ст. 39). Законодатель не определяет основания и порядок приобретения негосударственными вузами права собственности на имущество. Он лишь отсылает к законодательству Российской Федерации (п. 5 ст. 39 Закона об образовании).

Режим оперативного управления существует на имущество, переданное вузу его учредителем (п. 1 ст. 39 Закона об образовании). По смыслу этой нормы режим оперативного управления установлен в отношении как государственных, так и негосударственных вузов.

Понятие "право оперативного управления" впервые введено в научный оборот А.В. Бенедиктовым. Он показал, что право собственности социалистического государства реализуется через осуществление государственным органом его правомочий по владению, пользованию и, в известной мере, по распоряжению имуществом <1>. Позднее право оперативного управления получило законодательное закрепление в Основах гражданского законодательства 1961 года. Но вопрос о его сущности с введением в действие Основ не потерял своей актуальности и продолжал обсуждаться. В советской литературе широкое распространение получила концепция, рассматривающая государственное предприятие и учреждение в качестве хозяйственного органа государства, выполняющего часть его функций. Тем самым под сомнение была поставлена сама реальность права оперативного управления (Л.Я. Гинцбург, В.В. Лаптев, А.А. Пушкин, Д.Б. Якуб и др.). Согласно другой концепции, предприятия являлись самостоятельными субъектами права, поэтому ее авторы предлагали разграничивать понятия "государственный орган" и "предприятие" (Ю.М. Козлов, Б.М. Лазарев, Ц.А. Ямпольская) <2>.

<1> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948.
<2> См. об этом подробнее: Полонский Э.Г. Право оперативного управления государственным имуществом. М., 1980; Савич В.И. Управление трудом и трудовое право. Томск, 1986. С. 40 - 46.

Впоследствии с развитием рыночных отношений появилось новое понятие "право полного хозяйственного ведения", существовавшее наряду с правом оперативного управления. Указанные вещные права были закреплены в Основах гражданского законодательства 1991 года и Законе РСФСР "О собственности в РСФСР" 1990 года. Оба этих вещных права вошли в действующий Гражданский кодекс РФ под названием "право хозяйственного ведения" и "право оперативного управления". Положения о праве оперативного управления изложены в ст. ст. 216, 296 - 300 ГК РФ, а сами нормы помещены в раздел 2, именуемый "Право собственности и другие вещные права". Тем самым длительный спор о сущности указанного права нашел свое законодательное разрешение. В соответствии с гражданским законодательством право оперативного управления, во-первых, является вещным правом, во-вторых, оно производно от права собственности (ст. 216 ГК).

На праве оперативного управления вузу принадлежит имущество, переданное ему учредителем при создании (ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" (далее - Закон о высшем образовании).

Границы и содержание правомочий вуза в отношении указанного имущества определены в ст. 296 ГК РФ. Вуз вправе владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом, но в определенных пределах, которые, во-первых, установлены законом; во-вторых, связаны с целью деятельности вуза; в-третьих, зависят от назначения имущества.

Согласно п. 1 ст. 27 Федерального закона о высшем образовании учредитель закрепляет за вузом на праве оперативного управления здания, сооружения, имущественные комплексы, оборудование, а также иное необходимое имущество потребительского, социального, культурного и иного назначения. Термин "имущество", как известно, в юридической литературе имеет несколько значений. Им принято обозначать, во-первых, отдельные вещи или их совокупность; во-вторых, имущественные права; в-третьих, имущественные права и обязанности. Толкование вышеуказанной нормы позволяет утверждать, что термином "имущество" в сочетании с термином "право оперативного управления" (вещное право) может обозначаться только совокупность вещей, т.е. предметов материального мира. Думается, что не следует также широко толковать словосочетание "иное назначение". Вуз как некоммерческая организация наделен специальной правосубъектностью и, следовательно, может обладать только тем имуществом, которое соответствует его уставным целям, т.е. осуществлению образовательной деятельности.

Закрепляя режим оперативного управления, законодатель ограничил государственные и негосударственные вузы в выборе организационно-правовых форм. Как известно, из некоммерческих организаций только учреждения вправе обладать имуществом на праве оперативного управления, иные некоммерческие организации являются собственниками переданного учредителем имущества (ст. 213 ГК РФ), в связи с этим есть основания полагать, что нормы п. 5 ст. 39 и п. 1 ст. 39 Закона "Об образовании" не согласуются.

