Мудрый Юрист

Авторское право и содержание произведения

Гаврилов Э.П., профессор кафедры гражданского права ГУ-ВШЭ, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Института международной торговли и права, доктор юридических наук.

Я понимаю, что большинство читателей журнала "Патенты и лицензии" - патентные поверенные и патентоведы. Их основные профессиональные интересы относятся к патентному праву и к правовой охране товарных знаков. Что касается вопросов авторского права, то большинство читателей журнала сталкиваются с ними намного реже. Авторское право для них находится, так сказать, на периферии. Естественно, что на область авторского права читатели журнала переносят приемы и принципы патентного права, а также права, касающегося охраны товарных знаков.

Но такой перенос во многих случаях оказывается неверным. К тому же надо отметить, что несмотря на обилие литературы по авторскому праву, которой забиты книжные полки магазинов и многие сайты в Интернете, научной литературы по авторскому праву, просто и понятно поясняющей механизм его действия, все же очень мало. Преобладает литература, которую впору назвать макулатурной. Я полагаю, что именно этими причинами объясняется периодическое появление предложений распространить авторско-правовую охрану на содержание произведений. Прежде всего это касается научных произведений <1>.

<1> Последние примеры таких предложений: Штенников В.Н., Беляева И.А. Форма произведения // Патенты и лицензии. 2008. N 11. С. 42; Кондрашкина Г.В. Содержание произведения и способ его охраны // Там же. 2009. N 7. С. 28.

Известно, что объекты патентного права - изобретения, полезные модели и промышленные образцы. В авторском праве (глава 70 ГК РФ) только один объект охраны - произведения. Произведения являются объектом охраны только в сфере авторского права. Поэтому, когда мы употребляем термин "произведения" (англ. - works; нем. - werke; франц. - ceuvres; исп. - obras), то подразумеваем именно и только произведения как объекты, охраняемые авторским правом. В российском праве традиционно также указывается на то, что авторское право охраняет произведения науки, литературы и искусства.

Произведения, как и любой иной объект, состоят из формы и содержания. Современное российское авторское право не охраняет содержание произведения. Это положение прямо зафиксировано в п. 5 ст. 1259 ГК РФ: "Авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования".

Эта норма, действующая с 1 января 2008 г., не является новеллой для нашего законодательства. До этого, с 3 августа 1993 г. по 31 декабря 2007 г. действовала аналогичная норма, содержавшаяся в п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве: "Авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты".

Более раннее законодательство, действовавшее в России и СССР, подобной нормы не предусматривало, но в литературе постоянно высказывались соображения о том, что содержание произведения авторским правом не охраняется <2>.

<2> См., например: Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М.: Наука, 1984. С. 88 - 91 и содержащиеся здесь ссылки на предшествующие работы В.Я. Ионаса и А.М. Гарибяна.

Ныне действующая норма, содержащаяся в п. 5 ст. 1259 ГК, перечисляет 11 элементов произведения, на которые авторские права не распространяются. Этот перечень является примерным, не исчерпывающим <3>. Все исследователи согласны с тем, что в этом перечне приведены различные элементы содержания произведения, которые не охраняются авторским правом. Основной элемент содержания произведения указан в этом перечне на первом месте: авторские права не распространяются на идеи, в том числе, добавим мы от себя, - на научные идеи.

<3> Иное мнение о том, что этот перечень является закрытым, содержится в самом подробном комментарии к четвертой части ГК. См.: Дмитриев Ю.А. и др. Постатейный научно-практический комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. В 2-х кн. Кн. 1. М.: Издательский дом "Буквовед", 2008. С. 303.

В любом произведении есть структурные элементы. Одни из них относятся к форме произведения, другие - к его содержанию. Так, в произведении художественной литературы к элементам формы относятся: язык (он может быть высокохудожественным или, наоборот, "бедным"), художественные образы, последовательность развития событий, характерные черты героев и т.п., а к элементам содержания - тема, идея, сюжет, мораль и т.п. При этом содержание произведения всегда облечено в определенную форму, через которую оно выражается. В произведении научной литературы элементы формы - язык, последовательность изложения, логические цепочки и т.п., а элементы содержания - научные идеи, достижения, предложения, факты, изобретения, открытия.

