Мудрый Юрист

Защита прав потерпевших

Дмитриева Лиана Заршатовна, начальник отдела кадров прокуратуры Республики Башкортостан.

Как известно, в сфере борьбы с преступностью одной из острых проблем в нашей стране остается обеспечение действенной защиты прав и интересов лиц, пострадавших от преступлений. Как отмечается в Докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2007 г. от 12 февраля 2008 г. и Специальном его докладе "Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений" от 27 мая 2008 г., по статистике, ежегодно до 4 млн. человек, или каждый десятый житель России, становятся жертвой того или иного преступления.

Причем указывается, что, по оценкам экспертов, на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных. Но в докладах в основном раскрывается правовое положение потерпевшего, говорится о серьезных недостатках действующего законодательства и потенциально массовом характере обусловленных ими нарушений прав потерпевших. При этом выделяются нарушения прав потерпевшего как участника уголовного процесса по вопросам доказывания, обеспечения безопасности, касательно возмещения материального и морального вреда от преступлений и т.д.

На этом фоне крайне актуальным остается вопрос о роли прокурора в защите прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений. В этом контексте прежде всего отметим, что ст. 52 Конституции РФ гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений и обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. В ст. 6 УПК защита прав и законных интересов потерпевших поставлена на первое место. Тем самым российский законодатель этому вопросу придает приоритетное значение, учитывая, очевидно, международно-правовые положения. В частности, Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г., требует, чтобы судебные и административные процедуры в большей степени отвечали потребностям жертв преступлений <1>. В соответствии с Рекомендацией Комитета Министров Совета Европы от 28 июня 1985 г. "О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса" основной функцией уголовного правосудия должны быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего, запросы пострадавшего следует в большей степени учитывать на всех стадиях уголовного процесса <2>. В Рекомендациях этого международного органа от 5 сентября 1996 г. "По политике борьбы с преступностью в изменяющейся Европе" содержится установка о том, что соблюдение интересов жертв правонарушений должно быть одной из фундаментальных функций уголовной юстиции.

<1> Международные акты о правах человека: Сб. документов. М.: Норма, 2002. С. 169.
<2> Совет Европы и Россия: Сб. документов. М.: Юрид. лит., 2004. С. 498.

В силу ст. 11 УПК РФ обеспечение потерпевшему возможности осуществления его прав возлагается на суд, прокурора, следователя и дознавателя. Эту свою обязанность прокурор реализует в рамках полномочий, обозначенных в ст. 37 УПК. В этой норме хотя и не указывается обязанность прокурора по обеспечению защиты прав и свобод человека и гражданина, но это следует из ст. ст. 1, 27, 29 Закона о прокуратуре. По смыслу Конституции РФ, УПК, Закона о прокуратуре в своей деятельности прокурор должен руководствоваться не только отечественным, но и международным законодательством.

Знаменательно, что, согласно Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 г. "О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия", прокуратуре принадлежит ключевая роль в национальных системах уголовного правосудия так же, как и в международном сотрудничестве по уголовно-процессуальным вопросам. Согласно этому акту оказание эффективного содействия потерпевшим относится к функции прокурора (п. 3), который обязан выполнять свои функции справедливо, беспристрастно и объективно (п. 24), должен принимать во внимание мнение и интересы потерпевших (п. п. 33, 34) и т.д. В других международных актах (Рекомендация Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) от 27 мая 2003 г. "О роли прокуратуры в демократическом правовом обществе"; Европейские руководящие принципы по этике и поведению прокуроров, принятые на 6-й конференции Генеральных прокуроров Европы в Будапеште 31 мая 2005 г.; Стандарты профессиональной ответственности и изложение основных прав и обязанностей прокуроров, принятые 21 апреля 1999 г. Международной Ассоциацией прокуроров) высоко оценивается роль прокуратуры в защите жертв преступлений, предлагается уделять должное внимание их интересам и избегать повторной виктимизации потерпевших при осуществлении уголовного судопроизводства <3>.

