Мудрый Юрист

Добросовестность: закон и практика применения. Часть 1

Лукьяненко Марина Федоровна - кандидат юридических наук, доцент, судья Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.

Аннотация: в гражданском законодательстве понятие "добросовестность" используется в качестве характеристики субъекта правоотношения или его поведения, однако, являясь понятием оценочным, их конкретных признаков не указывает. Автором на основе анализа литературы и судебной практики предпринимается попытка выработать критерии добросовестности применительно к вещным и обязательственным отношениям.

Ключевые слова: юриспруденция, виндикация, переработка, приобретательная давность, простая неосторожность, субъективный критерий, объективный критерий, добросовестность, неуправомоченность, приобретатель.

Лексический смысл добросовестности - честный, выполняющий свои обязательства <1>. В.И. Даль дает слову "добросовестность" значение "добрая совесть, праводушие, честность, правдивость, строгая богобоязненность в поступках" <2>.

<1> Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой. М., 1997. С. 169.
<2> Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. 1. С. 445.

Следует заметить, что теория гражданского права не выработала единого универсального определения понятия добросовестности, но такие попытки, как свидетельствует анализ литературы, учеными-цивилистами сделаны.

Так, исследуя древнерусскую юридическую терминологию, М. Бартошек определил понятие "добросовестность" как "собственная честность и доверие к чужой честности, верность данному слову, нравственная обязанность всех людей... выполнять свое обязательство, в чем бы оно ни выражалось" <3>. Определение добросовестности в том смысле, в каком оно сформировалось в римском праве, было проанализировано и Б. Виндшейдом, понимавшим ее как "честное убеждение владельца, что присвоение вещи не составляет материальной неправды" <4>. В.Н. Бабаев полагает, что "добропорядочность - это образ поведения человека, характеризующийся соблюдением тех правил, норм, условий жизни, принципов, которые считаются положительными. В праве добропорядочным может быть признано такое поведение субъекта, которое не противоречит предписаниям правовых норм, признается полезным, нужным... Добросовестность следует понимать как честное, со всей тщательностью и аккуратностью выполнение обязанностей, старательность, исполнительность" <5>.

<3> Бартошек М. Римское право. Понятие, термины, определения. М., 1959. С. 131 - 132.
<4> Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Пер. с нем. / Под ред. С.В. Пахмана. Т. 1. СПб.: Издание А. Гиероглифова и И. Никифорова, 1874. С. 332.
<5> Бабаев В.Н. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 87.

К выводу, что добросовестность означает фактическую честность поведения субъектов, также приходит и С.А. Иванова, однако далее конкретизирует, что под понятиями "добросовестность" и "недобросовестность" следует понимать проявляемое в процессе совершения действий психическое отношение лица к предвидимому вреду или к возможности его предвидения, имеющейся у среднего вменяемого (разумного) человека <6>.

<6> Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. N 4.

Таким образом, в науке гражданского права выделяются такие признаки добросовестности, как честность, искренность, сознательность, старательность, аккуратность в исполнении гражданско-правовых обязательств. В литературе также обращается внимание и на двойственность понятия "добросовестность", а именно: указанная категория рассматривается как в объективном, так и в субъективном смысле.

Большинство исследователей интересующей нас проблемы так или иначе рассматривают понятие добросовестности в плоскости субъективной стороны поведения приобретателя, в аспекте вины. Так, Е. Богданов под добросовестностью участников гражданских правоотношений понимает "субъективную сторону их поведения, когда они не знали и не могли знать о правах третьих лиц на соответствующее имущество или иной своей неуправомоченности" <7>. С предложенным определением соглашается С.А. Краснова, отмечая, что данная категория характеризует субъективную сторону поведения участников гражданского оборота, на что указывает использование в нормах, учитывающих добросовестное поведение лица, словосочетания "не знал и не должен был знать" <8>.

<7> Богданов Е. Категория "добросовестности" в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 12.
<8> Краснова С.А. Определение понятия "добросовестность" в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. N 3.

В. Вороной, наоборот, приходит к выводу, что под недобросовестностью понимается противоправное действие или бездействие участников правоотношения, т.е., по его мнению, недобросовестность включает лишь объективную сторону деяния субъекта <9>. Такую же позицию занимают В.К. Бабаев <10>, Д.И. Серегин <11>, предлагающие для определения добросовестности приобретателя исходить из характеристики поведения лица.

<9> См.: Вороной В. Добросовестность как гражданско-правовая категория // Законодательство. 2002. N 6.
<10> См.: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 87.
<11> См.: Серегин Д.И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 95.