Согласно ст. 28 Федерального закона о высшем образовании другим источником имущества вуза являются денежные средства. До 2004 года законодатель пытался регламентировать порядок финансирования государственных и негосударственных вузов. Порядок финансирования государственных вузов был определен в п. 1 ст. 28 Федерального закона о высшем образовании; негосударственных вузов - в п. 2 ст. 28. Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ пункт второй из текста ст. 28 Федерального закона о высшем образовании исключен. По смыслу ст. 13 Закона "Об образовании" порядок финансирования и материально-технического обеспечения образовательного учреждения должен отражаться в уставе вуза. Федеральные государственные вузы финансируются органами государственной власти в соответствии с государственными заданиями (контрольными цифрами) на подготовку специалистов, переподготовку и повышение квалификации работников. Вузы самостоятельно определяют направления использования средств, полученных ими из средств бюджета и иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 28 Федерального закона о высшем образовании). Представляется, что это положение противоречит ст. 70 БК РФ, согласно которой бюджетные средства имеют строго целевое назначение и могут расходоваться на:

Расходование бюджетных средств бюджетными учреждениями на иные цели не допускается (абз. 8 ст. 70 БК РФ).

О целевом расходовании бюджетных средств говорится и в ст. 163 БК РФ "Права и обязанности получателей бюджетных средств". В частности, в ней указано, что получатели бюджетных средств имеют право на:

Получатели бюджетных средств обязаны эффективно использовать бюджетные средства в соответствии с их целевым назначением (п. 2 ст. 163 БК РФ). Природа этих прав в Бюджетном кодексе не определена.

Согласно ст. 71 БК РФ "Закупки <1> товаров, работ и услуг бюджетными учреждениями", государственные вузы "без заключения государственных или муниципальных контрактов вправе закупать товары, работы, услуги на сумму, не превышающую установленного Центральным банком Российской Федерации предельного расчета наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке. При этом одноименные товары, одноименные работы, одноименные услуги бюджетные учреждения без заключения государственного или муниципального контракта вправе закупать в течение квартала на сумму, не превышающую указанного предельного размера расчетов наличными деньгами".

<1> Слово "закупки" явно не отражает характер отношений. Речь, скорее всего, должна идти о сделках купли-продажи.

Положения ст. 71 БК РФ вряд ли можно признать безупречными - они расплывчаты и неопределенны. Буквальное толкование этой статьи позволяет сделать вывод, что стоимость не должна превышать сумму, установленную ЦБ России, то есть 60000 руб. Вместе с тем непонятно, как часто должны совершаться сделки на указанную сумму: ежедневно, раз в месяц или иной промежуток времени. Термин "одноименные товары" в законе не раскрывается, в то время как от этого зависит способ заключения сделки. Следствием несовершенства норм ст. 71 БК РФ стало появление неофициальных разъяснений. В письме (исх. N Д07-1220 от 23 июня 2006 г.) в Федеральную налоговую службу за подписью директора Департамента государственного регулирования тарифов и инфраструктурных реформ предлагается под "одноименными товарами" понимать аналогичные по техническим и функциональным характеристикам товары, работы, услуги определенного вида, которые могут отличаться друг от друга незначительными особенностями (деталями), не влияющими на качество и их основные потребительские свойства, и которые являются однородными по своему потребительскому назначению. Исходя из этого понятия можно многие товары признать одноименными.

Представляется, что предыдущая редакция ст. 71 БК РФ, согласно которой "все закупки товаров, работ и услуг на сумму свыше 2000 МРОТ осуществляются исключительного на основе государственных или муниципальных контрактов, размещаемых на конкурсной основе, если иное не установлено федеральными законами и законодательными актами субъектов РФ, нормативными актами представительных органов местного управления", для судебных органов была более приемлемой <1>.

<1> См., например: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 24 "О применении к государственным (муниципальным) учреждениям пункта 2 статьи 1 Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" и статьи 71 Бюджетного кодекса Российской Федерации // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2006. N 8. С. 67 - 68.

Финансирование вузов в порядке эксперимента в шести государственных вузах, а именно: в Марийском государственном техническом университете, Марийском государственном педагогическом институте им. Н.К. Крупской, Марийском государственном университете, Чувашском государственном университете им. И.Н. Ульянова, Чувашском государственном педагогическом университете им. И.Я. Яковлева, Якутском государственном университете им. М.К. Аммосова осуществляется на основании именных финансовых обязательств (далее - финансовое обязательство) <1>. Финансовое обязательство представляет собой документ, предоставляющий вузу право получать бюджетные средства на конкретного студента в зависимости от количества поступающих абитуриентов и набранных ими баллов <2>. Сама идея была заимствована из зарубежного законодательства, главным образом, Великобритании, разработавшей программу "деньги идут за студентом" <3>.

