Мудрый Юрист

Новеллы законодательства о банкротстве: оспорение сделок должника

Кораев К.Б., ведущий юрисконсульт Инвестиционного банка "КИТ Финанс" (ОАО), кандидат юридических наук.

28 апреля 2009 г. были внесены изменения в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)" <1>, которые значительно изменили подход законодателя при регулировании вопроса, касающегося признания сделок несостоятельного должника недействительными.

<1> СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190 (далее - Закон о банкротстве).

Указанные нововведения были приняты ФЗ от 28 апреля 2009 г. N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ", который вступил в силу 5 июня 2009 г.

Изменения правового регулирования вопросов признания недействительными сделок несостоятельного должника коснулись различных аспектов данной проблемы. К ним следует отнести следующие.

  1. Законодательная техника регулирования вопроса оспорения сделок.

Первоначальная редакция Закона о банкротстве 2002 г. закрепляла нормы, регулирующие признание сделок должника недействительными, в ст. 103 Закона о банкротстве. Данная статья входила в главу VI "Внешнее управление". В соответствии с п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве правила ст. 103 Закона о банкротстве могли также применяться в рамках конкурсного производства.

Согласно новеллам Закона о банкротстве нормы, регулирующие признание сделок должника недействительными, закрепляются в главе III.1 Закона о банкротстве.

В отличие от ст. 103 Закона о банкротстве, которая называлась "Недействительность сделки, совершенной должником", глава III.1 называется "Оспаривание сделок должника". Таким образом, законодатель еще раз указывает на то обстоятельство, что сделки должника, которые могут быть признаны недействительными по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве, по своей правовой природе являются исключительно оспоримыми.

Формирование норм, регулирующих оспорение сделок должника, в составе отдельной самостоятельной главы, а не в рамках отдельных процедур банкротства следует признать правильным. Подобный законодательный прием в большей степени соответствует универсальному характеру данного конкурсно-правового института, который призван обеспечивать как восстановление платежеспособности должника при реабилитационных процедурах, так и увеличение конкурсной массы при ликвидационных процедурах. Такая законодательная техника свидетельствует о становлении общей части Закона о банкротстве и обеспечивает устранение необоснованного повторения правовых норм, регулирующих однородные вопросы в рамках отдельных процедур. Подобная тенденция имеет положительное значение для дальнейшего развития законодательства о несостоятельности.

Между тем анализируемые новеллы с точки зрения законодательной техники не лишены отдельных недостатков. В основном они сводятся к следующему.

Во-первых, было бы справедливым включить в новую главу III.1 Закона о банкротстве нормы, которые закрепляют основания признания недействительными сделок, совершенных должником после подачи заявления о признании должника банкротом с нарушениями ограничений и запретов, установленными Законом о банкротстве. Подобная юридическая техника позволила бы избавиться от неоправданных повторений в Законе. В настоящее время указанные нормы содержатся в абзаце 2 ч. 1 ст. 66, ч. 5 ст. 82 Закона о банкротстве.

Во-вторых, исследуемые новеллы законодательства о банкротстве не устранили существующего недостатка правового регулирования банкротства, связанного с тем, что возможность применения института оспорения сделок должника допустима только в период внешнего управления и конкурсного производства. Подобное регулирование значительно ограничивает возможность применения данного конкурсного правового механизма и, как следствие, может негативно сказаться на восстановлении платежеспособности должника, в случае применения реорганизационных процедур, либо на пополнении конкурсной массы, в случае применения ликвидационной процедуры. Поэтому справедливо распространить действие правил главы III.1 Закона о банкротстве на такие процедуры, как наблюдение и финансовое оздоровление.

Понятие "сделка" в смысле Закона о банкротстве.

В юридической литературе является спорным вопрос о содержании понятия "сделка" в значении Закона о банкротстве.

В науке не существует единства мнений относительно того, что следует понимать под "сделкой", содержащейся в ст. 103 Закона о банкротстве. Так, В.А. Химичев считает, что действующий Закон использует понятие сделки не в узком смысле, ограничиваясь гражданско-правовым аспектом, а в широком смысле, подразумевая под ним юридические действия, возникающие также из трудовых, налоговых и иных правоотношений <2>.

<2> Химичев В.А. Защита прав кредитора при банкротстве. М., 2005. С. 93.

На спорность приведенной позиции обращается внимание в литературе <3>.

<3> Царик Г.П. Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? // Предпринимательское право. 2008. N 2. С. 11; Кораев К.Б. Проблемы недействительности сделок несостоятельного должника // Закон. N 6.

