Мудрый Юрист

Письмо главного редактора журнала "история государства и права" по поводу статьи е.в. Курбаковой "строго научный постулат: не подпишетесь - не опубликуем" *

<*> Новая газета. 2009. N 87. 12 августа.

Глушаченко Сергей Борисович, главный редактор журнала "История государства и права", доктор юридических наук, профессор.

За 16 лет успешной работы Издательская группа "Юрист", которая поддерживает деятельность не только журнала "История государства и права", но и 58 правовых изданий, заслужила признание научного сообщества как России, так и постсоветского пространства и ряда других зарубежных стран. Год назад издательство удостоилось благодарностей и почетных грамот Президента Российской Федерации, ряда министерств Российской Федерации, высшей юридической премии "Фемида" и включения журналов в "Золотой фонд прессы России". Особая гордость издательства - это редакторский коллектив, который представляет собой ряд заслуженных российских ученых и практиков, работающих в области правовой пропаганды над повышением правовой культуры граждан.

Показателями высокого качества непосредственно журнала "История государства и права" являются возрастающее количество авторов, подписчиков, читателей, привлечение журнала в качестве соорганизатора научных мероприятий, включение издания в перечень периодических изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации для публикаций основных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук и исторических наук с момента возникновения данного перечня в стране.

В 2009 г. журнал "История государства и права" подтвердил свою репутацию добросовестного издания и приобрел авторитет среди выдающихся российских ученых, государственных и общественных деятелей благодаря новой научной концепции журнала, о чем могут свидетельствовать статьи, представленные на суд читателя. Авторитетные ученые, во главу угла ставящие свое имя и репутацию, доверяют как свои материалы, так и работы учеников, рекомендуют коллегам.

Подчеркну, что редакционная политика журнала "История государства и права" строится на основе строгого следования требованиям Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации.

Этого более чем достаточно для того, чтобы все разговоры и умозаключения по поводу каких-либо "злополучных случаев" и "наличия коррупционной составляющей в деятельности редакции редакции журнала "История государства и права" были полностью исчерпаны. От лица главного редактора журнала "История государства и права" подтверждаю, что с момента выхода первого номера в июне 1998 г. на протяжении 11 лет работы никаких таких вопросов не возникало.

Однако обращу внимание на проблему, которая детерминировала данную статью: 12 августа 2009 г. в издании "Новая газета" (N 87) появилась безапелляционная обвинительная статья в адрес как Издательской группы "Юрист", так и журнала "История государства и права" под названием "Строго научный постулат: не подпишетесь - не опубликуем" Елены Викторовны Курбаковой, старшего научного сотрудника, доцента кафедры культурологии, истории и древних языков Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А Добролюбова.

В данной статье Е.В. Курбакова в нелицеприятной, нетактичной форме, голословно, без юридической составляющей позволяет себе обвинять журнал "История государства и права" в наличии коррупции и произвола, косвенно угрожать, что журнал при каких-либо обстоятельствах "рискует потерять ваковский статус", и, переходя от частного к общему, судить ВАК и Рособрнадзор, т.к. "коррупция неискоренима, потому что этого не хотят сами властные структуры".

Рассмотрение данной проблемы в контексте статьи главного редактора журнала "История государства и права" в рамках журналистского расследования предполагает поиск ответов на следующие вопросы:

  1. возможно ли публиковать согласно требованиям Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации статью Е.В. Курбаковой "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг. " в журнале "История государства и права";
  2. юридическая оценка действий Е.В. Курбаковой, направленных против законного и научно обоснованного функционирования журнала "История государства и права": от обращения Е.В. Курбаковой в ВАК - Рособрнадзор - Администрацию Президента Российской Федерации до ее статьи в издании "Новая газета" от 12 августа 2009 г. N 87, где вся непроверенная данной газетой информация предстает как источник абсолютной истины!

Следует упомянуть, что на статью Е.В. Курбаковой "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг." после поступления ее в Издательскую группу "Юрист", т.е. год назад, была подготовлена рецензия заведующим кафедрой философии и истории Орловского государственного технического университета, доктором исторических наук, доцентом Д.В. Ароновым, которая будет приведена ниже.

