Мудрый Юрист

Понятие недействительности сделок, обоснование различий в правовой природе действительных и недействительных сделок

Данилов И., кандидат юридических наук.

В статье в результате анализа работ, посвященных недействительности сделок, сделан вывод об отсутствии единства взглядов на понятие и правовую природу недействительных сделок.

Недействительность, с точки зрения автора, представляет собой правовое понятие, которое предполагает, что закон не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права.

Анализируя правовые проблемы недействительности сделок, автор останавливается на спорном вопросе о том, является ли недействительная сделка вообще сделкой.

Вопросам недействительности сделок посвящено немало работ, анализ которых позволяет сделать вывод об отсутствии единства взглядов на понятие и правовую природу недействительных сделок.

Недействительность представляет собой правовое понятие, которое предполагает, что закон не признает юридической силы за некоторыми действиями (актами) в случаях, если они имеют определенные недостатки с точки зрения права. Анализируя правовые проблемы недействительности сделок, необходимо остановиться на спорном вопросе о том, является ли недействительная сделка вообще сделкой. Можно выделить два признака, предлагаемых довольно часто для обоснования различий в правовой природе действительных и недействительных сделок:

Д.В. Дождев отмечал, что недействительная сделка не вызывает желаемого ее сторонами правового результата. Ученый проводит разграничение сделок на определенные виды в зависимости от их способности порождать правовые последствия:

<1> Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1997. С. 126.

Относительно недействительных сделок Д.В. Дождев указывает: "...важно, что тот эффект, который должно производить волеизъявление, не наступает" <2>.

<2> Там же.

Д.Д. Гримм также утверждал об отсутствии у недействительных сделок способности вызывать предусмотренные ими правовые последствия: "...недействительной или ничтожной называется юридическая сделка, которая не приводит к тому объективному правовому результату, который при нормальных условиях связан со сделкой данного типа. Оспоримой называется сделка, которая сама по себе хотя и приводит к связанному со сделками ее типа правовому результату, но при которых этот результат по требованию той или другой стороны или третьего лица может быть опять уничтожен" <3>.

<3> Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права (по изданию 1916 г.). М., 2003. С. 171.

Многие дореволюционные цивилисты рассматривали ничтожность сделки как недействительность, которая имеет место в отношении всех лиц и не подлежит по общему правилу исправлению. К.П. Победоносцев пишет: "...что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, когда бы эта ничтожность ни обнаружилась" <4>. В.М. Хвостов утверждает, что ничтожная сделка не может получить силы <5>.

<4> Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 3 т. Т. 3 / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003 (Русское юридическое наследие). С. 29.
<5> Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 188.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что "недействительная сделка не производит таких последствий, которых предполагалось достигнуть совершением ее" <6>. Н. Растеряев отмечал, что при недействительности сделок "некоторый, желаемый результат не происходит или если и происходит - не в желаемом объеме" <7>. Недействительность сделки является "недостатком сделки, неспособностью произвести определенный юридический эффект, вследствие чего сделку надо понимать как юридически неправильную, недействительную" <8>. О.А. Красавчиков пишет, что в результате недействительности сделки не наступают те юридические последствия, которые стороны желали вызвать своими действиями <9>.

<6> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 127.
<7> Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. СПб., 1901. С. 4.
<8> См.: Там же. С. 6.
<9> Красавчиков О.А. Пояснения к ст. 48 ГК // Гражданский кодекс РСФСР: Учебно-практ. пособие. Свердловск, 1965. С. 123.

Таким образом, недействительная сделка не влечет последствий, которые имели в виду стороны при ее совершении, при этом наступают последствия недействительности сделки. Можно ли на основании этого обстоятельства отказать недействительной сделке в статусе сделки? Считаем, что не имеется каких-либо обоснованных аргументов для признания необходимым признаком сделки того правового результата, на достижение которого она была направлена. Действующие правовые нормы не предусматривают оснований для включения в понятие "сделка" вызываемых ею правовых последствий, в том числе непосредственно тех, на достижение которых было направлено действие.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками являются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, т.е. основанием для признания конкретного действия сделкой выступает его направленность, а не правовой результат. Соответственно, в законе не указывается, что сделка должна вызывать именно те последствия, на которые была направлена воля сторон, главное, чтобы действие обладало определенной направленностью. Таким образом, понятие недействительности по своему определению прежде всего относится к юридическим последствиям, а не к самой сделке как к юридическому факту.

В соответствии с указанным в ст. 166 ГК РФ понятием недействительной сделки основное различие между действительной и недействительной сделками состоит в том, что действительная сделка вызывает результат, которого хотели достичь стороны, а недействительная сделка не порождает желаемый сторонами правовой результат (согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения).