Конкурсные отношения есть суть гражданское отношение, которое возникает с момента вынесения судом определения о введении наблюдения. Именно с указанного момента отношения, регулируемые налоговым, административным и трудовым законодательством, становятся предметом гражданско-правового регулирования. До этого же момента они регулируются своими отраслями права. Следовательно, применение института недействительности сделки, имеющего гражданско-правовую природу, к отношениям, основанным на власти и подчинении одной стороны другой, должно осуществляться в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ, согласно которому к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Это значит, что положения конкурсного права о признании сделки недействительной следует применять к сделкам должника, вытекающим из налоговых, административных и трудовых отношений, если это специально будет предусмотрено в законе. В противном же случае возможность признания указанных сделок недействительными должна исходить из содержания правовых норм соответствующих отраслей законодательства.

Именно по указанному пути пошел законодатель. Согласно новеллам ч. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве, правила главы III.1 указанного Закона могут применяться к оспорению действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации.

Таким образом, из сказанного следует, что под сделкой в смысле Закона о банкротстве необходимо понимать гражданско-правовую сделку. В содержание указанного понятия неоправданно включать действия, направленные на исполнение обязательств, возникших в соответствии с другими отраслями права. Напротив, законодатель, не включая названные действия в содержание понятия "сделка", обоснованно допускает возможность применения к данным отношениям гражданско-правовых правил оспорения сделки.

Виды оспоримых сделок.

Институт недействительности сделок конкурсного права берет свое начало со времени римского частного права. Исторически его становление и развитие было связано с необходимостью защиты прав и законных интересов кредиторов несостоятельного должника. В настоящее время помимо указанной функции данный институт также обеспечивает защиту интересов должника, поскольку является эффективным гражданско-правовым средством, посредством которого возможно восстановление платежеспособности.

Доктрина выработала две теории, лежащие в основе опровержения сделок: субъективную и объективную. Суть субъективной теории (возникшей из римского Actio Pauliana (иск Паулиана)) в том, что признаваться недействительными могут сделки, в которых действия должника были направлены на причинение вреда кредиторам. Объективная теория связывает возможность признания сделок с некими объективными факторами, например с периодом времени, в течение которого заключена сделка, с видом сделки и т.п. <4>.

<4> Телюкина М.В. Комментарий к ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". М., 2003. С. 255 - 256.

Принципиальное различие между указанными теориями сводится к степени вероятности признания сделок должника недействительными. Использование объективной теории при выработке и закреплении правовых норм, регулирующих оспорение сделок, облегчает процесс доказывания недействительного характера сделки, что повышает вероятность оспорения сделки. Субъективный подход, напротив, затрудняет процесс доказывания оспоримого характера сделки, и, соответственно, понижает вероятность признания судом сделки должника недействительной.

Указанные свойства объективной и субъективной теорий по-разному влияют на обеспеченность прав и законных интересов кредиторов должника и на стабильность гражданского оборота. Применение законодателем объективного подхода в большей степени отвечает имущественным интересам кредиторов должника, поскольку облегчает для них процесс признания недействительными сделок, но в меньшей степени обеспечивает стабильность гражданского оборота. Использование в законодательстве субъективного подхода, наоборот, в меньшей степени обеспечивает защиту прав и законных интересов кредиторов, но в большей степени способствует сохранению стабильности гражданского оборота.

Применение одной из названных теорий законодателем при закреплении правовых норм, касающихся оспорения сделок должника, будет влечь за собой либо ущемление прав и законных интересов кредиторов (при использовании субъективной теории), либо подрыв стабильности гражданского оборота (при использовании объективной теории).

Закон о банкротстве 2002 г. в первоначальной редакции в основе опровержения сделок должника придерживался исключительно объективной теории. Отношения, возникающие по поводу недействительности сделки, совершенной должником, регулировались преимущественно ст. 103 Закона о банкротстве.

Указанная статья в качестве специальных оснований признания сделок недействительными устанавливала три самостоятельные группы оснований: сделка, совершенная в пользу заинтересованного лица; сделка, совершенная с кредитором или с другим лицом, не относящимся к заинтересованному лицу; сделка по выплате доли в имуществе должника участнику в связи с выходом из организации, после возбуждения дела о несостоятельности или в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом <5>.

<5> Свит Ю. Недействительность сделок должника при банкротстве // Закон. 2002. N 1. С. 34.

Проблема обеспечения стабильности гражданского оборота решалась посредством ограничения сделок, которые могли быть оспорены на основании ст. 103 Закона о банкротстве. В соответствии с данной статьей могли быть признаны недействительными сделки, которые, как правило, были совершены в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом. Указанный период в литературе именуется "период подозрения".