В доказательство факта умышленной клеветы Е.В. Курбаковой и ославления доброго имени и деловой репутации журнала "История государства и права", а также во избежание "коррупционной составляющей" представляю вашему вниманию свою научную позицию.

Название статьи Е.В. Курбаковой "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг. " изложено несколько некорректно и полностью не охватывает содержание, что обосновывает рецензент Д.В. Аронов. Основные положения статьи не корреспондируют с ее названием, так как автор не может определиться с телеологической установкой и выбранными хронологическими рамками статьи, что предопределяет отсутствие логической концепции, бессистемность материалов, в которых перемешиваются исторические периоды.

Актуальность исследования остается без авторского внимания. Да и сама поднятая Е.В. Курбаковой проблема в контексте степени ее разработанности не рассматривается, соответственно не анализируются произведения ученых-предшественников (например, труды современных ученых, таких как Д.В. Вахмянин, В.В. Воробьев, Н.А. Гринченко, Г.В. Жирков, В.С. Измозик, Н.Г. Патрушева, Д.И. Раскин, Д.А. Эльяшевич и другие <1>, не говоря уже о дореволюционных и советских мыслителях). А ведь историография вопроса свидетельствует не в пользу Е.В. Курбаковой, ставя под сомнение научную новизну статьи.

<1> См., например Вахмянин Д.В. Развитие взаимоотношений государственной власти и печати в Российской империи. Пермь, 2004; Измозик В.С. Российские чиновники "черных кабинетов" в начале XX в. // Россия в XIX - XX вв.: Сб. статей / Под ред. А.А. Фурсенко. СПб., 1998; Жирков Г.В. История цензуры в России XIX - XX вв.: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2001; Книга в России (1895 - 1917) / Под общ. ред. И.И. Фроловой. М., 2008; Патрушева Н.Г. Цензурный аппарат России во второй половине XIX - начале XX века // Памяти Ю.Д. Марголиса. Письма, документы, научные работы, воспоминания: Сборник / Сост. Н.О. Серебрякова, Т.Н. Жуковская. СПб.: Серебряный век; Контрфорс, 2000; Патрушева Н.Г. Организация новых цензурных учреждений во Владивостоке, Екатеринославле, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Саратове, Томске и Харькове // Цензура в России: история и современность: Сб. научных трудов. Вып. 3. СПб., 2006; Патрушева Н.Г., Фут И.П. Организация цензурного надзора в Российской империи во второй половине XIX - начале XX века в циркулярах цензурного ведомства // Цензура в России: история и современность: Сб. научных трудов. Вып. 4. СПб., 2008; Профессия - цензор (по документам и воспоминаниям) // У мысли стоя на часах...: цензоры России и цензура / Под ред. Г.В. Жиркова. СПб., 2000; Полусмак Т.Л. Цензурное законодательство дореволюционной России: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2003; Раскин Д.И. Исторические реалии российской общественной жизни и русского гражданского общества в XIX веке // Из истории русской культуры. Т. 5. М., 1996; Раскин Д.И. Российская империя XIX - начала XX века как система государственных учреждений, службы, сословий, государственного образования и элементов гражданского общества. Lewiston; Queenston; Lampeter: The Edwin Mellen Press, 2001; Цензура в России в конце XIX - начале XX века: Сб. воспоминаний. СПб., 2003; Цензура в России XIX - XX вв. // Русские писатели. 1800 - 1917: Биогр. слов. М., 2007.

