Мудрый Юрист

Согласованность практики мировых судей в сфере уголовного судопроизводства как критерий эффективности правосудия

Ярцев Р., судья, член президиума Нижегородского областного суда, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Приволжского филиала Российской академии правосудия, кандидат юридических наук.

Накопленный практический опыт деятельности мировой юстиции в сфере уголовного судопроизводства свидетельствует о том, что многие практические вопросы требуют единообразного решения, принятие которого не может быть поставлено в зависимость от воли законодателя на реформирование института мировых судей. В связи с этим принятие соответствующего постановления Пленумом Верховного Суда Российской Федерации станет своевременным и актуальным шагом, снижающим напряженность в судебной практике мировых судей.

Вопросы состояния и перспектив развития дел в мировой юстиции были предметом обсуждения на VII Всероссийском съезде судей. Так, в постановлении съезда констатировано, что эффективность и качество правосудия самым непосредственным образом связаны с ростом количества рассматриваемых судами дел, что неизбежно приводит к увеличению нагрузки на судей, особенно мировых.

Верховным Судом Российской Федерации предпринимаются шаги, направленные на снижение нагрузки на мировых судей <1>. Однако данных мер все же недостаточно. В связи с этим требуется не только совершенствование юрисдикции мировых судей, но и унификация уже наработанной судебной практики.

<1> В частности, по законодательной инициативе Верховного Суда Российской Федерации были разработаны и приняты Федеральные законы: от 11.03.2006 N 36-ФЗ "О внесении изменений в ст. 4 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", в соответствии с которым судебные участки стали создаваться из расчета численности населения на одном участке от 15 до 23 тыс. человек вместо прежних от 15 до 30 тыс. человек, и от 22.07.2008 N 147-ФЗ "О внесении изменений в ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" и ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", предусматривающий существенное сужение компетенции мирового судьи по рассмотрению гражданских дел.

Предложенные автором суждения не могут расцениваться как императивные рекомендации, поскольку нуждаются в дальнейшем исследовании и анализе. Вместе с тем на уровне проведенного исследования они (суждения) позволяют выделить и сфокусировать внимание на ключевых практических вопросах.

Прежде всего, следует отметить, что все рекомендации, изложенные в предыдущих постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, имеют прямое отношение и к мировой юстиции.

Напомним, что в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 согласно ст. ст. 4, 5 Конституции Российской Федерации суверенитет Российской Федерации, состоящей из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов, распространяется на всю ее территорию. Исходя из этого, а также учитывая, что вопросы уголовного и уголовно-процессуального законодательства находятся в ведении Российской Федерации (п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации), все суды Российской Федерации, осуществляющие правосудие по уголовным делам на ее территории, включая военные суды и мировых судей, выносят приговоры именем Российской Федерации <2>.

<2> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" (с изменениями от 06.02.2007) // БВС РФ. 1996. N 7. С. 2.

Более того, часть постановлений содержит отдельные разъяснения, обращенные непосредственно к мировым судьям.

Так, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.1989 N 4 отмечается, что немало нарушений процессуального закона допускается судами по делам, возбуждаемым в порядке ст. 147 УПК РФ по заявлению потерпевшего. По делам этой категории нередко отсутствуют данные о мерах, принятых судами к примирению потерпевших с лицами, в отношении которых поданы заявления; копии заявлений потерпевших вручаются подсудимым несвоевременно; нарушаются права потерпевших на поддержание обвинения; не предоставляется последнее слово подсудимым <3>.

<3> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.1989 N 4 "О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции" (в редакции от 21.12.1993) (с изменениями от 25.10.1996, 06.02.2007) // Сборник постановлений ПВС РФ. 1961 - 1993. М.: Юридическая литература, 1994.

Такой подход высшей судебной инстанции прослеживается и в других постановлениях. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 N 52 обращается внимание на то, что особенность производства по уголовному делу, подсудному мировому судье, в отличие от производства по делам в федеральных судах, согласно положениям ч. 2 ст. 321 УПК РФ, состоит в том, что судебное разбирательство должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд заявления или уголовного дела <4>.

