Мудрый Юрист

Об усилении конституционных гарантий прав и свобод личности уголовно-правовым запретом на пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение *

<*> Shirmanov I.A. On strengthening constitutional guarantees of rights and freedoms of a person by criminal-law prohibition on torture, inhuman, dishonoring treatment.

Ширманов И.А., доцент кафедры юриспруденции Южно-Уральского государственного университета.

При формальном конституционном запрещении пыток они до сих пор применяются в России, в том числе и сотрудниками правоохранительных органов. В определенной мере это связано с недостаточностью (неразработанностью) уголовно-правовых запретов и санкций. В статье анализируются общепризнанные международные нормы, положения ст. 21 Конституции РФ, прецеденты Европейского суда по правам человека, а также предлагается дополнить главу 17 УК РФ "Преступления против свободы, чести и достоинства личности" нормами, запрещающими пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение.

Ключевые слова: конституционные гарантии прав и свобод личности; запрет на пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение; Конвенция о защите прав человека и основных свобод; решения Европейского суда по правам человека.

Although formally and constitutionally tortures are prohibited in Russia they are used including by the officials of law-enforcement agencies. To some extent it is connected with insufficiency (poorly elaborated) criminal-law prohibitions and sanctions. The author analyses universally acknowledged international norms, provisions of article 21 of the Constitution of the RF, precedents of the European Court on Human Rights and also proposes to amend Chapter 17 of the Criminal Code of the RF "Crimes against Freedom, Honor and Dignity of the Person" by the norms prohibiting tortures, inhuman, dishonoring treatment.

Key words: constitutional guarantees of rights and freedoms of a person; prohibition on tortures; inhuman, dishonoring treatment; decisions of the European Court on Human Rights.

Несмотря на конституционное закрепление и уголовно-правовые запреты, нарушения прав личности в РФ продолжаются. Ситуация существенно не изменилась в течение 10 лет, прошедших с момента ратификации Российской Федерацией 5 мая 1998 г. Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (далее - Конвенция). Законодательное закрепление конституционных гарантий и санкций за их нарушение в УК РФ должно преследовать две цели: превентивную и репрессивную. При этом необходимо учитывать практику международного запрета пыток и бесчеловечного обращения, в том числе изложенную в решениях Европейского суда по правам человека (далее - Суд или ЕС).

За более чем 50-летний период деятельности Суд творчески развил и конкретизировал основные идеи и положения Конвенции, принципы и нормы международного права, существенно обогатил систему гарантий прав и свобод. Гарантии, прямо не сформулированные в тексте Конвенции и Протоколов, получили закрепление в решениях Суда, ставших прецедентами.

По мнению самого Суда, его постановления обеспечивают не только рассмотрение конкретных дел, но и решают более общую задачу: разъяснение, охрану и развитие права, закрепленного Конвенцией, и тем самым способствуют соблюдению государствами обязательств, принятых ими в качестве договаривающихся сторон <1>. При решении конкретного вопроса в рамках рассматриваемого дела Суд исходит в своей оценке не столько из буквального толкования норм Конвенции, сколько из тех конкретизирующих норм, которые были ранее выработаны и сформулированы Судом.

<1> Ирландия против Соединенного Королевства. Решение от 18 января 1978 г. (п. 167). Серия А.Т. 25. С. 66. Цит. по: Кучин М.В. Прецедентное право Европейского суда по правам человека. Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 2004. С. 70 - 71.

Примером расширения правовой защиты личности может быть гарантия, содержащаяся в ст. 3 Конвенции: "Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию". На наш взгляд эта гарантия состоят из двух частей: 1) запрет определенных видов неправомерного поведения и 2) обязательства государства делать этот запрет реальным и эффективным путем обязательного проведения расследования и наказания виновных.

Нормы, аналогичные ст. 3 Конвенции, имеются в ч. 2 ст. 21 Конституции РФ: "Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию". Однако эта норма не содержит понятия "бесчеловечное обращение или наказание". Соответственно, это понятие не включается в нормы федеральных законов, конкретизирующих запрет ст. 21 Конституции РФ: УК, УПК, УИК, ФЗ "О содержании под стражей..." и др.

