Мудрый Юрист

Новые тенденции отечественного экономического развития во второй половине 1980-х - начале 1990-х гг. (на примере республик среднего поволжья)

Андреев Валерий Витальевич, ректор Чебоксарского кооперативного института (филиала) автономной некоммерческой организации высшего профессионального образования Центросоюза РФ "Российский университет кооперации", кандидат исторических наук, доцент.

В статье на материалах республик Среднего Поволжья рассмотрены попытки реализации экономических проектов в условиях нарастания социально-экономического и общественно-политического кризиса второй половины 1980-х - начала 1990-х гг.

С началом перестроечных процессов в стране экономическая ситуация в республиках Среднего Поволжья заметно осложнилась. Во многом это определялось неясностью и непоследовательностью курса КПСС и отсутствием государственной политики по реорганизации хозяйственной модели, призванной внятно не только провозгласить лозунги "больше социализма, больше демократии и гласности", но и определить механизмы их реализации, выделить ясные цели по преобразованию управления гигантским полиэтническим и многоконфессиональным государством. Кроме того, было необходимо прогнозировать последствия предпринимаемых партийно-государственной властью радикальных шагов.

С приходом к руководству страной М.С. Горбачева в высших эшелонах управления стали появляться программы экономических преобразований. В 1985 г. на апрельском пленуме ЦК КПСС, а затем в 1986 г. на XXVII съезде КПСС был провозглашен "курс на ускорение социально-экономического развития" страны <1>, необходимость которого, по мнению руководства, требовалась в связи с нерешенными острыми социально-экономическими проблемами: продовольственной, жилищной, здравоохранения, производства товаров народного потребления и другими. Курс на ускорение диктовался и падением темпов экономического развития страны, сползанием к экономическому кризису. Главной задачей в этой программе было ускорение темпов роста. Национальный доход должен был возрастать ежегодно на 4%. Основу ускоренного развития страны должно было составить и новое качество роста: интенсификация развития машиностроения на базе широкого развертывания научно-технического прогресса, перестройка структурной и инвестиционной политики, совершенствование механизма управления, усиление социальных приоритетов. В XII пятилетке (1986 - 1990 гг.) социальные проблемы населения должны были решаться в ходе реализации продовольственной и жилищной программ. Так, программа "Жилье-2000" предусматривала обеспечение каждой семьи отдельной благоустроенной квартирой к 2000 г. <2>. В этом проявилось стремление преодолеть коренные экономические перекосы системы: гипертрофию тяжелых отраслей производства (группы А) и военно-промышленного комплекса, экстенсивное, замедленное развитие и невосприимчивость экономики к научно-техническому прогрессу, ее недостаточную ориентацию на социальную сферу.

<1> Ускорение: актуальные проблемы социально-экономического развития. М., 1985. С. 6 - 7.
<2> См.: Вид Л.Б., Иванов Е.А., Кириченко В.Н. Пути ускорения социально-экономического развития. М., 1987. С. 18 - 20; Тимофеев В.Д., Галечьян В.А. Проблемы управления социальным развитием. Чебоксары, 1988. С. 131 - 139.

С середины 1987 г. "концепция ускорения" сменилась "концепцией перестройки". Ускорение оставалось целью, перестройка же рассматривалась как широкомасштабное средство ее достижения. Упор при этом после июльского (1987 г.) пленума ЦК КПСС руководство страны сделало на реформу механизма управления. Главной стала идея постепенного перевода жестко централизованного, планового управления на рыночные, экономические методы. Предприятия в соответствии с новой программой должны были значительно расширить свои экономические возможности, перейти на хозрасчет, самофинансирование и самоокупаемость, развернуть в коллективах самоуправление и производственную демократию. Им давалась возможность выбирать партнеров, закупать сырье, реализовывать продукцию. Они получили право самостоятельно развивать совместные с иностранным капиталом предприятия. Предполагалась перестройка центрального аппарата управления. В 1987 г. вышел "Закон о государственном предприятии (объединении)" <3>, по которому руководителям и предприятиям предоставлены широкие полномочия, в том числе право самостоятельного выхода на внешний рынок и осуществление совместной деятельности с иностранными партнерами.

<3> Закон СССР о государственном предприятии (объединении). Принят на седьмой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва 30 июня 1987 г. М., 1987.