Высказано также мнение, что сама формулировка добросовестности "не знал и не должен был знать" включает в себя как объективный, так и субъективный критерии. "Не знал" - это субъективная сторона, то есть лицо действительно находилось в неведении, а "не должен был знать" включает в себя объективную сторону, которая подразумевает наличие определенного стандарта поведения, диктующего, какие конкретно меры следует принять участнику соответствующего правоотношения, чтобы иметь представление о фактических обстоятельствах, сопровождающих заключение сделки <12>.

<12> Аверьянова М.В. Защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

С мнением о дуализме понятия "добросовестность" следует согласиться. В объективном смысле понятие добросовестности означает требование к поведению участников правоотношений, вытекающее из конкретных правовых норм. Субъективный элемент непосредственно связан с действиями субъекта, которые должны соответствовать таким критериям, как правдивость, уважение прав, верность обязательствам со стороны их субъекта. Данный элемент свидетельствует о наличии у субъекта психологической позиции, внутреннего понимания необходимости определенного поведения <13>.

<13> Попова А.В. Принцип добросовестности в международном коммерческом обороте: законодательство и судебная практика Российской Федерации и стран - членов Европейского союза: Дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2005. С. 12.

Вместе с тем известно, что законодатель задействовал понятие "добросовестность" в различных правовых ситуациях, относящихся к различным видам гражданско-правовых отношений. Представляется, что исследуемое понятие не во всех случаях его использования в ГК РФ имеет одинаковое значение. С.В. Михайлов справедливо указывает, что "значение и содержание добросовестности необходимо выявлять в каждом конкретном случае, не урегулированном законом и условиями договора, отдельно и индивидуально" <14>. Поэтому в дальнейшем для определения элементов, которые необходимо учитывать при определении содержания нормы, мы проанализируем интерпретацию понятия "добросовестность" применительно к вещным и обязательственным правоотношениям.

<14> Михайлов С.В. Значение категории добросовестности для обязательственных отношений и последствий недействительности договоров цессии // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2006.

Статьи 223, 302 и 303 ГК РФ содержат положения, трактующие о последствиях добросовестного приобретения имущества от лица, не управомоченного им распоряжаться, а также о статусе такого добросовестного приобретателя. Нормы п. 1 ст. 220 и п. 1 ст. 234 ГК РФ касаются добросовестного владения чужими вещами; первая - владения спецификационного (владения в процессе переработки), вторая - владения давностного. О добросовестном приобретении коносамента говорит ст. 138 КТМ, о добросовестном владении ценными бумагами - ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг. В связи с изложенным обратимся к законодательному определению понятия "добросовестный приобретатель".

В отечественном гражданском праве в разное время добросовестность приобретателя (незаконного владельца) представлялась как незнание о неуправомоченности отчуждателя (ст. 529 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи; ст. 892 проекта Российского гражданского уложения). По мнению авторов комментария к проекту Российского гражданского уложения, "...для добросовестности владельца требуется прежде всего не воспрещенный законом способ приобретения владения, а именно договор, наследование или другое правовое основание, могущее внушить владельцу веру в правильность приобретения..." <15>.

<15> Гражданское уложение: Проект. Т. 1 / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. С. 749.

В советский период развития науки гражданского права исследование добросовестности продолжилось в рамках сформулированного законодателем определения добросовестного приобретателя ГК 1922 г. В соответствии со ст. 60 приобретатель признавался добросовестным, если он не знал и не должен был знать, что лицо, от которого он приобрел вещь, не имело права отчуждать ее. Аналогичное определение было включено в ст. 152 ГК РСФСР 1964 г.

С принятием действующего ГК РФ определение добросовестного приобретателя при виндикации несколько изменилось. В соответствии со ст. 302 ГК РФ добросовестным признается приобретатель, который не знал и не мог знать о том, что лицо, у которого приобреталось имущество, не имело права на его отчуждение. В специальных законах встречаются уточненные определения добросовестного приобретателя. Так, ч. 20 ст. 2 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" под добросовестным приобретателем понимает лицо, которое приобрело ценные бумаги, произвело их оплату и в момент их приобретения не знало и не могло знать о правах третьих лиц на эти бумаги, если не доказано иное, т.е. к характеристике добросовестного приобретателя отнесена оплата приобретения <16>.

<16> СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Изложенное позволяет говорить о том, что законодатель определил критерии добросовестности приобретения как субъективное состояние приобретателя в момент приобретения имущества от неуправомоченного отчуждателя, выражающееся, во-первых, в его незнании об отсутствии у отчуждателя возможности распоряжения этим имуществом ("не знал") и, во-вторых, в отсутствии у него вины в таком незнании ("не мог знать"). В связи с этим в литературе было высказано мнение, что данное понятие не относится к оценочным, так как законодатель определил его достаточно конкретно <17>. "Понятие добросовестности приобретателя, - писала Р.О. Халфина, - имеет в этом случае совершенно точное значение и устанавливается на основе строго определенного критерия" <18>.