Названные ограничения признания недействительными сделок должника являлись правовыми гарантиями сохранения стабильности гражданского оборота.

Однако это негативно сказывалось на защите прав и законных интересов кредиторов должника, так как они были лишены возможности оспорения таких сделок должника, которые были направлены на сокрытие имущества должника или причинение вреда правам кредиторов и могли совершаться должником вне рамок периода подозрения.

В связи с этим более справедливым представляется правопорядок, который при выработке и закреплении норм, регулирующих признание сделок должника недействительными, сочетает объективную и субъективную теории. Сочетание объективного и субъективного подходов в законодательстве позволяет обеспечить максимальную защиту прав кредиторов должника и сохранить при этом стабильность гражданского оборота.

Суть названного сочетания сводится к тому, что в основе оспорения сделок должника лежит объективный подход, применение которого ограничено периодом подозрения. При этом с целью недопущения ущемления прав кредиторов сделки должника, которые были совершены вне периода подозрения, могут быть признаны недействительными по основаниям, в основу которых положена субъективная теория. Это позволяет, с одной стороны, предоставить кредиторам дополнительную возможность оспорения сделок должника, совершенных с целью сокрытия имущества должника или причинения вреда правам кредиторов, с другой стороны, обеспечить стабильность гражданского оборота.

При изменении правового регулирования признания сделок несостоятельного должника недействительными законодатель отказался от использования исключительно объективного подхода. Новеллы законодательства о банкротстве в части оспорения сделок должника сочетают в себе элементы объективной и субъективной теорий.

В настоящий момент Закон о банкротстве устанавливает два вида недействительных сделок. Это подозрительные сделки и сделки с предпочтением.

  1. Подозрительные сделки.

Нововведения впервые вводят в законодательство о банкротстве понятие подозрительной сделки, содержание которой раскрывается в ст. 61.2 Закона о банкротстве. Данная статья состоит из двух пунктов.

Пункт первый названной статьи гласит, что сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Правила данной статьи сконструированы на основе объективной теории. Это значит, что для признания сделки недействительной по указанным основаниям лицу, требующему признания сделки недействительной, необходимо доказать, а суд должен установить следующие объективные факторы:

Пункт 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает другую разновидность подозрительных сделок. В отличие от правил п. 1 ст. 61.2, вышеуказанные нормы построены на субъективной теории и предоставляют дополнительную возможность кредиторам оспаривать сделки должника, которые были совершены вне периода подозрения.

В указанную разновидность подозрительных сделок законодатель включает ранее самостоятельно существовавшие группы оснований оспоримых сделок, основанных на объективной теории. К ним относятся сделки, совершенные в пользу заинтересованного лица, и сделки по выплате доли в имуществе должника участнику в связи с выходом из организации, после возбуждения дела о несостоятельности или в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом.

В соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Следовательно, для признания сделки должника недействительной суду необходимо установить следующие обстоятельства.

А. объективные обстоятельства:

Б. субъективные обстоятельства:

Подобные правила значительно осложняют процесс доказывания наличия субъективных обстоятельств недействительности данной сделки. Поэтому с целью обеспечения прав и законных интересов кредиторов законодатель установил презумпции, направленные на облегчение процесса доказывания оспоримого характера сделки. Так, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов и знание другой стороны о цели совершения сделки предполагается.

  1. Сделки с предпочтением.

Более сложным по характеру специальным основанием недействительности сделки являлось основание, которое закреплялось в п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве, согласно которому сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Законодательное решение, содержащееся в п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве, основывалось на объективном подходе. Использование такой теоретической конструкции в большой степени отвечало интересам кредиторов, так как значительно упрощало возможность признания сделок должника недействительными. Однако, как справедливо отмечалось в литературе, такое законодательное решение содержало в себе опасность нарушения устойчивости гражданского оборота.

В связи с этим в юридической литературе предлагались различные способы решения названной проблемы <6>.

<6> ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Постатейный комментарий / Под ред. В.В. Витрянского. М., 1998. С. 198; Дубинчин А. Недействительность сделок должника в законодательстве о банкротстве // Хозяйство и право. 1999. N 5. С. 43; Химичев В.А. Перспективные направления совершенствования правового регулирования в сфере несостоятельности (банкротства) // Вестник ВАС РФ. 2005. N 6. С. 159; Соколова Н.В. Недействительность сделки в процедурах несостоятельности (банкротства): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. С. 16; Кораев К.Б. Проблемы недействительности сделок несостоятельного должника // Закон. N 6.

