Мудрый Юрист

Договор о порядке осуществления прав участников хозяйственных обществ

Доронин Юрий Александрович - аспирант, ведущий специалист отдела корпоративной политики и акционерного капитала Правового управления ОАО "ГСКБ "Алмаз-Антей".

Современное развитие механизмов корпоративного управления в хозяйственных обществах требует новых правовых инструментов. Одним из них является договор между участниками общества о порядке осуществления их прав. Такие договоры уже более двадцати лет распространены в практике деятельности крупных иностранных акционерных компаний и получили название "акционерные соглашения" (shareholders agreement).

Потребность в использовании договоров связана с объективной невозможностью урегулирования многих отношений, складывающихся между участниками хозяйственного общества (акционерами), посредством учредительных документов. Устав имеет своей целью закрепление единых для данного общества правил, определяющих в первую очередь порядок управления обществом и регулирующих отношения между обществом и его участниками. В отличие от устава договор между участниками общества является уникальным инструментом согласования воли и интересов его сторон в динамике. Следует согласиться с тем, что использование договорного механизма в корпоративных отношениях позволяет юридически обеспечить согласованный их участниками баланс экономических интересов, который в конкретной ситуации является уникальным и, более того, подвержен постоянным изменениям <1>.

<1> См.: Костырко А.Б. Акционерные соглашения: проблемы и перспективы // Закон. 2007. N 12. С. 43.

До недавнего времени в России отсутствовала законодательная база для заключения договоров между участниками (акционерами). Тем не менее такие договоры заключались акционерами российских компаний исходя из принципов дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и свободы договора, а также в силу указаний п. 1 ст. 53, п. 5 ст. 71, п. 3 ст. 85, п. 1 ст. 91 и некоторых других статей Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", где идет речь о согласованных действиях акционеров, обладающих в совокупности определенным количеством акций. При этом положения договоров об осуществлении прав зачастую противоречили гражданскому законодательству Российской Федерации и при рассмотрении судами признавались недействительными. Чтобы избежать подобных проблем, а также установить эффективный контроль над хозяйственным обществом, стороны таких соглашений часто были вынуждены создавать иностранную холдинговую компанию и заключать соглашения в ее рамках. Таким образом, центр договорных взаимоотношений переносился в юрисдикцию, в которой действуют соответствующие законодательные нормы, а иностранная холдинговая компания как единственный (либо основной) участник дочернего российского общества полностью определяла решения последнего. Что касается права, применяемого к акционерным соглашениям в таком случае, то это могло быть как право той юрисдикции, в которой инкорпорирована холдинговая компания, так и (в большинстве случаев, но не всегда) право иного иностранного государства (Великобритания, Кипр, Швеция). Также обычно в качестве судебного органа, компетентного в рассмотрении споров, вытекающих из подобного акционерного соглашения, устанавливался один из признанных третейских судов (например, Лондонский или Стокгольмский арбитраж).

В настоящий момент в гражданском законодательстве появились нормы, регулирующие основные вопросы заключения договоров между участниками хозяйственных обществ о порядке осуществления их прав. Сначала норма, позволяющая заключать договоры между участниками о порядке осуществления их прав, появилась в Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью" <2>, что явилось неожиданным, так как общества с ограниченной ответственностью в большинстве своем не нуждаются в сложной структуре корпоративного управления и контроля. Далее, изменения в Федеральных законах "Об акционерных обществах" и "О рынке ценных бумаг" <3> ввели институт акционерных соглашений в практику функционирования акционерных компаний.