Не разобравшись и с категориально-понятийным аппаратом, необходимым для данного исторического исследования, Е.В. Курбакова слишком стремительно начинает критиковать "общие представления о дореволюционном прошлом российской периодики", очевидно, намекая на советскую научную школу и традиции. Вместе с тем на основе подобных легковесных анонимных исторических характеристик ("жесткие рамки царской цензуры", "ограничение свободы слова", "административный произвол") в науке не строят дальнейшие рассуждения. Е.В. Курбакова непоследовательна в своей первоначальной посылке и сама встает на сторону критики государственных чиновников Российской империи. Исходная рабочая гипотеза автора (о формах применения законодательства о региональной прессе) весьма ограничительно трактует термин "правоприменение", сводя его исключительно к негативной деятельности государственных органов. Между тем законодательство о региональной прессе и его правоприменение включали и позитивные аспекты, связанные с организацией, распространением журналов и газет и т.д. Ограничивать правоприменение только негативной деятельностью в нарушение объективизации исследования - грубая ошибка, известная любому образованному историку и юристу!

Важно было бы в первую очередь расставить акценты, предварив основное изложение авторских анализов правового статуса института цензуры в дореволюционной России, а с учетом историзма в исследовании кратко охарактеризовать специфику цензуры в России в XIX - XX вв. Тогда бы не возник у читателя вопрос: что такое цензурный устав и на какой именно из уставов автор ссылается в статье дважды без единого комментария. Е.В. Курбакова претенциозно замечает, что "анализ региональной практики применения законодательства о печати позволяет внести существенные коррективы в понимание исторического опыта взаимоотношений российской прессы и власти", при этом в ее статье нет ни слова об определенной уникальности провинциальной прессы в Нижнем Новгороде. От автора статьи требовалось указать историческую предпосылку - Закон от 8 мая 1903 г. <2>, обеспечившую введение должности отдельных цензоров в 7 крупных городах Российской империи, в том числе и в Нижнем Новгороде, благодаря чему произвол губернатора и его чиновников был заменен цензурой профессионалов.

<2> ПСЗРИ. Собр. 3-е. СПб., 1891. Т. XXIII. N 23110.

Удивляет, что вся нормативно-правовая база рецензируемой статьи оказывается не подтвержденной соответствующими ссылками ("Временные правила о печати" от 27 августа 1882 г.; Положение от 14 августа 1881 г. "О мерах к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия"; Именной Высочайший указ от 24 ноября 1905 г. "О временных правилах о повременных изданиях"; Высочайший Манифест "Об усовершенствовании государственного порядка" от 17 октября 1905 г.; Уголовное уложение 1903 г.) и представлена автором не в полном объеме. Так, автор не счел для себя необходимым обратиться к действовавшим в рассматриваемый период Указу от 18 марта 1906 г. "Об изменении и дополнении временных правил о периодической печати", "Временным правилам о непериодической печати" от 26 апреля 1906 г.

В целом рецензируемая статья после прочтения создает ощущение неясности и неполноты в раскрытии поставленной проблемы. Скудно построена и архивная база. Гипотетически можно написать статью и по одному источнику. Недопустимо другое: тогда как идеи статьи основываются только на Центральном архиве Нижегородской области, сам автор позволяет себе дедуцирование, охватывающее всю Россию, что является классической ошибкой многих современных исторических исследователей.

Попытки Е.В. Курбаковой несколько приукрасить изложение и представить динамику взаимоотношения российской прессы и власти на основе фактологического материала приводят к логическим противоречиям ввиду отсутствия авторской аргументации и выводов, а также к необоснованному уходу за довольно ограниченные рамки исследования, о чем подробно указывает рецензент Д.В. Аронов.

Е.В. Курбакова относится безразлично к необходимости цитирования и уточнения предлагаемого ею материала. Сомнительными являются авторские тезисы, которым остается только верить:

От предложения к предложению возникает один вопрос: откуда берутся такие выводы?

Кульминацией авторских суждений в рецензируемой статье служит завершающий ряд категоричных выводов, который, как кажется, явно дедуцирован из более серьезного исследования, нежели приведенное в статье. Е.В. Курбакова бессвязно перескакивает от судебной власти к деятельности губернатора. Но сложность предложенной в статье тематики не позволяет допускать упрощения в рамках проблемы взаимоотношений отечественной прессы и государственных органов в дореволюционной России. В самом заключении статьи автор, наверное, для объективизации своего исследования приводит работу Д.Н. Цертелева, не пытаясь сделать ссылку на другие источники историко-правовой науки. Такое построение статьи показывает, что материал сыроват, требует серьезной обработки.