<17> См.: Кузнецова О.А. Презумпции в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 121.
<18> Халфина Р.О. Право личной собственности граждан СССР. М., 1955. С. 168.

На наш взгляд, Т.А. Дроздова обоснованно полагает, что указанное понятие продолжает оставаться оценочным. В ст. 302 ГК РФ перечислены лишь основные признаки этого понятия: "Не знал и не должен был знать, что имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать". Однако эти признаки также требуют уточнения, так, например, конструкция "не должен был знать" вызывает много вопросов у цивилистов <19>, многие из которых при исследовании добросовестности в правилах о виндикации использовали характеристики различных степеней и форм вины.

<19> Дроздова Т.А. Добросовестность в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2004. С. 44.

В этой связи заметим, что вопрос о форме психического отношения приобретателя к приобретению и связанным с ним последствиям, дающей основание считать его добросовестным, является в юридической науке дискуссионным.

По мнению одной группы ученых, допущенная приобретателем простая неосторожность делает невозможным признание его добросовестным. Так, Г.Н. Амфитеатров, например, полагал, что слова "не должен был знать" выражают требование об отсутствии в действиях приобретателя не только грубой, но и простой неосторожности <20>. Такого же мнения придерживаются М.В. Малиновский <21> и А.А. Ерошенко <22>. Эта позиция находит поддержку и в современной литературе. В частности, по мнению В.В. Чубарова, "наличие в действиях приобретателя умысла и даже неосторожности исключает возможность защиты его интересов" <23>. С точки зрения В.А. Белова, "добросовестным может считаться только приобретатель, который приобрел чужую вещь невиновно, т.е. если в его действиях не усматривается умысла или неосторожности" <24>. В.И. Емельянов также предлагает считать лицо добросовестным, если оно действует без умысла причинить вред другому лицу и не допускает легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда <25>. В результате определение добросовестности совпадает с определением невиновности.

<20> Амфитеатров Г.Н. Вопросы виндикации в советском гражданском праве // Советское государство и право. 1941. N 2. С. 43.
<21> См.: Малиновский М.В. Защита прав владельца, не являющегося собственником // Сов. юстиция. 1968. N 5. С. 17.
<22> См.: Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М., 1973. С. 175 - 176.
<23> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. Изд. третье, испр. и доп. / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М.: Юрид. лит., 1982. С. 191.
<24> Белов В.А. Защита интересов добросовестного приобретателя ценной бумаги // Законодательство. 1997. N 6. С. 34.
<25> Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 91.

По мнению другой группы ученых, простой неосмотрительности и неосторожности приобретателя недостаточно для признания его недобросовестным - необходима грубая неосторожность или умысел. Так, Б.Б. Черепахин, О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой полагают, что недобросовестность имеет место только в случаях умышленных или грубонебрежных действий, иное, по их мнению, потребует от приобретателя постоянной настороженности и подозрительности по отношению к продавцу <26>, обяжет скрупулезно выспрашивать, каково правовое основание владения отчуждаемой вещью <27>, тогда как незнанию приобретателя достаточно опираться на внешнюю обстановку (условия) отчуждения-приобретения, создающую видимость правомочий отчуждателя и не вызывающую никаких сомнений в праве продавца на вещь <28>.

<26> См.: Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Уч. записки Свердл. юрид. ин-та. Т. 1. 1945. С. 39.
<27> См.: Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Основы советского гражданского законодательства. Л., 1962. С. 81.
<28> См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 119.

Таким образом, можно констатировать, что вопрос о форме психического отношения приобретателя к приобретению, дающего основание считать его добросовестным, является в юридической науке дискуссионным.

Прав Е.А. Суханов, полагающий, что добросовестность участников оборота определить заранее невозможно ввиду тесной связи с конкретной ситуацией, а потому толкование этого вопроса следует предоставить судам, правоприменительной практике <29>. Иными словами, решающее значение имеют обстоятельства дела: добросовестность - вопрос факта и устанавливается судом. Знание или незнание - это психическое состояние, но "психические состояния зависят от фактов", следовательно, факты и только факты - причина добросовестности <30>. Обязанностью суда является определение степени вины заблуждающегося с учетом конкретных обстоятельств дела, а далее - установление его добросовестности или недобросовестности.

<29> Интервью с доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой гражданского права, деканом юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Е.А. Сухановым // Законодательство. 1998. N 10. С. 2.
<30> См.: Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. М.: Статут, 2002. С. 309 - 311.

