Мудрый Юрист

Дефекты арбитражного соглашения: проблемы и пути их разрешения

Знайте, что именно вы составляете.

Составляйте без двусмысленностей.

Не вносите в типовые оговорки арбитражных учреждений

собственные изменения и дополнения

без полного понимания того, что вы делаете.

Е.В.Брунцева

"Международный коммерческий арбитраж" [1]

Николюкин Станислав Вячеславович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин НАНОО Институт бизнеса и политики. Научная специализация - юриспруденция, международные коммерческие арбитражи. Кандидат юридических наук.

Родился 20 августа 1972 г. в г. Москве. В 2001 г. окончил Российский государственный социальный университет.

Автор более 40 научных статей, двух монографий.

Наличие у арбитража компетенции по разрешению переданного на его рассмотрение спора является предпосылкой арбитражного разбирательства. В связи с этим вопрос о компетенции постоянно находится в центре внимания международного коммерческого арбитража - с момента поступления искового заявления и до вынесения решения, в котором арбитраж обязан обосновать свою компетенцию.

Большое влияние на компетенцию арбитража оказывает надлежащим образом оформленное арбитражное соглашение, поскольку рассмотрение споров допускается лишь в тех случаях, если участники внешнеторговых сделок его заключили.

В литературе, посвященной вопросам международного коммерческого арбитража, как правило, указывается на необходимость четкого формулирования условий арбитражного соглашения, высказываются мнения относительно круга вопросов, которые стороны могут согласовать в арбитражном соглашении, мотивов, которыми необходимо при этом руководствоваться, последствий включения в арбитражное соглашение юридически нечетких формулировок [2].

Содержание арбитражного соглашения, как и любого гражданско-правового договора, составляют условия, которые связаны с различными этапами арбитражного разбирательства. Прежде всего они позволяют установить наличие волеизъявления сторон по рассмотрению возникшего спора в арбитраже, определить компетентный арбитражный орган по рассмотрению спора, а также исключить возможность оспаривания компетенции арбитража и минимизировать проблемы, связанные с исполнением арбитражного решения.

Как показывает арбитражная практика, участники внешнеторгового оборота не всегда правильно составляют арбитражные соглашения. Речь идет о патологии арбитражных соглашений или дефектах.

Дефект (от лат. "defectus") - изъян, недостаток, недочет [3].

Наиболее распространенными случаями неточности арбитражного соглашения являются следующие:

неправильное наименование арбитражного учреждения;

неточное указание применимого права;

неправильное определение предмета и существа споров, передаваемых в арбитраж;

указание в качестве компетентного органа для назначения арбитров организации, которая услуг по рассмотрению споров не оказывает;

передача споров на арбитраж в несуществующее арбитражное учреждение;

совмещение двух и более механизмов разрешения споров.

В целях уяснения неточностей, допущенных в арбитражном соглашении, арбитраж при рассмотрении дела по существу должен уяснить его истинный смысл, а именно прибегнуть к процедуре толкования.

Под толкованием понимается уяснение содержания (смысла) арбитражного соглашения путем устранения обнаруженных в нем неясностей.

Правильность толкования арбитражного соглашения является одной из главных процессуальных задач, которую необходимо решить составу арбитражного суда при разрешении конкретного спора. С практической точки зрения толкование арбитражного соглашения осложняется тем, что стороны зачастую по-разному трактуют его содержание [4].

Относительно толкования арбитражного соглашения международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации, как правило, опирается на общие правила, содержащиеся в Гражданском кодексе РФ. Речь идет о двух последовательно применяемых способах толкования условий договора. Толкуя договор первым способом, суд принимает во внимание буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений. При этом анализируются те из них, которыми излагается толкуемое условие. Если анализ буквального значения условия остается неясным, это значение устанавливается с помощью сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Осуществляя процедуру толкования договора вторым способом, суд выясняет действительную общую волю сторон с учетом цели договора, т.е. тех правовых последствий, которые должны были наступить в результате его надлежащего исполнения, а именно арбитраж принимает во внимание соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, а также последующее поведение сторон.

