Мудрый Юрист

К вопросу о соотношении проверки показаний на месте и смежных с ней следственных действий (на примере следственного эксперимента и осмотра места происшествия)

Давыдов М.В., адъюнкт кафедры уголовного процесса Орловского юридического института МВД России, лейтенант милиции.

В статье рассмотрен вопрос о соотношении проверки показаний на месте со следственным экспериментом и осмотром места происшествия как наиболее сходными с тактической и процессуальной сторон следственными действиями.

И.М. Лузгин в свое время отмечал, что "формирование новых самостоятельных следственных действий будет происходить посредством оригинального сочетания отдельных методов познания, объединенных определенной целью, отличной от цели других следственных действий" <1>. Действительно, начальный этап становления проверки показаний на месте показал, что внутренний каркас, определяющий структуру и неповторимость операций данного следственного действия, не возник спонтанно, потребовалось немало времени по установлению истинных притязаний проверки показаний на месте в получении доказательственной информации для уголовного дела.

<1> Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.: ВШ МВД СССР, 1969. С. 60.

По сути, обладая самобытной природой, проверка показаний на месте вобрала в себя все лучшее, что есть у других смежных с ней следственных действий. Не зря долгое время в научных кругах велись споры о том, к какому следственному действию относится проверка показаний на месте и имеет ли она вообще право на самостоятельное существование. Так, М.Н. Хлынцов видел сходство проверки показаний на месте в первую очередь со следственным экспериментом и осмотром места происшествия <2>.

<2> См.: Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте / Под ред. проф. Д.П. Рассейкина. Саратов, 1971. С. 95.

Высказанная позиция автора не беспочвенна, поскольку проверка показаний на месте в действительности сочетает в себе ряд элементов, свойственных и следственному эксперименту, и осмотру места происшествия, но при этом не стоит отождествлять и рассматривать проверку показаний на месте как тактический прием или разновидность этих двух сходных с ней следственных действий.

Особенно большое сходство проверки показаний на месте усматривается со следственным экспериментом. Проявляется оно прежде всего в общих правилах их производства: проверка показаний на месте и следственный эксперимент воспроизводят действия, имевшие место во время совершения преступления, и оба эти следственные действия могут быть осуществлены только после возбуждения уголовного дела и, как правило, на стадии предварительного расследования. В остальном же их тактическая и процессуальная природа коренным образом отличается.

Главная цель следственного эксперимента как опытного действия заключается в возможности проверяемого лица при определенно созданных искусственных условиях видеть, слышать, совершать какие-либо действия. Проверка показаний на месте такой цели не преследует, ее цель усматривается в выявлении осведомленности лица относительно происходящего события в конкретной материальной обстановке.

Если производство следственного эксперимента возможно в любом месте, наиболее соответствующем проверяемым условиям, то проверка показаний на месте проводится не иначе как в конкретном месте, определенном участником следственного действия. Кроме того, проверка показаний на месте может проходить в любых ситуациях, несмотря на погоду, время суток и года.

Отличительной чертой проверки показаний на месте является также и то, что проведение данного следственного действия возможно лишь с непосредственным участием ранее допрошенного лица, тогда как следственный эксперимент может производиться и без участия этого лица.

В ходе следственного эксперимента следователь (дознаватель) выступает в качестве организатора данного следственного действия: определяет место проведения, порядок и последовательность производства, условия эксперимента, определяет содержание опытов, одним словом, руководит всем ходом следственного эксперимента. И от того, насколько точно следователю (дознавателю) удастся воспроизвести обстановку проверяемого события, в конечном итоге будет зависеть результат.

При производстве проверки показаний на месте проведение данных действий категорически запрещено, любое постороннее вмешательство в ход проверки со стороны следователя (дознавателя) может повлечь за собой утрату получения новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В данном случае следователь предлагает лицу, чьи показания проверяются, указать путь следования к месту события, само это место и изложить связанные с ними обстоятельства. Невмешательство в данном случае выступает психологическим средством более углубленного осознания механизма совершенного преступления. А.В. Дулов правильно указывает, что присутствие на месте, где произошло преступление, воздействует на психику лица, давшего показания, приводит к оживлению процессов памяти и вызывает определенные переживания, связанные с данным местом <3>.

<3> См.: Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. М.: Юридическая литература, 1973. С. 134.

Поэтому сведения, полученные в ходе проверки показаний на месте, позволяют максимально точно оценить ситуацию и принять по ней правильное решение. В отличие от следственного эксперимента, где воспроизведенная обстановка хоть и приближена к условиям, в которых совершено проверяемое действие, но при этом она не идеальна, что позволяет говорить о возможности, вероятности совершенного действия.

