Мудрый Юрист

Какой должна быть статья 10 гражданского кодекса РФ?

Волков Александр Викторович, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Волжского гуманитарного института.

Дух законов - это своя особая юридическая логика, нацеленная на выражение качественной сути права, которая вбирает в себя ценности, идеалы, цели, идеи, смысл правового регулирования. Основная проблема злоупотребления правом - это проблема разъединения при правоосуществлении буквы и духа закона, где буква по воле злоупотребляющего лица начинает получать свое собственное содержание, отличное от содержания всего гражданского права. Именно поэтому ст. 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Из анализа крайне разнообразной практики правоприменения судьями ст. 10 ГК РФ можно сделать следующие выводы.

  1. Юридическое значение норм о недопустимости злоупотреблений правами в науке гражданского права и в гражданском законодательстве существенно недооценено. Поэтому внешним выражением принципа добросовестного правоосуществления является лишь запрет на шикану, содержащийся в ст. 10 ГК РФ.
  2. Принцип недопустимости недобросовестного правоосуществления не имеет своей собственной устойчивой теоретической конструкции (хотя Гражданский кодекс РФ уже начинает различать такие термины, как "формальная экспертиза" и "экспертиза по существу" (ст. ст. 1384, 1386, 1498, 1499 ГК РФ, что близко к термину "формальное правоосуществление"), и даже началось нормативное использование термина "злоупотребление правом" (п. 2 ст. 1512 ГК)).
  3. Применение на практике ст. 10 ГК РФ во многих случаях характеризуется хаотичным, беспредметным использованием ее норм. Если в деле есть признаки злоупотребления правом, то суды часто не в состоянии четко квалифицировать эти отношения. Например, в п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 дается следующее разъяснение: "На основании пункта 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 6 статьи 15 Федерального закона "Об акционерных обществах" судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда утвержденный при реорганизации общества разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного общества, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного общества перед его кредиторами. К такой же ответственности (солидарной) должны привлекаться созданные в результате реорганизации общества (включая то, из которого выделилось новое общество), если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению интересов кредиторов этого общества (пункт 1 статьи 6 и пункт 3 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации)" <1>. Суд таким указанием фактически создал новую норму в ст. 60 ГК РФ, вместо того чтобы воспользоваться ст. 10 ГК РФ о запрете на недобросовестные действия должников в подобных ситуациях.
<1> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах".
  1. Нормы о злоупотреблении правом при коллидировании с другими способами защиты используются лишь как вспомогательные, а отказ в защите права в силу высокой неопределенности часто игнорируется.
  2. Нормы о запрете на злоупотребление правами очень часто отождествляются со специальными "противозлоупотребительными" нормами и особенно со специальным конкурентным законодательством. Эти специальные нормы "выросли" из ст. 10 ГК РФ и обрели особый, т.е. свой, собственный предмет регулирования и поэтому в большинстве случаев не нуждаются в применении ст. 10 ГК РФ (например, согласно п. 2 ст. 399 ГК РФ кредитор не вправе требовать удовлетворения своего требования к основному должнику от лица, несущего субсидиарную ответственность, если это требование может быть удовлетворено путем зачета встречного требования к основному должнику либо бесспорного взыскания средств с основного должника. Это правило направлено на предупреждение злоупотребления правом со стороны кредитора по отношению к субсидиарному должнику, т.е. запрет на злоупотребление правом реализуется в специальной норме, регулирующей частный случай).
  3. Злоупотребление гражданскими правами по своему терминологическому сходству часто отождествляется со злоупотреблениями должностными полномочиями органов юридического лица (уголовно-правовая сфера ответственности), со злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, со злоупотреблением родительскими правами и другими специальными режимами.
  4. Ссылка на ст. 10 ГК РФ в практическом правоприменении все больше в ряде казусов становится удобным основанием для злоупотребительной блокировки юридической силы законного субъективного гражданского права либо используется, чтобы оттянуть принятие решения, затруднить его исполнение, склонить к мировому соглашению, вернуть деньги вместо товара, создать противостоящему лицу тяжелые обстоятельства и т.п.
  5. В гражданских правоотношениях де-факто существует крайне высокая латентная составляющая злоупотребительных актов, когда непосредственно требуется применение ст. 10 ГК РФ, но суды (либо стороны) обходятся зачастую лишь коллидирующим толкованием.