С учетом развития российского уголовного права, направленного на охрану прав личности, в частности введения в УК РФ статей 127.1 ("Торговля людьми") и 127.2 ("Использование рабского труда"), полагаем необходимым дополнить УК РФ нормой об ответственности за содержание в подневольном состоянии. Однако эти нормы УК РФ не охватывают всего спектра возможных нарушений прав и свобод, связанных с лишением свободы и принудительным трудом.

При формальном конституционном запрещении пыток они до сих пор применяются в России, в том числе и сотрудниками правоохранительных органов. На наш взгляд, в определенной мере это связано с недостаточностью (неразработанностью) уголовно-правовых запретов и санкций. Как отягчающее обстоятельство применение пыток указано всего в двух нормах российского УК: п. "д" ч. 2 ст. 117 и ч. 2 ст. 302. Необходимо дополнить УК РФ нормой о запрете бесчеловечного обращения и наказания, поскольку ст. 117 и 302 УК РФ не в полной мере предоставляют защиту потерпевшему от такого обращения или наказания. Исследование вопроса о запрете пыток как гарантии права личности, на наш взгляд, необходимо проводить с учетом российской конституционной нормы и норм международного права.

Конвенция ООН о запрещении пыток 1984 г. определяет пытку как умышленное причинение человеку сильной боли или страдания, физического или нравственного, с целью получить от него или от третьего лица сведения или признание, запугать его, принудить к чему-либо <2>.

<2> На наш взгляд, возможны и иные мотивы пыток, например сопряженные с сексуальным насилием.

При анализе и разграничении понятий "пытка", "бесчеловечное обращение", "унижающее достоинство обращение" следует также обратиться к правовым позициям Европейского суда.

В Постановление ЕС по делу Ирландия против Соединенного Королевства даны различия категорий запретного поведения и сформулированы определения: пытка - преднамеренное бесчеловечное обращение, вызывающее очень сильные жестокие страдания; бесчеловечное обращение - причинение серьезных физических и душевных страданий, могущих привести к острым психическим расстройствам; унижающее достоинство обращение - обращение, направленное на то, чтобы вызвать страдание и внушить чувство страха и неполноценности с целью унизить и опорочить их, сломить их физическое и моральное сопротивление <3>.

<3> См.: решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г.

В деле Аксой против Турции, решение ЕС от 18 декабря 1996 г. (п. 63), указано следующее: "Для того чтобы определить, можно ли квалифицировать какую-либо форму плохого обращения как пытку, Суд должен принять во внимание разграничение, проводимое статьей 3 между этим понятием и понятием бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Как уже отмечалось ранее, это разграничение было включено в Конвенцию, чтобы позволить поставить клеймо "пытка" только на преднамеренное бесчеловечное обращение, вызывающее очень сильные и жестокие страдания..." <4>.

<4> Аксой против Турции. Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2. Т. 2 / Председатель ред. коллегии В.А. Туманов. М.: НОРМА, 2000. С. 346.

В п. 32 Постановления ЕС от 6 февраля 2001 г. по делу Бенсаид против Соединенного Королевства указано: "Статья 3 при любых условиях запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, и что ее гарантии подлежат применению независимо от того, каким бы предосудительным ни было поведение конкретного лица..." <5>.

<5> СПС "Гарант" (на 1 мая 2008 г.).

Представляет определенный интерес дело Сельмуни против Франции, Постановление ЕС от 28 июля 1999 г. Заявитель жаловался, что он после задержания офицерами полиции был избит, а в помещении полицейского участка подвергся сексуальному насилию <6>.

<6> Сельмуни (Selmouni) против Франции // СПС "Гарант" (на 1 мая 2008 г.).

В п. 95 решения Суд повторил, что ст. 3 закрепляет одну из наиболее фундаментальных ценностей демократического общества. Даже в самых тяжелых условиях, таких, как борьба против терроризма и организованной преступности, Конвенция категорически запрещает применение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. В отличие от большинства материальных норм Конвенции и Протоколов N 1 и 4 ст. 3 не содержит никаких исключений и в соответствии с п. 2 ст. 15 в отношении ее исполнения невозможна дерогация, даже в случае чрезвычайных обстоятельств, угрожающих жизни нации.

В п. 96 Суд указал: "Для того чтобы определить, являлась ли данная конкретная форма жестокого обращения пыткой, Суд должен учитывать различие, закрепленное в ст. 3, между этим понятием и понятием бесчеловечного или унижающего достоинство обращения... Намерением создателей Конвенции было то, чтобы она через разграничение этих двух понятий придала особое значение преднамеренному бесчеловечному обращению, причиняющему серьезные и жестокие страдания..."

