Мудрый Юрист

Уголовно-правовая борьба с преступлениями на почве расовой, национальной, религиозной и иной ненависти в США: опыт законодательства и правоприменительных органов (сравнительно-правовое исследование)

Наумов Анатолий Валентинович, доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Сравнительно-правовой метод в уголовном праве заключается в анализе тех или иных уголовно-правовых институтов, категорий и понятий (например, уголовно-правовых норм) путем сопоставления их с аналогичными положениями уголовного законодательства зарубежных стран и его применением. Отечественная уголовно-правовая наука накопила значительный опыт в использовании этого метода. Однако переход к новой правовой идеологии, основанной на провозглашенных в Конституции Российской Федерации ценностях, предполагает обновление задач, стоящих перед исследователем при использовании им сравнительно-правового метода. Дело в том, что ложный характер идеологически-партийных задач, выдвигавшихся в советский период перед уголовно-правовой наукой, серьезно обеднял потенциальные возможности этого метода. В основном он был связан с разоблачением, как это было принято называть, якобы "реакционной" сущности буржуазного уголовного права. Следует отметить, что в этом отношении в теории советского уголовного права допускался явный "перебор": критика зачастую утрачивала объективность. Сама же уголовно-правовая теория (и правотворческая, и правоприменительная практика) также многое теряла от такого подхода. И специфической направленностью этого метода в современных условиях, связанных с известными процессами глобализации, является поиск положительного опыта, накопленного в законодательстве зарубежных стран и практике его применения.

Целью данного исследования является изучение специфики уголовного законодательства США об ответственности за преступления по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении определенных социальных групп, сопоставление этого законодательства с российским уголовным законодательством, а также изучение опыта правоохранительных органов США по борьбе с указанными преступлениями и в особенности их предупреждению.

Предметом исследования явились нормы уголовного законодательства США (федерального и штатов Нью-Йорк и Калифорния) об ответственности за преступления по указанным выше мотивам, статистические данные о совершении таких преступлений, опыт правоохранительных органов США по борьбе с ними.

Состояние борьбы с преступлениями на почве расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы в Российской Федерации. В Российской Федерации указанные преступления относятся к экстремистским преступлениям. Круг преступных проявлений экстремизма достаточно широк. Они (эти преступления) могут совершаться и в форме преступлений против жизни и здоровья. В соответствии с примечанием 2 к ст. 282.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму" под преступлениями экстремистской направленности понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части УК РФ. В точном соответствии с этим к таким преступлениям относятся преступления против жизни и здоровья, предусмотренные п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство по указанным мотивам), п. "е" ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по тем же мотивам), п. "е" ч. 2 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью по этим же мотивам), ч. 2 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью по указанным мотивам), ч. 2 ст. 116 УК РФ (побои, совершенные по указанным мотивам), п. "з" ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание по тем же мотивам), п. 2 ст. 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью по тем же мотивам).

Указанные преступления предусмотрены Уголовным кодексом Российской Федерации и как разновидность преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина. К таковым относятся: дискриминация, т.е. нарушение равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам (ст. 136 УК РФ); вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления по указанным мотивам (ч. 4 ст. 150 УК РФ), а также в определенной части совершенные по указанным мотивам воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148 УК РФ) и воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК РФ). Мы делаем оговорку насчет "определенной части" указанных преступлений в связи с тем, что названные мотивы не указаны законодателем в диспозициях ст. ст. 148 и 149 УК и они станут экстремистскими лишь в случаях совершения преступления по указанным мотивам.

Экстремистскими (в рассматриваемом значении) преступлениями являются и такие преступления против общественной безопасности, как хулиганство, совершенное по мотивам политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды или по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч. 1 ст. 213 УК РФ), а также вандализм, совершенный по тем же мотивам (ч. 2 ст. 214 УК РФ). К ним же относится и надругательство над телами умерших и местами их захоронения, совершенное по указанным мотивам (п. "б" ч. 2 ст. 244 УК РФ), как разновидность преступлений против общественной нравственности.

Наконец к рассматриваемым преступлениям экстремистской направленности относятся такие преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, как возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по указанным мотивам (ст. 282 УК РФ), организация экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) и организация деятельности экстремистской организации (ст. 282.2 УК РФ).

Такова достаточно широкая уголовно-правовая база борьбы с рассматриваемыми преступлениями в Российской Федерации. К сожалению, статистические данные свидетельствуют о тенденции к росту указанных преступлений. Так, в 2007 г. преступлений экстремистской направленности в целом было совершено на 35,4% больше, чем в 2006 г. Учитывая, что при этом более чем вдвое снизились число зарегистрированных террористических актов (ст. 205 УК РФ), а также вовлечения в совершение преступлений террористического характера или иного содействия их совершению (ст. 205.1 УК РФ), можно предположить, что указанный рост экстремистских преступлений произошел в том числе и за счет рассматриваемых преступлений, совершенных по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Изучение судебной и прокурорской практики по делам о рассматриваемых преступлениях свидетельствует, что наибольшую трудность при расследовании и судебном рассмотрении таких дел представляет установление в действиях виновных экстремистского мотива (ненависти или вражды по указанным в уголовном законе признакам). Так, из приговора Курагинского районного суда Красноярского края от 17.01.2007 в отношении Сафонова А.Г. кассационной инстанцией краевого суда было исключено осуждение его по ч. 1 ст. 136 УК РФ. Судом установлено, что Сафонов умышленно уничтожил имущество владельца кафе "Шашлычная" Алиева Э., проехав на автомобиле по торговому залу и заявив тому, что не желает, чтобы азербайджанцы находились и работали на территории поселка Краснокаменского. Судебная коллегия по уголовным делам Красноярского краевого суда, изменив приговор, в кассационном определении указала, что умысел виновного был направлен не на дискриминацию потерпевшего по национальному признаку, что Сафонов действовал из личных неприязненных отношений, которые возникли у него с потерпевшим по национальному признаку.