<2> См.: п. 3 ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в ред. от 30 декабря 2008 г.).
<3> См.: Федеральный закон от 3 июня 2009 г. N 115-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и статью 30 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Появление института договоров между участниками хозяйственных обществ отсылает нас к давнему теоретическому вопросу о существовании правоотношений между участниками хозяйственных обществ. Если исходить из традиционного понимания хозяйственного общества как объединения капиталов, то правоотношения существуют между участником и хозяйственным обществом. Ярким подтверждением этого являются слова известного дореволюционного цивилиста Л.И. Петражицкого: "Акционеры как таковые не состоят друг с другом ни в каких обязательственных и даже ни в каких юридических отношениях" <4>. Однако существует и противоположное мнение, согласно которому "рядом с полным признанием того господствующего значения, которое в акционерных компаниях принадлежит капиталу, было бы, однако, неправильно при определении этой формы предприятия упускать из виду, что она представляет из себя не мертвый капитал, а союз лиц, являющихся представителями этого капитала" <5>. Позицию о том, что акционеры (участники) хозяйственных обществ вступают во взаимоотношения не только с обществом, но и друг с другом, разделяют многие современные ученые и специалисты <6>.

<4> Петражицкий Л.И. Акционерная компания. СПб., 1898. С. 37.
<5> Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 362.
<6> См.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. М., 1997. С. 39; Метелева Ю.А. Правовое положение акционера и акционера общества. М., 1999. С. 43; Сердюк Е.Б. Акционерные общества и акционеры. Корпоративные и обязательственные правоотношения. М., 2005. С. 43 - 44.

На наш взгляд, практика заключения договоров между участниками хозяйственных обществ и появление в законодательстве соответствующих норм свидетельствуют о существовании отношений между участниками, а также это говорит об увеличении роли участников в управлении компанией.

В соответствии со ст. 32.1 Федерального закона "Об акционерных обществах" акционерным соглашением признается "договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав". Данное определение в целом аналогично определению договора об осуществлении прав участников обществ с ограниченной ответственностью, содержащемуся в п. 3 ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Таким образом, участники (акционеры) хозяйственных обществ могут заключать между собой договоры двух видов: во-первых, об осуществлении прав, вытекающих из факта владения акцией (долей); во-вторых, об особенностях осуществления прав на акции (долю). К договорам первого вида относятся договоры, содержащие обязательства сторон о солидарном голосовании на общем собрании акционеров (участников) по тем или иным вопросам; о принятии согласованного решения об отказе от дивидендов в пользу партнера либо об отказе от выплаты дивидендов на какой-то период; о разрешении разногласий сторон в так называемых тупиковых ситуациях (например, два акционера, владеющие одинаковыми пакетами акций, не могут принять решение о кандидатуре генерального директора общества). При этом акционерный закон устанавливает требование, согласно которому предметом акционерного соглашения не могут быть обязательства стороны акционерного соглашения голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого заключено данное соглашение.

К договорам об осуществлении прав участников (акционеров) второго типа можно отнести соглашения: о временном установлении запрета на отчуждение акций (долей), об установлении цены и условий продажи акций (долей). Следует отметить, что до принятия вышеуказанных изменений в гражданское законодательство на практике возникали проблемы с заключением договоров, ограничивающих права акционеров (участников) на распоряжение их акциями (долями). Это обусловлено тем, что ограничение права на покупку или продажу акций (долей), прямо не предусмотренное законом, ограничивает дееспособность и правоспособность акционеров (участников) - физических лиц и потому само по себе является с точки зрения п. 3 ст. 22 ГК РФ ничтожным, т.е. не влечет никаких правовых последствий. В отношении правоспособности юридических лиц, владеющих акциями (долями), действует сходная норма, а именно ч. 2 ст. 49 ГК РФ, но ограничение правоспособности юридических лиц является оспоримым. Соглашение, ограничивающее право акционера (участника) приобретать или продавать свои акции (доли), может быть признано противоречащим п. 2 ст. 209 ГК РФ, гарантирующему собственнику право распоряжаться принадлежащим ему имуществом любым не запрещенным законом способом, а также п. 2 ст. 7 Федерального закона "Об акционерных обществах". Данная позиция поддерживалась и арбитражной практикой <7>.

