Мудрый Юрист

Практика применения судами норм законодательства об ОСАГО

Богомолов Андрей Алексеевич, юрист ЗАО "Компания АКС". Научная специализация - страхование вкладов в банках РФ.

Родился 6 сентября 1983 г. в г. Москве. Образование высшее - Московская академия экономики и права (2005).

Автор ряда статей.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе в Российской Федерации" (далее - Закон о судебной системе) в ст. 4 устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом. Под правосудием можно понимать рассмотрение и разрешение судом подведомственных дел на основе закона в предусмотренной процессуальной форме с целью защиты прав и интересов граждан, предприятий, организаций, учреждений и государства [1].

Правосудие осуществляется в четырех формах: в конституционном судопроизводстве, судопроизводстве по гражданским, административным и уголовным делам.

В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации. К федеральным судам соответственно относятся Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции; Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

В данном случае особенностью российской системы судебных учреждений является то, что высшими органами судебной власти провозглашены сразу три суда: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ.

Совершенно справедливо различными авторами отмечается, что в стране сложились и функционируют три автономные подсистемы органов судебной власти: конституционная юстиция, арбитражные суды и суды общей юрисдикции. Организационное единство судебной системы можно назвать эфемерным. Каждая из названных подсистем практически действует автономно, что зачастую порождает противоречивость судебной практики, складывающейся по аналогичным категориям дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, а иногда и прямое игнорирование вступивших в силу решений других судов [2].

В соответствии со ст. 3 Закона о судебной системе единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается, в частности, путем соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства; применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации.

Эти и другие меры, закрепленные в названной статье, не позволяют в полном объеме обеспечить принцип единства судебной системы, что влечет нарушение прав и законных интересов субъектов большого круга правоотношений. Ярко выраженным примером является не разрешенный сегодня вопрос о порядке возмещения ущерба, возникшего вследствие дорожно-транспортного происшествия (ДТП).

Для более подробного изучения этой проблемы следует обратиться к практике. Например, в результате ДТП были причинены повреждения транспортному средству. Обычно страховая компания лица, причинившего ущерб, выплачивает страховое возмещение в несколько раз меньше суммы, которую потратил потерпевший на восстановительный ремонт. Необходимо отметить, что потерпевший в рассматриваемой ситуации не стал дожидаться окончательной выплаты страхового возмещения компании и отремонтировал транспортное средство раньше.

Страховая компания, мотивируя свое решение о выплате, сослалась на исполнение своих обязательств, предусмотренных, в частности, Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 263 "Об утверждении Правил об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Правила об ОСАГО). Потерпевший размером выплаты остался недоволен и направил соответствующую претензию о возмещении разницы между фактическим размером ущерба и размером страховой выплаты лицу, ответственному за причинение ущерба. В ответ на претензию был получен отказ. Виновник в ДТП мотивировал отказ тем, что его ответственность застрахована, а размер ущерба не превысил 120 тыс. руб. Потерпевший обратился в суд. В качестве ответчиков были привлечены страховая компания и причинитель ущерба.

Решением мирового судьи участка N 155 района Хорошево-Мневники города Москвы от 7 июля 2008 г. по делу N 2-294/2008 в иске было отказано. Причем судом было прямо указано в решении, что истец получил возмещение от страховой компании, которое не окупает фактических затрат владельца при восстановительном ремонте автомашины. Тем не менее, сославшись на возможность неосновательного обогащения истца за счет ответчиков в случае удовлетворения исковых требований, суд в иске отказал.

Суд апелляционной инстанции Определением от 19 сентября 2008 г. решение мирового судьи оставил в силе и также "отличился". Истец указал на необходимость применения ст. 1072 ГК РФ, согласно которой гражданин, застраховавший свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935), в случае если страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. Не приняв довод истца, суд указал, что под недостаточностью страхового возмещения понимается страховой лимит ответственности, а не ссылки потерпевшей стороны о том, что страхового возмещения недостаточно.

Неправильное использование судом терминологии в области страховых отношений очевидно. Так, согласно ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Аналогичные понятия используются также и в Федеральном законе от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО).