Поскольку недействительные сделки имеют основополагающий волевой признак, необходимый для сделок, - направленность действий на возникновение правового результата (данный признак есть у всех недействительных сделок, кроме мнимых), то недействительные сделки следует считать именно сделками, а не иными правовыми явлениями <10>. При этом, как правильно указывал О.С. Иоффе, последствия совершения и исполнения недействительной сделки регламентируются не каким-то особым законодательством, а именно законодательством о сделках <11>.

<10> Афонина Е.И., Ширвис Ю.В. Развитие института недействительности сделок // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. 2005. N 5. С. 76.
<11> Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 305.

Данная позиция находит подтверждение в работах ряда ученых. Д.И. Мейер считал, что недействительная сделка "фактически" существует, и "если не наступают прямые последствия сделки - те последствия, которые влекла бы она за собой, будучи действительной, то отсюда не следует еще, что сделка лишена всякого юридического значения! Факт, что сделка совершена, все-таки существует и может влечь за собой другие юридические последствия" <12>.

<12> Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 1 (по изданию 1902 г.). М.: Статут, 1997. С. 204.

Ю.С. Гамбаров отмечал, что недействительные сделки являются сделками, поскольку "и вполне недействительные (ничтожные) сделки вызывают часто ответственность за убытки и уже поэтому не могут быть отнесены к фактам, не имеющим юридического бытия" <13>.

<13> Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Том I. Часть общая. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1911. С. 711.

И.Б. Новицкий признает за недействительной сделкой статус юридического факта, указывая: "...факт никак не может превратиться в "нефакт". Раз воля выражена и направлена на определенный результат, этот факт наступил и ненаступившим стать не может. Факт может быть безразличным с точки зрения права, но недействительным быть не может. Другое дело - те юридические последствия, которые с ним нормально связываются: они могут не наступить, и в этом последнем случае имеет место недействительная сделка. Таким образом, факт существования недействительной сделки не представляет собой какой-то логической бессмыслицы" <14>.

<14> Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954. С. 67.

При недействительности сделки имеет место не отрицание самого юридического факта, а отрицание правом тех последствий, которые стремились достигнуть стороны. Соответственно, недействительная сделка должна считаться юридическим фактом и сделкой, поскольку она влечет определенные юридические последствия (предусмотренные законом для недействительных сделок). Само понятие недействительности относится к юридическим последствиям сделки, которые желали достигнуть стороны сделки, а не к сделке - юридическому факту.

С одной стороны, правовые последствия сделок наступают не потому, что этого желают стороны: частная воля определяет только желательные для нее предположения для достижения намеченного в данном случае практического результата, но не от нее зависит придать этим предположениям юридически обязательную силу; с другой стороны, объективное право не порождает никаких реальных последствий, а устанавливает только абстрактные критерии, на основании которых производится оценка силы и значения конкретных волевых актов, облеченных в форму сделки <15>.

<15> Гримм Д.Д. Указ. соч. С. 136.

Любой договор при его исполнении вызывает определенные правовые последствия. В реальной жизни до момента, пока заинтересованное лицо не заявило о недействительности сделки, суд не применил последствия недействительности ничтожной сделки, она исполняется сторонами, т.е., как и действительная, она влечет возникновение, изменение и прекращение правоотношений. Получается, что сделка до момента признания ее недействительной вызывает правовые последствия, и они совершенно не отличаются от тех последствий, на которые она была направлена и которые наступили бы и при действительности сделки. Поэтому несостоятельным представляется утверждение о том, что ничтожные сделки всегда являются безразличным для права явлением. Данные сделки должны считаться правовым основанием для совершения действий по их исполнению, пока они не признаны недействительными в судебном порядке.

Соответственно, недействительность следует рассматривать как форму лишения сделки юридической силы, предусмотренную с целью защиты нарушенных прав и интересов общества и его отдельных субъектов, т.е. как способ защиты права <16>. Данный способ защиты гражданских прав указан в ст. 12 ГК РФ (признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий недействительности оспоримой и ничтожной сделки).

<16> Афонина Е.И., Ширвис Ю.В. Указ. соч. С. 76.

Перейдем к рассмотрению вопроса о том, является ли недействительная сделка неправомерным деянием. Правомерность сделки - этот элемент вызывает активную научную дискуссию уже несколько десятилетий. Поскольку сделка трактуется именно как правомерное действие, возникает проблема оценки недействительных сделок. В отечественной правовой литературе имеются разные мнения по данному вопросу. Одни ученые <17> полагают, что правомерность или неправомерность действия не выступает обязательным признаком сделки, а определяет лишь те или другие ее последствия.

<17> См.: Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Ученые записки ВИЮН. 1947. Вып. V. С. 50.

Другие авторы <18>, отмечая, что и действительные, и недействительные сделки являются сделками, правомерность действия считают признаком действительной сделки. Третьи авторы <19> указывают, что сделкой могут признаваться только правомерные действия, недействительные сделки не относятся к разряду сделок; при этом иногда делаются определенные уточнения.