Представляется, что в этих случаях экстремизм (имевшийся на самом деле) "исчезал" ввиду того, что экстремистский мотив подменялся личным побуждением. В следственной и судебной практике он нередко подменялся и хулиганским мотивом, что едва ли не "закономерно" влекло квалификацию содеянного как соответствующего преступления против жизни или здоровья из хулиганских побуждений (а не как экстремистского преступления). Логика такой квалификации заключалась в преувеличении значения при этом конкуренции мотивов и в недооценке проблемы их соединения. Основным мотивом признавался хулиганский, а экстремистский, хотя и допускался, но считался не главным, а дополнительным, вспомогательным. Однако, исходя из общей психологической теории мотивации, необходимо учитывать и принимать во внимание не только конкуренцию мотивов, но и возможность их "равноправного" (для квалификации соответствующего преступления) соединения. Экстремистский и хулиганский мотивы могут вовсе не противоречить один другому, а вполне совмещаться и выражаться в одном преступлении. Это касается, кстати, не только этих мотивов. Например, ревность при убийстве чаще всего выражается в мести потерпевшему за то, что тот не разделяет чувств виновного [1, с. 281]. Возможность соединения мотивов в одном преступлении выразил еще Ф.М. Достоевский в романе "Преступление и наказание". Автор романа не склонился к единственному мотиву убийства Раскольниковым старухи-процентщицы и ее сестры, а признал соединение "наполеоновского" ("тварь дрожащая" я "или право имею", т.е. право переступить через закон и мораль) и благотворительного (помочь нуждающимся близким; по современной трактовке - корыстно-благотворительного) мотивов.

Возвращаясь к взаимосвязи экстремистских и хулиганских мотивов, укажем, что их взаимосочетание заключается в отсутствии в обоих случаях личной направленности на конкретного потерпевшего. Экстремистский мотив, например мотив национальной ненависти или вражды, безотносителен по отношению к конкретному потерпевшему, допустим, в преступлениях против жизни или здоровья. Жертва оказалась таковой случайно и только в связи с тем, что она принадлежала к другой национальности, чем преступник. При убийстве или при совершении преступления против здоровья из хулиганских побуждений виновный также посягает на жизнь или здоровье другого лица не в связи с личными отношениями с потерпевшим, а в силу стремления проявить неуважение к общественному порядку и правилам поведения в отношениях между людьми. Эта направленность мотива не на конкретную личность конкретного потерпевшего и "объединяет" экстремистский и хулиганский мотивы и делает их не противоречащими друг другу. И при установлении соединения экстремистского и хулиганского мотивов не исключается квалификация содеянного как преступления против жизни и здоровья экстремистской направленности [1, с. 282].

Существуют и другие трудности при квалификации указанных экстремистских преступлений. Так, при рассмотрении Ленинским районным судом г. Красноярска по обвинению Овсяника В.А. по ч. 1 ст. 282 и ч. 1 ст. 280 УК РФ тот обвинялся в том, что в выступлении на митинге допустил высказывания экстремистского характера. Государственный обвинитель отказался от обвинения по ч. 1 ст. 282 УК РФ в связи с тем, что, по его мнению, Овсяник не оскорбил представителей других национальностей, а просто отрицательно и некорректно охарактеризовал их. В связи с этим дело по обвинению Овсяника в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 282 УК РФ, было прекращено. Прокуратурой края позиция гособвинителя была признана необоснованной, однако надзорное представление об отмене постановления суда было отклонено (на основании ст. 405 УПК РФ). Очевидно, что в этом случае "загвоздка" заключалась в уровне (недостаточно высоком) соответствующих, в том числе и лингвистических, экспертиз о наличии в действиях (выступлении) Овсяника публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности. Оценка мотивов как экстремистских требует специальных познаний. В связи с этим любые материалы, отражающие экстремистские взгляды субъектов рассматриваемых преступлений, подлежат так называемой социогуманитарной экспертизе. Она предполагает использование знаний в области социологии, социальной психологии, философии, истории, психологии, этносоциологии, этнолингвистики и некоторых других наук [2, с. 15]. Предметом исследования такой экспертизы могут быть соответствующие высказывания (разумеется, закрепленные процессуально) субъектов рассматриваемых преступлений, хранящиеся у них аудио-, видео-, изобразительные материалы, книги и брошюры, газетные статьи, плакаты, другие письменные тексты, могущие свидетельствовать о наличии у этих субъектов ненависти или вражды к лицам, допустим, определенной национальности, расы или религии.

Обоснование криминализации преступлений на почве расовой, национальной, религиозной и иной ненависти в США. Уголовно-правовой основой борьбы с экстремистскими преступлениями на почве религиозной, национальной, расовой, сексуальной и иной ненависти и их предупреждением является уголовное законодательство США (федеральное и штатов). Эти преступления выделяются в особую группу и им дается родовое название - hate crimes ("преступления ненависти" или преступления на почве ненависти). Сама пропаганда ненависти в США ненаказуема, так как защищена I поправкой к Конституции США. Однако опасные деяния, совершаемые по мотивам ненависти, запрещены уголовным законодательством и наказываются достаточно строго. Конституционность таких уголовно-правовых запретов признал и Верховный Суд США. В своем решении по делу Wisconsin v. Mitchell (1993 г.) он указал: уголовное преследование за преступление ненависти не противоречит конституционным свободам слова и выражения мнения.

Сам термин "преступление ненависти" появился сравнительно недавно. В 1985 г. правоведы Джеймс Джейкобс и Кимберли Поттер опубликовали книгу "Преступления ненависти: уголовное законодательство и личностная политика" (Hate Crimes and Idenity Politics), в которой доказывали, что необходимо ввести в официальный обиход новый термин и использовать его в качестве отдельной графы в статистике преступности. Эта идея и сам термин были подхвачены прессой и многочисленными правозащитными организациями. И с конца 1980-х гг. правоохранительные органы США стали использовать этот термин в официальных документах, а примерно в середине 1990-х гг. он вошел в уголовное законодательство США.

Преступления ненависти считаются в США одними из наиболее опасных, так как, по распространенному в обществе (а не только среди юристов) мнению, ненависть способна разрушить гражданское общество. Специфика опасности этих преступлений удачно, на наш взгляд, была выражена в 1998 г. в докладе Американской психологической ассоциации (American Psychological Association) "Старый враг в современных одеждах" (Hate Crimes today: An Age-Old Foe in Modern Dress). В нем делается следующий вывод: "Преступления ненависти" - это "преступления послания". Они отличаются от иных преступлений тем, что "преступник обращается с посланием к членам определенной группы о том, что их присутствие нежелательно".

При характеристике оснований уголовной наказуемости преступления ненависти целесообразно обратиться к суждениям западных философов и социологов. Так, французский философ Жак Деррида пришел к выводу, что современные демократические сообщества остаются демократическими до тех пор, пока основываются на принципе толерантного сосуществования. То есть до тех пор, пока "чувство гостеприимства" основано не просто на определении "другого" (с расовой, этнической, религиозной и пр. точек зрения), а на признании "другого" абсолютно и во всем равным "своим". Деррида напоминает, что несмотря на все различия все люди - прежде всего члены одного общества и должны иметь равные права и обязанности перед этим обществом.