В соответствии с пунктом 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <31> покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными. Как видно, высшей судебной инстанцией сформулировано два критерия оценки поведения приобретателя как недобросовестного: объективный (наличие к моменту приобретения притязаний третьих лиц в отношении спорного имущества) и субъективный (знание об этом). Лицо, которое не знало о наличии спора в отношении приобретаемого имущества, нельзя упрекнуть в грубом пренебрежении правами и законными интересами третьих лиц и существующими в обороте правилами.

<31> См.: Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

На учет двух критериев указывает и А.П. Сергеев, отмечая, что "при разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя - его жизненный опыт, юридическую грамотность и т.п." <32>. В то же время Г.Ф. Дормидонтов определял добросовестность только как незнание приобретателя о тех обстоятельствах, которые делают его незаконным владельцем <33>. "Добросовестный приобретатель имущества, по мнению И.В. Блохиной, это лицо, которое приобрело то или иное имущество и в момент приобретения не знало и не могло знать об обстоятельствах, препятствующих приобретению этого права" <34>.

<32> Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. 6-е издание, перераб. и доп. / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев и др.; Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2003. С. 557.
<33> См.: Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Общая часть. Казань, 1910. С. 129.
<34> См.: Блохина И.В. Истребование имущества из чужого незаконного владения: виндикация: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 7.

В литературе также отмечается, что недобросовестность субъекта может быть установлена не только в случае его неосведомленности о наличии каких-то обстоятельств и осознания своих противоправных действий, но и в случае его неосведомленности, появившейся в результате его ненадлежащей оценки обстоятельств, такой оценки, которая не должна у него быть, при той степени заботливости и осмотрительности, какая требуется от участников гражданского оборота <35>. Критерием правомерности при таком подходе будет поведение в аналогичных случаях среднего разумного человека, что предполагает проявление при приобретении разумной осмотрительности и осторожности, в том числе в соответствующих случаях необходимость наведения справок (проведение проверки).

<35> См.: Дроздова Т.А. Добросовестность в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2004. С. 68.

Обратимся к правоприменительной практике и определим, какими критериями руководствуются суды при определении добросовестности приобретателя при рассмотрении споров о виндикации.

Президиум ВАС РФ по одному из споров указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций признали общество добросовестным приобретателем, не придав правового значения тому обстоятельству, что здание площадью 1345,9 кв. метра вместе с земельным участком приобретены им по цене 300 000 рублей, включая 45 762 рубля налога на добавленную стоимость. Материалы дела не содержат доказательств наличия каких-либо разумных причин определения такой цены в договоре. Между тем приобретение имущества по цене, значительно ниже рыночной, то есть явно несоразмерной действительной стоимости этого имущества, что усматривается из договора с банком о залоге имущества, свидетельствует о недобросовестности приобретателя. Предложенная цена покупки должна была вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на его отчуждение. Однако общество не проявило должной осмотрительности и не провело дополнительной проверки юридической судьбы недвижимого имущества. Таким образом, суд первой инстанции обоснованно не признал общество добросовестным приобретателем и принял решение о виндикации имущества <36>.

<36> Постановление Президиума ВАС РФ от 09.09.2008 N 6132/08 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

По этому поводу хотелось бы заметить, что приобретение имущества по цене ниже его рыночной стоимости само по себе не всегда ставит вопрос о добросовестности, поскольку такая сделка не является недействительной, а если сделка действительна, то и отсутствует необходимость выяснять какую-либо степень осведомленности стороны. Поэтому о недобросовестности приобретателя, на наш взгляд, может свидетельствовать лишь факт приобретения имущества по явно несоразмерно заниженной цене.

В одном из споров суд пришел к выводу о том, что статус добросовестного приобретателя у Торговой палаты отсутствует, поскольку на момент выбытия спорного имущества из владения истца президент Торговой палаты в 1994 - 1999 годах являлся постоянным председателем собрания участников Общества, а в 2000 году представлял интересы учредителя Общества в государственных учреждениях, других организациях, организовывал собрания учредителей Общества. Следовательно, он мог знать о незаконности реорганизации Общества и, соответственно, о неправомерности продажи имущества Общества, осуществленной в результате данной реорганизации, а также о последующей цепочке противозаконных сделок с имуществом <37>.

<37> Постановление ФАС ВВО от 26.12.2008 по делу N А79-15138/2005 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

Также суд установил недобросовестность приобретателя, поскольку Общество, проверяя статус продавца и основания получения им спорного имущества, не могло не знать, что в правоустанавливающих документах компании отсутствуют указания на приобретаемое имущество. Данный вывод сделан судом с учетом также непродолжительности срока между регистрацией права собственности компании на спорное имущество и его последующим отчуждением (два дня) <38>.