<3> Додонов В.Н. Прокуроры стран мира: Справочник. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 266 - 282.

Примечательно, что во всех приведенных международных актах закрепляется право прокурора решать вопросы о начале и продолжении уголовного преследования, являющегося, как известно, способом защиты прав и интересов потерпевших. А как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. N 1-П, по уголовным делам потерпевший заинтересован в том, чтобы способствовать раскрытию преступления, установлению истины по делу, изобличению преступника и справедливому воздаянию за содеянное. В УПК же и Законе о прокуратуре понятия "раскрытие преступления" вообще нет, а без раскрытия преступления немыслима эффективная защита прав и законных интересов потерпевших <4>. Это наводит на мысль о том, что для полноценной защиты прав и законных интересов жертв преступлений прокурор должен быть наделен широкими полномочиями.

<4> Подробнее об этом см.: Дмитриева Л.З. Раскрытие преступления как способ и гарантия обеспечения защиты прав и интересов потерпевших в уголовном процессе // Актуальные вопросы правового обеспечения антикоррупционной деятельности в современных условиях. Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. С. 127 - 137.

К сожалению, по действующему УПК, процессуальные возможности прокурора в отмеченном плане весьма ограниченны. Это противоречит международно-правовым стандартам. В Рекомендации Комитета Министров Совета Европы "О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия" прямо сказано: "Прокуроры должны в любом случае иметь возможность беспрепятственно возбуждать уголовное преследование против государственных должностных лиц, в особенности за коррупцию, незаконное использование полномочий, грубое нарушение прав человека и за другие правонарушения, признанные международным правом" (п. 16). В ней обращает на себя внимание также следующее положение: "Государства должны обеспечивать эффективные гарантии выполнения прокурорами своих профессиональных обязанностей и функций при наличии юридических и организационных условий..." (п. 4). В этом плане очень ценно и содержащееся в упомянутой Рекомендации ПАСЕ указание о том, что положения Рекомендации Комитета Министров о роли прокуратуры должны быть как можно скорее имплементированы, полностью и эффективно (п. VI).

По нашему мнению, полномочия прокурора в уголовном процессе не следовало сужать и ввиду того, что Девятый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшийся в Каире 29 апреля - 8 мая 1995 г., призывал государства-члены укрепить роль органов прокуратуры и обеспечить надлежащее их функционирование в системе уголовного правосудия, активизируя при этом меры, направленные на защиту жертв преступлений <5>. А на Одиннадцатом конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, состоявшемся 18 - 25 апреля 2005 г. в Бангкоке, одним из перспективных направлений совершенствования системы уголовного правосудия признано уделение приоритетного внимания потерпевшим на всех стадиях уголовного судопроизводства и в этом ключе сочтено необходимым расширить их права.

<5> Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства. Т. 2. Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. С. 147 - 151.

Материалы Девятого и Одиннадцатого Конгрессов ООН важны и в том смысле, что в них выражены призывы осуществлять меры, в том числе законодательные, по обеспечению защиты прав и интересов детей, потерпевших от преступлений. Этот вопрос выступает предметом внимания и заботы ООН и ее органов и в других документах. К примеру, в Факультативном протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающемся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 г., говорится: "Государства-участники обеспечивают, чтобы в системе уголовного судопроизводства при обращении с детьми, которые являются жертвами преступлений... первоочередное внимание уделялось соблюдению наилучших интересов ребенка" (ч. 3 ст. 8).