Таким образом, высокая неопределенность норм ст. 10 ГК РФ вследствие отсутствия четкого доктринального определения сущности феномена злоупотребления правами препятствует созданию эффективного механизма защиты против исследуемого правонарушения.

Проблемы теории злоупотребления правом становятся все больше проблемами законодателя, что видно из следующего примера. Так, при прекращении исключительного права на товарный знак особняком стоит такой способ защиты, как оспаривание предоставления правовой охраны товарному знаку. Согласно п. 1 ст. 1512 ГК РФ одновременно оспаривается и решение о государственной регистрации товарного знака (п. 2 ст. 1499), и основанного на ней признания исключительного права на товарный знак (ст. ст. 1477 и 1481). Признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку влечет отмену решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о регистрации товарного знака. По сути, в этих нормах гражданского права законодатель предусмотрел через недействительность решения о государственной регистрации процедуру лишения субъективного гражданского права. Причем в основе этого лишения стоит в том числе и злоупотребление правом: пп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ предусматривает, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если связанные с государственной регистрацией товарного знака действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией. Неизбежно возникает вопрос: что это за установленный порядок для квалификаций действий в качестве злоупотребления правом? На первый взгляд речь идет о судебном процессе, в котором устанавливается факт злоупотребления правом либо недобросовестной конкуренции, и решение, вступившее в законную силу, становится преюдициальным актом, на основе которого, в свою очередь, суд признает недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку. Однако п. 1 ст. 1513 ГК РФ устанавливает, что это внесудебная процедура, хотя и с последующим судебным контролем (п. 4 ст. 1513 ГК РФ). При этом свои возражения по "злоупотребительным" основаниям может представить любое заинтересованное лицо, направив их в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п. 3 ст. 1513 ГК РФ).

С одной стороны, примечательно, что законодатель впервые после ст. 10 ГК РФ (иные формы злоупотребления правом) наконец-то прямо использует термин "злоупотребление правом". Но, с другой стороны, оправданно ли его появление в хорошо сбалансированной статье ГК РФ, да еще в качестве компетенции не суда, а федерального органа исполнительной власти? Способен ли будет орган исполнительной власти определить, что является злоупотреблением права, а что нет? И не станет ли правило о запрете на злоупотребление правом, призванное противодействовать недобросовестному использованию прав и обязанностей, правилом о произвольном, неограниченном, злоупотребительном усмотрении федерального органа исполнительной власти на те случаи, которые не охватываются другими основаниями по п. 2 ст. 1512 ГК РФ, но, по субъективному мнению чиновника, "требующим" регулирования из-за якобы злоупотребления правом? Из анализа ст. 1512 ГК следует, что все возможные случаи нарушения процедуры предоставления исключительного права перечислены в предыдущих пяти подпунктах п. 2 ст. 1512 ГК РФ. В последнем подпункте наряду со злоупотреблением правом дано еще одно основание - недобросовестная конкуренция. Недобросовестная конкуренция в своем специфическом понимании "выросла" из ст. 10 ГК РФ. Однако "в установленном порядке" решения о фактах недобросовестной конкуренции могут принимать антимонопольные органы (ФАС). В этих решениях ссылка на злоупотребление правом может носить вспомогательный характер лишь для квалификации действий в качестве предусмотренного Законом о конкуренции. Таким образом, в основе решения ФАС всегда будет ссылка на конкретную норму Закона о конкуренции. Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, используя категорию "злоупотребление правом", неизбежно будет апеллировать к тому факту, что все случаи нарушения в законе прямо не предусмотришь и нужна "забеливающая" пробелы норма права. Пробелы в праве, однако, восполняются по правилам аналогии ст. 6 ГК РФ или специальным толкованием, а злоупотребление правом предусматривает собственный состав правонарушения и самое главное - свою санкцию - отказ в защите права, а не лишение субъективного гражданского права.