Рассмотрим случаи из арбитражной практики, когда неточности арбитражных оговорок в контракте в одних случаях послужили основанием для признания отсутствия компетенции МКАС рассматривать спор, а в других - наоборот.

  1. Органом по рассмотрению спора указан Московский арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

По делу от 17 февраля 2004 г. N 88/2003 иск был предъявлен узбекской страховой компанией (истец) к латвийскому страховому акционерному обществу в связи с невыполнением условий заключенного сторонами 12 февраля 1999 г. договора о взаимном факультативно-облигаторном перестраховании рисков, принимаемых каждой из сторон по договорам оригинального страхования.

Предоставленный истцом договор о взаимном перестраховании от 12 февраля 1999 г. (п. 11.2) содержал арбитражную оговорку, согласно которой при недостижении согласия между сторонами путем переговоров спор рассматривается в Московском арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

Данная арбитражная оговорка, безусловно, исключает возможность предположить, что сторонами имелся в виду Коммерческий арбитраж при Торгово-промышленной палате г. Москвы.

Исходя из содержания арбитражной оговорки и совокупности обстоятельств, состав арбитража полагал, что в намерения сторон со всей очевидностью входило обратиться в случае возникновения спора в постоянно действующий коммерческий арбитражный орган при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, компетентный разрешать споры, вытекающие из подобных договоров, известный обеим сторонам и пользующийся соответствующей репутацией. Указание в арбитражной оговорке "Московский" относится не к наименованию арбитражного суда, а к его местонахождению.

При Торгово-промышленной палате Российской Федерации кроме МКАС имеется Морская арбитражная комиссия, которая разрешает споры, вытекающие из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, в том числе из морского страхования и перестрахования, а также Третейский суд для разрешения экономических споров, который рассматривает лишь споры между юридическими лицами и гражданами-предпринимателями, зарегистрированными в Российской Федерации и других государствах, входящих в Содружество Независимых Государств (СНГ).

Других коммерческих третейских судов при Торгово-промышленной палате Российской Федерации не существует. Таким образом, несмотря на некоторые неточности арбитражной оговорки, а также принимая во внимание то, что спор относится к предметной юрисдикции МКАС и отсутствуют возражения со стороны ответчика против рассмотрения дела в МКАС, состав арбитража признал, что разрешение данного спора входит в его компетенцию [5].

  1. Органом по рассмотрению спора указан арбитраж Торгово-промышленной палаты РФ.

По делу от 4 июня 2003 г. N 130/2002 иск был предъявлен российской организацией с иностранным участием к другой российской фирме в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту, заключенному сторонами 17 мая 2000 г.

Ответчик, не оспаривая требования истца по существу, возразил против компетенции МКАС рассматривать данный спор, ссылаясь на нечеткость арбитражной оговорки контракта. По его мнению, спор подлежит разрешению в Арбитражном суде г. Москвы (по его местонахождению).

Истец утверждал, что, заключая контракт, он имел в виду именно МКАС.

Согласно ст. 6 контракта от 17 мая 2000 г. N 000517 все разногласия и споры, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, должны быть урегулированы арбитражем Торгово-промышленной палаты РФ.

При Торгово-промышленной палате РФ отсутствует арбитражный орган с таким наименованием.

В силу субъектного состава участников спора настоящее дело при наличии соответствующей арбитражной оговорки могло быть предметом рассмотрения:

в МКАС, к компетенции которого отнесены споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческая организация хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями, созданных на территории Российской Федерации, между собой и с другими субъектами права (п. 2 § 1 Регламента МКАС);

в Третейском суде для разрешения экономических споров при ТПП РФ, правом на обращение в который могут пользоваться юридические лица и граждане-предприниматели, зарегистрированные в Российской Федерации и других странах, входящих в СНГ (ст. 2 Регламента Третейского суда для разрешения экономических споров).