<38> Постановление ФАС СКО от 14.01.2009 по делу N Ф08-7525/2008 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

В то же время приобретатели имущества признавались судами добросовестными в случаях приобретения имущества на торгах, организованных и проведенных уполномоченным государственным органом, что свидетельствует о том, что ответчик не знал и не мог знать об отсутствии у муниципального предприятия вещного права на отчуждаемое имущество <39>; если при совершении сделки купли-продажи спорного имущества в Едином государственном реестре отсутствовали запреты и ограничения, запрещающие Комитету по управлению имуществом и Обществу распоряжаться принадлежащим им недвижимым имуществом <40>.

<39> Постановление ФАС УО от 18.03.2009 по делу N Ф09-3751/08-С6; Постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2007 N 4640/07 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.
<40> Постановление ФАС ПО от 07.10.2008 по делу N А57-6947/05; Постановление ФАС МО от 29.12.2008 по делу N КГ-А40/12168-08 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

По одному из дел указано, что между обществами был заключен договор беспроцентного займа. Поскольку заемщик в установленный договором срок не возвратил заимодавцу денежные средства, между истцом и ответчиком заключено соглашение об отступном, согласно условиям которого заемщик принял на себя обязательство взамен частичного исполнения обязательств по договору беспроцентного займа предоставить отступное, передав в собственность заимодавца 34 объекта движимого и недвижимого имущества, в том числе и 13 спорных объектов недвижимости. Согласно п. 3 соглашения об отступном заемщик гарантировал, что имущество не является предметом спора и свободно от прав третьих лиц. Принимая во внимание наличие гарантий, представленных истцу при заключении соглашения об отступном, суд пришел к выводу о том, что последний при заключении сделки проявил добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность. Также суд указал на отсутствие у заимодавца реальной возможности установить неправомерность отчуждения спорного имущества, обоснованно признав последнего добросовестным приобретателем спорных объектов недвижимости <41>.

<41> Постановление ФАС ЦО от 29.05.2008 по делу N А08-6627/07-15 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

Таким образом, судебная практика при признании приобретателя добросовестным/недобросовестным учитывает как объективные критерии (условия совершения сделки, цену покупки, состояние имущества и т.п.), так и субъективные критерии (выяснение реальности прав отчуждателя, знание о наличие спора по поводу имущества или об имеющемся корпоративном конфликте и т.п.). Неосведомленность покупателя о незаконности совершаемых действий означает наличие добросовестности. Незнание приобретателя о наличии каких-либо ограничений на распоряжение вещью (например, арест или залог этой вещи) также указывает на его добросовестность. Если совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, приобретатель признается недобросовестным. Нельзя не обратить внимания на то, что наличие объективного критерия делает понятие добросовестности более широким, чем то, которое содержится в законе (ст. 303 ГК РФ).

В вопросе о форме вины приобретателя, принимаемой во внимание при анализе его добросовестности, в подавляющем большинстве случаев суды не придерживаются критерия только грубонебрежной вины. Как правило, в качестве недобросовестного рассматривается и приобретатель, допустивший даже простую неосмотрительность. В качестве умышленных рассматриваются, в частности, действия по приобретению имущества, на которое правомерно претендуют третьи лица, о чем известно приобретателю. Что касается вины в форме неосторожности, то она есть результат несоблюдения требований внимательности, заботливости и осмотрительности, соблюсти которые приобретателю было необходимо. Объем этих требований определяется конкретной объективной обстановкой, в условиях которой происходило приобретение, индивидуальными особенностями приобретателя. Неосторожный приобретатель не желает и не предвидит возможности наступления вредных последствий ("не желал и не знал"), но нарушает определенные общеобязательные, понятные каждому требования заботливости, внимательности и осмотрительности, зная, что их несоблюдение способно вызвать известные отрицательные последствия, а значит, может привести к ним и в данном случае ("мог и должен был знать"), т.е. при неосторожности отсутствует конкретное, но имеется абстрактное предвидение возможности вредных последствий <42>. Б.Б. Черепахин, в частности, приводит пример неосторожной вины в случае покупки у мнимого поверенного, в случае неистребования приобретателем доверенности (и непредъявления ее поверенным), поскольку "закон требует в этом случае предъявления доверенности" <43>.

<42> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 134 - 135.
<43> Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Ученые зап. Свердл. юрид. ин-та. Т. 4. Свердловск, 1945. С. 39.