Норберт Финг, автор книги "Национализм, расизм и ксенофобия в Германии и США" (Idenity and Intolerance: Nationalism, Racism and Xenophobia in Germany and United States), отмечает, что ни одна страна не свободна от подобных настроений и противостоять им можно, лишь использую всю мощь государства и общества. Известно, что попустительство подобным деяниям приводит к возникновению "цепной реакции" - пренебрежение представителями меньшинств перерастает в их дискриминацию и оскорбления, которые, в свою очередь, быстро переходят в стадию насилия.

Дональд Грин, политолог из Йельского университета, считает, что в основе преступлений ненависти менее всего лежат причины экономического характера. По его мнению, преступления ненависти возникают и их совершение становится более частым тогда, когда в этнически гомогенных районах (городах, анклавах) впервые появляются представители национальных, этнических, религиозных и иных меньшинств. И чем быстрее происходят такие изменения, тем больше совершается преступлений, пропорционально возрастает и уровень их жестокости. Грин считает (и к его мнению, по-видимому, стоит прислушаться), что преступления ненависти становятся реакцией на социальные изменения в обществе: в таких случаях представителей меньшинств обычно обвиняют в покушении на местные традиции и обычаи.

По данным Министерства юстиции США "преступления ненависти" в большей степени, чем любой другой вид преступлений, провоцируют конфликты, общественные волнения и даже бунты. "Преступления ненависти" также существенно ухудшают бизнес-климат в данной местности или населенном пункте, что негативно отражается на всех их жителях.

Рассматривая подобные дела, судебные органы США исходят из двух посылок. Во-первых, они считают, что любые меньшинства имеют право вести тот образ жизни и придерживаться тех обычаев, которые считают нужным; поэтому они должны иметь возможность защищаться от предубеждений, бытующих среди представителей большинства. Во-вторых, большинство должно понимать, какие его действия заставляют страдать меньшинство.

Статистика "преступлений ненависти" и некоторые их криминологические характеристики. В 1992 г. ФБР впервые опубликовало ежегодник "Статистика преступлений ненависти" (Hate Crimes Statistics), в котором свело воедино информацию по подобным преступлениям, собранную различными правоприменительными органами США. С 1992 г. статистика преступлений на почве ненависти публикуется ежегодно и является совместным продуктом ФБР и правоохранительных органов, занимающихся преступлениями данного типа. 23 апреля 1990 г. Конгресс США принял Закон о статистике преступлений на почве ненависти. Данный Закон обязал Генерального прокурора собирать данные "о преступлениях, которые проявляют предрассудки в отношении расы, религии, сексуальной ориентации или национальной принадлежности". Генеральный прокурор назначил директора ФБР ответственным за разработку процедур сбора и анализа информации о преступлениях на почве ненависти. Директор ФБР, в свою очередь, передал полномочия по работе над данной статистикой Программе единого информирования о преступлениях (ЕИП). Под руководством Генерального прокурора и при содействии местных правоохранительных органов штатов Программа ЕИП разработала систему сбора данных. Первый прототип статистики увидел свет в 1990 г. и включал данные о преступлениях на почве ненависти по 11 штатам. Программа ЕИП продолжила работу с правоохранительными органами, занимающимися преступлениями на почве ненависти, для создания более унифицированного метода сбора данных в масштабах всей страны. В 1992 г. вышла первая "Статистика преступлений на почве ненависти" по всем штатам. В 1994 г. законодатели дополнили Закон, включив преступления против инвалидов в состав преступлений на почве ненависти. Из этих и других источников вытекает, что указанные преступления достаточно распространены.

Так, по подсчетам исследовательского центра Southern Poverty Law Center, каждый час в США кто-либо совершает преступления ненависти, а каждый день восемь чернокожих, трое белых, трое гомосексуалистов, трое евреев и один латиноамериканец становятся жертвами подобных преступлений. По данным ФБР, в 2004 г. в США было зарегистрировано 7649 криминальных инцидентов, которые были мотивированы ненавистью к расе, религии, физическим недостаткам, национальности или сексуальной ориентации. В ходе их пострадало 9,5 тыс. человек. Виновниками этих преступлений были 7,1 тыс. человек. Большинство таких преступлений являются актами вандализма и запугивания. Многолетняя статистика ФБР показывает, что примерно 30% преступлений ненависти совершается против собственности (например, это нанесение свастики на стену синагоги или поджог), а 70% - против конкретных людей. Однако организации, представляющие интересы меньшинств, часто утверждают, что официальная статистика не учитывает всех совершенных преступлений и реальная картина намного хуже. Дело в том, что жертвы подобных преступлений по разным причинам иногда отказываются сообщать о происшедшем правоохранительным органам (так, например, по данным исследования, проведенного Калифорнийским университетом, лишь треть пострадавших гомосексуалистов и лесбиянок обращаются за помощью к органам правопорядка).

В США достаточно тщательно собираются и анализируются данные о группах и организациях, проповедующих ненависть (и этот опыт небезынтересен для отечественных исследователей и сотрудников правоохранительных органов) [3]. В 2005 г. в США было отмечено существование 803 групп и организаций, проповедующих ненависть. В 2004 г. их насчитывалось 762. По сравнению с уровнем 2000 г. количество подобных структур увеличилось на треть.

Распространение Интернета дало "группам ненависти" новый инструмент: в 2005 г. в Сети функционировало 524 пропагандистских сайта подобной направленности, что на 12% больше, чем в 2004 г. (все данные исследовательского центра Southern Poverty Law Center). Для сравнения: в 1997 г. таких сайтов было 163, в 1998 г. - 254.

Члены организованных "групп ненависти" в США совершают не более 5 - 6% преступлений такого рода. По данным исследований, проведенных Северо-Западным университетом (Northeastern University) в конце 1990-х гг., типичный преступник такого рода - это малообразованный и часто безработный молодой человек, нередко находящийся под влиянием алкоголя и/или наркотиков, в прошлом имевший проблемы с законом. Однако такого рода люди считают себя носителями некой высшей идеи, например, они считают, что призваны очистить землю (или страну) от представителей определенной группы, например гомосексуалистов. Эти люди чаще всего являются "волками-одиночками", достаточно редко они имеют небольшие группы сообщников. Однако примерно в 90 - 95% случаев одиночка, совершивший "преступление ненависти", имел определенный опыт идеологической обработки. При обысках у подобных преступников находят соответствующую литературу, они часто посещают сайты и форумы подобной направленности, слушают соответствующую музыку, и, таким образом, "группы ненависти" удобряют "почву", на которой расцветают "цветы зла".