Приведенный пример и вся противоречивая практика неизбежно ставят вопрос о совершенствовании ст. 10 ГК РФ. Подобные попытки уже были. М.В. Ибрагимова, к примеру, предлагает в начало ст. 10 ГК добавить определение злоупотребления правом: "Злоупотреблением субъективным гражданским правом признается самостоятельный тип правового поведения, совершаемый управомоченным субъектом гражданско-правовых отношений и противоречащий правовым принципам гражданского права, при котором причиняется вред другим лицам" <2>. При этом у автора злоупотребление правом, с одной стороны, становится особым правовым поведением, а с другой - в противоречие первому положению нарушает принципы гражданского права, т.е. правовые нормы общего характера.

<2> См.: Ибрагимова М.В. Злоупотребление субъективным гражданским правом: Понятие, сущность, виды: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2005. С. 12 - 13.

В.И. Емельянов ст. 10 ГК РФ видит в следующей редакции:

"Статья 10. Добросовестность и разумность

Добросовестным является лицо, действующее без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускающее легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда. Добросовестность и недобросовестность имеют правовое значение в специально указанных в законе случаях и влекут предусмотренные законом последствия. Добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Разумными являются действия, которые совершил бы в конкретной ситуации человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта. В тех случаях, когда законом или договором осуществление прав или исполнение обязанностей обусловлено требованием разумности, разумность действий предполагается, если иное не предусмотрено в законе" <3>.

<3> См.: Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 155.

Добросовестность и разумность - это контекстные, ситуативные, моральные понятия. Давать в законе такое определение, на наш взгляд, означает гибкость гражданского права поменять на косность несовершенных формулировок.

Наиболее развернутую формулировку ст. 10 ГК РФ дает О.А. Поротикова, где за злоупотребление правом в форме шиканы автор предлагает прекращать на основании судебного решения гражданское право на то или иное конкретное имущество. Но как это реально сделать? Имущество в этом случае надо изъять, конфисковать, принудительно продать, разобрать, разрушить, обязать куда-то сдать и т.п.? Не станет ли злоупотребление правом проявляться исключительно в экономическом назначении имущества?

Разумность, добросовестность - это общие установки гражданского права, которые рассчитаны, прежде всего, на законопослушных людей. Определять их в норме права означает сузить их смысл до тех понятий, которые содержатся в дефиниции, в то время как диапазон их действия может быть гораздо шире и глубже, чем "действия без умысла" и со "средним уровнем интеллекта". Дефиницию понятия "злоупотребление правом" вряд ли целесообразно давать в норме закона. Скорее, это задача науки гражданского права. Указание на "правовое" поведение, которое противоречит принципам гражданского права, к собственным проблемам понятия "злоупотребление правом" добавляет дефинитивные проблемы. Установление нескольких пределов осуществления гражданских прав также представляется громоздкой конструкцией. "Заслуживающие внимания интересы", "безопасные способы и средства осуществления гражданских прав", экономическое "назначение имущества или материального блага" также, на наш взгляд, не добавляет ясности в составе этого правонарушения.

Исходя из приведенных аргументов и сущности понятия "злоупотребление гражданским правом", а также исходя из практических отношений, связанных с этим явлением в правоприменительной деятельности судов, можно сделать следующие последовательные выводы: 1) злоупотребление правом является нестандартным гражданским правонарушением, т.е. противоправным действием (а равно и бездействием); 2) противоправность этого правонарушения связана с использованием в условиях правовой неопределенности в качестве внешне законного средства злоупотребления непосредственно гражданского права (как в виде правомочий, так и в виде обязанностей), где происходит нарушение специальных пределов осуществления, находящихся в каждом субъективном гражданском праве; 3) использование средств гражданского права предполагает наличие лицемерного, но четкого намерения, характеризующего прямой умысел в деянии, направленный не столько на причинение вреда другим лицам, сколько на реализацию своих корыстных интересов.