Представляется, что только грубая неосторожность может свидетельствовать об отсутствии добросовестности. Вывод о противоправности действий можно сделать лишь в случае, когда у приобретателя имелась соответствующая информация о неправомерности отчуждения продавцом имущества. Как замечает К.И. Скловский, "покупатель, проявивший достаточную осмотрительность, считается добросовестным, причем разумная осмотрительность не должна пониматься в смысле чрезмерной осторожности (по словам классика, для добросовестности "не требуется пронырливости доносчика)" <44>. Такой подход представляется обоснованным. Во-первых, он игнорирует необходимость учета помимо обстановки совершения сделки целого ряда других моментов (условий, на которых она была совершена, включая цену отчуждаемой вещи, ее состояние, качество, уникальность (объективные критерии), возможности и необходимости, с учетом конкретных обстоятельств, выяснения полномочий отчуждателя субъективных особенностей и личных качеств приобретателя (жизненного опыта, юридической осведомленности) и характеристики отчуждателя (субъективные критерии)) либо признает приоритет объективных критериев над субъективными <45>. В целях обеспечения гражданского оборота нельзя возлагать на приобретателя обязанность проверять право собственности отчуждателя. Как указывал Р. Белкин, для признания добросовестности достаточно, чтобы покупатель считал отчуждателя хоть и не собственником, но лицом, управомоченным на отчуждение <46>. Так, если приобретатель не проверил данные государственной регистрации недвижимого имущества или полномочия руководителя юридического лица, предоставленные ему учредительными документами, или не исследовал вопроса, имеются ли по данному объекту судебные споры, это не является доказательством, что приобретатель является недобросовестным. Такая осмотрительность явно чрезмерна по условиям гражданского оборота, выходит за рамки обычно предъявляемых требований внимательности и заботливости. Состояние добросовестности не требует от приобретателя каких-либо специальных действий по исследованию истории заключения сделки - необходимо и достаточно осмотрительности обычного "среднестатистического" участника гражданского оборота. Как отмечает И. Кашкарова, добросовестность приобретателя предполагает отсутствие у него сомнений в праве продавца отчуждать имущество <47>. В связи с этим в литературе справедливо отмечается, что признание добросовестным приобретателя, который удостоверился в наличии зарегистрированного в ЕГРП права на имущество, являющееся единственным доказательством существования зарегистрированного права у продавца, при этом осуществление указанных действий должно являться единственным доказательством его добросовестности. Как следствие, понятие "не знал и не мог знать" должно быть дополнено нормой, указывающей, что приобретатель считается добросовестным, если он не знал и не мог узнать из Единого государственного реестра о том, что имущество приобретено от неуправомоченного лица <48>.

<44> Скловский К.И. Приобретение собственности от неуправомоченного отчуждателя // Право и экономика. 1999. N 6. С. 18.
<45> См.: Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 122.
<46> См.: Белкин Р. Виндикационный иск по советскому праву // Сб. науч. трудов слушателей академии. Вып. 2. М.: РИО ВЮА, 1949. С. 67 (с. 57 - 74).
<47> См.: Кашкарова И. Пределы осмотрительности // ЭЖ-Юрист. 2005. N 12.
<48> Богачева Т.М. Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав (на примере виндикации и реституции): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 126.

Однако следует иметь в виду и то, что сознательное игнорирование тех или иных обстоятельств, имеющих явное отношение к предмету сделки, (например, когда продавец не может точно вспомнить расположение комнат в продаваемой квартире либо назвать членов семьи, проживающих в ней и т.п.), не может свидетельствовать о добросовестности приобретения имущества. В этой связи интересны доводы одного из российских цивилистов И.Н. Трепицына: "...содержание или направление добросовестности должно быть таково: приобретатель (не легкомысленно, а по достаточным основаниям) должен считать отчуждателя собственником или же лицом вообще управомоченным по какому бы то ни было основанию на отчуждение вещи в собственность..." <49>. К этому следует добавить, что в литературе обращалось внимание на сложность установления принадлежности вещей, особенно движимых, входящих в постоянно обновляемую, находящуюся в движении товарную массу поставляемой продукции. В этих случаях достоверное установление собственника зачастую практически невозможно без проведения комплексного аудита, а значит, должно признаваться выходящим за рамки обычно предъявляемых требований внимательности, заботливости и осмотрительности <50>.

<49> Трепицын И.Н. Приобретение движимостей в собственность от лиц, не имеющих права на их отчуждение. Варшава, 1907. С. 523.
<50> Ушаков О.В. Добросовестное приобретение от неуправомоченного лица. Ижевск, 2003. С. 36 - 37.

В рамках рассматриваемого вопроса следует согласиться с высказанным в литературе мнением, что к профессиональным участникам гражданского оборота должны предъявляться более жесткие требования, поскольку они могут знать значительно больше об имеющихся препятствиях к отчуждению вещи <51>. Попутно заметим, что в последнее время с увеличением количества сделок по продаже и приобретению крупных объектов увеличилось число применения проверок должной добросовестности или должной осмотрительности. Такая проверка представляет собой сбор и анализ документации и полученной информации для всесторонней проверки законности и инвестиционной привлекательности объекта с целью избежания и максимального снижения существующих либо возможных в будущем правовых рисков, в том числе виндикации приобретенного по сделке имущества.