В п. 97 решения Суда дана ссылка на Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, вступившую в силу 26 июня 1987 г., и где в ст. 1 и 16 было закреплено соответствующее различие в понятиях.

Признавая нарушение ст. 3 Конвенции в этом деле, Суд подробно мотивировал свое решение в п. 98 - 105: "98. Суд считает, что все травмы, перечисленные в различных медицинских отчетах... и утверждения заявителя относительно жестокого обращения, которому он подвергся, находясь в полицейском участке, подтверждают причинение физической и, несомненно... психической боли и страданий. Ход событий также показывает, что боль и страдание были причинены заявителю преднамеренно, inter alia, с целью получения от него признания в совершении преступлений, в которых он подозревался... 99. Обжалуемые действия полицейских имели своей целью пробудить в заявителе чувства страха, боли и неполноценности, способных унизить заявителя и, возможно, сломить его физическое и моральное сопротивление. Поэтому Суд находит элементы, которые достаточны для квалификации такого поведения как бесчеловечного и унижающего достоинство... Так или иначе, Суд повторяет, что в отношении лишенного свободы лица применение физической силы, которое не было вызвано его собственными действиями, унижает человеческое достоинство и в принципе является посягательством на право, закрепленное статьей 3 Конвенции... 100. Другими словами, в данном деле остается установить, могут ли "боль и страдание", причиненные А. Сельмуни, быть определены как "сильные" в смысле, закрепленном в статье 1 Конвенции ООН. Суд считает, что эта "жестокость", как и понятие "минимально необходимая жестокость", необходимое для применения статьи 3, является по своей сути понятием относительным; оно зависит от всех обстоятельств дела, таких, как продолжительность обращения, его физический и психологический эффект и, в отдельных случаях, от пола, возраста и состояния здоровья жертвы и т.д. 101. Суд ранее рассматривал дела, где приходил к заключению о том, что имело место обращение, которое может быть квалифицировано только как пытка... Однако, учитывая тот факт, что Конвенция - это "живой инструмент, который можно применять по-разному, с учетом современных условий"... Суд считает, что определенные действия, которые раньше квалифицировались как "бесчеловечное и унижающее достоинство обращение", в противовес "пытке", могут быть классифицированы в будущем по-другому... 102. Суд считает доказанным факт нанесения А. Сельмуни значительного числа ударов. Независимо от состояния здоровья потерпевшего можно предположить, что удары такой силы причиняют значительную боль... 103. Суд также отмечает, что заявителя таскали за волосы, заставили пробежать по коридору... заставили встать на колени перед молодой женщиной... что один из офицеров достал перед ним свой пенис, приказав сосать его, а затем помочился на него; и что ему угрожали паяльной лампой и шприцем. Кроме жестокости перечисленных действий, Суд считает себя обязанным отметить, что они были бы отвратительны и жестоки по отношению к любому лицу, независимо от условий, при которых они были совершены... 105. При таких условиях Суд убежден, что в целом физическое и психическое насилие, причиненное заявителю, вызвало "сильную" боль и страдание и было особенно тяжким и жестоким. Такое поведение может рассматриваться как пытка в соответствии с определением, закрепленным в статье 3 Конвенции".

Примером спорного отношения к понятиям "пытки и бесчеловечное обращение" может быть дело Калашников против Российской Федерации <7>. Заявитель жаловался на условия его содержания в Магаданском следственном изоляторе ИЗ-47/1 (СИЗО-1), рассматривая эти условия как пытки и проявления бесчеловечного обращения <8>.

<7> Калашников против Российской Федерации. Европейский суд по правам человека и Российская Федерация: Постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 г. / Отв. ред. Ю.Ю. Берестнев. М.: Норма, 2005. С. 8 - 39.
<8> Иные аспекты дела и жалобы Калашникова, выходящие за рамки настоящего исследования, автор не рассматривает в связи с ограничением объема публикации.