Исследовательская организация Political Research Associates пришла к выводу, что подобные структуры все реже занимаются легитимной политической деятельностью и все чаще разрабатывают планы насильственных акций. В США гарантия свободы слова, предусмотренная в Конституции страны, позволяет распространять нацистские, расистские, антисемитские и т.п. взгляды. По этой причине правоохранительным органам удается бороться с подобными группами только тогда, когда они совершают реальные (другие) преступления.

"Группы ненависти" предпринимают шаги, которые делают их героями публикаций прессы. При этом они достаточно часто формально не нарушают законы. К примеру, организация Национал-социалистическое движение (National Socialist Movement) периодически пытается провести марш через районы, населенные большей частью чернокожими. Потенциально подобные действия способны вызвать массовые беспорядки, поскольку эта организация пропагандирует ненависть к афроамериканцам. В 2004 - 2005 гг. несколько мелких групп провели беспрецедентную кампанию по раздаче школьникам 100 тысяч компакт-дисков с записями музыкальных групп экстремистской направленности. Группа Westboro Baptist Church, исповедующая ненависть к гомосексуалистам, пошла еще дальше - она организовала несколько пикетов на похоронах американских военнослужащих, декларируя, что Господь наказывает США за терпимость к гомосексуалистам.

"Группы ненависти" весьма разнообразны, они исповедуют различные "символы веры". Однако их отличают общие признаки. Во-первых, они стремятся ограничить права определенных групп населения. Во-вторых, они стремятся разделить общество на основе расовых, этнических, религиозных и прочих критериев. В-третьих, они убеждены в существовании заговоров. В-четвертых, они стремятся подавить любое сопротивление. В-пятых, они всегда настроены антиправительственно.

Неонацисты. На сегодняшний момент в США действуют примерно 150 неонацистских группировок. Приверженцы неонацистских групп, в основном сосредоточенные в "белых штатах" юга и центральной части США, верят в победу национал-социализма германского образца и убеждены, что эта идеология распространится на глобальном уровне, чего не смог добиться Гитлер. В целом американские неонацисты повторяют постулаты Гитлера, концентрируясь на превосходстве белой расы над всеми другими. Американские неонацисты убеждены, что во всех проблемах современного общества виноваты евреи, однако значительно большую ненависть ныне у них вызывают чернокожие и латиноамериканцы. По утверждению "белых сепаратистов", правительство США контролируется конспиративными интригами небелых и евреев. В унисон с ними неонацисты стремятся отстранить от власти "американское правительство сионистской оккупации" как насильственными, так и мирными методами. Наиболее мощные структуры на сегодняшний день - "Национальный альянс" (National Alliance), "Национальное социалистическое движение" (National Socialist Movement), "Белая революция" (White Revolution) и "Общество арийского ренессанса" (Aryan Renaissance Society). В последние годы резко уменьшилась популярность одной из старейших группировок этого рода - "Арийские нации" (Aryan Nations).

Скинхеды. Их идеология весьма запутанна и аморфна. Как правило, скинхеды ненавидят чернокожих, азиатов, евреев и/или арабов, католиков, мусульман, латиноамериканцев и т.п. Ныне насчитывается около 50 таких групп. Как правило, они плохо организованы и склонны к быстрому распаду. Периодически одни группировки объединяются против других или заключают союзы против конкурирующих экстремистских группировок, имеющих иную идеологию. В 2005 г. полтора десятка таких группировок сформировали "политическое крыло" - "Национальный альянс" (National Alliance). Скинхеды преуспевают в создании звукозаписывающих компаний, которые записывают и распространяют музыкальные записи, содержащие экстремистские призывы.

Ку-Клукс-Клан. Одна из старейших группировок такого рода. Была сформирована офицерами разгромленной армии Конфедерации США после окончания Гражданской войны, в 1866 г. Исповедует идеи расового превосходства, антисемитизма, периодически антикатолицизма и антиглобализма. "Первый Ку-Клукс-Клан" был полностью разгромлен властями США в конце XIX века. На его обломках в 1915 г. возник "Второй Ку-Клукс-Клан", который достиг пика влияния к середине 1930-х гг. Обе эти группировки и примыкавшие к ним структуры постоянно совершали преступления, в том числе и убийства. Ныне численность "клансменов" невелика - она не превышает 2 - 3 тысяч человек, а их активность резко снизилась.

Неоконфедераты. Движение, близкое по своей идеологии к Ку-Клукс-Клану, выступает за создание "белой Америки" - либо в виде анклавов, населенных исключительно белыми протестантами, либо с помощью отделения от США и создания независимого государства. Ныне крупнейшими структурами такого рода являются "Лига Юга" (League of the South) и "Конфедеративный Альянс" (Confederate Alliance). Численность этих и подобных организаций не превышает 8 - 9 тыс. человек.

Черные сепаратисты. Их идеология - весьма сложное переплетение расовых, исторических и религиозных мифов, политические цели также туманны. Обычно эти группировки отстаивают чистоту черной расы и критикуют межрасовые браки. Они являются противниками интеграции в современное общество и пытаются создать отдельные властные институты для афроамериканцев (некоторые группы декларируют необходимость создания "черного" государства на территории США). Их члены исповедывают ненависть к белым и евреям, в ряде случаев - к азиатам. В некоторых случаях эти группировки доказывают, что именно чернокожие, а не евреи были "избранным народом", а Мухаммед был также чернокожим. В общей сложности в США действует более 100 подобных групп. Крупнейшие из них - "Нация Ислама" (Nation of Islam) (старейшая группа, созданная в середине 1930-х гг.) и Партия новых черных пантер (New Black Panther Party) (изначально организация "Черных пантер" была создана в середине 1960-х гг. как группа самообороны. Впоследствии провела несколько акций, которые власти сочти террористическими, и была разгромлена. В нынешнем, более умеренном виде, существует с начала 1990-х гг.).