Программы 1985 - 1987 гг. в большей степени были нацелены на преодоление прошлых неблагоприятных тенденций хозяйственного развития, иначе говоря, на "улучшение" существующей системы. Каких-либо преобразований в отношении собственности, т.е. самой экономической среды, не отмечалось. В последующие годы в высших эшелонах власти все больший акцент стал делаться на необходимость развития разных форм собственности, на поощрение новых типов ведения хозяйства: арендные, кооперативные предприятия, индивидуально-трудовую деятельность, фермерские хозяйства, семейные, совместные предприятия. В мае 1988 г. Верховный Совет СССР принял Закон "О кооперации в СССР", который исключал какое бы то ни было вмешательство государственных и кооперативных органов (союзов и объединений кооперативов) в хозяйственную и иную деятельность кооператива <4>. В 1991 г. такие предприятия в Марий Эл и Мордовии составляли по 2 тыс., а в Чувашии - 2127, численность работающих на них выросла в Марий Эл в 1,7 раза, Мордовии - в 1,9 раза, Чувашии - более чем в 2 раза <5>. Арендный сектор увеличивался динамично, и в начале 1992 г. было сдано в аренду более 9,4 тыс. предприятий, на которых числилось 8% всех работающих. В республиках Марий Эл, Мордовия и Чувашия число таких предприятий составило свыше 300, где трудилось более 15% занятых.

<4> Закон Союза Советских Социалистических Республик "О кооперации в СССР". М., 1988. С. 4 - 5.
<5> Рассчитано по: ЦГА РМЭ. Ф. 692. Оп. 21. Д. 38. Л. 16 - 17; ЦГА РМ. Ф. 681. Оп. 8. Д. 69. Л. 50 - 51; ЦГА ЧР. Ф. 872. Оп. 16. Д. 12. Л. 4 - 5.

На мартовском (1989 г.) пленуме ЦК КПСС было решено признать равенство разных форм хозяйствования в сельскохозяйственном секторе: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, кооперативов, индивидуальных крестьянских и фермерских хозяйств. Зрело понимание необходимости состязательности между различными формами ведения хозяйства <6>. Для новых взглядов на экономические основы общества стало тогда характерным понимание необходимости значительно большей экономической самостоятельности регионов и республик, возможности и приемлемости долевого партнерства с иностранным капиталом. Проявились новые подходы к распределительным отношениям, допущение растущей социально-экономической дифференциаций в обществе, банкротств хронически нерентабельных предприятий.

<6> Резолюции XXVIII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1990. С. 11.

Развитие различных форм хозяйствования, многоукладности началось и на практике. В 1988 г. более половины государственных предприятий стали работать на условиях самофинансирования. В 1989 г. было переведено на новые хозрасчетные принципы большинство предприятий страны. Быстрыми темпами стал развиваться кооперативный сектор. Только за 1989 г. число кооператоров, производящих товары народного потребления, увеличилось в 5 раз, а в 1990 г. - еще в 1,4 раза. Всего в 1991 г. их было 260 тыс. Численность занятых в кооперативах (включая совместителей) составила 6,2 млн. человек. Количество кооперативов в рассматриваемых республиках росло до 1992 г., начиная с 1993 г. их число сократилось в 3,1 раза <7>. К концу 1990 г. в стране было создано более 120 концернов, около 50 межотраслевых гособъединений, 1420 ассоциаций, 102 консорциума. Появилось около 3000 совместных предприятий (в основном с участием фирм ФРГ, США, Финляндии). К 1992 г. действовало более 80 тыс. новых хозяйственных структур <8>. Вместе с тем многообразие форм экономической жизни по-прежнему мыслилось руководством страны в рамках социалистической или некоей промежуточной модели развития. Государство не могло и не хотело снизить свою роль в экономической жизни.

<7> См.: Социальная и социально-политическая ситуация в России: анализ и прогноз. М., 1995; Экономика СССР в 1990 г.: Сообщение Госкомстата СССР // Экономика и жизнь. 1991. N 4. С. 9.
<8> Экономика и жизнь. 1991. N 5. С. 9; 1992. N 4. С. 4.

С начала 1990-х гг. руководство страны постепенно пришло к пониманию того, что необходимо формировать более эффективную экономическую среду, рыночное экономическое пространство и форсировать их введение. Вместо "концепции ускорения" в союзном правительстве, возглавляемом Н.И. Рыжковым, возникла "концепция регулируемой рыночной экономики", которая была представлена в мае 1990 г. на рассмотрение третьей сессии Верховного Совета СССР, а в июне 1990 г. закреплена как документ "О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике" Постановлением Верховного Совета СССР. В октябре 1990 г. Верховный Совет СССР принял "Основные направления по стабилизации народного хозяйства и переходу к рыночной экономике" <9>, куда вошли важнейшие идеи этой программы. "Концепция регулируемой рыночной экономики" предполагала сочетание плана и рынка, предусматривала комплекс мер по преодолению бюджетного дефицита и разбалансированности спроса и предложения. Наряду с директивными, весьма жесткими методами, программа предполагала одновременно и широкое использование экономических рычагов. Она была рассчитана на 6 - 8 лет. Особое значение в ней придавалось отлаживанию единой налоговой системы и реформы цен. В перспективе предполагалось сформировать гибкую систему цен, которая создала бы необходимые условия для развития рыночных отношений. При этом введение рыночных методов намечалось постепенно, поэтапно, с заметной регулирующей ролью государства.