<1> Постановление Правительства РФ от 14 января 2002 г. N 6 "О проведении в 2002 - 2003 годах эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений высшего профессионального образования с использованием государственных именных финансовых обязательств // СЗ РФ. 2002. N 3. Ст. 217.
<2> Деятельность Минобразования России по реализации Плана действий Правительства Российской Федерации в области социальной политики по модернизации экономики на 2000 - 2001 годы // Официальные документы в образовании. 2002. N 2. С. 93 - 95.
<3> Зарубежный опыт реформ в образовании (Европа, США, Китай, Япония, страны СНГ). Аналитический обзор, подготовленный при содействии Г.А. Лукичева, директора Национального информационного центра по академическому назначению и мобильности Минобразования России // Официальные документы в образовании. 2002. N 2. С. 52 - 59.

Подобного рода заимствование не учитывает историю становления вузов в России и в государствах Западной Европы. У нас высшее образование всегда рассматривалось в качестве необходимой ступени в дальнейшем продвижении по служебной лестнице. В Западной Европе его воспринимают как систему знаний, необходимый уровень культуры, без которого невозможно само существование человека <1>. Забывать об этих существенных различиях в мотивациях получения образования при формировании концепции высшего образования не стоит.

<1> См. подробнее: Суровцова М.Н. История развития вузов как юридических лиц. Томск, 2003.

Есть опасение, что денежные средства будут вкладываться в вузы, готовящие кадры для высокорентабельных предприятий и организаций с высоким уровнем заработной платы, не нуждающиеся в подобных инвестициях. Иными словами, вместо вложения средств в развитие научных направлений и повышение качества образования, реформа будет способствовать однобокому развитию вузов без учета исторически сложившихся научных направлений и научных школ. Последствия такого решения могут оказаться самыми неблагоприятными. В частности, возможно закрытие медицинских и педагогических вузов, так как именно в них готовят будущих специалистов с невысоким уровнем доходов. Кто же потом будет учить и лечить? В решении этого вопроса не следует полагаться на выбор абитуриентов.

Специальные законы позволяют вузам самостоятельно распоряжаться денежными средствами, полученными за счет дополнительных источников финансирования, например от платных дополнительных образовательных услуг, иных услуг, пожертвований (п. 8 ст. 41 Закона "Об образовании"; п. 4 ст. 28 Федерального закона о высшем образовании). В действительности вузы приобретают не только денежные средства, но и иное имущество.

В Бюджетном кодексе РФ также упоминается только о денежных средствах и проводится разграничение между средствами, полученными из бюджетов, и иными доходами, в отношении которых применяется термин "внебюджетные источники". В Кодексе закреплено: бюджетное учреждение при исполнении сметы доходов и расходов самостоятельно в расходовании средств, полученных за счет внебюджетных источников (абз. 2 п. 6 ст. 161). К внебюджетным средствам Кодекс относит доходы от предпринимательской деятельности, в том числе доходы от оказания платных услуг, другие доходы, получаемые от использования государственной или муниципальной собственности, и доходы от иной деятельности (п. 3 ст. 161).

Анализируя нормы Закона "Об образовании" и Федерального закона о высшем образовании, отметим, что законодатель различает: а) платные образовательные услуги, оказываемые государственными и муниципальными образовательными учреждениями; б) платную образовательную деятельность негосударственных образовательных учреждений; в) предпринимательскую деятельность. Федеральный закон "О некоммерческих организациях" не включает в перечень предпринимательской деятельности платные образовательные услуги (п. 2 ст. 24). Иными словами, норма Бюджетного кодекса РФ, которая относит к предпринимательской деятельности платные услуги, противоречит не только нормам специальных законов, но и Закона "О некоммерческих организациях", поэтому ее необходимо привести в соответствие с гражданским законодательством.

Вопрос о правовом режиме имущества, полученного от внебюджетной деятельности учреждений, в литературе является спорным. По мнению одних авторов, если закон позволит учреждениям иметь имущество на праве собственности, в отношении его может быть установлен режим собственности, так как п. 3 ст. 120 ГК РФ позволяет определять особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений и отступать от имущественных прав учреждений, установленных ст. ст. 296 и 298 ГК РФ <1>. Другие ученые полагают, что это может быть режим хозяйственного ведения <2>. Мы разделяем последнюю позицию. В соответствии с Законом "Об образовании" порядок распоряжения имуществом, приобретенным учреждением за счет доходов от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, должен определяться в уставе вуза (п. 1 ст. 13 Закона).

<1> Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2005. С. 414.
<2> Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов. В 2-х т. Т. 1. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 609.