"Христианская идентичность". Религиозные группировки, которые объединены одной идеей - что белые, а не евреи являются избранным Богом народом. Евреи считаются пособниками Сатаны, а иные расы - буквально - "народами грязи". Второе пришествие состоится лишь тогда, когда Земля будет очищена от евреев и других "сатанистов". Это весьма старинное идеологическое направление, сформировавшееся в Великобритании еще в XIX веке и с некоторыми добавлениями и исключениями дожившее до наших дней. Ныне функционирует примерно 35 подобных групп. Централизованной структуры они не имеют.

"Коктейль". Примерно 170 "групп ненависти" трудно отнести к какой-либо идеологической ветви. Среди них есть различного рода неоязычники, белые супрематисты (сторонники чистоты белой расы), религиозные структуры, представляющие различные религии, и пр. Их объединяет лишь одно - ненависть.

Уголовная ответственность за "преступления ненависти". Уголовное законодательство США (как федеральное, так и законодательство штатов) обладает значительной спецификой в формулировании уголовно-правовых запретов в отношении "преступлений ненависти".

Во-первых, как отмечалось, эти преступления выделяются в особую группу и им дается родовое определение - hate crimes - "преступления ненависти" (или преступления на почве ненависти). Так, в соответствии с Федеральным законом США N 103-322А (1994 г.) преступлением на почве ненависти является преступление, в котором выбор жертвы либо собственности жертвы как объекта посягательства определен предвзятостью в отношении расы, цвета кожи, религии, национального происхождения, этнического происхождения, пола, инвалидности или сексуальной ориентации. Согласно Федеральному закону США N 101-275 (1990 г.) при составлении статистических данных о преступлениях на почве ненависти учитываются следующие совершенные преступления: предумышленное убийство, простое убийство, сексуальное насилие, нападение с отягчающими обстоятельствами, простое нападение, запугивание, а также поджог, уничтожение (имущества), причинение ущерба и акты вандализма в отношении собственности.

В нормативных документах ФБР преступления ненависти определяются как "криминальное посягательство против личности, собственности или общества, которое мотивируется полностью либо в части предубеждением посягающего в отношении расы, религии, инвалидности, сексуальной ориентации или этнического (национального) происхождения".

Вместе с тем, несмотря на указанные определения этих преступлений на федеральном уровне, уголовное законодательство штатов характеризуется на этот счет особенностями, подчас достаточно существенными. Так, в 21 штате преступлениями ненависти считаются и преступления против инвалидов (воспринято положение федерального законодательства) и психически больных людей; в 22 штатах - преступления, совершенные против лиц, обладающих нетрадиционной сексуальной ориентацией. В 3 штатах и федеральном округе Колумбия (включает столицу США - Вашингтон) к преступлениям ненависти относят преступления, совершенные по политическим причинам, к примеру избиение человека, поддерживающего иную политическую партию.

В 1999 г. Сенат США принял особый Закон о предупреждении преступлений ненависти (Hate Crimes Prevention Act), согласно которому все подобные преступления автоматически переходят под федеральную юрисдикцию, так как представляют особую угрозу США. Однако местные органы власти передают эти дела федеральным органам на добровольной основе.

Особенности законодательства штатов об ответственности за преступления ненависти рассмотрим на примере уголовного законодательства штатов Нью-Йорк и Калифорния. В штате Нью-Йорк ответственность за эти преступления предусмотрена специальным законом от 10 июля 2000 г. "Преступления на почве ненависти". В § 485.00 (преамбула этого закона) обосновывается повышенная опасность таких преступлений: "Законодательная власть констатирует то обстоятельство, что деяния, охватывающие насилие, запугивание, уничтожение собственности на основе предвзятости и предрассудков, стали все более распространенными в штате Нью-Йорк в последнее время... Печальная истина состоит в том, что эти преступления, которые обычно и справедливо называют преступлениями ненависти, имеют своими жертвами лиц, преднамеренно выбранных из-за их расы, цвета кожи, национального происхождения, вероисповедания, религиозных обрядов, возраста, инвалидности или сексуальной ориентации. Преступления на почве ненависти все более угрожают безопасности и благосостоянию всех граждан...". В § 485.05 дается законодательное определение преступления на почве ненависти: "Лицо совершает преступление на почве ненависти, когда он или она совершает любое из указанных деяний:

(a) намеренно выбирает лицо, в отношении которого будет полностью либо в значительной мере совершено преступление, из-за убеждений или различий в отношении расы, цвета кожи, национального происхождения, пола, вероисповедания, религиозных обрядов, возраста, инвалидности или сексуальной ориентации, или

(b) умышленно совершает действия, образующие состав преступления, полностью или в значительной части из-за убеждений или различий в отношении расы, цвета кожи, национального происхождения, пола, вероисповедания, религиозных обрядов, возраста, инвалидности или сексуальной ориентации".

Спецификой Уголовного кодекса штата Калифорния является тщательное регламентирование уголовной ответственности за криминальные угрозы на почве ненависти (как она понимается в преступлениях ненависти). Так, в соответствии с § 422.6 к мелким преступлениям ненависти (мисдиминорам) относятся следующие деяния, представляющие собой угрозу (реальную) совершения преступления ненависти:

(a) никто не имеет права путем применения силы или угрозы применения силы преднамеренно причинять физический ущерб, запугивать, подавлять или вмешиваться в свободное отправление чьих-либо прав из-за принадлежности (действительной или воображаемой) жертвы к защищенному классу;

(b) никто не имеет права преднамеренно портить, повреждать или разрушать чью-либо недвижимость или личное имущество с целью запугивания или вмешательства в свободное отправление конституционных прав или привилегий из-за принадлежности (действительной или воображаемой) жертвы к защищенному классу;

(c) никто не может быть осужден исключительно за устные высказывания, кроме случаев, когда устные высказывания выражают угрозу насилия против определенного лица или группы и подсудимый в состоянии выполнить эту угрозу.

В случае совершения деяний, предусмотренных п. (a) и (b) § 422.6, виновный может быть приговорен к следующим наказаниям: тюремное заключение сроком до одного года; штраф до 5000 долларов; возмещение ущерба жертве, включая медицинские и консультационные расходы; обязательное посещение курсов по межличностным отношениям; психологическая принудительная консультация на срок до одного года; дополнительный штраф для некоммерческих субъектов; общественные работы сроком до 400 часов.

§ 422.7 предусматривает повышенную ответственность за фактическое совершение преступления ненависти (рассматриваемого как тяжкое преступление - фелония), если преступление было совершено из-за действительной или воображаемой принадлежности жертвы к защищенному классу против личности или имущества с целью запугивания или вмешательства в реализацию прав жертвы и преступник имел реальную возможность причинения насильственного физического ущерба или в действительности причинил физический ущерб либо нанес имущественный ущерб на сумму более чем 400 долларов или имел судимость по § 422.6.