Таким образом, считаю, что композиционно работа Е.В. Курбаковой "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг." дает все основания полагать, что это не более чем определенный макет будущей статьи или, скорее всего, вырванный из контекста отрывок, требующий значительной переработки в части:

Автор формально подошел к раскрытию фактологии материала, нет ни одного последовательного доктринального или законодательного анализа. В связи с этим заключение о научной ценности представленного Е.В. Курбаковой материала является, по-моему мнению, следующим: научная статья Елены Викторовны Курбаковой "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг." в представленной редакции не соответствует требованиям журнала "История государства и права", как и любого другого журнала Издательской группы "Юрист", и должна быть переработана согласно рецензии доктора исторических наук, доцента Д.В. Аронова.

Снимая ложные голословные обвинения Е.В. Курбаковой о наличии коррупционной составляющей деятельности журнала "История государства и права", хочу особо подчеркнуть, что все статьи для журнала "История государства и права" согласно требованиям Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации проходят в обязательном порядке скрытое рецензирование ведущими специалистами. В качестве рецензентов привлекаются авторитетные в данной области ученые, которые дают аргументированное заключение о научной ценности представленного материала и его соответствии требованиям журнала. В случае отклонения рукописи редакция сообщает автору мотивированное обоснование и направляет копию рецензии.

Однако Е.В. Курбакова в своей статье в издании "Новая газета" от 12 августа 2009 г. N 87 умело интерпретирует требования рецензента Д.В. Аронова о переработке в соответствии с многочисленными замечаниями работы "Характер судебных постановлений в отношении нижегородской прессы в 1906 - 1907 гг. "в официальный отказ Издательской группы "Юрист" в опубликовании, якобы ей было невозможно даже ознакомиться с отрицательной рецензией.

Для столь авторитетного ученого, чьи права были попраны, юридически корректное и научно обоснованное обращение в рамках рецензии доктора исторических наук, доцента Д.В. Аронова о необходимости переработки статьи, видимо, явилось оскорбительным.

Главное, для меня остается непонятным, почему Е.В. Курбакова ни разу не обратилась за всеми разъяснениями непосредственно ко мне - главному редактору журнала "История государства и права"!

Почему так трудно было оставаться последовательной и скорректировать свою работу на основании рецензии, и тогда мы все могли избежать подобного рода конфликтной ситуации.

Почему, когда Е.В. Курбакова узнала о необходимости доработки статьи в рамках рецензирования, она сочла замечания в рецензии не научной, а коррупционной составляющей и начала обращаться с прошениями, обвиняя всех подряд, в ВАК, Рособрнадзор, Администрацию Президента Российской Федерации, когда бы я мог совершенно спокойно и бесконфликтно представить разъяснения сложившейся с ее статьей ситуации, в случае ее несогласия с замечаниями доктора исторических наук, доцента Д.В. Аронова направить статью на повторное рецензирование, и наконец, разрешить проблему коллегиально, собрав редакционный совет и редакционную коллегию журнала "История государства и права".

За целый год поиска правды можно было подготовить и представить уже несколько публикаций на рассмотрение в журнал "История государства и права", но Е.В. Курбакова почему-то идет по иному пути, забыв, очевидно, о защите диссертации, спекулятивно используя антикоррупционную доктрину государства на современном этапе.

В результате виновными у Е.В. Курбаковой оказываются не только Издательская группа "Юрист", но и государственные органы и общественная организация в лице ВАК.

Ради чего Е.В. Курбакова в своей статье "Строго научный постулат: не подпишетесь - не опубликуем" в издании "Новая газета" сейчас вводит в заблуждение общественность?

Обвинение в коррупционной составляющей - это, с моей позиции, достаточно молодое для научного мира явление, некое ноу-хау, под которым скрывается обыкновенное неуважение научного авторитета и ежедневного труда редакторского коллектива журнала "История государства и права", цинизм и невежество по отношению к современному научному сообществу, профилактирующему себя от псевдоученых и плагиата!