Однако в связи с тем, что стороны в контракте не выразили четко свое намерение передавать возникающие между ними споры на рассмотрение МКАС и не исключили возможность их разрешения другим органом при ТПП РФ, МКАС не нашел оснований для признания своей компетенции по разрешению данного спора [6, с. 102, 103].

  1. Органом по рассмотрению спора указана Внешнеторговая арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ в г. Москве.

По делу от 20 августа 2001 г. N 222/2000 иск был предъявлен российской организацией к германской фирме в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 3 мая 2000 г. Истец требовал уплаты суммы долга и возмещения расходов по арбитражному сбору. Ответчик отказывался от полной оплаты стоимости товара, ссылаясь на его получение в поврежденном состоянии.

Арбитражная оговорка заключенного сторонами контракта (п. 14) предусматривала, что в случае, если споры по данному контракту не смогут разрешиться в дружелюбной манере между сторонами, решение Внешнеторговой арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ в г. Москве должно считаться окончательным и обязательным для обеих сторон.

Следует отметить, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. Внешнеторговая арбитражная комиссия при ТПП СССР была переименована в Арбитражный суд при ТПП СССР, а согласно п. 4 приложения 1 к Закону РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" (далее - Закон об арбитраже) Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ является правопреемником Арбитражного суда при ТПП СССР, в связи с чем он вправе разрешать споры на основании соглашений сторон о передаче их споров в Арбитражный суд при ТПП СССР.

На основании изложенного, учитывая отсутствие возражений сторон против компетенции и руководствуясь § 1 Регламента, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор [6, с. 130 - 133].

По аналогичному делу от 20 ноября 2001 г. N 241/1999 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к фирме из США (покупатель) в связи с частичной оплатой товаров, поставленных по контрактам международной купли-продажи, заключенным 10 апреля 1975 г. и 15 мая 1996 г.

Истец требовал взыскать с ответчика сумму задолженности и расходы, понесенные в связи с уплатой арбитражного сбора.

Пункт 9 заключенного контракта от 10 апреля 1975 г. предусматривал рассмотрение возникающих из него споров Внешнеторговой арбитражной комиссией при Всесоюзной Торгово-промышленной палате в г. Москве, а согласно п. 12 контракта от 15 мая 1996 г. споры подлежат рассмотрению Арбитражным судом при Торгово-промышленной палате РФ.

В связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. о переименовании Внешнеторговой арбитражной комиссии при ТПП СССР, а также учитывая, что Постановлением Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. (далее - Постановление Верховного Совета РФ) Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ был переименован в МКАС, состав арбитража пришел к выводу о том, что МКАС обладает компетенцией по рассмотрению спора, возникшего из контрактов от 10 апреля 1975 г. и от 15 мая 1996 г. [6, с. 163 - 166].

  1. Органом по рассмотрению спора указан Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ.

По делу от 29 декабря 2006 г. N 54/2006 иск был предъявлен германской фирмой (продавец) к российской организации (покупатель) в связи с неполной оплатой оборудования, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 1 июля 2004 г. Ответчик по условиям контракта обязан был произвести оплату товара двумя переводами в определенные сроки. Однако, произведя первый платеж на 60% стоимости товара, второго платежа осуществлено не было. Требования истца включали погашение суммы задолженности с начислением на нее процентов годовых за пользование чужими денежными средствами; возмещение расходов по арбитражному сбору; издержки истца, связанные с защитой его интересов через представителей, а также оплату стоимости замененных в связи с обнаруженными дефектами деталей оборудования.

Рассмотрев вопрос о компетенции, состав арбитража констатировал, что в соответствии с п. 12 контракта от 1 июля 2004 г. стороны установили, что все споры, которые могут возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, подлежат рассмотрению в Москве в Арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ в соответствии с правилами о производстве дел в этом суде.