<51> См.: Костюк Н. Добросовестность в российском и зарубежном гражданском праве // Хозяйство и право. 2008. N 12. С. 104.

Следующим аспектом, на котором необходимо остановиться, является понятие добросовестности как составного элемента приобретательной давности. В соответствии со ст. 234 ГК РФ лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным, приобретает право собственности на это имущество.

Ю. Барон определял добросовестность как основанное на извинительном заблуждении незнание материальных обстоятельств, препятствующих приобретению права <52>. "При давности владения, usucapio, - писал И.Е. Энгельман, - деятельность давностного владельца должна иметь хоть вид права или чтобы она основывалась по крайней мере на субъективном убеждении о действительности мнимого права. Владение, приобретенное через преступление, не может ни в каком случае быть положено основанием давности владения" <53>. Е.А. Суханов также полагает, что для добросовестного владения и давности достаточно, чтобы фактический владелец не был похитителем или иным лицом, умышленно завладевшим чужим имуществом, помимо воли его собственника <54>.

<52> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права: Пер. с нем. Кн. 5. Изд. 3-е. Санкт-Петербург, 1909. С. 70.
<53> Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву. М.: Статут, 2003. С. 256.
<54> См.: Суханов Е.А. Приобретение и прекращение права собственности // Хозяйство и право. 1998. N 6. С. 7.

По мнению Т.А. Дроздовой, в случае приобретательной давности владение будет являться добросовестным, если оно осуществляется в соответствии с принципом доброй совести; недостаточно будет всего лишь отсутствия насилия в завладении имущества; не должно быть никаких противоправных действий в момент завладения имуществом. Владелец должен знать, что осуществляемое им владение имуществом не нарушает прав третьих лиц, в том числе и прав законного владельца имущества <55>. Н.Н. Мисник, так же как и Т.А. Дроздова, применительно к приобретательной давности считает добросовестным фактическое (беститульное) владение лица, возникшее либо по любому предусмотренному или допускаемому законом основанию, исключающему противоправность действий лица, либо в результате противоправных действий, совершая которые лицо не знало и не могло знать об их противоправности <56>.

<55> См.: Дроздова Т.А. Указ. раб. С. 120.
<56> Мисник Н.Н. О владении имуществом как собственным и добросовестном владении в приобретательной давности // Вестник гражданского права. 2007. N 2. С. 54.

Таким образом, предлагается исходить из наличия двух критериев, имеющих место на момент приобретения владения: объективного (переход имущества во владение не в результате неправомерных действий приобретателя) и субъективного (незнание о неправомерности своих действий).

Обращаясь к примерам их судебной практики, определим, на что ориентируются суды в таких случаях.

По одному из споров коллегия адвокатов просила суд признать за ней право собственности на нежилое помещение. Исковые требования мотивированы тем, что истец свыше 15 лет открыто, добросовестно и непрерывно владеет указанным помещением как своим и в силу ст. 234 ГК РФ вправе приобрести право собственности на это имущество. Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд апелляционной инстанции указал, что исковые требования не подлежат удовлетворению в связи с тем, что право истца на приобретение в собственность помещения по приобретательной давности на момент рассмотрения спора не возникло, поскольку отсутствуют доказательства добросовестного владения имуществом и владения имуществом как своим собственным. Кроме того, суд кассационной инстанции посчитал правомерным вывод суда апелляционной инстанции о том, что отсутствуют правовые основания признать истца добросовестным владельцем имущества, поскольку истцом не представлены документы, подтверждающие бремя содержания имущества, в течение всего срока, указанного в исковом заявлении, начиная с 1984 года. Кассационная инстанция согласилась с выводом апелляционной инстанции, указав, что добросовестность приобретателя не доказана, так как не доказано, что он нес бремя содержания имущества в течение спорного периода <57>.

<57> Постановление ФАС МО от 28.07.2005 по делу N КГ-А40/6582-05 // КонсультантПлюс: СудебнаяПрактика.

Библиография:

  1. Аверьянова М.В. Защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.
  2. Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2. М., 2002.
  3. Амфитеатров Г.Н. Вопросы виндикации в советском гражданском праве // Советское государство и право. 1941. N 2.
  4. Андреев В.К. О праве частной собственности в России. М., 2007.
  5. Бабаев В.Н. Презумпции в советском праве. Горький, 1974.
  6. Бартошек М. Римское право. Понятие, термины, определения. М., 1959.
  7. Барон Ю. Система римского гражданского права: Пер. с нем. Кн. 5. Изд. 3-е. Санкт-Петербург, 1909.
  8. Белкин Р. Виндикационный иск по советскому праву // Сб. науч. трудов слушателей академии. Вып. 2. М.: РИО ВЮА, 1949.
  9. Белов В. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. N 8.
  10. Белов В.А. Защита интересов добросовестного приобретателя ценной бумаги // Законодательство. 1997. N 6.
  11. Блохина И.В. Истребование имущества из чужого незаконного владения: виндикация: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.
  12. Богачева Т.М. Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав (на примере виндикации и реституции): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
  13. Богданов Е. Категория "добросовестности" в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. N 9.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