К сожалению, законодатель определил далеко не все источники формирования имущества вуза. Специальные законы (до 2004 г.) упоминали и об иных основаниях возникновения вещных прав. Обратимся к ранее действовавшему законодательству.

В числе оснований возникновения вещных прав на первое место ставился договор дарения. Следует отметить, что и в дореволюционный период государственные вузы вправе были принимать имущество в дар, но лишь в виде пожертвования.

Гражданский кодекс не запрещает вузам принимать имущество в дар. При определенных условиях в качестве дарителя могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права. Однако Федеральный закон о высшем образовании ограничивал круг дарителей, называя только граждан и юридических лиц. По смыслу Закона в качестве дарителей не могли выступать Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования. Ранее действовавшие положения Закона, ограничивающие круг дарителей, представляются обоснованными, так как в противном случае финансирование государственных вузов рассматривалось бы не как обязанность государства, а как акт доброй воли, сделка. В 2001 году Томский государственный педагогический университет получил в дар от мэрии Томска недостроенное здание под учебный корпус. В соответствии с п. 2 ст. 27 Федерального закона о высшем образовании такая сделка являлась противозаконной, ничтожной. Ныне действующее законодательство не содержит никаких указаний на этот счет.

В соответствии с действующими нормами Гражданского кодекса граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства могут беспрепятственно выступать в роли дарителей при условии, что они являются полностью дееспособными. За малолетних и граждан, признанных недееспособными, дарение осуществляют их законные представители (ст. 575 ГК). Но даже они не свободны в своем волеизъявлении. Закон, во-первых, требует получения предварительного согласия со стороны органов опеки и попечительства (п. 2 ст. 37 ГК), во-вторых, ограничивает стоимость передаваемых ими подарков, она не может превышать 5 МРОТ. Ограниченно дееспособные граждане вправе совершать дарение с согласия попечителя, который должен предварительно согласовать его с органом опеки и попечительства.

По общему правилу, юридические лица - собственники вправе осуществлять дарение вузам по своему усмотрению, но в пределах, установленных законом. Субъекты права хозяйственного ведения и оперативного управления вправе осуществлять дарение лишь с согласия собственника, если иное не предусмотрено законом. Это ограничение не распространяется на обычные подарки небольшой стоимости. По сравнению с иными формами распоряжения имуществом ограничения для указанных лиц, как правильно отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, являются более жесткими <1>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С. 364 - 366.

Лица, владеющие имуществом на праве общей совместной собственности (п. 2 ст. 576 ГК), вправе осуществлять дарение такого имущества только по согласию всех сособственников. Отсутствие согласия одного из участников или остальных участников дает этим лицам право обратиться в суд с иском о признании сделки дарения недействительной, но только в том случае, если будет доказано, что одаряемый знал или должен был знать об отсутствии согласия на дарение (ст. 253 ГК).

Следует учитывать нормы об "отмене дарения" (ст. 578 ГК). Договор дарения может быть отменен, если совершен юридическим лицом в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению его несостоятельным (банкротом). Аналогичные последствия предусмотрены для индивидуальных предпринимателей при наличии тех же оснований (п. 3 ст. 578 ГК). Отмена дарения производится на основании решения суда, по требованию заинтересованного лица. Такие сделки по своей природе являются оспоримыми.

По договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому вещь в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить его от обязанности перед собой или перед третьим лицом (п. 1 ст. 572 ГК).

В литературе обсуждается вопрос о режиме прав учреждений на имущество, полученное в дар. По мнению Е.А. Суханова, передача вещи "в дар юридическому лицу - несобственнику влечет появление у него лишь соответствующего ограниченного вещного права на данную вещь, а права собственности на нее - у его учредителя" <1>. И.Д. Кузьмина считает, что на имущество, полученное в дар учреждением, "распространяется общий режим имущества, закрепленного на праве оперативного управления, который позволяет собственнику при определенных условиях изымать его и распоряжаться по своему усмотрению" <2>.

<1> Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. В 2-х т. Том 2. М., 2005. С. 344.
<2> Кузьмина И.Д. Правовой режим зданий и сооружений как объектов недвижимости. Томск, 2002. С. 120.