По существу жалобы Правительство РФ признавало, что "условия содержания в следственных тюрьмах в России неудовлетворительны и не отвечают требованиям, предъявляемым к тюремным заведениям в других странах Совета Европы. Вместе с тем Правительство РФ утверждало, что условия содержания заявителя в предварительном заключении не могут рассматриваться ни как пытки, ни как бесчеловечное или унизительное обращение..." В п. 95 Постановления Суда от 15 июля 2002 г. по этому делу изложено: "Суд в своей практике относил обращение с тем или иным лицом к категории "бесчеловечного", inter alia, в случае преднамеренного характера такого обращения, если оно имело место на протяжении нескольких часов беспрерывно или если в результате этого обращения был нанесен реальный физический вред человеку либо причинены глубокие физические или психические страдания. Обращение с человеком считается "унижающим достоинство", если оно таково, что вызывает в жертвах такого обращения чувство страха, страдания и неполноценности, которые заставляют их ощущать себя униженными и попранными... Изучая вопрос о том, какая форма обращения с человеком является "унижающей достоинство" в значении статьи 3 Конвенции, Суд устанавливает, было ли целью обращения унизить и попрать достоинство лица и - что касается последствий - отразилось ли такое обращение на этом лице в форме, несовместимой со статьей 3. Однако отсутствие таковой цели не исключает категорически возможность того, что Суд все-таки установит в обжалуемом деянии нарушение статьи 3... Степень страдания и унижения как составляющих "унижающее достоинство" обращения, запрещенного статьей 3, должна в любом случае быть выше степени страдания или унижения как неизбежного элемента той или иной конкретной формы правомерного обращения или законного наказания.

Довольно часто меры, связанные с лишением человека свободы, включают такой элемент. И все же нельзя утверждать, что содержание под стражей до Суда само по себе является проблемой в свете статьи 3 Конвенции. Но нельзя и толковать статью 3 как обязывающую соответствующие власти во всех случаях освобождать из-под стражи заключенного по причине плохого здоровья или направлять его в общую больницу для прохождения конкретно предписанного курса лечения.

Тем не менее в соответствии с этой статьей государство должно принимать меры к тому, чтобы лицо содержалось под стражей в условиях, которые совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом формы и методы реализации этой меры пресечения не должны причинять ему лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а его здоровье и благополучие - с учетом практических требований режима лишения свободы - должны быть адекватно гарантированы..." <9>.

<9> Калашников против Российской Федерации... С. 22 - 23.

В рассматриваемом деле Суд признал нарушение ст. 3 Конвенции, указав в п. 101 - 103 следующее: "101. ...Суд полагает, что условия содержания под стражей, которые заявитель вынужден был терпеть на протяжении примерно 4 лет и 10 месяцев, должны были причинить ему физические страдания, унизить его человеческое достоинство и породить в нем такие чувства, которые ведут к унижению и попранию личности... 102. ...Суд установил, что условия содержания заявителя под стражей, в частности чрезмерная переполненность камеры, антисанитарная обстановка в ней и вредные для здоровья и благополучия заявителя последствия этой обстановки, в сочетании с длительностью срока содержания заявителя в таковых условиях приравниваются к унижающему достоинство обращению" <10>.

<10> Калашников против Российской Федерации... С. 26.

С учетом общепризнанных международных норм и положения, сформулированного в ст. 21 Конституции РФ, принимая во внимание прецеденты Европейского суда по правам человека, на наш взгляд, необходимо дополнить главу 17 УК РФ "Преступления против свободы, чести и достоинства личности" нормами, запрещающими пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение. В порядке обсуждения предлагается следующая формулировка статей 127.3, 127.4 и 127.5 УК.

Статья 127.3. Пытки

Часть 1. Пытки, то есть преднамеренное бесчеловечное обращение, вызывающее сильную боль, жестокие физические или нравственные страдания, - наказываются _____.

Часть 2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются _____.

Часть 3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) повлекшие по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия;

б) совершенные способом, опасным для жизни и здоровья многих людей;

в) совершенные организованной группой, -

наказываются ______ <11>.

<11> Части 2 и 3 ст. 127.4 и 127.5 конструируются по аналогии с ч. 2 и 3 ст. 127.3.

Статья 127.4. Бесчеловечное обращение

Часть 1. Бесчеловечное обращение, то есть причинение серьезных физических и душевных страданий, могущих привести к острым психическим расстройствам, - наказывается.

Статья 127.5. Унижающее достоинство обращение

Часть 1. Унижающее достоинство обращение, то есть обращение, направленное на то, чтобы вызвать у человека страдание и внушить чувство страха и неполноценности, с целью унизить и опорочить его, сломить физическое и моральное сопротивление, - наказывается _____.