Мудрый Юрист

Объект и предмет юридического исследования

Глухарева Людмила Ивановна, профессор кафедры гуманитарного права Российского государственного гуманитарного университета, доктор юридических наук, профессор.

Во главу угла ставится проблема понимания категорий "объект" и "предмет" в контексте современных юридических исследований.

Юридическое исследование как один из видов научного познания направлено на выработку объективного, системно организованного и обоснованного знания о правовой и связанной с ней социальной реальности. Целью каждой отрасли науки, в том числе и юридической, является постижение законов (закономерностей), в соответствии с которыми объекты (явления и процессы действительности) могут преобразовываться в человеческой деятельности и удовлетворять насущные потребности. Для науки нет запретов на исследование каких-либо реально существующих феноменов, но с соблюдением важного условия - изучения с точки зрения их восприятия как предметов, подчиняющихся объективным законам бытия. Признак предметности и объективности знания выступает важнейшей характеристикой науки <1>, отличающий ее от других способов освоения мира - художественного, философского, религиозного, мифологического, мистического, личностно-психологического и др. Предметно-объектный тип познания, исследующий принципиально объектный тип бытия - наиболее значимое свойство всякой научной дисциплины и соответственно каждого научно-правового исследования.

<1> См.: Лебедев С.А. Философия науки. Краткая энциклопедия (основные направления, концепции, категории). М., 2008. С. 104; Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2003. С. 42.

Такое понимание науки и научного познания разработано и принято в настоящее время в философии, методологии и эпистемологии, оно проводится в учебной литературе <2>. Поэтому не совсем понятны споры среди юристов (которые, по научной логике, должны обосновывать и предлагать свои выводы и суждения, основываясь на метатеории и философских заключениях) относительно даже не столько понятия и содержания, сколько существования объекта юридического знания как такового. Например, М.Н. Марченко отмечает, что "спектр мнений об объекте теории государства и права колеблется от полного и открытого его признания и вплоть до столь же полного и открытого или молчаливого его отрицания" <3>.

<2> См.: Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С. 505; Новейший философский словарь. Минск, 2001. С. 661 - 663; Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы: Учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. М., 2007. С. 109 - 111; Лукашевич В.К. Философия и методология науки: Учеб. пособие. Минск, 2006. С. 150 - 151.
<3> Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М., 2005. С. 13.

В юридической литературе, в том числе и диссертационных работах, кроме того, нередко имеет место смешение предмета и объекта изучения, неразличение их признаков, игнорирование важнейших свойств и показателей, столь необходимых для определения границ и конкретизации направления соответствующего исследования. Поэтому есть все основания еще раз обратиться к данной проблеме правовой науки.

  1. Прежде всего, важно уточнить, что представляет собой объект юридического познания и насколько его характеристики зависимы от познающего его субъекта.

Как известно из общей теории познания и философии науки, объектом научного исследования является фрагмент реальности, представляющий собой целостное образование, обладающее многообразными свойствами и отношениями. Это то, на что направлена мысль исследователя, что может быть описано, воспринято, названо, выражено в мышлении и что противостоит изучающему субъекту. В реальном научном исследовании изучается не весь объект, а лишь его определенные стороны, характеристики, параметры <4>. Объектом юридического познания, как очевидно, выступает определенный фрагмент государственно-правовой реальности.

<4> См.: Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Основы философии науки: Учеб. пособие для аспирантов. Ростов н/Д, 2004. С. 33; Джегутанов Б.К., Стрельченко В.И., Балахонский В.В., Хон Г.Н. История и философия науки: Учеб. пособие для аспирантов. СПб., 2006. С. 116.

Однако если ранее считалось (в рамках классической науки), что исследователь дистанцирован от объекта (он как бы со стороны познает объект), а объективно истинным знанием признавалось только то, которое исключает все относящееся к субъекту и средствам его деятельности, то современная рациональность имеет основания утверждать иначе. Субъект полагается носителем субстанциональных свойств и характеристик, определяющих качественное своеобразие объекта. Соответственно объект - это то, что находится в зависимости от субъекта и лишено самостоятельной сущности. Объект вторичен по сравнению с проецированными на него онтологическими и гносеологическими характеристиками субъекта <5>. Это означает, что субъект - комбинатор объекта и личностные моменты исследователя - его ценностные ориентации, идеология, научные взгляды, цели, накопленные знания, избранный ракурс, парадигма данного, конкретного изучения и т.п. напрямую влияют на результаты творчества и предлагаемые автором суждения.

<5> См.: Новейший философский словарь. С. 1001; Степин В.С. Теоретическое знание. С. 37.