Вопрос о режиме прав учреждений на имущество, полученное в дар, нуждается в дальнейшем обсуждении. В литературе справедливо обращается внимание на то, что идеи разделенного права собственности, когда обладателями прав собственности на одно и то же имущество признавались бы и государство, и государственные юридические лица, не получила широкой поддержки в доктрине <1>, поэтому вряд ли стоит возвращаться вновь к этой дискуссии. Есть еще одно обстоятельство, позволяющее усомниться в необходимости установления режима собственности на переданное в дар имущество. Оно касается вещей, подаренных субъектами хозяйственного ведения и оперативного управления. Такое имущество ни при каких обстоятельствах не должно становиться собственностью вуза. Иначе это позволяло бы вузу через систему сделок по распоряжению имуществом передавать приобретенное имущество в частную собственность. Вместе с тем положения п. 3 ст. 120 ГК РФ позволяют в законах и иных правовых актах определять особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений. Поэтому в Законе "Об образовании" следовало бы разрешить вузам принимать имущество в дар лишь в виде пожертвований. В связи с этим заслуживает внимания мнение Редакционной комиссии по подготовке проекта Гражданского уложения, высказанное в 1910 году. Комиссия подчеркивала, что пожертвование как вид договора дарения отличается от последнего главным образом тем, что жертвуемое имущество предназначается на общую пользу и поступает вследствие этого в распоряжение не частных лиц, а таких юридических лиц, которые относятся к публичному праву и имеют общественное значение <2>.

<1> См., например: Леонова Г.Б. Проблемы гражданского права // Вестник Московского университета. 1998. Серия 11 "Право". N 1. С. 61; Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 118.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<2> Цит. по: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 316.

В литературе обсуждаются преимущества пожертвования <1>. По нашему мнению, за необходимость возврата к такой системе формирования имущества говорят следующие аргументы: во-первых, договор пожертвования ограничивает вуз в использовании имущества определенным назначением; во-вторых, юридическое лицо, принимающее пожертвование, должно вести обособленный учет всех операций по использованию такого имущества, следовательно, лица, заинтересованные в добросовестности одаряемого, всегда смогут проверить как используется имущество; в-третьих, нарушение установленного жертвователем назначения имущества дает ему (либо его наследникам или иным правопреемникам) основание требовать отмены дарения (п. 5 ст. 582 ГК). Полагаем, что имущество, полученное в форме пожертвования, должно принадлежать вузу лишь на праве хозяйственного ведения.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<1> См. например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 358; Кузьмина И.Д. Указ. соч. С. 120.

Право хозяйственного ведения по содержанию и объему правомочий является более широким по сравнению с правом оперативного управления. Субъект права хозяйственного ведения вправе самостоятельно распоряжаться движимым имуществом, если законом либо иным правовым актом не будут предусмотрены определенные ограничения. Собственник ни при каких условиях не может изымать или иным образом распоряжаться имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения, пока существует юридическое лицо. В то же время, указанное право производно от права собственности. Как известно, собственник вправе осуществлять контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего ему имущества, а также принимать решения о реорганизации и ликвидации субъекта права хозяйственного ведения (п. 1 ст. 295 ГК). Субъект права хозяйственного ведения не может без согласия собственника распоряжаться недвижимым имуществом (п. 2 ст. 295 ГК). Иными словами, право хозяйственного ведения позволяет учитывать интересы носителя этого права. Действующее законодательство освобождает одаряемого от необходимости получения чьего-либо разрешения или согласия (п. 2 ст. 582 ГК).

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский предлагают возвратиться к дореволюционному порядку предварительного разрешения со стороны правительства на получение пожертвования. Тем самым, по их мнению, будет исключена возможность пожертвования "грязных" денег, добытых преступным путем, в целях их отмывания <1>. Данное предложение интересно, но не бесспорно.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 358.

Действительно, в дореволюционном законодательстве существовал такой порядок. В качестве примера можно привести прошение статского советника Демидова на имя Императора о принятии в дар 200000 руб. Московскому, Киевскому и Тобольскому университетам <1>. Убедительны также доводы авторов о том, что государству не должно быть безразлично, что представляет собой пожертвование и кто является жертвователем. Но вряд ли такой порядок уместен в настоящее время. В 1914 - 1915 годах в России насчитывалось 105 вузов <2>. В 2001 году их число составило 944 и 924 филиала; из них государственных - 586 вузов и 915 филиалов <3>. При таком числе учебных заведений трудно осуществлять необходимый контроль над ними. Скорее всего, такая система породит новые проблемы бюрократического характера.

<1> О порядке приобретения и укрепления прав на имущество вообще / Составил Митрофан Шимановский. Первая часть десятого тома с ее историческими основаниями. Вып. 2. Кн. 2. Казань, 1872. С. 136.
<2> Зиновьев С.И., Ременников Б.М. Высшие учебные заведения СССР. Университеты. Экономические и юридические вузы / Под ред. П.И. Полухина. М., 1962. С. 3.
<3> Официальные документы в образовании. 2001. N 21 (132). С. 29.