<4> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 N 52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях" // БВС РФ. 2008. N 2.

Кроме того, требуют дополнительного уточнения рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации, которые вызывают на практике определенную двусмысленность в их применении. Например, согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2004 N 1, решение мирового судьи по поступившему с обвинительным актом или обвинительным заключением уголовному делу о применении к подсудимому в соответствии с ч. 3 ст. 247 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу могло быть обжаловано в апелляционном порядке на основании ст. 354 УПК РФ. При этом апелляционный суд, руководствуясь ч. 11 ст. 108 УПК РФ, принимал решение по апелляционной жалобе в срок, установленный этой нормой, т.е. не позднее чем через трое суток со дня ее поступления <5>.

<5> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (с изменениями от 05.12.2006, 11.01.2007, 09.12.2008) // БВС РФ. 2004. N 5.

Однако известно, что Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 N 28 п. 12 указанного Постановления признан недействительным <6>.

<6> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций" // БВС РФ. 2009. N 3.

В п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 N 28 закреплено: "В связи с тем что ч. ч. 4 и 11 ст. 108 УПК РФ и ч. 8 ст. 109 УПК РФ устанавливают сокращенные сроки рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, равно как и срока, установленного для обжалования решений об этом в кассационном порядке, такие решения могут быть обжалованы в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня их вынесения и подлежат рассмотрению в тот же срок со дня поступления жалобы или представления" <7>.

<7> Данное правило предложено и в проекте Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике применения меры пресечения в виде заключения под стражу, сроках содержания под стражей и отмены или изменения меры пресечения".

Вместе с тем, согласно п. 3 этого же Постановления ПВС РФ, в апелляционном порядке могут быть обжалованы обвинительный и оправдательный приговоры мирового судьи и постановления мирового судьи: о возвращении заявления лицу, его подавшему, об отказе в принятии заявления к производству, о направлении уголовного дела по подсудности, о возвращении уголовного дела прокурору, о разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (в пределах компетенции), о прекращении производства по делу, о применении к подсудимому в соответствии с ч. 3 ст. 247 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу и другие.

Из приведенного содержания остается непонятным, в каком порядке подлежит обжалованию мера пресечения, избранная мировым судьей.

Косвенно судебная практика мировых судей формировалась и при обсуждении вопросов, связанных с постановлением приговора. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 указано, что, придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (ст. ст. 115, 116, 129 ч. 1 и ст. 130 УК РФ), суд при наличии в деле заявления потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено прокурором по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР, квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ. При этом вступление в уголовное дело прокурора не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (ч. 4 ст. 318 УПК РФ).

Следует иметь в виду, что уголовные дела частно-публичного обвинения (ч. 3 ст. 20 УПК РФ) не подлежат прекращению за примирением потерпевшего с подсудимым за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить дело, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в определении (постановлении) суда, вынесенном одновременно с приговором. В этом случае в описательно-мотивировочной части приговора необходимо указать, что дело по обвинению подсудимого в совершении других преступлений прекращено отдельным определением (постановлением).

Особо следует заметить, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации, оставляя пока за пределами своего внимания системные разъяснения особенностей деятельности мировых судей при осуществлении уголовного судопроизводства, значительное место в своих постановлениях уделяет предмету и пределам апелляционного и кассационного обжалования решения мировых судей.

Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 N 28, в апелляционном порядке могут быть обжалованы обвинительный и оправдательный приговоры мирового судьи и постановления мирового судьи: о возвращении заявления лицу, его подавшему, об отказе в принятии заявления к производству, о направлении уголовного дела по подсудности, о возвращении уголовного дела прокурору, о разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (в пределах компетенции), о прекращении производства по делу, о применении к подсудимому в соответствии с ч. 3 ст. 247 УПК РФ меры пресечения в виде заключения под стражу и другие.