Поэтому если объект - это юридическая реальность, с точки зрения взглядов познающего ее субъекта-исследователя, то, следовательно, для взаимопонимания и исключения в среде научного сообщества юристов разночтений и всевозможных вопросов к автору по поводу описываемого им объекта целесообразно указывать (текстуально фиксировать) то отправное видение данного объекта, которое избрано изучающим его специалистом. Например, понятно, как сконструировал объект автор (соответственно понятна и логика его рассуждений), когда он описывает объект как "право в качестве регулятора общественных отношений классового общества". Снимаются многие вопросы, когда юристы обозначают в работах свое видение объекта, указывая, например: "объектом исследования является поднормативное правовое регулирование как сложное многоаспектное явление, выполняющее особые посреднические функции в правовой системе России", или "объектом являются права народов как особая самостоятельная система прав в системе прав человека, реализация которых возможна только общностью", или "объектом выступает право на свободу передвижения как составная часть правового статуса гражданина".

С учетом сказанного совершенно неверно обозначать объекты, например, как "исследование влияния формы представления текстов нормативно-правовых актов на их нормативное содержание" или как "анализ возможности преобразований текстов нормативно-правовых актов".

  1. Теперь следует обратиться к соотношению объекта и предмета правового исследования. В этой части правильно актуализировал проблему В.Н. Протасов, заметивший, что "сложившееся представление о предмете науки как о том, что наука изучает в том или ином объекте, нуждается в коррекции. При таком подходе оказывается вообще непонятным назначение категории "объект науки", а понятие "предмет науки" не выполняет своей функции" <6>.
<6> Протасов В.Н. К вопросу о "специальной" теории государства и права // Государство и право. 2007. N 11. С. 31.

Можно привести многочисленные примеры, подтверждающие существование такой проблемы в юридической сфере. Так, в одной работе указывается, что "объектом настоящего изучения выступает развитие идеи человеческого достоинства в политико-юридических доктринах", а "предметом являются теоретические воззрения на все это". В другой объект определен как "правовое наследие N, его особенности и последующее влияние на российскую правовую науку в целом", а предметом "служат труды видного правоведа N, позволяющие составить полную картину его воззрений на наиболее важные моменты государственно-правовой науки". Фактически здесь объект и предмет оказываются тождественными, по крайней мере они разведены лишь количественно (по объему охвата познаваемого) и текстуально.

Самая распространенная ошибка юристов заключается в том, что объектом называются общественные отношения в какой-либо области юридической жизни, а предметом - нормы права, регулирующие эти отношения. Например, автор одной диссертации считает объектом своего исследования "общественные отношения, складывающиеся в сфере управления врачебно-санитарной деятельностью в Российской империи в XIX - XX вв.", а предметом - "законодательство Российской империи XIX - начала XX в., регулирующее общественные отношения в сфере врачебно-санитарной деятельности". На самом деле и то и другое (общественные отношения и законодательство) является объектом авторского познания.

Причина подобных ошибок, думается, кроется в смешении онтологического и гносеологического аспектов проблемы. Если в гносеологическом плане противопоставление предмета и объекта действительно является относительным (на что специально обращают внимание методологи и философы науки <7>), то в онтологическом смысле их все-таки следует различать.

<7> См.: Философский энциклопедический словарь. С. 505; Кохановский В.П., Лешкевич Т.Г., Матяш Т.П., Фатхи Т.Б. Указ. соч. С. 33; Джегутанов Б.К., Стрельченко В.И., Балахонский В.В., Хон Г.Н. Указ. соч. С. 116.

Основное отличие объекта от предмета состоит в том, что в предмет входят лишь законы (закономерности) функционирования и изменения, свойства, признаки, отношения и т.д., присущие, с точки зрения данного исследователя, изучаемому объекту. Например, предметом исследований в рамках теории государства и права могут быть закономерности возникновения, становления и развития государства и права, характерные признаки, формы, сущность, содержание, черты, место и роль государства и права в жизни общества и его политической системы и т.п. <8>, в то время как объектом - фрагменты (стороны) государства, права, других государственно-правовых явлений.

<8> См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 7.

По этому поводу В.К. Лукашевич указывает, что предметом исследования может быть "целостная совокупность устойчивых взаимосвязанных характеристик объекта, сопряженных с конкретными проблемами, целями и задачами исследования", которые интересуют исследователя непосредственно в рамках данного конкретного изучения <9>. А устойчивыми характеристиками объекта являются те, которые неоднократно воспроизводятся в действительности и могут наблюдаться. При этом по изменениям одних характеристик возможны выводы об изменениях других, об их причинной зависимости, способе системной организации, тенденциях развития и т.д. <10>. В результате познания, осуществленного автором, становятся известными ранее скрытые стороны объекта. Поэтому прав Ю.Ю. Ветютнев, который подчеркивает, что "предмет - это не составная часть, не "область" объекта, а его особое видение, особый проблемный подход к нему", "то изначальное скрытое, что наука намерена обнаружить при помощи этого познания" <11>.