§ 422.75 усиливает наказание за любую фелонию (не охватываемую § 422.7), совершенную из-за действительной или воображаемой принадлежности жертвы к защищенному классу:

если преступник действовал в одиночку, то к нему применяется дополнительное наказание в виде тюремного заключения на срок от 1 до 3 лет;

если преступник действовал совместно с другим лицом или в группе, то наказание усиливается до 4 лет тюремного заключения. К такому же наказанию приговаривается и лицо, совершившее преступление ненависти не по одному, а двум или нескольким из предусмотренных мотивов (ненависти).

§ 422.75 также детально прописывает объекты преступлений ненависти, совершенных против собственности: "Если лицо совершило преступление против собственности государственных и частных институтов, включая школы, образовательные учреждения, библиотеки или общественные центры, публичные залы, церкви, адвокатские офисы или прилегающие к ним помещения, которые входят в их собственность, арендуются государственными или частными секторами, по мотивам расы, цвета кожи, национальности, происхождения, пола, недееспособности или сексуальной ориентации..."

В нашем исследовании уже отмечались трудности в квалификации преступлений ненависти, встречаемые в практике российских судов и других правоприменительных органов, вызванные, в первую очередь, трудностями уголовно-процессуального доказывания. В связи с этим заслуживает внимания идентификация таких преступлений с помощью методики, предложенной Дональдом Альтшиллером в исследовании "Преступление ненависти" (Hate Crime). Методика расследования таких преступлений предполагает постановку и выяснение следующих вопросов:

Каков мотив преступления?

Относятся ли жертвы и преступник к разным расовым, религиозным, национальным группам или имеют различные сексуальные ориентации?

Стал ли человек жертвой по причине его физической или умственной неполноценности?

Были ли высказаны преступником какие-либо предубеждения относительно расы, национальности, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации, физической или умственной неполноценности жертвы?

Присутствовали ли какие-либо оскорбительные символы, слова или действия, которые позволяют отнести преступника к "группам ненависти"?

Восприняла ли жертва действия преступника как проявление каких-либо предубеждений?

Произошло ли преступление в день, значимый для группы, к которой принадлежит жертва или преступник?

Каков демографический состав населения в местности, где произошло преступление; не оказалась ли жертва в районе, где преобладает население, принадлежащее к группе, отличной от группы принадлежности жертвы?

Могло ли произойти это преступление, если бы преступник и жертва принадлежали к одной расовой, религиозной, национальной группам, к одной сексуальной ориентации и т.д.?

Есть ли другие мотивы преступления?

Профилактика "преступлений ненависти" в США. На основе уголовного законодательства о борьбе с преступлениями ненависти в США разработаны обширные и содержательные программы по предупреждению этих преступлений, в основе которых лежит связь органов полиции с общественностью и опора на гражданское общество. Проиллюстрируем основные фрагменты одной из этих программ на опыте работы Департамента шефа полиции округа Лос-Анджелес.

Это крупнейший подобный департамент в США. В нем служат 15 тыс. сотрудников (полицейских), обслуживающих 10 млн. проживающих в округе человек (бюджет Департамента - 1,9 млрд. долларов). Полицейская работа Департамента охватывает 40 городов, подземную ж/д (метро) и скоростную ж/д систему, 9 колледжей. Департамент управляет крупнейшей городской пенитенциарной системой, в которой содержатся 20 тысяч заключенных. Департамент представляет охрану и судебных приставов для крупнейшей в стране системы судов. Округ Лос-Анджелес является наиболее разнообразным в этническом плане сообществом в США. Среди его жителей - выходцы из многих стран мира, говорящие на 160 языках, исповедующие основные мировые религии.

Приведем примеры общественных программ работы полиции Лос-Анджелеса, основанные на взаимодействии с общественностью:

в каждом отделении полиции созданы и функционируют общественные консультативные советы;

непосредственно при Департаменте шерифа созданы и функционируют:

совет по межрасовым и межрелигиозным отношениям;

консультативный совет духовенства;

молодежные центры;

разработаны и реализуются программы совместного патрулирования с полицией;

разработана и функционирует специальная образовательная программа ВИДА для работы полиции с "трудными" подростками.

Общественные консультативные советы выступают в качестве советников для полицейского руководства (в особенности они способны снять напряжение, возникшее между полицией и общественностью).

В рамках консультационных советов духовенства религиозные лидеры предлагают свою помощь и советы полицейскому руководству в процессе принятия решений (по межрелигиозным, межнациональным и межэтническим вопросам). Они выступают именно в роли советников, связующего звена между религиозными гражданами и полицией, помогают полиции в решении вопросов профилактики соответствующих преступлений, совершаемых на почве религиозной ненависти.

Совместное патрулирование с полицией предполагает участие граждан в полицейских операциях, которые не представляют большого риска. В рамках этой программы граждане отбираются и обучаются основным полицейским навыкам. Они участвуют в патрулировании проблемных районов (исключительно в качестве наблюдателей) и докладывают о своих наблюдениях руководству полицией.

Более подробно об учебной программе ВИДА. "Изобрели" ее сотрудники Департамента шерифа. Анализируя состояние правонарушений несовершеннолетних, они обнаружили, что задерживают за нарушения и преступления детей тех, кого они задерживали и арестовывали много лет назад. После изучения многих эффективных образовательных и воспитательных программ для молодежи сотрудники-создатели предложили программу, включающую 16-недельный курс работы с несовершеннолетними "трудными" подростками. При этом 10 часов в неделю в течение всех 16 недель программы занятия с подростками проводят непосредственно сотрудники Департамента шерифа, а также советники и другие добровольные участники программы, представляющие местные сообщества. Это сугубо образовательная программа, включающая основы правовых знаний, характеристику подростковой преступности, "тюремной судьбы" и перспективы подростков-правонарушителей. На заключительной стадии обучения все эти вопросы выносятся на групповое обсуждение. Создан даже своеобразный учебник этой программы, которым пользуются обучаемые. Согласно правилам программы родители подростков также посещают занятия. Через эту программу уже прошли тысячи подростков и многие ее участники поступили в колледжи, пошли служить в армию и стали законопослушными гражданами.