В кассационном порядке может быть обжаловано любое судебное решение, вынесенное в ходе как судебного, так и досудебного производства по уголовному делу, за исключением определений и постановлений, предусмотренных ч. 5 ст. 355 УПК РФ.

Решения, нарушающие права на доступ к правосудию и рассмотрение дела в разумные сроки, а также препятствующие дальнейшему движению дела, подлежат самостоятельному, до вынесения итогового решения по делу, обжалованию и рассмотрению. К их числу относятся: постановления мирового судьи о возвращении заявления лицу, его подавшему, об отказе в принятии заявления к производству; постановления (определения) об избрании меры пресечения или о продлении сроков ее действия и о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы; о приостановлении уголовного дела, о направлении дела по подсудности или об изменении подсудности дела, о возвращении дела прокурору и другие.

Законность и обоснованность иных промежуточных судебных решений, включая и решения, предусмотренные ч. 5 ст. 355 УПК РФ, могут быть проверены судом второй инстанции одновременно с проверкой законности и обоснованности итогового решения по делу.

Немало места отведено и полномочиям апелляционной и кассационной инстанций при проверке законности и обоснованности судебного решения, постановленного мировым судьей, в том числе в особом порядке уголовного судопроизводства (глава 40 УПК РФ) <8>.

<8> См., напр.: п. п. 11, 12, 16 - 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций" // БВС РФ. 2009. N 3.

Обозначенные моменты свидетельствуют о необходимости принятия отдельного системного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "Об особенностях рассмотрения уголовных дел мировыми судьями", в котором бы нашли отражение существенные вопросы деятельности мировой юстиции, как ранее получившие свое разрешение в соответствующих постановлениях, так и ожидающие своего ответа.

  1. В связи с этим первоочередным вопросом, который необходимо отразить, является вопрос о сущности уголовного судопроизводства мировых судей, деятельность которых основана на установленном законодателем дифференцированном порядке производства по различным категориям уголовных дел.

Известно, что такой порядок определяется:

Диспозитивность в уголовном судопроизводстве применительно к делам частного обвинения выступает, таким образом, в качестве дополнительной гарантии прав и законных интересов потерпевших и как таковая не может приводить к их ограничению.

Определяя правила осуществления производства по уголовным делам в порядке частного обвинения, законодатель исходил из того, что указанные в ч. 2 ст. 20 УПК РФ преступления относятся к числу тех, которые не представляют значительной общественной опасности и раскрытие которых по общему правилу не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении его соответствующее преступление, - обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как сам факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства.

Отметим и то, что положения УПК РФ, определяющие порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения по жалобам потерпевших, не содержат каких-либо установлений, затрагивающих и тем более ставящих под сомнение основополагающий признак состязательности - отделение функции разрешения дела от функций обвинения и защиты. Это следует из самого существа процессуального института производства по делам частного обвинения, предполагающего отделенность функции обвинения, осуществляемой частным лицом, от функции отправления правосудия, осуществляемой судом. Мировой судья не вправе по собственной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он в связи с рассмотрением дел данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы возлагаемой на него Конституцией Российской Федерации функции отправления правосудия.

  1. Необходимо дополнительно акцентировать внимание мировых судей на положении о подсудности уголовных дел, напомнив положения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 N 8, в п. 8 которого указано: "Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47). В соответствии с указанным конституционным положением вышестоящий суд не вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду" <9>.
<9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" (с изменениями от 06.02.2007) // БВС РФ. 1996. N 2. С. 1.

Это правило нашло отражение и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 N 5. Так, в п. 13 указанного Постановления закреплено, что при рассмотрении гражданских и уголовных дел судам следует иметь в виду, что в силу ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, имеет право на суд, созданный на основании закона.

Исходя из постановлений Европейского суда по правам человека применительно к судебной системе Российской Федерации данное правило распространяется не только на судей федеральных судов и мировых судей, но и на присяжных заседателей, которыми являются граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в осуществлении правосудия <10>.