То обстоятельство, что любое произведение науки, литературы и искусства состоит из отдельных структурных элементов, одни из которых относятся к форме произведения, а другие - к его содержанию, не является специфической чертой авторских произведений. Это общая, философская закономерность: любой объект (предмет, явление в природе и обществе) состоит из формы и содержания. При этом, с точки зрения философии, содержание - это определяющая сторона целого, совокупность его частей, а форма - способ существования и выражения содержания.

Сама философия не определяет и не может определить, какие именно элементы произведений науки, литературы и искусства относятся к форме, а какие - к содержанию произведения. Именно поэтому и потребовался перечень этих элементов, содержащийся ныне в п. 5 ст. 1259 ГК. В него включены характерные элементы содержания любых произведений.

Любая попытка исследовать эти элементы содержания отдельно от произведения в целом, отдельно от формы произведения, выделив их из произведения, сразу же сталкивается с трудностью: эти элементы отдельно от формы не существуют, они всегда должны быть облечены в определенную форму. Для примера возьмем закон Архимеда: "На погруженное в жидкость тело действует выталкивающая сила, равная весу жидкости, вытесненной этим телом".

Это тривиальная, обычная литературная форма выражения данного закона. Известно, однако, что этот закон выражается и в форме шутливого стихотворения. Кроме того, его, вероятно, можно выразить графически и с помощью математических символов. Поэтому любая идея, любой элемент содержания произведения, рассматриваемые отдельно, самостоятельно, всегда выражается в какой-либо форме. При этом форма выражения идеи (элемента содержания произведения) охраняется авторским правом (или, по крайней мере, может получать такую охрану), а ее содержание не охраняется авторским правом.

В этой связи следует уточнить смысл нормы п. 5 ст. 1259 ГК: элементы содержания произведения не охраняются авторским правом, если они используются не в той форме, в которой они использованы в произведении, а в иной форме. Эту же мысль можно выразить и иначе: сами по себе, в отрыве от формы своего выражения, элементы содержания произведения авторским правом не охраняются, но если они используются в той форме, в которой они выражены в произведении, то охрана авторским правом распространяется и на них. Следовательно, норма п. 5 ст. 1259 ГК, выражена не совсем точно, ее следовало бы дополнить словами "если эти элементы содержания выражены в иной форме" <4>.

<4> При подготовке четвертой части ГК такие предложения неоднократно делались (см., например: Гаврилов Э.П. Каким быть закону об авторском праве? // Патенты и лицензии. 2001. N 10. С. 10), но они не были учтены.

Аналогичная норма закона об авторском праве США 1976 г. в этом отношении более точна: "Авторско-правовая охрана оригинального авторского произведения никогда не распространяется на любую идею, операцию, способ, систему, метод действия, концепцию, принцип или открытие, взятые независимо от формы, в которой они описаны, объяснены, проиллюстрированы или воплощены в этом произведении" (§ 102 (b)).

Кроме того, поскольку на территории Российской Федерации с 5 февраля 2009 г. вступил в силу Договор ВОИС по авторскому праву <5>, при толковании п. 5 ст. 1259 ГК следует учитывать норму п. 2 этого Договора: "Авторско-правовая охрана распространяется на форму выражения, а не на идеи, процессы, методы функционирования или математические концепции как таковые". Слова "как таковые" как раз и означают, что авторско-правовая охрана не распространяется на элементы содержания, используемые в форме, отличной от той, в которой они выражены в произведении.

<5> Патенты и лицензии. 2009. N 4. С. 39.

Наконец, поскольку наша страна намеревается вступить в ВТО, необходимо учитывать, что среди обязательных документов этой организации есть Соглашение ТРИПС, п. 2 ст. 9 которого гласит: "Охрана нормами авторского права распространяется на формы выражения, а не на идеи, процедуры, методы работы или математические концепции как таковые" <6>. Таким образом, действующее российское законодательство и международные договоры России, а также законодательство США указывают на то, что авторское право охраняет форму произведения, но не охраняет элементы содержания произведения, если они выражены в иной форме, чем в самом произведении.

<6> Приведен неофициальный перевод этой статьи. Вообще неофициальный перевод этого Соглашения на русский язык содержит ряд грубых неточностей. Если Россия готовится к вступлению в ВТО, не пора ли сделать официальный перевод этого Соглашения?