В деле сотрудничества полиции с религиозными и этническими сообществами следует выделить и работу Департамента полиции г. Сан-Франциско. В числе таких организаций:



Русский центр Сан-Франциско;

ассоциация мусульманской общины района залива Сан-Франциско, включающая исламскую школу "Гранада";

афроамериканская община;

община американцев китайского происхождения;

община американцев японского происхождения;

лига "Насилия против азиатов";

лига "Насилия против евреев".



На федеративном уровне после известных террористических событий в сентябре 2001 г. создан "Мусульманский совет по общественным делам" и Конгресс американских мусульман по национальной безопасности".

Фактически все эти организации являются структурами гражданского общества, создание которого у нас (в России) является приоритетной задачей.

Как в содержательном плане происходит сотрудничество с указанными религиозными и этническими общинами? Можно обозначить три аспекта:

А. Разработка плана действий как реагирования на конкретное преступление на почве ненависти. Например, произошла серия инцидентов на почве ненависти между выходцами из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Инциденты имели место в городском парке, где обычно собираются члены и той и другой общин. Был составлен план мероприятий, включающих:

увеличение присутствия полиции в парке;

привлечение лидеров общин к выяснению причин напряженности;

сглаживание разногласий путем посредничества;



налаживание контактов между членами и лидерами обеих общин;

приглашение членов обеих общин к проведению совместных мероприятий.

Б. Налаживание эффективной системы принятия информации об актах насилия на почве ненависти и передачи ее в полицию. Эта информация включает:

обучение общественных и религиозных организаций правилам приема информации о преступлениях и инцидентах на почве ненависти, передаче ее в полицию;

организация и анализ отчетов о случаях преступлений и инцидентов на почве ненависти;

установление на основе данного анализа наличия повторяемости случаев насилия на почве ненависти между представителями различных этнических и религиозных групп;



построение стратегии, направленной на предупреждение возможных случаев насилия на почве ненависти в будущем.

В. Проведение регулярных встреч между представителями полиции, общественных и религиозных организаций. Такие встречи используются для:

предоставления информации и тренинга для повышения осведомленности и квалифицированности как участников указанных организаций, так и полиции;

обмена информацией о местах, где происходят случаи насилия на почве ненависти;

сотрудничества в развитии стратегии регулирования и предоставления возможности членам общины выступать с инициативами и поиска в деле сотрудничества и участия всех сторон.

Заслуживает пристального внимания достаточно высокая эффективность деятельности Комиссии округа Лос-Анджелес по общественным отношениям. Комиссия была создана более пятидесяти лет назад в ответ на происшедшие тогда массовые беспорядки. События эти были вызваны тем, что сотни моряков напали на испаноязычную молодежь. Массовые беспорядки продолжались на улицах Лос-Анджелеса три дня. В итоге в январе 1944 г. был создан Совместный комитет за межрасовый прогресс. В результате достаточно эффективной деятельности по улучшению межэтнических и межнациональных отношений и признания на общенациональном уровне данный Комитет стал в 1958 г. официальным агентством при администрации округа и был переименован в Комиссию округа Лос-Анджелес по общественным отношениям. Комиссия является старейшей и наиболее крупной подобной организацией в США.

Комиссия является составным компонентом администрации округа Лос-Анджелес. Исполнительный директор и члены комиссии назначаются Советом попечителей. Каждый член Совета попечителей номинирует трех комиссионеров, которые служат в течение нескольких лет. В Комиссии - пятнадцать комиссионеров, которые встречаются дважды в месяц. Персонал из 24 специалистов и административных служащих обеспечивает программную работу Комиссии. Среди наиболее известных проектов Комиссии - ежегодный доклад по преступлениям ненависти, а также премия Джона Энсона Форда, которая присуждается за самые эффективные программы, направленные на совершенствование общественных отношений.



Созданная для разрешения межгрупповых конфликтов и создания инфраструктуры общественных отношений Комиссия реализует три стратегии:

развитие и обмен методами совершенствования межгрупповых общественных отношений, такими, как, например, навыки разрешения конфликтов;

создание условий и возможностей, необходимых для эффективного реагирования на внутренние проблемы межличностных и общественных отношений в различных городских сообществах и организациях;

исследование и анализ методов и политики, необходимых для улучшения общественных отношений в округе.

Комиссия работает над улучшением общественных отношений и эффективной системы разрешения конфликтов путем сотрудничества с городской администрацией, учебными заведениями, правоохранительными органами, другими органами власти, сообществами, организациями, работающими для улучшения общественных отношений, и религиозными сообществами.

Примеры программ Комиссии:

молодежная образовательная кампания-школа проекта "Час ноль: время действий" (ее содержание будет рассмотрено ниже);

консорциум по взаимопомощи в общественных отношениях;

инициатива по разрешению межгрупповых конфликтов в школах;

предупреждение преступлений ненависти;

организация защиты и помощи жертвам преступлений ненависти;

корпоративный консультативный комитет;

создание медиаобразов (по указанным проблемам).

Примеры публикаций Комиссии последних лет:

места найма временных работников, включая конструктивный подход к предупреждению в этом плане общественных конфликтов;

как лучше общаться с клиентами и служащими, чей английский язык ограничен;

23 подсказки для межкультурного общения;

ежегодный доклад по преступлениям ненависти в округе Лос-Анджелес;

руководство по межрасовому и межкультурному диалогу.

Комиссия округа Лос-Анджелес по общественным отношениям осенью 2004 г. начала осуществлять программу кампании "Час ноль" в средних школах округа, названную "Школьные команды действий". Эти команды предназначены для реализации всеобъемлющих и разнообразных проектов, пропагандирующих антидискриминацию в школах (например, разрешение конфликтов, знание о демографическом разнообразии, обучение противодействию насилию, развитие лидерских качеств, обучение общению с одноклассниками и ровесниками и т.д.). Команды также поддерживают отношения между студентами и школьной администрацией, студентами и сообществом.

Содержание школы проекта "Час ноль":

Комиссия округа Лос-Анджелес по общественным отношениям исходит из того, что все школы должны обеспечивать безопасную, культурную обучающую среду для того, чтобы школьники смогли достичь успехов в образовании и развивать необходимые им здоровые жизненные навыки. Когда школьники видят, что культура, к которой они принадлежат, не ценится сообществом, в котором они живут, когда школьники подвергаются гонениям из-за предрассудков в отношении их (будь такие предрассудки основаны на отрицательном отношении к инвалидности, гендерным, этническим, сексуальным, религиозным, расовым, языковым отличиям или иммигрантском статусе), их способности к обучению ставятся под угрозу.