<7> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 декабря 2006 г. по делу N А40-62048/06-81-343; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. по делу N Ф04-2109/2005(14105-А75-11).

В то же время, по мнению некоторых ученых и специалистов <8>, добровольное принятие на себя акционерами (участниками) конкретных обязанностей и ограничений есть не что иное, как проявление субъектами гражданского права своей свободы в осуществлении принадлежащих им прав. Как пишет профессор А. Сергеев, можно предположить, что, заключая между собой соответствующие соглашения, акционеры вовсе не отказываются от принадлежащих им прав (п. 2 ст. 9 ГК РФ), а лишь устанавливают порядок их осуществления <9>.

<8> См.: Сергеев А. Юридическая природа и исполнимость акционерных соглашений по российскому праву // Корпоративный юрист. 2007. N 10. С. 72; Жаворонков А. Соглашение между акционерами // Корпоративный юрист. 2005. N 2. С. 24; Шиткина И.С. Корпоративное право: Учеб. для студентов вузов / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2007. С. 417.
<9> См.: Сергеев А. Указ. соч. С. 72.

Необходимо отметить, что использование соглашений между акционерами (участниками), устанавливающих ограничения на распоряжение акциями, препятствует враждебному поглощению и получило большое распространение в компаниях, участники (акционеры) которых финансируют бизнес-проекты, посредством внесения средств в уставный капитал. Стороны таких соглашений могут дополнительно установить обязательства отдельных участников проекта (инвесторов) по внесению средств в уставный капитал при наступлении определенных событий (контрольных точек проекта). Интересны результаты зарубежных исследований уровня доходности активов компаний, которые заключили акционерное соглашение, препятствующее поглощению. Для обычных предприятий прирост доходности активов составляет 0,22%, для рисковых - 1,7% <10>. В связи с чем некоторые специалисты характеризуют соглашения между участниками как инструмент, предупреждающий недружественные поглощения и обеспечивающий прогнозируемое развитие компании <11>.

<10> См.: Hochberg Y.V. Venture Capital and Corporate Governance in the Newly Public Firm. Cornell University, 2003. December 8. P. 16.
<11> См.: Никифоров И. Соглашения между акционерами в российском праве: есть ли альтернатива? // Корпоративный юрист. 2006. N 11. С. 28; Шиткина И.С. Указ. соч. С. 417.

Что касается договоров, устанавливающих взаимные обязательства акционеров (участников) по согласованному участию в управлении обществом, то такие соглашения не могут менять корпоративную структуру, порядок принятия корпоративных решений и иные корпоративные правила и не могут противоречить законодательным запретам, природе отношений или публичным интересам. С точки зрения Концепции развития законодательства о юридических лицах также не могут считаться допустимыми условия, влияющие на определение кворума (общего собрания или совета директоров), порядок созыва и проведения общего собрания участников, а также предоставляющие одному из участников право назначать руководителя юридического лица (если закон прямо не разрешает устанавливать такое дополнительное право) <12>. Действительно, заключение акционерного соглашения может привести к ситуации, когда один из участников, обладающий минимальным размером доли (1 - 2%), получит контроль над компанией при отсутствии риска, а точнее, с его переложением на иных участников. Данный инструмент может быть использован для незаконных корпоративных захватов.

<12> См.: Концепция развития законодательства о юридических лицах // Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 49.

Акционерное соглашение должно быть заключено в отношении всех акций, принадлежащих стороне акционерного соглашения в письменной форме, путем составления единого документа.

Закон предъявляет требование к лицу, приобретающему в соответствии с акционерным соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям общества, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта. Такое лицо обязано уведомить общество о приобретении им права в течение пяти дней, если в результате такого приобретения это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицами или лицом прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75% голосов по размещенным обыкновенным акциям общества. До даты направления такого уведомления право голоса предоставляют только акции, принадлежавшие данному лицу до возникновения у него обязанности направить такое уведомление. При этом все акции, принадлежащие данному лицу и указанным лицам, учитываются при определении кворума общего собрания акционеров.