Полностью посвящены этим проблемам Руководящие принципы, касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей - жертв и свидетелей преступлений, принятые 22 июля 2005 г. Резолюцией 2005/20 Экономического и Социального Совета ООН. Текст этих принципов состоит из 15 разделов, включающих в себя 46 пунктов. Изложенные в них положения весьма значимы в законотворческом и правоприменительном плане, определяют, каким должно быть судопроизводство по делам о преступлениях, жертвами которых являются дети и подростки. Они служат стандартами для национального законодательства и практики. В упомянутой Резолюции они признаются полезной основой улучшения защиты детей - жертв и свидетелей в системе уголовного правосудия. Следовательно, опора на них есть одно из необходимых условий обеспечения эффективности правозащитной деятельности прокуроров в отношении несовершеннолетних. Практическое руководство ими, по нашему мнению, будет способствовать усилению прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия при расследовании преступлений, потерпевшими от которых являются дети. Такая задача поставлена Генеральным прокурором РФ в Приказе от 26 ноября 2007 г. N 188 "Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи".

Касательно особенностей защиты детей - жертв преступлений в уголовном процессе необходимо заметить, что в своей правозащитной деятельности прокурор должен действовать в соответствии с российским законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права, а также нормами, предусмотренными в международных договорах РФ. Поэтому прокуроры должны знать и соблюдать весь массив таких актов, закрепляющих права детей в уголовном судопроизводстве. Сказанное особенно важно по той причине, что в России нет специального федерального закона о защите детей - жертв преступлений. А в УПК есть лишь статьи, предусматривающие обязательное участие в уголовном деле законных представителей несовершеннолетних потерпевших для защиты их прав и законных интересов (ч. 2 ст. 45) и особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего (ст. 191). В свою очередь, это показывает, что российское уголовно-процессуальное законодательство должно развиваться и совершенствоваться и в этом направлении.

По смыслу Конституции, Закона о прокуратуре, в деятельности прокуратуры главная функция - правозащитная. А в силу упомянутых международно-правовых положений и ст. 6 УПК, в этой функции доминирует защита прав и законных интересов потерпевших. Тот же вывод следует из Приказа Генерального прокурора РФ от 27 ноября 2007 г. N 189 "Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве", который обязывает прокуроров, во-первых, уделять особое внимание правовому и фактическому положению потерпевших при осуществлении надзора за законностью действий и решений органов следствия и дознания; во-вторых, с целью защиты их прав и законных интересов принимать меры к обеспечению гражданских исков в уголовном деле.

Вполне понятно, что для выполнения этих указаний от прокуроров требуются активная позиция, высокий профессионализм, принципиальность, объективность и безупречные нравственные качества. Однако успех в этом деле зависит в первую очередь от полноты и совершенства законодательства, регулирующего правовое положение как прокуроров, так и потерпевших. Думается, их правовой статус в уголовном процессе должен быть существенно повышен. Поэтому отечественное уголовно-процессуальное законодательство и Закон о прокуратуре следует привести в соответствие с международно-правовыми стандартами. В этом плане, несомненно, заслуживают поддержки сформулированные в Специальном докладе Уполномоченного по правам человека "Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений" предложения о внесении изменений и дополнений в отдельные статьи УПК, а также в другие законы.

В порядке усиления уголовно-процессуальных гарантий защиты прав и интересов жертв преступлений представляется резонным установление в гл. 2 УПК принципа обеспечения потерпевшему права на защиту, поскольку такой принцип есть в отношении подозреваемого и обвиняемого (ст. 16 УПК), и во имя торжества справедливости логично будет устранить это упущение законодателя.

Для наращивания правовых возможностей прокурора по обеспечению прав и интересов потерпевших желательно также восстановить в УПК принципы публичности, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, задачи по раскрытию преступлений и установлению истины по делу, а также нормы о предупреждении и пресечении преступлений. Это нужно не только для реальной защиты прав и интересов жертв преступлений, но и для защиты невиновных граждан от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения их прав и свобод и обеспечения справедливого наказания лиц, действительно совершивших преступление.

Подводя итог изложенному, считаем нужным подчеркнуть, что приоритетность защиты прав и законных интересов потерпевших в деятельности прокурора должна служить одним из ориентиров развития правовых основ прокурорского надзора в рассматриваемой области.