Президиум Московского городского суда оставил судебные акты нижестоящих судов в силе, а в передаче в президиум отказал, таким образом оставив открытым вопрос о том, кто же должен возместить затраты потерпевшего на восстановительный ремонт.

В свою очередь, согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Фактический размер убытков, которые понес истец в указанном примере в связи с ремонтом поврежденного автомобиля, подтверждается соответствующими документами о произведенном ремонте. В силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб). Размер таких расходов, как указывалось, был подтвержден судом первой инстанции в решении. Более того, до даты окончательной выплаты страхового возмещения страховой компанией истцом был произведен ремонт поврежденного в результате ДТП автомобиля. Иными словами, фактический размер ущерба истца был определен еще до осуществления страховой выплаты в окончательной форме.

Исходя из требований ст. 1064 ГК РФ о необходимости возмещения вреда в полном объеме в целях защиты прав потерпевшего ст. 1072 ГК РФ устанавливает дополнительную (субсидиарную) ответственность страхователя - причинителя вреда в случае недостаточности страхового возмещения, т.е. возмещения убытков вследствие ДТП. Так, если страховая компания выплатила страховое возмещение в сумме, которая не покрывает расходы потерпевшего на восстановительный ремонт, то исходя из содержания названных норм разницу обязан возместить причинитель ущерба. В приведенном примере сумма страховой выплаты не превысила размер страховой суммы, т.е. 120 тыс. руб.

Основными целями и принципами Закона об ОСАГО исходя из положений ст. 3 являются защита прав потерпевших при возмещении вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего, а также недопустимость снижения установленных Законом об ОСАГО гарантий его прав на возмещение вреда при использовании транспортных средств другими лицами.

Для реализации указанных целей и принципов названный Закон устанавливает размер страховой суммы (ст. 7), в пределах которого потерпевший вправе требовать страховую выплату по обязательному страхованию (ст. 13). Правила об ОСАГО изданы в соответствии с Законом об ОСАГО для определения условий, на которых заключается договор обязательного страхования (ст. 5), поэтому положения постановления Правительства РФ не должны противоречить Федеральному закону.

Вопреки ошибочному мнению судов, выносивших судебные акты по рассмотренному делу, и в Гражданском кодексе РФ, и в Законе об ОСАГО отсутствуют нормы, предусматривающие ограничение страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда. Подобное ограничение противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, поскольку необходимость расходов, которые он должен будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда <1>. Данный вывод является официальной позицией Высшего Арбитражного Суда РФ относительно вопроса о возмещении убытков при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, которая впервые была отражена в Постановлении от 20 февраля 2007 г. N 13377/06.

<1> http://www.arbitr.ru/?id_sec=353&id_doc=1510

Конституционный Суд РФ также выразил позицию относительно рассматриваемого вопроса и в Постановлении от 31 мая 2005 г. N 6-П указал, что из ст. 5 Закона об ОСАГО в системной связи с п. 1 ст. 4 и абз. 8 ст. 1 названного Закона следует, что законодатель не предоставлял Правительству РФ полномочие определять условия договора обязательного страхования произвольно, не основываясь на законе. Делегирование федеральным законодателем Правительству РФ полномочий по установлению условий и порядка осуществления обязательного страхования само по себе не противоречит Конституции Российской Федерации, если оно основано на конституционных принципах разделения властей и недопустимости ограничения прав и свобод человека и гражданина актами ниже уровня федерального закона. В данном случае федеральный законодатель, не закрепив критерии определения условий договора обязательного страхования и оставив это на усмотрение Правительства РФ, допустил возможность произвольного толкования их объема и содержания, а значит, ограничения прав и свобод граждан актом Правительства РФ. В результате допущенной неопределенности регулирования искажается цель Закона об ОСАГО, направленного на повышенную защиту прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами, и тем самым нарушается принцип соразмерности этой цели избранному механизму защиты прав потерпевших.