Другим юридическим фактом, с которым специальные законы связывали возникновение вещных прав на имущество, являлось завещание. По этому основанию возможно возникновение вещных прав у вуза и в настоящее время. Завещание вузам может быть осуществлено в двух формах: по общим правилам (ст. ст. 1118 - 1119 ГК), т.е. вуз выступает как наследник; через легат и возложение, обусловливающие возникновение обязательства, в котором наследник является должником, а вуз - кредитором.

До 2004 года вузу принадлежало право собственности на продукты интеллектуального и творческого труда, являвшиеся результатом его деятельности (п. 7 ст. 39 Закона "Об образовании"; п. 2 ст. 27 Федерального закона о высшем образовании). Эти нормы, безусловно, требовали корректировки. Из логического толкования п. 2 ст. 27 Федерального закона о высшем образовании можно понять, что законодатель, во-первых, считал возможным употребление термина "собственник" в отношении результатов творчества; во-вторых, признавал вуз создателем продуктов творчества. Для начала попытаемся разобраться с терминологией.

В ст. 128 ГК РФ присутствует понятие "интеллектуальная собственность", но это не означает, что законодатель определился в терминологии, поскольку в этой же норме употребляется термин "интеллектуальная деятельность".

В отечественной литературе о возможности применения термина "собственность" относительно результатов творчества нет единства мнений. Одни авторы допускают такое употребление. Например, А.П. Сергеев пишет: "В настоящее время термин "интеллектуальная собственность" лишь в историческом плане связан с теорией интеллектуальной собственности конца XVIII - начала XIX веков и не таит в себе никакой реальной опасности в части введения в заблуждение относительно природы тех прав, для обозначения которых он обычно используется. Поэтому для его применения и в законодательстве, и в юридической литературе нет никаких серьезных противопоказаний" <1>. Другие авторы не используют <2> или прямо утверждают, что данный термин является изначально неточным и ненаучным. Использование этого термина возможно только в политических документах <3>. По мнению ряда авторов, режим собственности приемлем лишь для материальных носителей, но не для продуктов интеллектуального труда <4>. Мы полагаем, что правы те ученые, которые исключают из употребления термин "собственность", причем как в отношении материальных, так и нематериальных результатов творчества. Как правильно отмечает В.А. Дозорцев, право собственности имеет вполне устоявшееся юридическое содержание. Употребление термина "интеллектуальная собственность" может создать только неправильные представления о содержании права, его действии и способах защиты, влечет за собой путаницу. Оно препятствует четкому различению нематериального результата интеллектуальной деятельности, являющегося объектом исключительных прав, и его материального носителя - объекта права собственности. Из существующего на практике смешения этих объектов ничего, кроме отрицательных последствий, не следует. Не случайно, на наш взгляд, даже А.П. Сергеев, выступающий за применение термина "интеллектуальная собственность", все же вынужден признать, что употребление данного термина является условным и своего рода данью исторической традиции, поэтому те, кто использует рассматриваемое понятие, не допускают распространение на интеллектуальные права правового режима, применяемого к имуществу.

<1> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. Издание второе, перераб. и доп. М., 1999. С. 19; см. также: Степанов С.А. Предприятие как имущественный комплекс по Гражданскому кодексу Российской Федерации // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 58; Амирханова И.В. Фирменные наименования как средства индивидуализации деятельности субъектов в предпринимательской сфере // Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. М., 2001. С. 326; Рот Л.Г. Предмет правового регулирования отношений интеллектуальной собственности // Правовые проблемы укрепления Российской государственности: Сборник статей / Под ред. Б.Л. Хаскельберга. Томск, 2001. С. 143 - 144.
<2> См., например: Ваксберг А.И. Издательство и автор. М., 1957; Иоффе О.С. Основы авторского права: Учебное пособие. М., 1969; Советское гражданское право: Учебник: В 2-х т. Т. 2 / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд. М., 1985. С. 442.
<3> Дозорцев В.А. Понятие исключительного права // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 318 - 319.
<4> Гражданское право: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. В 2-х т. Т. 1. 2-е изд. перераб. и доп. М., 2004. С. 635.

Итак, отношение ученых к термину "собственность" применительно к результатам интеллектуальной деятельности различно, но все они признают необходимость различения "результатов творчества" (как нематериального блага) и его "материального носителя" (вещи) и применения к этим объектам разных правовых режимов.