Включение изучения отношений между людьми в школьные программы подразумевает последовательные и разнообразные стратегии повышения сознательности и обучения в области различий между людьми для того, чтобы мы могли оценить нашу коллективную силу и создать сообщество. Стратегии для совершенствования отношений между учащимися в школах должны отображать интересы как всех школьников, так и представителей окружающих школу сообществ. В результате тактика улучшения отношений может меняться в зависимости от конкретной обстановки в том или ином районе.

Школы, которые демонстрируют долгосрочный интерес к развитию позитивных отношений среди своих школьников и учителей, могут войти в систему школ проекта "Час ноль", разработанную Комиссией и распространенную во всем округе. Эти отличительные школы перечислены на веб-сайте Комиссии и официально признаются руководством округа. Данные школы могут вне очереди зарегистрироваться на участие в мероприятиях и семинарах, спонсированных проектом "Час ноль", они могут получить персональную помощь от экспертов по общественным отношениям, необходимую для улучшения межличностных отношений, образовательные материалы для молодежи, доступ к связям Комиссии с некоммерческими организациями, предоставляющими услуги в сфере общественных отношений. Эти школы также могут получить субсидии, необходимые для реализации успешных программ и проектов по улучшению межгрупповых отношений. Статус школы проекта "Час ноль" пересматривается каждый год на заседаниях Комиссии.

Предложения по совершенствованию российского уголовного законодательства об ответственности за преступления ненависти и деятельности правоохранительных органов по их предупреждению.

  1. Серьезным недостатком формулировок действующего УК РФ (внесенных Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ) является слишком широкая и расплывчатая формулировка экстремистских мотивов в преступлениях ненависти как совершение соответствующего преступления "по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы" (п. "л" ч. 2 ст. 105, п. "е" ч. 2 ст. 111, п. "е" ч. 2 ст. 112, п. "б" ч. 2 ст. 115, п. "б" ч. 2 ст. 116, п. "з" ч. 2 ст. 117, ч. 1 ст. 213, ч. 2 ст. 214, п. "б" ч. 2 ст. 244, примечание 2 к ст. 282.1 УК РФ; в ст. ст. 136 и 282 УК РФ указывается на такой признак, как "какие-либо социальные группы", в отношении которых осуществляются дискриминация или возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Содержание мотива ненависти или вражды "в отношении какой-либо социальной группы" не обладает сколь-либо четкими критериями. В юридической литературе справедливо указывалось, что "отсутствие приемлемых правовых признаков "какой-либо социальной группы" по существу размывает границы уголовной репрессии" и при желании, например, хулиганом-экстремистом можно признать "любого человека, выразившего "в грубой, циничной форме" несогласие с поведением или образом жизни представителя (представителей) какой-нибудь общности, не запрещенной законом" [4, с. 23]. Все это, с одной стороны, может порождать беззаконие и произвол, а с другой - искусственно "плодить" количество якобы экстремистских преступлений, в действительности не являющихся таковыми, и лишь отвлекать силы правопорядка от борьбы с подлинным экстремизмом. В связи с этим представляется целесообразным исключить признак "в отношении какой-либо социальной группы" из указанных статей УК РФ, заменив их (по американскому образцу) на конкретизированные и вполне доказуемые признаки этих социальных групп - возраста, инвалидности или сексуальной ориентации (остальные признаки ненависти, сформулированные в УК РФ, практически совпадают с предусмотренными в уголовном законодательстве США).
  2. По УК РФ (в отличие от уголовного законодательства США) не считается экстремистским преступлением умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное по мотивам ненависти экстремистского характера (по уголовному законодательству США строго наказуема даже угроза причинения вреда чужой собственности), хотя такие преступления встречаются в практике и по своей природе являются едва ли не чисто экстремистскими. В связи с этим ч. 2 ст. 167 УК РФ целесообразно дополнить таким квалифицирующим обстоятельством, как совершение этого преступления по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении лиц определенного возраста, инвалидности или сексуальной ориентации.
  3. Очень сложным в юридическом плане вопросом является толкование в качестве экстремистских таких мотивов, как "политическая или идеологическая ненависть или вражда" (серьезная критика на этот счет была не только со стороны правозащитных организаций). Стремление законодателя признать соответствующие преступления, совершенные по указанным мотивам, вполне понятны. В первую очередь при этом имелась в виду фашистская (нацистская) идеология. Правда, Конституция РФ признает как политическое, так и идеологическое многообразие (ст. 13). Однако фашистская идеология всегда конкретна и такие мотивы как расовая, национальная, религиозная ненависть или вражда либо ненависть или вражда в отношении лиц определенного возраста, инвалидности (психической или физической неполноценности), могут являться и выражением фашистской идеологии. И отсутствие указания на политическую или идеологическую ненависть или вражду в соответствующих статьях УК РФ не создает какую-либо беспробельность в части уголовной ответственности за совершение определенных экстремистских деяний. Конституционной же норме о запрещении создания и деятельности общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства (ст. 13 Конституции РФ), вполне соответствуют уголовно-правовые запреты, предусмотренные ст. ст. 277 (посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж), 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), 282.1 (организация экстремистского сообщества), 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) УК РФ. Криминализация таких деяний предполагает их совершение по определенным политическим и идеологическим мотивам, в том числе, разумеется, и по указанным мотивам ненависти.
  4. Особенно пристального внимания заслуживает изучение рассмотренного опыта правоохранительных органов США (в первую очередь полиции) по предупреждению преступлений ненависти. Эта задача вписывается, например, в преодоление трудностей, в том числе и криминального плана, связанных с проблемой не только незаконной, но и законной миграции, а в широком плане - создания у нас гражданского общества и его миграционных структур как необходимой составляющей такого общества.

Литература

  1. Харламова Ю.Н. О криминалистической характеристике преступлений против жизни и здоровья экстремистской направленности // Проблемы реализации уголовной политики Российской Федерации на региональном уровне: Сборник научных трудов. Москва; Ставрополь, 2007.
  2. Винников А.Я., Гиренко Н.М., Коршунова О.Н., Серова Е.Б., Узунова В.Г. Социогуманитарная экспертиза преступлений на почве ненависти. М.: Норма, 2005.
  3. Данные приводятся по следующему источнику: 27 апреля 2006 г. www.washingtonprofile.org.
  4. Кибальник А., Соломоненко И. "Экстремистское" хулиганство - нонсенс уголовного закона // Законность. 2008. N 4.