<9> См.: Лукашевич В.К. Указ. соч. С. 150 - 151.
<10> См.: Там же.
<11> Ветютнев Ю.Ю. Государственно-правовые закономерности (Введение в теорию) / Под ред. А.Я. Рыженкова. Элиста, 2006. С. 109.

Следовательно, если объектом исследования в рамках, например, теории государства и права может быть право, государство, законодательство, правовые отношения, юридическая практика, правовое сознание, правовые теории и т.д. (естественно, в аспекте видения их субъектом познания), то предметом - совокупность свойств и закономерностей (юридических и иных), в соответствии с которыми все эти объекты возникли, развиваются, функционируют. Объект отражает, как верно замечает В.М. Сырых, "фрагмент политико-правовой и социальной практики, а предмет - глубинные, закономерные, сущностные стороны объекта" <12>. Поэтому не вызывает вопросов определение предмета исследования, когда он описывается, например, при помощи следующих формулировок: "закономерности формирования и функционирования правозащитных отношений в единстве со способами и средствами их правового регулирования"; "свойства правовых актов местного самоуправления, позволяющие рассматривать их в качестве источников права, подсистемы законодательства РФ и самостоятельно системного образования"; "теоретические аспекты референдума, отражающие его характерные признаки и виды, юридическую природу, место и роль в правовом государстве". Напротив, возникают большие сомнения в правильности постановки авторами цели и задач своего исследования, не убеждают аргументы, "рвется" логика рассуждений и т.д., когда объект и предмет обозначаются ими по типу: "предметом выступают различные концепции и идеи российских и зарубежных ученых на тему развития социальной государственности"; "объектом являются общие закономерности возникновения и развития процессуальных правоотношений в Древней Руси, а предметом - нормы Русской Правды, а также правовые установления связанных с ней нормативных документов, регулировавших отношения, возникавшие при разрешении уголовных и гражданско-правовых правонарушений и споров в средневековом древнерусском обществе"; "объектом являются национально-этнические меньшинства, диаспоральные общности во взаимодействии с государством их происхождения и проживания, а предметом - конституционно-правовое регулирование вопросов защиты прав российских соотечественников за рубежом"; "объектом выступает деятельность церковных судов в допетровский период российской истории, а предметом - юрисдикция и устройство церковных судов в допетровский России". Обращает на себя внимание и такой негативный момент. Предмет не может предварять, т.е. стоять по тексту впереди объекта, поскольку он производен, вторичен по отношению к объекту. Кроме того, он не может вообще не обозначаться (быть исключенным из текста), так как предопределяет эпистемологию, содержание и построение всех основных показателей и элементов научного юридического знания (цели, задач, оснований, методологии, положений, выносимых на защиту и т.д.). Тем не менее, к сожалению, и подобное встречается в современных работах.

<12> Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 2: Логика правового исследования. М., 2004. С. 513.
  1. Каково содержание предмета правового исследования? Какие именно свойства и отношения, характеризующие объект, образуют предмет научного познания? На эти вопросы специалисты отвечают по-разному. Но думается, что в предмет правового познания включаются следующие его составляющие (если, конечно, признать, что своеобразие юридической науки заключается в том, что она "объединяет как минимум три интеллектуальные традиции, сформировавшие философское, научно-теоретическое и юридико-догматическое отношение к праву" <13>).
<13> Тарасов Н.Н. Юридическая наука: "расписание на завтра", или Некоторые вопросы "горизонтов развития" юриспруденции XIX века // Юриспруденция XXI века: горизонты развития: Очерки / Под ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. СПб., 2006. С. 65.

Во-первых, государственно-правовые закономерности. Они представляют собой существенные, объективные, необходимые, общие, устойчивые и повторяющиеся внутренние и внешние связи (отношения) элементов объекта. Данные закономерности фиксируют связи (отношения): структурные (т.е. строение и показатели устойчивости объекта), функциональные (действие и отношения объекта с другими объектами реальности), генетические (эволюцию и динамику объекта, направленность и интенсивность его развития). Эти связи выражаются юридическим языком при помощи научных понятий, категорий, концептов, классификаций, констатирующих суждений, теорий и др., а словесно описываются как признаки, форма, функции, генезис, динамика, тенденция, место, роль и т.д., устойчиво присущие изучаемому объекту.