Предполагается, что соискатель той или иной степени целенаправленно идет на защиту своей диссертации не один год, тогда возникает вопрос, почему только после выполнения диссертационной работы, со слов Е.В. Курбаковой, у нее возник вопрос "по пристраиванию статей". Заметим, не опубликование результатов своей научной деятельности, а унизительное "пристраивание статей".

Справедливо указывает доктор юридических наук, профессор В.А. Томсинов: "Атмосфера нетерпимости к невежеству, к непрофессионализму среди русских профессоров-правоведов была настолько густой, что сквозь ее толщу мало чего невежественного пробивалось. А сейчас картина прямо противоположная: произведения высокого научного уровня просто теряются в массе откровенно невежественных опусов, заполонивших нашу юридическую литературу. И никакой критики. Разве что факты откровенного плагиата заставляют встрепенуться иногда авторов, у которых крадут страницы и даже целые главы написанных ими книг" <3>.

<3> Томсинов В.А. Преступление под названием "Юридический факультет" // Закон. 2009. N 3.

В чем тогда заключается защита диссертации, если такой ученый заранее себя программирует на формальное выполнение требований Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации, провоцируя журнал "История государства и права" на снижение качества публикаций? Получается, что Е.В. Курбакова лукавит, и подобная ее работа - это не "самое "новое слово", как она пишет о своем творчестве в издании "Новая газета" от 12 августа 2009 г. N 87, а для галочки отписка ради получения корочки.

Не секрет, что для многих авторов переделка статей превращается в работу над ошибками, как в школе, а не в творческих процесс. И чтобы избежать ее и доказать свою ученость, проще выдвинуть обвинения, руководствуясь тезисом "лучшее средство защиты - нападение", что было без должной проверки непрофессионально поддержано изданием "Новая газета" ради мнимой популяризации. Казалось бы, у редакции издания "Новая газета" такой автор должен был бы вызвать настороженность.

И тут создается парадоксальная на сегодняшний момент в науке ситуация: вся проделанная работа рецензента - не указ, ученых-авторитетов сразу нет, а за научной оценкой своей статьи Е.В. Курбакова обращается в различные общественные и государственные органы, чтобы подвергнуть всех инакомыслящих репрессиям...

Так и искажается наша наука, наша история.

Убежден, научное величие и авторитет приобретаются путем достойных целей. Статью-клевету Е.В. Курбаковой в издании "Новая газета", подменившую понятия, нельзя назвать благодеянием - подобное губит историко-правую науку, а заодно наносит удар по русской - советской - российской научной школе, ее традициям и авторитету и приводит к разочарованию и к творческому тупику действительно ученых, имеющих научный талант. Не случайно Президент Российской Федерации Д.А. Медведев подписал Указ "О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России" <4>. Доктор исторических наук, профессор А.И. Зевелев подчеркивает, что историк, как и ученый любой другой отрасли знаний, волен выдвигать свою концепцию при соблюдении непременного условия: "Факты, на которых строятся версии, должны быть достоверными, а не к ним подогнанными или, хуже того, сфальсифицированными" <5>.

<4> Указ Президента РФ от 15 мая 2009 г. N 549 "О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России" // СЗ РФ. 2009. N 21. Ст. 2541.
<5> Зевелев А.И. Письмо в редакцию // Вопросы истории. 1999. N 1.

Уважаемые коллеги!

Всегда рады видеть вас в качестве наших читателей и авторов!

Наука - это переплетение творчества и титанических усилий, а не место для зарабатывания дешевого авторитета, подтверждением чему является ежедневная работа редакторского коллектива, результатом которой являются два номера ежемесячно журнала "История государства и права" не ради однодневной сомнительной славы. Исключительную роль в этом творческом процессе играют сами наши авторы.

Ваши статьи изменили стиль и содержание журнала "История государства и права", позволили по-новому построить его концепцию в 2009 г., предлагая вам новые возможности для творческого раскрытия, развивая научную дискуссию.

Мы с вами работаем над одним научным проектом, консолидируя российское историко-правовое научное сообщество!