<10> См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" // БВС РФ. 2003. N 12.

В любом случае вопрос, связанный с определением подсудности, должен рассматриваться в контексте положений, раскрывающих понятие доступа к правосудию, и в условиях состязательного процесса, т.е. с участием сторон. Несоблюдение этого правила свидетельствует о нарушении права на судебную защиту.

Отметим, что вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела частного обвинения разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем в порядке, установленном ч. ч. 3, 4 и 6 ст. 125 УПК РФ.

Необходимость руководствоваться положениями ст. 125 УПК РФ возникает и при решении вопроса об изменении территориальной подсудности в случае объединения в одном производстве уголовных дел, подсудных разным мировым судьям.

Между тем в соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью другого судебного участка того же судебного района постановлением председателя соответствующего районного суда.

Если в данном судебном районе создана одна должность мирового судьи, то при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей постановлением председателя вышестоящего суда или его заместителя возлагается на мирового судью, осуществляющего свою деятельность в ближайшем судебном районе.

Положения УПК РФ не содержат прямых указаний в части порядка вынесения решения мировым судьей по уголовному делу, направленному ему по подсудности районным судом в нарушение требований ст. 31 УПК РФ.

Однако, исходя из процессуальной аналогии с положениями ч. 1 ст. 319 УПК РФ, полагаем возможным вынесение мировым судьей постановления о возвращении заявления лицу, его подавшему.

Вышестоящие суды, отменяя приговор мирового судьи и решение суда апелляционной инстанции (или в его отсутствие), направляют уголовное дело председателю районного суда или его заместителю для определения подсудности.

Добавим и то, что в соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2004, если суд кассационной инстанции, проверяя по кассационным жалобам и представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора и иного судебного решения (ст. 373 УПК РФ), установит, что приговор постановлен судом первой инстанции, неправомочным его выносить, а также принимать решения в ходе производства по уголовному делу (п. 52 ст. 5 УПК РФ), такой приговор в любом случае подлежит отмене, как вынесенный незаконным составом суда (п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ).

  1. Мировым судьям следует учитывать, что заявление потерпевшего по делам частного обвинения признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения и выступает в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование, вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании.

Выполнение заявлением потерпевшего такой роли возможно лишь при условии, если в нем содержится не только описание фактической стороны преступления, но и указание на норму уголовного закона, предусматривающую это деяние как преступное.

Из этого же исходит УПК РФ, согласно ч. 1 ст. 318 которого уголовное дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает несколько вариантов возбуждения уголовного дела частного обвинения:

В этом случае одним из результатов проведения дознания по уголовному делу является составление обвинительного акта, утверждение его начальником органа дознания (ч. 4 ст. 225 УПК РФ), прокурором и направление уголовного дела в суд (п. 1 ч. 1 ст. 226 УПК РФ).

Вместе с тем несоблюдение порядка возбуждения уголовного дела частного обвинения является фундаментальным (существенным) нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену судебного акта, постановленного мировым судьей.

  1. Принципиальным является вопрос об участии защитника. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.03.2004 N 1 судам рекомендовано обеспечивать выполнение требований закона об участии в уголовном судопроизводстве защитника. Его участие обязательно, если подозреваемый или обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ. При этом участие в производстве по уголовному делу обвинителя (государственного обвинителя) не является обязательным условием участия в уголовном судопроизводстве защитника, поскольку обвиняемый (подсудимый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В таких случаях суду необходимо выяснить причину отказа от защитника и установить, не был ли такой отказ вынужденным, обусловленным, например, соображениями материального порядка. Отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие в судебном заседании фактически обеспечено судом. При принятии отказа от защитника суду надлежит в определении (постановлении) мотивировать свое решение.

С учетом изложенного вынесение приговора с соблюдением процедур, установленных УПК РФ, не может рассматриваться как нарушение прав подсудимого на защиту, если отказ от защитника был заявлен в письменном виде или отражен в протоколе соответствующего процессуального действия.

Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, могут быть допущены судом в качестве защитника только наряду с адвокатом, принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи).

  1. Следует определиться в вопросе соблюдения принципа состязательности сторон при рассмотрении уголовного дела мировым судьей.

При рассмотрении уголовных дел частного обвинения закон обязывает судью обеспечить соблюдение таких основополагающих принципов уголовного судопроизводства, как состязательность и равноправие сторон.

Данное правило основано на положениях ч. 1 ст. 11 УПК РФ, согласно которой суд обязан не только разъяснить обвиняемому и потерпевшему, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, но и обеспечить возможность осуществления этих прав; а также на положениях ч. 3 ст. 15 УПК РФ, предписывающей суду создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В соответствии с ч. 8 ст. 318 УПК РФ, если мировой судья установит, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то он (судья) вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора.

Согласно ч. 3 ст. 16 УПК РФ, суд разъясняет обвиняемому его права и обеспечивает возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами. При этом в случаях, предусмотренных УПК РФ, обязательное участие защитника и (или) законного представителя обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Таким образом, приведенные положения свидетельствуют о том, что уголовное судопроизводство по делам частного обвинения осуществляется с соблюдением общих принципов. Однако определение характера и способа обеспечения прав сторон по делам частного обвинения, возбужденным на основании заявления потерпевшего, возлагается на суд.

В связи с этим мировым судьям следует учитывать, что исходя из смысла ст. ст. 18 и 21 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ст. 51 УПК РФ, регламентирующей случаи обязательного участия защитника, такое участие на стороне подсудимого является обязательным, если судебное разбирательство по делам частного обвинения проводится с участием прокурора, представляющего интересы потерпевшего.

Полагаем, установление мировым судьей при принятии заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения того факта, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, является основанием для отказа в принятии заявления к своему производству. Такое заявление направляется руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Данное предложение полностью согласуется со смыслом уголовно-процессуального закона, предоставляющего право следователю, дознавателю возбуждать уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч. ч. 2 и 3 ст. 20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

  1. Необходимо раскрыть предмет и пределы деятельности мирового судьи при решении вопроса в порядке ч. 6 ст. 321 УПК РФ.

Согласно ч. 6 ст. 321 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки преступления, не предусмотренного ч. 2 ст. 20 УПК РФ, то мировой судья выносит постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения, о чем уведомляет потерпевшего или его законного представителя.

Между тем вынесение такого постановления не может рассматриваться как предполагающее разрешение мировым судьей на указанном этапе уголовного процесса вопросов, являющихся предметом последующего исследования и доказывания. Мировой судья не делает в постановлении выводы (в том числе о виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица), которые могут содержаться только в приговоре (ст. 302 УПК РФ) или ином итоговом решении, постановляемом по результатам непосредственного исследования в ходе судебного разбирательства всех обстоятельств уголовного дела.

  1. Актуальное звучание приобретает вопрос, связанный с разрешением вопроса о приемлемости заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения в случае, если он (вопрос) ранее был предметом проверки органов предварительного расследования.

В случае если мировым судьей будет установлено, что по заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения имеется неотмененное постановление следователя или дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях конкретных лиц признаков преступления, то он отказывает в принятии заявления, поскольку наличие такого постановления препятствует рассмотрению заявления мировым судьей.

Мировой судья одновременно разъясняет, что отказ в возбуждении уголовного дела частного обвинения органами предварительного следствия может быть обжалован в порядке ст. 125 УПК РФ в районный суд по месту проведения предварительного расследования.

  1. Судебная практика показывает, что перечисленные в ст. 319 УПК РФ основания возвращения заявления лицу, его подавшему, отказа в принятии заявления к своему производству, вынесения постановления об отмене постановления о принятии к своему производству не являются исчерпывающими.

Принимая одно из решений, предусмотренных в ст. 319 УПК РФ, мировой судья может, в предусмотренных законом случаях, руководствоваться положениями ст. ст. 24, 27 УПК РФ.