<9> Современная политическая история России (1985 - 1998 годы). Т. 1. Хроника и аналитика. М., 1999. С. 96 - 97.

Программа "регулируемой рыночной экономики" критиковалась со всех сторон. Радикально настроенные реформаторы требовали максимального ускорения рыночных процессов, они предлагали сразу "отпустить" цены, сделать их максимально свободными. Программа Рыжкова критиковалась за "регулируемость" и расценивалась как попытка сохранить государственное влияние на экономику. Решительно отмежевался от предлагаемых новаций и российский лидер - председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин <10>. Он охарактеризовал предлагаемые меры по повышению цен как антинародные и выдвинул свой тезис: переходить к рынку не в ущерб населению. Тем не менее союзное руководство решило с 1991 г., по завершении двенадцатой пятилетки, начать переход к регулируемому рынку. В соответствии с этим, под руководством академика Л. Абалкина, была разработана программа "арендизации экономики" <11>, которая окончательно сменила концепцию ускорения и перестройки: до 1995 г. на аренду предстояло перевести 20% промышленных предприятий. В соответствии с новыми ориентирами Верховный Совет СССР принял целый ряд законов и постановлений по экономическим вопросам: об основах экономических отношений, о собственности, земле, предприятиях в СССР, местном самоуправлении и местном хозяйстве и др. Эти решения должны были способствовать процессам децентрализации и разгосударствления собственности, ликвидации крупных промышленных монополий, созданию акционерных обществ, развитию мелких предприятий и свободы хозяйственной деятельности. К сожалению, конкретные механизмы осуществления этих решений отработаны были слабо, а потому большинство их осталось в бездействии.

<10> Там же. С. 112 - 113.
<11> Абалкин Л.И. Неиспользованный шанс: полтора года в правительстве. М., 1991. С. 280.

Одновременно российская экономическая элита, новое российское правительство, возглавляемое тогда И.С. Силаевым, а также радикально настроенные демократы в российском руководстве выдвинули альтернативную программу "500 дней" - программу полной "приватизации экономики" <12>. Обозначались механизмы регулирования уровня жизни (индексации и пр.), выдвигалась задача структурной перестройки экономики. Определенные меры планировались и для борьбы с неизбежной в этих условиях безработицей.

<12> Переход к рынку. Концепция и программа. М., 1990.

Между тем с конца 1980-х гг. значительно усилились негативные социально-экономические и этнополитические процессы. Началось резкое сокращение национального дохода: в 1990 г. его абсолютное снижение превысило 10%. Разрастался острый дефицит всех товаров, население не могло их купить, несмотря на скопившуюся на руках значительную денежную массу. Страна повсеместно стала переходить на талонную систему. Констатируя обвал экономики, глава правительства Н.И. Рыжков подал в отставку. Для достижения хотя бы относительного равновесия (спрос-предложение) рыночные доктрины и их авторы предлагали инфляционное обесценивание денег (через "отпуск" цен). Горбачевское руководство, опасаясь социального взрыва, долгое время уклонялось от подобных действий. Однако новый глава правительства В.С. Павлов, надеясь оживить финансовую систему и установить хотя бы некоторое равновесие спроса и предложения, решился на непопулярные меры - обмен денег и повышение цен в 2 - 10 раз, что было осуществлено в апреле 1991 г. и сопровождалось 40-процентной компенсацией населению за понесенные убытки. Однако принятые меры уже не могли спасти положение - страна оказалась на краю пропасти.

Таким образом, в первые годы перестройки осуществлялся поиск наиболее эффективных форм хозяйствования, в большей мере соответствовавших человеческому и ресурсному потенциалу страны, а также изменившимся настроениям в обществе. Руководство страны стремилось использовать экономические механизмы, вовлекавшие в сферы производства личную заинтересованность и мобилизовавшие инициативу граждан. По ряду показателей республики Среднего Поволжья развили опережающие в сравнении с показателями страны темпы освоения новых подходов. Однако недоработанность и нереализуемость умозрительных построений руководства страны не привели к каким-либо заметным результатам ни на федеральном, ни на региональном уровне.