<18> См.: Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Изд-во Томск. ун-та, 1967.
<19> См.: Агарков М.М. Избранные произведения. Понятие сделки по советскому гражданскому праву. М., 2002. С. 31; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Изд-во ЛГУ, 1955. С. 141; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 2001. С. 190.

Д.М. Генкин по рассматриваемому вопросу занимал следующую позицию: "Могут указать, что признание ничтожных сделок за сделки (как вид юридических фактов) стирает общепринятое различие между сделками и неправомерными действиями - деликтами. Для сделки как юридического факта, в отличие от деликта, характерно наличие действия (воли), направленного на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения, тогда как при деликте лицо, его совершившее, вовсе не желает наступления тех или иных правовых последствий. То обстоятельство, что из факта заключения сделки могут вытекать не те юридические последствия, к достижению которых стремились стороны, или не положительные, а отрицательные последствия, не превращает сделку в деликт. Правомерность или неправомерность не является необходимым элементом сделки как юридического факта, а определяет лишь те или другие последствия сделки" <20>. Соответственно, Д.М. Генкин считал характер действий (правомерность или неправомерность) не конститутивным признаком сделки, а элементом, от которого зависит наступление ее правовых последствий.

<20> Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Ученые записки ВИЮН. 1947. Вып. V. С. 50.

Н.В. Рабинович видела в недействительной сделке природу и сделки (по содержанию, форме и направленности), и правонарушения (нарушает норму закона, установленный правопорядок). Автор указывает: "Недействительные сделки, несомненно, являются действиями неправомерными. Они потому и признаются недействительными, что противоречат нормам права. Именно неправомерность недействительной сделки обусловливает аннулирование сделки и определяет те последствия, которые влечет за собой объявление ее недействительной" <21>.

<21> Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. С. 11.

Но далее она конкретизирует: "...из этого еще не следует, что она перестает быть сделкой, представляет собой деликт, точно так же как не перестает быть административным актом тот акт, который является незаконным, неправильным, как не перестает быть договором тот договор, который не исполняется" <22>.

<22> Там же.

При этом Н.В. Рабинович предлагала считать недействительную сделку правонарушением особого порядка, одним из видов правонарушений в широком смысле этого слова, не тождественным тем противозаконным действиям, которые предусматривались в ст. ст. 403 - 415 ГК РСФСР 1922 г. (правонарушения в узком смысле). Автор выделяет отдельную категорию "неделиктных правонарушений", к которым наряду с недействительными сделками относит такие неправомерные (по ее мнению) действия, как неисполнение договора, неосновательное обогащение, причинение вреда, незаконное завладение чужим имуществом и т.д. Недействительные сделки, считает Н.В. Рабинович, также нарушают определенную норму права и должны влечь последствия, предусмотренные для любого неправомерного действия, а именно: к отмене их юридической силы, предотвращению наступления вызываемого ими правового эффекта или устранению уже наступившего результата, восстановлению положения, соответствующего закону <23>. Таким образом, Н.В. Рабинович недействительные сделки называла одновременно и сделками, и правонарушениями "особого порядка".

<23> См.: Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 12.

И.Б. Новицкий употреблял понятие "противоправная сделка", отмечая, что определенные правовые последствия она вызывает, но эти последствия иные, чем те, к которым стремились стороны. Ученый указывал, что четкое разграничение сделки и правовых последствий необходимо и для противоправной сделки, так как нельзя утверждать, что она вообще не влечет никаких юридических последствий: она не приводит к тем результатам, которые желали достигнуть стороны сделки, и вследствие ее исполнения для лиц, ее заключивших, наступают иные предусмотренные законом отрицательные последствия <24>. И.Б. Новицкий с определенной долей условности все же считал недействительную сделку сделкой.

<24> См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 65 - 67.

По мнению М.М. Агаркова, "волеизъявление, совершенное лицом, вполне лишенным дееспособности или же временно находящимся в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий, а также волеизъявление, которое по соглашению сторон совершено лишь для вида и без намерения породить юридические последствия, сами по себе взятые, являются действиями юридически безразличными. Они не являются неправомерными, так как не нарушают ни повелений, ни запретов закона. Но они не принадлежат и к числу правомерных юридических действий, так как их совершение не вызывает ни установления, ни изменения, ни прекращения правоотношений. То же следует сказать и по поводу сделок, недействительных вследствие несоблюдения требуемой законом формы. Совершенное в простой письменной форме завещание, не удостоверенное нотариальным порядком, именуется законом сделкой, но не является ни правонарушением, ни правомерным юридическим действием" <25>. Ученый отмечал, что "термин "сделка" должен быть сохранен лишь для обозначения действий, создающих тот правовой эффект, на который они были направлены" <26>.