Согласно п. 2 Положения о МКАС, являющегося приложением N 1 к Закону об арбитраже, в МКАС могут передаваться споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей. Таким образом, несмотря на неточность, допущенную в арбитражной оговорке контракта (использовано наименование арбитражного суда, преемником которого является МКАС при ТПП РФ), состав арбитража пришел к выводу об отсутствии каких-либо оснований по передаче споров из контракта в МКАС при ТПП РФ.

Поскольку данный спор возник из внешнеэкономической сделки, стороны которой находятся в разных государствах (Германия и Россия), а также учитывая, что истец подал исковое заявление в МКАС и что со стороны ответчика не поступало никаких возражений относительно компетенции данного арбитража, состав арбитража с учетом ст. 7 Закона об арбитраже признал себя компетентным разрешить настоящий спор [7].

  1. Органом по рассмотрению спора указан Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате г. Москвы.

По делу от 24 января 2005 г. N 66/2004 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к китайской компании (покупатель) в связи с неполной оплатой стоимости товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 2 марта 2002 г.

Требования истца включали: погашение суммы задолженности за поставленный товар, уплату процентов за пользование его денежными средствами, а также возмещение расходов по уплате арбитражного сбора.

МКАС установил, что арбитражная оговорка, содержащаяся в п. 12 Общих условий продажи (приложение N 2 к контракту), предусматривает, что в случае, если стороны не придут к мирному решению, все споры и разногласия подлежат, с исключением подсудности общим судам, разрешению в арбитражном порядке в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате г. Москвы в соответствии с правилами производства в указанном органе.

Поскольку стороны в контракте неточно указали наименование арбитража при Торгово-промышленной палате России, в который они намеревались передавать споры на разрешение, состав арбитража исходил из того, что на дату заключения контракта арбитражем при ТПП РФ, обладающим компетенцией для рассмотрения споров, является Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, имеющий местонахождение в г. Москве.

Согласно представленным в судебном заседании объяснениям представителя истца и имеющимся в деле материалам, предусмотрев в арбитражной оговорке "МКАС при ТПП г. Москвы", стороны указали город Москву как местонахождение МКАС при ТПП РФ.

Учитывая изложенное, состав арбитража пришел к выводу, что, указывая в контракте МКАС при ТПП г. Москвы, стороны имели в виду разрешение споров в МКАС при ТПП РФ, определяя его местонахождение в городе Москве [8].

  1. Органом по рассмотрению спора указан арбитраж при Московской торгово-промышленной палате.

По делу от 16 марта 1999 г. N 387/1997 иск был предъявлен российской организацией к германской фирме об уплате стоимости прибора, конфискованного таможенными органами из-за его отправки после гарантийного ремонта ответчиком, являвшимся продавцом по заключенному сторонами 22 марта 1996 г. контракту международной купли-продажи, по неправильному адресу, а также о возмещении расходов, понесенных истцом в связи с доставкой прибора ответчику для гарантийного ремонта, и предусмотренного контрактом штрафа за неправильное указание реквизитов в сопроводительных документах.

В соответствии с п. 10.6 контракт сторон был составлен и подписан в двух экземплярах - на русском и английском языке, причем английский текст является основным. Текст п. 8 контракта на русском языке предусматривает, что все споры из контракта передаются на рассмотрение "в арбитраж при Московской торгово-промышленной палате". В тексте на английском языке указано, что споры передаются на рассмотрение в "Arbitration Commission at Russian Chamber of Commerce in Moscow". Поскольку Постановлением Верховного Совета РФ Арбитражный суд при ТПП РФ был переименован в Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ, МКАС пришел к выводу, что в арбитражной оговорке (как на английском, так и на русском языке) имеется неточность в наименовании арбитражного органа. Однако с учетом приоритета текста договора на английском языке над текстом на русском языке МКАС заключил, что обладает компетенцией по рассмотрению настоящего спора [9].