Проверка показаний на месте в отличие от следственного эксперимента не требует моделирования той ситуации, в которой исследуемое событие происходило. Его сущность состоит в сопоставлении показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля относительно места и обстановки события, действий его участников с показаниями, данными этим лицом на допросе.

Так, если для проведения следственного эксперимента требуются создание специальных условий, максимально соответствующих периоду совершения преступления, то проверка показаний на месте не нуждается в этом, поскольку обстановка не реконструируется, а воспринимается в том виде, в каком она была на момент совершения преступления.

Определенное сходство проверка показаний на месте имеет и с осмотром места происшествия. Сходство проявляется в общности места проверяемого события с использованием единого для них метода познания - наблюдения, с помощью которого следователь мысленно строит возможную картину происшедшего события с решением при этом конкретных вопросов обстоятельств дела и с обязательным присутствием при этом понятых. В остальном же различия между двумя этими следственными действиями являются очевидными, что позволяет говорить о невозможности рассмотрения проверки показаний на месте как производного следственного действия от осмотра места происшествия.

Проверка показаний на месте напрямую не связана с результатами происшедших событий, которые выступают на первый план при осмотре места происшествия, по сути, она является продолжением цепочки следственных действий, непосредственно вытекающих из начального этапа расследования, производство которых возможно лишь на основании результатов осмотра места происшествия.

Различие в этих двух следственных действиях заключается в том, что:

  1. осмотр места происшествия реализует свой потенциал как следственного действия не только на стадии предварительного следствия, но и до возбуждения уголовного дела. Тогда как производство проверки показаний на месте возможно лишь после возбуждения уголовного дела;
  2. сущность осмотра места происшествия состоит в том, что информация об обстоятельствах события поступает и фиксируется непосредственно самим следователем без какого-либо постороннего вмешательства со стороны третьих лиц, тем самым вероятность искажения и потери доказательственной базы сводится к нулю. В данном случае следователь, проводя осмотр места происшествия лично, своими глазами, решает вопрос о важности именно тех следов, которые будут играть решающее значение при принятии решения о возбуждении уголовного дела. В процессе же проверки показаний на месте поиск интересующих следователя следов производится уже со слов ранее допрошенного лица, которое обращает внимание следователя на предметы и иные обстоятельства происшедшего события, ранее оставшиеся без внимания следователя при проведении им осмотра места происшествия. Здесь следователь выступает как наблюдатель за действиями этого лица, поскольку из его действий можно получить ценную информацию, позволяющую воссоздать целостную картину преступления;
  3. вопрос о необходимости производства проверки показаний на месте является сугубо личной прерогативой следователя, так как, решая вопрос о проведении данного следственного действия, следователь руководствуется не только наличием в показания лиц (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля) какой-либо информации, представляющей оперативный интерес, но и при этом исходит из своей личной убежденности о целесообразности проверки уже имеющихся, а также получении и закреплении новых доказательств по уголовному делу с помощью этого следственного действия.

Важным условием производства проверки показаний на месте является личное участие ранее допрошенного лица, чьи показания в ходе проведения данного следственного действия будут непосредственно подвергаться проверке и фиксироваться в протоколе следственного действия. Чего нельзя сказать об осмотре места происшествия, проведение которого хоть и возможно с участием подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, но при этом данное условие не всегда выполнимо либо затруднительно вследствие отсутствия указанных категорий граждан.

В данной ситуации следует также отметить, что не всегда указания перечисленных лиц, даже если они присутствуют при осмотре места происшествия, являются обязательными и находят отражения в протоколе данного следственного действия. Следователь сам принимает решение по конкретному обстоятельству без чьего-либо вмешательства. И как отметили Н.В. Власенко и В.В. Степанов, "пояснения обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, даваемые в ходе осмотра, носят ориентирующий, не имеющий процессуального значения характер" <4>. Данная информация, заложенная осмотром места происшествия, является в последующем основой при построении версий по уголовному делу, а также определяет последующий комплекс следственных действий, необходимый для расследования преступного деяния, в том числе и проведения проверки показаний на месте.

<4> Власенко Н.В., Степанов В.В. Сущность и тактика проверки показаний на месте. М.: Юрлитинформ, 2004. С. 17.

Как видим, проведенный сравнительный анализ проверки показаний на месте с наиболее схожими с процессуальной и тактической стороны следственными действиями (следственным экспериментом и осмотром места происшествия) показывает наличие неких общих элементов во всех этих следственных действиях. Однако эти элементы не являются альтернативными по отношению друг к другу, а, выступая структурным элементом каждого следственного действия, позволяют говорить об их индивидуальности и неповторимости и тем самым получать доказательства для следствия, возможные только в рамках каждого из них.