Во-вторых, общие, неюридические закономерности, поскольку последние влияют на действие и познание государственно-правовых явлений и процессов. Если же ограничить предмет правового познания лишь чисто юридическими закономерностями, тогда правоведение окажется ограниченным знанием, лишенным возможности понять действительные взаимосвязи и взаимодействия государственно-правовых феноменов с иными социальными объектами. Однако крайностью будет и отнесение к предмету правового познания всех иных социальных закономерностей, поскольку это приведет к стиранию граней между различными научными дисциплинами (а современная наука, как известно, организована дисциплинарно) и утрате специфики юридического знания. Поэтому нужно согласиться с М.Н. Марченко, который полагает, что предмет правового изучения охватывает "ту часть политической, экономический и иной материи, которая не просто, а непосредственно, напрямую связана с юридической материей" <14>.

<14> Марченко М.Н. Указ. соч. С. 18.

В-третьих, государственно-правовые ценности. Юристы широко обсуждают вопросы сущности того или иного государственно-правового явления, которые являются сами по себе философскими, а не научными характеристиками. Социально-гуманитарное познание, к которому относится и правовое познание, - это всегда ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия. Социогуманитарные дисциплины, и юриспруденция в их числе, испытывают поэтому большое давление со стороны идеологических и политических систем. Любое их понятие или теория оказываются тесно связанными с соответствующей идейной позицией и подвергаются постоянным ценностным оценкам. Поэтому вполне убедительна позиция Л.С. Мамута, предлагающего включать в предмет юридического исследования и государственно-правовые ценности <15>.

<15> См.: Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М., 1998. С. 1 - 2.
  1. Далее стоит вопрос о том, насколько предмет конкретного исследования должен находиться в границах предмета дисциплины, в рамках которой осуществлено соответствующее изучение или намечается защита диссертации. В настоящее время на него невозможно ответить однозначно.

С одной стороны, естественно, что дисциплинарный предмет должен охватывать собой предмет отдельного исследования. Последний включается в один из секторов (частей) предмета дисциплины, в какой конкретно - зависит от характера проблемы, цели и задач, поставленных специалистом. Тем не менее в настоящее время абсурдно говорить о "чистоте" дисциплинарного предмета, сохранении четких границ дисциплинарного деления наук, поскольку углубление знаний о том или ином объекте и построение единой теории о нем предполагают использование системного подхода и синтеза различных предметов. Поэтому процесс развития междисциплинарного знания, стимулирующего появление новых научных направлений и научных дисциплин, не предполагает соблюдения жесткого погружения предмета конкретного исследования в предмет лишь одной научной дисциплины.

С другой стороны, современная организация науки как социального института, необходимость соблюдения единых подходов при государственной аттестации научных кадров и присуждении ученых степеней требуют научной экспертизы соответствующего исследования на предмет оценки его эмпирической обоснованности, теоретической состоятельности, практической значимости и т.д. В силу огромного объема накопленных наукой знаний реально осуществить такую экспертизу возможно, лишь используя потенциал научного сообщества, объединенного единой специализацией (дисциплинарным предметом). Поэтому, если речь идет об определении предмета диссертационного исследования, целесообразно не выходить за границы предмета тех дисциплин, которые входят в соответствующую научную специальность. Например, если объектом конкретного научного изучения выступает религиозное правосознание, то в рамках научной специальности 12.00.01 предметом могут быть структуры, уровни, формы, динамика и другие показатели (закономерности) религиозного правосознания как самостоятельной правовой категории теории права и государства.

  1. Предмет правового исследования, помимо перечисленных характеристик, целесообразно обозначать и в аспекте его значимости - теоретической и/или практической. Ведь понятно, что юридическая наука не сводится к простой регистрации фактов действительности или их комментированию, она призвана выражать в первую очередь потребности и интересы социально-правового развития, предлагать продуктивные способы их удовлетворения. Поэтому предмет в своем выражении должен не просто охватывать те или иные особенности объекта, а избирательно вычленять из него то, что является теоретически или практически актуальным. Текстуально это могло бы, например, выглядеть так: "предмет настоящего исследования - закономерности функционирования механизма правовых гарантий защиты прав человека, динамика которых изменяется под влиянием процессов глобализации".

Подводя итог изложенному, следует еще раз подчеркнуть необходимость различения объекта и предмета правового изучения, четкого описания их параметров. В этом случае не возникнет сомнений, что исследование осуществлено действительно автором, который понимает специфику труда, именуемого научным познанием.