Известно, что все произведения, охраняемые авторским правом, можно разделить на художественные и научные. К художественным произведениям относятся произведения изобразительных искусств (живопись, скульптура и т.п.), музыкальные произведения, художественные фильмы, художественная литература (в эту категорию включены и детективы, поскольку они также охраняются авторским правом). К научным произведениям относятся, прежде всего, произведения научной литературы, а также чертежи, схемы, научное кино, научные фотографии и т.п.

В художественных произведениях содержание (художественно отраженные явления жизни в их оценочном осмыслении, идейно-тематическая основа, художественный смысл, идея) и форма (комплекс выразительных средств) составляют нерасторжимое единство. В этой связи никакой пересказ "Евгения Онегина" А.С. Пушкина прозой или иными стихами не заменит нам этого произведения. Действительно, важно не только то, что написала Татьяна в письме Онегину, но и как она это выразила. Это "как" и выражает существо художественного произведения. Более того, любой пересказ своими словами уничтожает художественное произведение целиком.

В произведениях науки ситуация иная. Наука вырабатывает и теоретически систематизирует объективные знания о действительности. В научных произведениях основной смысл приходится на содержание, на те научные идеи, которые выражены в произведении. Конечно, и сама форма выражения научной идеи (мысли) имеет большое значение. Научная идея может быть выражена четко и ясно либо, наоборот, малопонятно и невнятно. Она может быть изложена ясно для широкого круга читателей или для узкого круга специалистов. Наконец, научная идея может быть сформулирована узко, применительно лишь к отдельному явлению либо она может быть сформулирована широко, применительно к целому ряду явлений. Кроме того, при изменении формы научного произведения это произведение не исчезает, оно сохраняет свою ценность. Иными словами, в научном произведении важно не только и не столько то, как это сказано, но и то, что именно сказано.

В этой связи периодически, в разное время, у разных специалистов появляются мысли о дополнении, усовершенствовании авторского права, распространении его действия на содержание произведений. Исходные позиции этих предложений объясняются следующим: если автор придумал (создал) произведение, то очевидно, что он создал и его форму, и его содержание. Поэтому надо дать автору право как на форму, так и на содержание произведения: установить, что использовать содержащиеся в произведении идеи можно только с разрешения автора. А такое разрешение должно быть оформлено письменно и, если автор того пожелает, быть возмездным.

Теоретически такие предложения выглядят убедительно, но на самом деле практически все намного сложнее. Начнем с того, что предоставление охраны содержанию произведения вступило бы в противоречие с общемировой тенденцией развития авторского права, с тенденцией его нераспространения на содержание произведения.

Оказывается, что довольно часто авторы произведений вовсе не являются авторами их содержания. Прежде всего это относится ко всей научно-популярной литературе, учебникам и учебным пособиям. Более того, это относится и ко многим художественным произведениям. Известно, что сюжеты многих таких произведений были придуманы не самими авторами, а сообщены (предложены) им посторонними лицами. Так, Л.Н. Толстой указывал, что сюжет рассказа "Холстомер. История лошади" был подсказан ему М.А. и А.А. Стаковичами. Известно также, что сюжет "Двенадцати стульев" был подсказан И. Ильфу и Е. Петрову В. Катаевым. Также А.С. Пушкин подсказал Н.В. Гоголю сюжет "Ревизора". Наконец, распространение авторских прав на содержание (идею, сюжет) произведения привело бы к неправомерному, несправедливому расширению авторских прав, по сути дела "взорвало" бы, уничтожило всю нынешнюю систему авторского права.

Объясняется это тем, что различные элементы содержания произведений (научные идеи, сюжеты, концепции, принципы и т.д.) зачастую создаются разными лицами, работающими параллельно, независимо друг от друга. Иными словами, они периодически повторяются в творчестве различных лиц и не являются уникальными, оригинальными. А ныне действующее авторское право построено по системе, которая призвана охранять только уникальные, объективно неповторяемые в творчестве других лиц элементы произведений. Такими элементами являются лишь элементы формы произведений.

В результате авторское право не охраняет элементы содержания произведений не потому, что оно этого не хочет, а потому, что оно этого не может. Для того чтобы авторское право могло охранять элементы содержания произведений, необходимо перестроить, изменить всю структуру ныне действующего авторского права.