С учетом выявленных научных признаков исследуемого правонарушения предлагаем в различных вариантах усовершенствованный вариант правовых норм ст. 10 ГК РФ. Пункт 1 ст. 10 ГК РФ можно было бы изложить в следующих вариантах.

  1. "Пределы осуществления гражданских прав определяются их смыслом и назначением в системе гражданского законодательства. Злоупотребление правом (недобросовестная эксплуатация норм права) не допускается ни в каких формах".
  2. "Не допускается какое бы то ни было использование гражданских прав и обязанностей в ущерб другим лицам (злоупотребление правом). Осуществление гражданских прав и исполнение юридических обязанностей должны быть добросовестными".
  3. "Запрещается под видом формального осуществления гражданских прав и исполнения юридических обязанностей достигать своих недобросовестных целей. Формальный оборот прав недопустим".
  4. "Ничто, включая юридический формализм, не может служить основанием для недобросовестного использования прав и обязанностей. Злоупотребление правом недопустимо".
  5. "Гражданские права (обязанности) должны осуществляться добросовестно и разумно, подчинены внутреннему смыслу и духу гражданского законодательства. Формальное использование гражданских прав (обязанностей), то есть злоупотребление правом, запрещается".
  6. "Запрещается выход управомоченных лиц за субъективные (внутренние) пределы (границы) гражданских прав с целью причинения вреда другим лицам (а равно со своей корыстной целью) с использованием юридических средств гражданского права".

Пункт 2 ст. 10 ГК РФ, т.е. санкцию за злоупотребление правом, возможно сформулировать в следующих вариантах.

  1. "В случае несоблюдения требований, предусмотренных в пункте 1 настоящей статьи, суд может ограничить защиту прав недобросовестной стороны вплоть до полного отказа в защите".
  2. "С целью пресечения злоупотребительного использования гражданских прав (обязанностей) суд может отказать такому лицу в защите его интересов".
  3. "При наличии достаточных признаков, указывающих на злоупотребление правом, суд принимает предусмотренные гражданским законодательством меры защиты интересов пострадавших лиц".
  4. "В случае выхода управомоченного лица за пределы правоосуществления его права не подлежат защите".
  5. "Если в суде будет доказано злоупотребление правом (обязанностями), то виновное лицо лишается права на защиту своего интереса".

Что касается презумпции разумности и добросовестности, то она действует во всех гражданско-правовых отношениях; она есть субстанция духа гражданского права, независимо от того, есть она в качестве специального условия в законе или нет. Включение подобной презумпции в ст. 10 ГК РФ нецелесообразно.

Исходя из того, что норма о запрете на злоупотребление правом должна: а) проводить принцип равенства гражданского права; б) не предусматривать возможность злоупотребления именно субъективным правом; в) не давать дефиниций; г) охватывать своим смыслом права и обязанности, действие и бездействие; д) предусматривать временное ограничение охраны гражданского права и взаимодействовать с другими санкциями, предлагается следующая формулировка ст. 10 ГК РФ:

"Статья 10. Принцип добросовестного осуществления прав и исполнения обязанностей

  1. Ничто, включая юридический формализм и недостатки закона, не может служить основанием для недобросовестного использования прав и обязанностей. Злоупотребление правом недопустимо.
  2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных в пункте 1 настоящей статьи, суд может ограничить защиту прав недобросовестной стороны вплоть до полного отказа в защите.
  3. Квалификация судом поведения лица в качестве злоупотребления правом (обязанностями) может служить самостоятельным основанием для применения способов защиты, предусмотренных статьей 12 ГК РФ".

Библиографический список

  1. Ибрагимова М.В. Злоупотребление субъективным гражданским правом: Понятие, сущность, виды: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2005. С. 12 - 13.
  2. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 155.