Особый интерес вызывает вопрос о механизме защиты участников акционерного соглашения от нарушения его условий одной из сторон. Так как договор между участниками хозяйственных обществ имеет обязательственно-правовую природу, то и последствием его нарушения может являться только гражданско-правовая договорная ответственность. Согласно нововведениям в акционерный Закон, подлежат судебной защите права сторон акционерного соглашения, основанные на этом соглашении, в том числе права требовать возмещения убытков, причиненных нарушением соглашения, взыскания неустойки (штрафа, пеней), выплаты компенсации (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерном соглашении) или применения иных мер ответственности в связи с нарушением акционерного соглашения <13>. В первоначальной версии законопроект содержал норму, запрещающую суду уменьшать размер неустойки за ненадлежащее исполнение акционерного соглашения, если она несоразмерна последствиям неисполнения обязательства в соответствии со ст. 333 ГК РФ <14>. Установление неснижаемой неустойки было подвергнуто серьезной критике учеными и специалистами <15>, так как это открывает возможность для "перелива" значительных средств за нарушение соглашения акционеров без какого-либо судебного контроля, что может нанести существенный вред деятельности юридических лиц, руководство которых заключило такого рода соглашения. Кроме того, необходимо отметить, что согласно правовой позиции КС РФ возможность снижения неустойки, которая не соответствует реально причиненному ущербу, является не просто правом, а обязанностью суда. Суд призван установить "баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения" <16>.

<13> См.: ст. 1 Федерального закона от 3 июня 2009 г. N 115-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и ст. 30 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".
<14> См.: проект Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об акционерных обществах" (в части регулирования акционерных соглашений)".
<15> См.: Из практики Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации // Вестник гражданского права. 2008. N 1. С. 21; стенограмма обсуждения законопроекта "Об акционерных соглашениях" на Национальном совете по корпоративному управлению // http://www.nccg.ru/.
<16> См.: Определение КС РФ от 21 декабря 2000 г. N 263-О.

Самым эффективным методом защиты интересов участников соглашения, по мнению директора юридического департамента ОАО "ВымпелКом" А. Титкова, является право каждой из сторон при возникновении определенных обстоятельств потребовать выкупа от другой стороны своих акций или, наоборот, принудительно приобрести пакет акций другого акционера по зафиксированной в соглашении цене. Однако гарантированно обеспечить исполнение этого правила можно только при использовании института эскроу-агента, который пока нашим законодательством не предусмотрен <17>.

<17> См.: стенограмма обсуждения законопроекта "Об акционерных соглашениях" на Национальном совете по корпоративному управлению // http://www.nccg.ru/.

В соответствии с изменениями в Законе об акционерных обществах решения органов управления общества, принятые с нарушением условий соглашения участников (акционеров), не приводят к недействительности такого решения. Это связано с тем, что заключение подобного соглашения порождает классическое обязательство, которое не может создавать обязанностей для третьих лиц, а факт неисполнения соглашения нарушает не корпоративные права и охраняемые законом интересы потерпевшей стороны, а ее права, вытекающие из заключенного соглашения. Поэтому сам по себе факт нарушения рассматриваемого соглашения, выразившийся в ненадлежащем голосовании, не может являться основанием для признания решения общего собрания акционеров недействительным.

Кроме того, признание решений недействительными в силу нарушения соглашения о голосовании могло бы создать условия для злоупотреблений, например оформление соглашения задним числом с тем, чтобы признать недействительным то или иное решение органа управления акционерного общества, а также привело бы к возникновению споров по соглашениям, которые затрагивают интересы третьих лиц и создают риски дестабилизации хозяйственного оборота.

В заключение хотелось бы отметить, что появление в законодательстве соглашений между участниками хозяйственных обществ о порядке осуществления их прав свидетельствует о позитивном развитии корпоративного законодательства в соответствии с современными требованиями хозяйственного оборота.