<25> Агарков М.М. Указ. соч. С. 31.
<26> Там же. С. 32.

В.А. Тархов пишет, что понятие недействительных сделок логически противоречиво, поскольку сделка - правомерное действие, а потому недействительным быть не может <27>. Мнение, в соответствии с которым под сделкой следует понимать только правомерные действия, а так называемые недействительные сделки собственно сделками не являются, обосновывали многие ученые. Разделяющие эту позицию приходят к выводу: недействительные сделки, по сути, являются правонарушениями.

<27> Тархов В.А. Гражданское право: Учебник. Чебоксары, 1997. С. 223.

Ф.С. Хейфец выдвигает аргументы, в соответствии с которыми признание недействительных сделок сделками ведет к стиранию разницы между сделками и правонарушениями. Ученый отмечает, что правомерность действия - это обязательный элемент сделки, отличающий ее от правонарушения. Отсутствие в конкретной сделке элемента правомерности означает, что возникшее по форме как сделка действие на самом деле является не сделкой, а правонарушением. Отсутствие в системе гражданского права категории неделиктных правонарушений свидетельствует только о том, что она должна быть разработана. Нет никаких оснований относить недействительные сделки к институту сделок, т.е. к правомерным юридическим действиям, направленным на достижение определенного юридического результата, к которому стремились участники сделки. Далее автор подчеркивает, что именно по критерию правомерности сделка отграничивается от всех тех юридических действий, которые противоречат закону, хотя в ряде случаев внешне они и выглядят как сделки, а не как неправомерные действия <28>.

<28> Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 2001. С. 14 - 15.

И.В. Матвеев отмечает по рассматриваемому вопросу следующее: "Решения суда, связанные с признанием сделок недействительными и применением последствий недействительности сделок по отношению к их виновным контрагентам, есть возложение гражданско-правовой ответственности на них. Поскольку основанием гражданско-правовой ответственности является совершение гражданского правонарушения, то можно сделать вывод, что недействительные сделки в большинстве своем являются именно гражданскими проступками" <29>. Указывая на "большинство" случаев, автор тем самым признает, что в определенных случаях недействительные сделки не могут считаться правонарушениями.

<29> Матвеев И.В. Правовая природа недействительных сделок. М., 2002. С. 44 - 45.

Далеко не все недействительные сделки являются неправомерными. Так, например, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, не содержит ничего противозаконного. Стороны действуют добросовестно при заключении данной сделки. Одна из сторон заблуждается при определении предмета либо правовой природы сделки. Но данное обстоятельство не является неправомерным. Сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, также не должна быть отнесена в разряд противозаконных.

При этом Н.Д. Шестакова делает следующий вывод: недействительны только сделки ничтожные либо те оспоримые, по которым существует соответствующее решение суда, - остальные действия, даже не соответствующие каким-либо положениям закона, являются сделками действительными <30>.

<30> Шестакова Н.Д. Недействительность сделок. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2001. С. 10 - 11.

Необходимо отметить, что ученые, обосновывающие признак правомерности сделки, подтверждение своей позиции находят в традиционной классификации юридических фактов, в соответствии с которой сделки относятся к правомерным действиям. Однако представляется неверным с точки зрения создания классификации юридических фактов проводить их деление одновременно по двум основаниям: волевому признаку, а затем - по признаку правомерности, поскольку данные признаки являются совершенно самостоятельными и в результате оценивают действия по различным основаниям.

Юридические факты следует делить по одному основанию - волевому признаку, и в этом случае оснований для признания правомерности основным признаком сделки не имеется. Более правильной представляется следующая классификация юридических фактов: факты делятся на действия (волевые) и события (неволевые); в свою очередь, действия делятся на сделки и поступки; сделки могут являться действительными и недействительными; поступки могут создавать правовой результат или являться правонарушениями.

Таким образом, признак неправомерности - это разнопорядковый, более низкий по отношению к направленности критерий, что позволяет в системе юридических фактов отнести недействительные сделки к классу сделок, а не правонарушений <31>.

<31> Афонина Е.И., Ширвис Ю.В. Указ. соч. С. 74.

Подтверждение указанной позиции содержит и ст. 153 ГК РФ, из содержания которой следует, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Данное понятие не определяет ни характер действия (правомерное оно или нет), ни последствия. Не указывается, что сделкой считается правомерное действие, вызывающее правовые последствия, желаемые сторонами.

Следуя буквальному толкованию норм ГК РФ, можно прийти к выводу, что сделками выступают и действительные, и недействительные сделки, при этом основополагающим фактором для признания действий сделками является их направленность на возникновение, изменение, прекращение правоотношений. Действительные сделки вызывают правовые последствия, желаемые сторонами, а недействительные - те последствия, которые предписаны законом. Такая позиция полностью соответствует содержанию положений ГК РФ о сделках.