В решении указанной выше проблемы законодатель пошел по пути уточнения понятия "предпочтительное удовлетворение" путем перечисления сделок, которые могут привести к предпочтительному удовлетворению.

К ним относятся:

При применении положений ст. 61.3 (ст. 103) Закона о банкротстве следует особенно учитывать, что по указанному основанию могут признаваться оспоримыми не всякие сделки должника. По признаку предпочтительности могут быть оспорены только такие сделки должника, которые влекут предпочтение в удовлетворении имущественного требования, возникшего ранее совершения указанной сделки. К сделкам, влекущим предпочтение в удовлетворении, не следует относить сделки должника, в результате совершения которых ее сторона становится кредитором должника. Такие сделки могут оспариваться только по общим основаниям, установленным ГК РФ, или по основаниям, содержащимся в ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Как и в ст. 103 Закона о банкротстве, новеллы, касающиеся сделок с предпочтением, основаны на объективном критерии. В отличие от ранее действующей редакции, устанавливающий период подозрения в размере 6 месяцев, нововведения устанавливают данный период в размере 1 месяца. Представляется, что сокращение периода подозрения необоснованно и может негативно сказаться на правовом статусе кредиторов должника. Было бы правильным данный период сохранить в размере 6 месяцев.

К достоинствам новелл законодательства о банкротстве в части оспорения сделок должника следует отнести правила, дающие возможность оспорения предпочтительных сделок должника, совершенных вне периода подозрения. Указанное основание содержится в п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и построено на субъективной теории.

Согласно указанной статье сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Как представляется, срок, равный 6 месяцам, является также неоправданным. Его следует установить в размере 3 лет.

Последствия и порядок признания сделок должника недействительными.

Новеллы законодательства о банкротстве впервые вводят регулирование последствий признания сделок должника недействительными. Указанный вопрос регулируется нормами, содержащимися в ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Данная статья состоит из четырех пунктов.

Пункт первый устанавливает общие последствия признания сделки несостоятельного должника недействительными. В соответствии с ним все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III.1 Закона о банкротстве, подлежит возврату в конкурсную массу.

Нормы, содержащиеся в п. п. 2 и 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве, регулируют порядок удовлетворения требований кредиторов по сделкам, признанным недействительными. При этом п. 2 регулирует случаи удовлетворения требований кредиторов по сделкам, признанным недействительными на основании п. 2 ст. 61.2 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, а п. 3 - по сделкам, признанным недействительными на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и ГК РФ.

Пункт 4 ст. 61.6 Закона о банкротстве регламентирует последствия признания недействительными действий должника по уплате денег, передаче вещей или иному исполнению обязательства, а также по совершению иной сделки должника, направленной на прекращение обязательства (путем зачета встречного однородного требования, предоставления отступного или иным способом) на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Согласно новеллам п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника. Следовательно, в рамках дела о банкротстве могут быть признаны недействительными только оспоримые сделки, а требование о применение последствий ничтожных сделок необходимо по-прежнему заявлять в рамках общего искового порядка.

При этом следует особенно отметить, что в рамках дела о банкротстве подлежат рассмотрению требования об оспорении сделок по основаниям, установленным как Законом о банкротстве (глава III.1, п. 1 ст. 66 <7>, п. 5 ст. 82), так и ГК РФ.

<7> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.04.2009 N 129 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Субъекты оспаривания.

Первоначальная редакция Закона о банкротстве 2002 г. предоставляла возможность оспорения сделок должника арбитражному управляющему и кредиторам. При этом кредиторы имели права признавать недействительными не все сделки должника.

Новеллы Закона о банкротстве закрепили права оспорения сделок должника только за арбитражным управляющим. Согласно ст. 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов.

Как представляется, лишение законодателем кредиторов права оспорения сделок должника является значительным ограничением их прав и законных интересов. Поэтому с целью повышения правовой защиты кредиторов является оправданным предоставление им возможности самостоятельно, наравне с арбитражным управляющим признавать сделки должника недействительными по специальным основаниям, закрепленным в Законе о банкротстве.

Таким образом, внесенные изменения в законодательство о банкротстве имеют как достоинства, так и недостатки. К достоинствам нововведения следует отнести то, что нормы об оспорении сделок должника закреплены в рамках самостоятельной главы, уточнено понятие "предпочтительное удовлетворение требования", нормы об оспорении сделок должника сочетают в себе элементы объективной и субъективной теории. Основными недостатками нововведений являются ограничение законодателем периода подозрения по оспоримым сделкам, лишение права кредиторов оспаривать сделки должника, ограничение круга сделок, которые могут быть признаны подозрительными или с предпочтением (п. 1 ст. 61.4 Закона о банкротстве).