  1. Не стоит забывать и о важной составляющей деятельности мирового судьи, которая заключается в том числе и в примирении сторон.

Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ, мировой судья разъясняет сторонам возможность примирения. В случае поступления от них заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ, за исключением производства по уголовным делам, возбуждаемым следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в соответствии с ч. 4 ст. 147 УПК РФ, которые могут быть прекращены в связи с примирением сторон в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ.

Необоснованное применение положений ч. 2 ст. 20 УПК РФ при прекращении уголовного дела публичного обвинения может, при наличии на то предусмотренных законом оснований, являться причиной отмены судебных решений, вынесенных в том числе по уголовным делам, подсудным мировому судье.

  1. В своей деятельности мировые судьи должны учитывать, что уровень юридической подготовленности заявителей, которые обращаются в мировой суд, невысок. В связи с этим отсутствие у сторон приблизительных знаний юриспруденции требует от мирового судьи внятности и простоты в составлении процессуального документа. По крайней мере, мировым судьям следует задуматься о необходимости проявления в разумной мере лояльности к заявителям, избегать чрезмерного усложнения своих мыслей в виде указания тех положений закона, которые не имеют отношения к складывающейся ситуации, а также исключить двусмысленное толкование принятых ими решений. Напротив, те положения закона, которые были применены при принятии решений, должны быть раскрыты не только в виде ссылок на нормы закона, но и в виде приведения их основного содержания или указания на смысл.

В обоснование этого сошлемся на п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 N 1 о том, что приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях. Исходя из этого в приговоре недопустимо употребление неточных формулировок, использование непринятых сокращений и слов, неприемлемых в официальных документах, а также загромождение приговора описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу. Приводимые в приговоре технические и иные специальные термины, а также выражения местного диалекта должны быть разъяснены.

В контексте предыдущего вопроса приведем следующий пример.

Согласно ч. 1 ст. 323 УПК РФ, приговор мирового судьи может быть обжалован в порядке, предусмотренном ст. ст. 354 и 355 УПК РФ, что соответственно ориентирует и судей, и стороны на обращение к указанным нормам уголовно-процессуального закона.

В ч. 1 ст. 355 УПК РФ конкретизирован порядок принесения жалобы и представления, согласно которому жалобы и представления приносятся через суд, постановивший приговор, вынесший иное обжалуемое решение. Однако в положении ч. 2 ст. 355 УПК РФ закреплено, что апелляционные жалобы и представления подаются в районный суд.

Для исключения процессуальных разночтений мировым судьям следует указывать в резолютивной части решения на то, что апелляционные жалобы и представления подаются в районный суд через мирового судью, постановившего приговор, вынесшего иное обжалуемое судебное решение.

  1. Из буквального толкования выражения "суд, постановивший приговор" следует, что мировой судья вправе разрешать вопросы, связанные с исполнением приговора, по приговорам, постановленным им. Если же приговор постановлен районным судьей, в том числе при апелляционном рассмотрении уголовного дела, то указанные вопросы должен разрешать федеральный судья районного суда, а не мировой судья, приговор которого был отменен.

Вопрос об изменении или прекращении ПММХ должен решаться в аналогичном порядке, исходя из подсудности уголовных дел.

К сожалению, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенные в п. 3 Постановления от 23.12.2008, ограничены одной лишь фразой: "в апелляционном порядке могут быть обжалованы... постановления мирового судьи... о разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (в пределах компетенции)...". Сами пределы компетенции мирового судьи не раскрываются.

  1. Мировым судьям следует учитывать, что положения главы 18 УПК РФ (о реабилитации) не распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного уголовным преследованием, по делам частного обвинения. Вред, причиненный незаконным уголовным преследованием частного обвинителя, подлежит возмещению в порядке гражданского судопроизводства.

Таковы, на наш взгляд, лишь некоторые практические вопросы, которые нуждаются в единообразном ответе.