  1. Органом по рассмотрению спора указан Арбитражный суд Торгово-промышленной палаты г. Москвы.

По делу от 18 декабря 1998 г. N 168/1998 иск был предъявлен польской фирмой к российской организации в связи с неоплатой товара, поставленного по контракту, заключенному сторонами в июле 1997 г.

Истец обосновывал компетенцию МКАС арбитражной оговоркой контракта, в которой было указано, что в случае, если стороны не смогут прийти к согласию, то все споры и разногласия, с исключением подсудности общим судам, подлежат разрешению в Арбитражном суде ТПП Москвы. Он утверждал, что, предусмотрев в контракте краткое название арбитражного суда, стороны имели в виду именно МКАС при ТПП РФ. По его мнению, это следует и из переписки сторон, которая им была представлена.

Ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать данный спор, утверждая, что в контракте ясно указан арбитраж при Московской торгово-промышленной палате и эта арбитражная оговорка не изменялась каким-либо соглашением сторон. В этой связи он вообще отрицал получение письма истца, на которое тот ссылался. По мнению ответчика, отсутствие в контракте официального названия арбитражного органа при Московской ТПП не имеет значения, поскольку ясно указан орган, при котором действует этот арбитраж, т.е. ТПП г. Москвы.

Анализ текста арбитражной оговорки свидетельствовал о том, что стороны договорились о передаче споров на разрешение арбитражного суда Торгово-промышленной палаты г. Москвы.

Поскольку из письменных заявлений сторон и состоявшейся в заседании дискуссии следовало, что стороны при этом имели в виду различные арбитражные органы, было признано, что соглашение о передаче данного спора на рассмотрение МКАС при ТПП РФ сторонами не достигнуто.

В тексте контракта, в частности, когда речь идет об организации, которая считается уполномоченной для осуществления экспертизы качества товаров, упоминается Торгово-промышленная палата РФ. Поэтому доводы истца относительно того, что стороны, употребляя выражение "Торгово-промышленная палата г. Москвы", имели в виду ТПП РФ, расположенную в г. Москве, не могли быть приняты во внимание.

Таким образом, в соответствии с п. 5 § 1 Регламента МКАС пришел к выводу об отсутствии своей компетенции по рассмотрению данного спора [10].

В целях недопущения неточностей в арбитражных соглашениях субъектам внешнеторговых сделок целесообразно включать в контракты тексты типовых арбитражных оговорок. Например, если в качестве органа по разрешению спора избран МКАС, арбитражная оговорка будет следующей: "Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом".

Большинство проблем, часто осложняющих и затягивающих процедуру рассмотрения дела в арбитраже, а иногда и исполнение арбитражного решения, можно устранить или уменьшить посредством заключения качественного арбитражного соглашения.

Список литературы

  1. Брунцева Е.В. Международный коммерческий арбитраж (со ссылкой на Laurence Craig, William Park, Ian Paulson. The International Chamber of Commerce Arbitration 159 (2nd ed., 1990)). СПб.: Изд. дом "Сентябрь", 2001. С. 141.
  2. Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Т. 3. М.: БЕК, 2001. С. 179.
  3. Словарь иностранных слов / Под ред. И.В. Лехина, Ф.Н. Петрова. 3-е изд., перераб. и доп. М., 1949. С. 201.
  4. Николюкин С.В. Арбитражные соглашения и компетенция международного коммерческого арбитража. Проблемы теории и практики. М.: ИД "Юриспруденция", 2009. С. 31 - 35.
  5. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2004 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2005. С. 58 - 62.
  6. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2003 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2004.
  7. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 352 - 356.
  8. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2005 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2006. С. 39 - 44.
  9. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999 - 2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2002. С. 38 - 40.
  10. Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 1999. С. 244, 245.