Вернемся к тому же "Ревизору" Н.В. Гоголя и вспомним спор между двумя персонажами этой комедии - Петром Ивановичем Бобчинским и Петром Ивановичем Добчинским - о том, кто первым сказал "Э!", узнав о приезде Хлестакова. Как известно, этот спор закончился ничейным результатом: "Э!" сказали мы с Петром Ивановичем!. Но в новом авторском праве, охраняющем содержание произведений, такой ничейный результат никого не может устроить. А это значит, что надо вводить систему фиксации того момента, когда тот или иной автор сказал "Э!", то есть систему фиксации приоритета. При этом придется определять предметные границы заявляемых идей: ведь закон Архимеда одно лицо может сформулировать только применительно к воде, а другое - только применительно к нефти. После введения такой системы очень скоро появятся потребности в классификаторах идей, поскольку без них невозможно будет осуществлять поиск уже известных идей.

Через непродолжительное время потребуется проверка заявляемых идей, отсеивание повторяющихся идей. Конечно, систему регистрации идей можно строить только в пределах России, игнорируя все иностранные идеи. Но будет ли такой подход правильным? Почему не учитывать американские, английские, немецкие, французские, японские, китайские идеи?

Одним словом, на первый взгляд, небольшое и невинное предложение распространить авторское право на содержание произведений с неизбежностью приводит к тому, что вместо авторского права появляется новая патентная система, отличающаяся от нынешней не по существу, а только своими масштабами. Новая патентная система охраны идей по крайней мере в сто раз будет больше действующей патентной системы. Кстати говоря, нынешняя патентная система войдет как составная часть в новую патентную систему охраны идей. Уверен, что даже несмотря на появление современных ЭВМ мир еще не готов перейти к этой новой патентной системе.

Конечно, сторонники охраны авторским правом содержания произведений могут возразить мне, указав, что в построении новой всеобъемлющей патентной системы охраны идей нет необходимости, что надо только указать в законе: авторское право распространяется и на содержание произведения, а всю систему охраны не надо менять. Следует только исключить из ГК РФ п. 5 ст. 1259.

Покажу на конкретном примере, что из этого последует. Мною подготовлен комментарий к ст. 1258 ГК "Соавторство", где указывается, что если созданное в соавторстве произведение образует одно неразрывное целое, то такое соавторство называют неделимым. А вот в случае, если каждый соавтор создавал часть произведения, имеющую самостоятельное значение, и может указать, какую именно часть произведения он создавал, то такое соавторство именуется делимым (раздельным) соавторством <7>.

<7> Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 175.

Впервые предложение делить соавторство на неделимое и раздельное высказал И.А. Грингольц в первой половине 50-х гг. прошлого века в своей кандидатской диссертации. В настоящее время произведения этого автора охраняются авторским правом. В этой связи если бы авторское право распространялось на содержание произведения, то мне пришлось бы для издания моего комментария получить письменное разрешение от наследников И.А. Грингольца (а также от десятков иных авторов или их наследников, чьи идеи использованы в моем комментарии). При этом я должен был бы получать именно разрешения (лицензии) от этих авторов или их наследников, так как простых ссылок на работы этих авторов было бы недостаточно.

С другой стороны, и я мог бы предъявить многочисленные претензии авторам многих других комментариев к четвертой части ГК РФ (всего их вышло 18). Например, мною неоднократно высказывалась (в том числе и на страницах журнала "Патенты и лицензии") идея о том, что бездоговорное нарушение исключительных прав представляет собой деликт, подпадающий под нормы § 1 главы 59 ГК РФ. Некоторые комментаторы высказывают то же соображение, причем делают это, не получив от меня письменного разрешения. А это значит, что я имел бы право предъявить к ним иски по поводу использования содержания моего произведения, разумеется, если бы авторское право охраняло содержание произведения.

В заключение хочу остановиться на некоторых частных доводах, высказанных сторонниками распространения авторского права на содержание произведений. Как отмечают в указанной статье В.Н. Штенников и И.А. Беляева, термин "содержание" (content) действительно употребляется несколько раз в приложении к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений. Но в данном контексте этот термин означает не содержание произведения, взятое в отрыве от формы произведения, а содержание произведения в сочетании с формой произведения. Кроме того, следует учитывать, что нормы этого приложения не находят в настоящее время никакого практического применения.