С введением части четвертой Гражданского кодекса РФ разграничение понятий "результат интеллектуальной деятельности" и его "материальный носитель" проведено на уровне кодифицированного акта. Законодатель впервые, во-первых, употребил правовую конструкцию "материальный носитель (вещь)"; во-вторых, закрепил положение, согласно которому интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь) (п. 1 ст. 1227). По общему правилу переход или предоставление интеллектуальных прав не связывается с переходом права собственности на вещь (п. 2 ст. 1227).

На вопрос о том, признает ли отечественное законодательство вузы в качестве создателей объектов творческого труда, ответ, скорее всего, будет отрицательным.

Согласно ст. 1257 ГК РФ автором произведения, науки, литературы, искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано. Тем не менее в п. 2 ст. 1260 ГК говорится о составителях сборника и авторах иного составного произведения.

Не было определенности по данному вопросу и в Законе РФ от 9 июля 1993 года "Об авторском праве и смежных правах" (в редакции Федерального закона от 19 июля 1995 года). С одной стороны, Закон провозглашал автором творческого результата гражданина, а с другой - употреблял термин "автор" в отношении составителей произведений, а также называл авторами издателей, не раскрывая особенности их статуса.

Неопределенность Закона порождала дискуссии в юридической литературе. По мнению одних авторов, юридические лица могут стать обладателями авторских прав на составные произведения в целом, например на научные сборники, словари, энциклопедические издания и проч. (Н.А. Райгородский, Б.С. Антимонов, Е.А. Флейшиц). Другие авторы считали, что юридическое лицо не может стать субъектом первоначального авторского права, так как творить, создавать новое могут лишь живые люди. Поэтому, как бы ни повлияло юридическое лицо на создание произведения, само его создание - это дело отдельных физических лиц (М.В. Гордон, Э.П. Гаврилов) <1>.

<1> См. подробнее: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 170 - 171.

В учебной литературе до сих пор нет единства взглядов. Так, по мнению И.А. Зенина, юридические лица являются субъектами авторских прав как авторы сборников и иных продолжающихся произведений, они также могут выступать в роли авторов как издатели <1>. А.П. Сергеев стоит на позиции, что у составных произведений с точки зрения действующего авторского законодательства вообще нет авторов <2>. И он же позднее: "Отказ законодателя от конструкции авторства юридического лица на отдельные виды произведений (сборники, кинофильмы, периодические издания и т.д.) - одно из важнейших изменений, происшедших в российском законодательстве" <3>.

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. С. 635.
<2> См.: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 171.
<3> Гражданское право: Учебник: В 3-х т. Т. 3. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006. С. 167.

Следует отметить, что Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. признавал юридическое лицо автором научных сборников, энциклопедических словарей, журналов и других периодических изданий при условии, что эти издания выпускаются в свет самостоятельно или при посредстве какого-либо издательства (ст. 485 ГК РСФСР). И такое положение себя оправдывало, по крайней мере в отношении вузов <1>.

<1> См. например: Ваксберг А.И. Указ. соч. С. 6, 14.

Думается, что необходимо вернуться к модели гражданского законодательства советского периода и признать юридические лица авторами составных произведений, а также издателями. Это позволит исключить неопределенность в отношении интеллектуальных прав юридических лиц. К тому же на практике вузы, как и ранее, продолжают считать себя авторами составных произведений и издателями. По крайней мере в отчетах Томского государственного университета и Томского государственного педагогического университета о научной деятельности юридического лица содержится раздел "Издательская деятельность" и подробно расписывается, сколько сборников выпустил вуз. Поскольку отчеты государственных вузов являются типовыми, можно предположить, что указанные конструкции употребляются и в отчетах иных вузов.

Нормы патентного права признают автором изобретения, полезной модели, промышленного образца гражданина, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности (ст. 1347 ГК). По смыслу ст. 1357 ГК РФ, вуз может получить право на патент, хотя автором изобретения, полезной модели, промышленного образца он не является.

Не менее интересен вопрос о правовом режиме материальных носителей (вещей) результатов интеллектуальной деятельности.

Право собственности автора на созданное им произведение в юридической литературе не ставится под сомнение. Так, А.П. Сергеев пишет: "Картина и скульптура как результат труда художника настолько тесно связаны с формой, в которую они облечены, что составляют с ней одно неразделимое целое, но, несмотря на это единство, картина и скульптура выступают одновременно и как объекты авторского права, и как объекты права собственности" <1>.

<1> Гражданское право: Учебник: В 3-х т. Т. 3. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006. С. 32.

Признание собственником автора произведения, по нашему мнению, соответствует п. 1 ст. 218 ГК РФ, согласно которому право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Вопрос о вещных правах на составные произведения, изобретения, полезные модели, промышленный образец (как материальные носители результатов творчества - вещи) в юридической литературе не обсуждается.