  1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997.
  2. Виндшейд Б. Учебник пандектного права. Пер. с нем. / Под ред. С.В. Пахмана. Т. 1. СПб.: Издание А. Гиероглифова и И. Никифорова, 1874.
  3. Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1. 6-е издание, перераб. и доп. / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев и др.; Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2003.
  4. Гражданское уложение: Проект. Т. 1 / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910.
  5. Вороной В. Добросовестность как гражданско-правовая категория // Законодательство. 2002. N 6.
  6. Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право. М., 1904.
  7. Дормидонтов Г.Ф. Система римского права. Общая часть. Казань, 1910.
  8. Дроздова Т.А. Добросовестность в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Иркутск, 2004.
  9. Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: Лекс-Книга, 2002.
  10. Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М., 1973.
  11. Зеленская Л.А. Институт приобретательной давности в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2002.
  12. Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. N 4.
  13. Интервью с доктором юридических наук, профессором, заведующим кафедрой гражданского права, деканом юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Е.А. Сухановым // Законодательство. 1998. N 10.
  14. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.
  15. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975.
  16. Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. Л.: Изд-во ЛГУ, 1974.
  17. Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Основы советского гражданского законодательства. Л., 1962.
  18. Кашкарова И. Пределы осмотрительности // ЭЖ-Юрист. 2005. N 12.
  19. Краснова С.А. Определение понятия "добросовестность" в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. N 3.
  20. Комаров А.С. Регулирование возмещения убытков при нарушении договора в коммерческом обороте стран с развитой рыночной экономикой и международной торговле (состояние и тенденции): Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1994.
  21. Костюк Н. Добросовестность в российском и зарубежном гражданском праве // Хозяйство и право. 2008. N 12.
  22. Кузнецова О.А. Презумпции в российском гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.
  23. Малиновский М.В. Защита прав владельца, не являющегося собственником // Сов. юстиция. 1968. N 5.
  24. Мисник Н.Н. О владении имуществом как собственным и добросовестном владении в приобретательной давности // Вестник гражданского права. 2007. N 2.
  25. Михайлов С.В. Значение категории добросовестности для обязательственных отношений и последствий недействительности договоров цессии // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2006.
  26. Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. N 1.
  27. Петражицкий Л.И. Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права. М.: Статут, 2002.
  28. Попова А.В. Принцип добросовестности в международном коммерческом обороте: законодательство и судебная практика Российской Федерации и стран - членов Европейского союза: Дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2005.
  29. Попович П.В. Приобретательная давность по русскому и остзейскому гражданскому праву равно по проекту Гражданского уложения. Варшава: Тип. Варш. учеб. округа, 1913.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

  1. Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1997.
  2. Ровный В.В. Переработка добросовестная и недобросовестная // Вещные права: система, содержание, приобретение: Сб. науч. тр. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / Под ред. Д.О. Тузова. М.: Статут, 2008.
  3. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров (Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров). М.: Статут, 2003.
  4. Рудоквас А.Д. Добросовестность владения и приобретательная давность: mala fides superveniens non impedit usucapionem // Вещные права: система, содержание, приобретение: Сб. науч. тр. в честь проф. Б.Л. Хаскельберга / Под ред. Д.О. Тузова. М.: Статут, 2008.
  5. Сарбаш С. Исполнение обязательств // Хозяйство и право. 2009. N 3.
  6. Серегин Д.И. Недобросовестная конкуренция как правовая категория: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.
  7. Скловский К.И. Приобретение собственности от неуправомоченного отчуждателя // Право и экономика. 1999. N 6.
  8. Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983.
  9. Суханов Е.А. Приобретение и прекращение права собственности // Хозяйство и право. 1998. N 6.
  10. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955.
  11. Трепицын И.Н. Приобретение движимостей в собственность от лиц, не имеющих права на их отчуждение. Варшава, 1907.
  12. Ушаков О.В. Добросовестное приобретение от неуправомоченного лица. Ижевск, 2003.
  13. Халфина Р.О. Право личной собственности граждан СССР. М., 1955.
  14. Цвейгер К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х т. Т. 1 / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 2000.
  15. Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве // Ученые зап. Свердл. юрид. ин-та. Т. 4. Свердловск, 1945.
  16. Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву. М.: Статут, 2003.
  17. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М., 1948.