Что касается ссылок тех же авторов на законодательство США об авторском праве, то они неверны по существу, так как основываются на неточном переводе. § 103 Закона об авторском праве США 1976 г. посвящен предмету авторского права на составные и производные произведения. Термин "содержание" в нем не употребляется. В этом параграфе, в частности, говорится: "Авторское право на составное или производное произведение распространяется лишь на тот материал (material), который внесен автором (составного или производного) произведения, в отличие от ранее имеющегося материала (preexisting material), и не подразумевает никакого исключительного права на ранее имевшийся материал. Авторское право на такое произведение не зависит от авторского права на ранее имевшийся материал, не затрагивает и не увеличивает объем, срок охраны, принадлежность авторских прав, а также само существование авторского права на ранее имевшийся материал".

Высказываемое вышеупомянутыми авторами и Г.В. Кондрашкиной мнение о том, что нормы ГК противоречат п. 1 ст. 9 Бернской конвенции, ошибочно. В Бернской конвенции действительно в качестве одного из авторских правомочий закреплено исключительное право "разрешать воспроизведение произведений любым образом и в любой форме", но это не означает его распространения на воспроизведение содержания произведения, выраженного не в той форме, как оно представлено в произведении.

Российский законодатель, предусмотревший в подпункте 10 п. 2 и в п. 3 ст. 1270 ГК право автора архитектурного проекта на практическую реализацию этого проекта, хотел добиться, чтобы построенное здание или сооружение по своей форме (конечно, взятой в единстве со своим содержанием) соответствовало тому, что было предложено в архитектурном проекте. Здесь, однако, речь не идет об охране только содержания произведения.

В статье Г.В. Кондрашкиной содержится еще одно критическое замечание, на которое я хочу ответить. Автор статьи утверждает, что "в Российской Федерации существует различный подход к охране содержания произведений, созданных отечественными и зарубежными авторами".

В подтверждение этого высказывается мнение, что придуманная А.В. Масляковым игра "Клуб веселых и находчивых" ("КВН") может свободно использоваться, поскольку идея этой игры авторским правом не охраняется. Равным образом не охраняется идея передачи "Жди меня", автор которой вообще неизвестен. Вместе с тем в титрах пришедших из-за рубежа передач ("Кто хочет стать миллионером", "Поле чудес", "Моя прекрасная няня") указываются авторы идеи, которые якобы получают охрану авторским правом.

Утверждение, что российские авторы пользуются меньшей охраной, чем иностранные, является неверным. Равным образом неверно и суждение о том, что российское законодательство охраняет идеи лишь иностранных авторов. В то же время проблемы охраны авторским правом телевизионных передач (впрочем, как и многих подобных произведений) действительно существуют. Они заключаются в определении того, где кончается форма произведения, охраняемая авторским правом, и начинается содержание произведения (идея), авторским правом не охраняемая. Если идея облечена в конкретную (и, добавим, оригинальную) форму, то это уже не идея, не содержание произведения, а часть его формы.

Так, в телепередаче "Поле чудес" идея передачи дополняется формой зала, формой вращающегося стола, задаваемыми вопросами и т.д. и т.п. Все это составляет так называемый формат телепередачи: часть ее формы. При этом содержание телепередачи, ее идея (сюжет) постепенно облекаются в охраняемую авторским правом форму. Однако использование одной идеи телепередачи (например, идеи "КВН" или идеи передачи "Кто хочет стать миллионером") в иной форме авторским правом не запрещается.

Список литературы

  1. Штенников В.Н., Беляева И.А. Форма произведения // Патенты и лицензии. 2008. N 11.
  2. Кондрашкина Г.В. Содержание произведения и способ его охраны // Патенты и лицензии. 2009. N 7.
  3. Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М.: Наука, 1984.
  4. Дмитриев Ю.А. и др. Постатейный научно-практический комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации: В 2-х кн. Кн. 1. М.: ООО "Издательский дом "Буквовед", 2008.
  5. Гаврилов Э.П. Каким быть закону об авторском праве? // Патенты и лицензии. 2001. N 10.
  6. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.