Вряд ли на составные произведения можно распространять режим собственности, поскольку, согласно п. 1 ст. 85 БК РФ, научная деятельность бюджетной организации должна финансироваться совместно за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов. Думается, что это не может быть режим оперативного управления, так как согласно п. 1 ст. 298 ГК РФ учреждению на праве оперативного управления принадлежит имущество, приобретенное за счет средств, выделенных ему по смете; составные произведения не приобретаются, а, скорее всего, создаются или изготавливаются. Составные произведения (вещи) могут принадлежать вузу на праве хозяйственного ведения.

Обладателем вещных прав на изобретение, полезную модель или на промышленный образец вуз может стать лишь в результате сделок, направленных на приобретение имущества. И это имущество, скорее всего, государственному вузу будет принадлежать на праве оперативного управления.

В советский период доходы вузам приносили договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (далее - договоры на выполнение НИОКР). В подзаконных актах советского периода право вуза производить указанные работы было сформулировано предельно ясно и четко. Современное законодательство, регламентирующее образовательные отношения, не упоминает о возможности вузов заключать указанные договоры. Вместе с тем Гражданский и Бюджетный кодексы сохранили право на заключение вузами указанных договоров. Его роль в них, как правильно отмечается в литературе, сводится к организации выполнения НИОКР <1> (см. п. 4 ст. 769 ГК). Бюджетный кодекс определенно называет источники формирования средств на проведение НИОКР. К ним относятся совместные средства федерального бюджета, субъектов Российской Федерации и местных бюджетов (п. 1 ст. 85).

<1> Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1998. С. 364.

В действительности финансирование осуществляется частично также за счет внебюджетных средств. Так, в 2005 году объем финансирования Томского государственного университета за счет средств бюджетов составил 164017,9 тыс. руб. (59%); по грантам и международным проектам получено 44875 тыс. руб. (19%); по хоздоговорам - 31218 тыс. руб. (22%). В 2006 году объем финансирования названного университета за счет средств бюджетов составил 165442 тыс. руб. (51%); грантов и международных проектов - 60871,1 тыс. руб. (32%); по хоздоговорам и за счет спонсорской помощи - 41528,4 (17%) тыс. руб. <1>.

<1> Итоги научно-исследовательской деятельности в 2006 году. Томск, 2007. С. 54.

Таким образом, около двух третей всех поступлений вуза составляют бюджетные средства. Доходы, полученные от выполнения НИОКР, могут принадлежать государственному вузу на общем режиме, т.е. на праве оперативного управления.

Прекращение деятельности вуза во всех случаях, за исключением его преобразования, влечет прекращение существования его имущества. Деятельность вуза прекращается в результате его реорганизации или ликвидации. Процедура реорганизации осуществляется в соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ и Закона "Об образовании". Реорганизация образовательных учреждений допускается в том случае, если, во-первых, учредитель принимает на себя все обязательства образовательного учреждения; во-вторых, образовательное учреждение сохраняет статус образовательного учреждения (п. 1 ст. 34 Закона). Такой подход направлен на соблюдение прав граждан на образование.

Права и обязанности вуза в отношении имущества могут прекращаться как по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности, так и для оперативного управления.

Имущество, принадлежащее вузу на праве оперативного управления, может быть у него изъято, если оно, во-первых, не используется; во-вторых, используется не по назначению (п. 3 ст. 299 ГК).

Реорганизация осуществляется в формах: слияния, присоединения, разделения и преобразования. Из всех перечисленных форм свои особенности имеет реорганизация в виде преобразования. Закон "О некоммерческих организациях" (п. 2 ст. 17) предусматривает возможность преобразования частных учреждений в фонд, автономную некоммерческую организацию и даже в хозяйственное общество.

Представляется, что положение Закона "О некоммерческих организациях", позволяющее частным учреждениям преобразовываться в хозяйственные общества, применительно к образовательным учреждениям ошибочно, так как влечет изменение целей деятельности образовательного учреждения (основной целью становится извлечение прибыли). Поэтому п. 1 ст. 34 Закона "Об образовании", закрепляющий правило, в соответствии с которым "образовательное учреждение может быть реорганизовано в иную некоммерческую образовательную организацию", представляется правильным.



Таким образом, анализ норм специальных законов, закрепляющих правовой режим имущества образовательных учреждений, позволяет сделать вывод: правовой режим имущества вуза, по существу, законодателем не определен, что на практике вызывает многочисленные вопросы.