Суды общей юрисдикции, рассматривая подобные споры, руководствуются решением Верховного Суда РФ от 25 ноября 2003 г. по делу N ГКПИ03-1266. В данном судебном акте указано, что положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям ст. 15 ГК РФ, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны.

Смысл указанной позиции в том, что если лицо, установив на свой автомобиль бывшую в употреблении деталь, будет требовать возмещения затрат как за новую деталь, то в этом случае происходит неосновательное обогащение, о котором говорит Верховный Суд РФ. Однако судами общей юрисдикции данная позиция понимается иначе: износ распространяется по непонятным причинам на все транспортное средство в целом, а не к частям, узлам, агрегатам и деталям, которые используются при восстановительных работах, как это следует из абз. 3 подп. "б" п. 63 Правил об ОСАГО, при определении размера восстановительных расходов.

Из содержания названной нормы следует, что речь идет об учете износа именно частей, деталей и т.д., используемых при восстановительных работах. Это те детали, которые вышли из строя в результате ДТП. Фраза "используемых при восстановительных работах" относится к тем частям, узлам, агрегатам и деталям, которые ставятся взамен вышедших из строя. При определении размера восстановительных расходов учитывается износ никак не самого транспортного средства. Следовательно, если при восстановительном ремонте (работах) была использована не новая деталь, а деталь, бывшая в употреблении, то нет оснований включать в сумму расходов цену за эту деталь как за новую. В данном случае стоит определять ее стоимость исходя из ее износа. Но это лишь при условии, если такая деталь будет использоваться при ремонте.

Таким образом, при определении размера восстановительных расходов учитывается износ лишь тех частей, узлов, агрегатов и деталей, которые ставятся взамен вышедших из строя, и лишь в том случае, если при ремонте используются не новые части, узлы, агрегаты и детали, а подержанные. Использовать или не использовать при ремонте транспортного средства изношенную деталь - это право потерпевшего, который должен руководствоваться в первую очередь следующими нормами законодательства: во-первых, п. 2.3.1 Правил дорожного движения, который указывает на то, что владелец транспортного средства обязан обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации.

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утв. Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090 (ред. от 19 апреля 2008 г.), запрещается эксплуатация автомобилей, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

Во-вторых, следует отметить, что в ст. 264 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, повлекшее по неосторожности смерть человека, а также смерть двух или более лиц. Более того, в ст. 266 УК РФ также предусмотрена уголовная ответственность за недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями.

Таким образом, суть возмещения ущерба, причиненного транспортному средству, заключается не в восстановлении его "изношенного" или "подержанного" состояния, которое было до причинения ущерба, а в восстановлении его рабочего исправного состояния и внешнего вида.

Принимая во внимание указанное, юридические лица благодаря позиции Высшего Арбитражного Суда РФ относительно вопроса возмещения убытков при ОСАГО могут рассчитывать на полное возмещение убытков вследствие повреждения имущества, подтвержденных документально, чего нельзя сказать о владельцах транспортных средств - физических лицах. В таком случае как быть с принципом, установленным в ст. 19 Конституции Российской Федерации?

Совершенно очевидно, что отсутствие общего организующего центра судебной власти делает ее раздробленной. Каждая система судов решает тот или иной вопрос по своему усмотрению. В результате нет единой концепции развития судебной системы и, что особенно важно, сегодня нет общих стандартов обеспечения судебной деятельности. Каждая из действующих подсистем российских судов создала собственные механизмы в этом направлении.

Выход из сложившейся ситуации, когда противоречивость судебной практики, складывающейся по аналогичным категориям дел, налицо, видится в создании специального единого органа в системе судебной власти, в состав которого входили бы представители высших судов Российской Федерации, а также судьи различных подсистем судов. Порядок деятельности, состав, компетенция, полномочия такого органа следовало бы установить в рассмотренном Законе о судебной системе.

Список литературы

  1. Ярков В.В. Гражданский процесс: Учебник. 5-е изд., доп. и перераб. М.: Волтерс Клувер, 2004 // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Александрова Р. Единство судебной системы - важнейший принцип судоустройства в Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. N 11 // СПС "КонсультантПлюс".