Мудрый Юрист

Заявление о преступлении, исходящее от юридического лица, как повод для возбуждения уголовного дела

Иванов Д.А., к.ю.н., старший преподаватель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России.

Угольников А.В., преподаватель кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России.

Стадия возбуждения уголовного дела начинается с момента поступления в компетентный орган сообщения о преступлении (п. 9 ст. 5 УПК РФ) <1>. Говоря о данной стадии, В.Н. Григорьев обоснованно утверждает, что "сущность стадии возбуждения уголовного дела заключается в установлении наличия либо отсутствия материально-правовых и процессуальных предпосылок предварительного расследования" <2>.

<1> Термин "сообщение о преступлении" является понятием, обобщающим все поводы для возбуждения уголовного дела. В соответствии с ч. 1 ст. 140 УПК РФ к ним относятся: заявление о преступлении; явка с повинной; сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.
<2> Григорьев В.Н. Возбуждение уголовного дела // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А.В. Гриненко. М.: Норма, 2004. С. 172.

Учитывая, что большинство уголовных дел, по которым в качестве потерпевших участвуют юридические лица, возбуждаются не иначе как по поступившему заявлению о совершенном преступлении, авторы считают необходимым подробно рассмотреть именно данный повод для возбуждения уголовного дела.

Заявления о совершенном или готовящемся преступлении могут исходить как от физических, так и от юридических лиц. Говоря об участии юридического лица на данной стадии, хочется сразу же отметить мнение П.Г. Марфицина и Ю.Н. Белозерова, которые рассматривали юридическое лицо в качестве непосредственного заявителя о преступлении и отмечали следующее: "Используя термин "заявитель", законодатель не всегда имеет в виду физическое лицо. Равенство между этими двумя понятиями существует лишь в ч. 1 и 2 ст. 110 УПК, в которых речь идет о заявлениях граждан и разъяснении им ответственности за заведомо ложный донос. В случаях, предусматривающих уведомление инициатора сообщения о принятии одного из предусмотренных законом решений и реализации права обжалования этого решения, значение термина "заявитель" становится гораздо шире и включает в себя не только физическое, но и юридическое лицо: предприятие, учреждение или общественную организацию, от которых поступило заявление или сообщение о преступлении" <3>. Приведенное высказывание позволяет сделать вывод о том, что даже в случаях, когда юридическое лицо согласно действовавшему уголовно-процессуальному законодательству не признавалось потерпевшим от преступления, его место на стадии возбуждения уголовного дела как заявителя о совершенном или готовящемся преступлении нельзя было недооценивать, так как оно являлось полноправным участником данной стадии уголовного судопроизводства в качестве заявителя.

<3> Марфицин П.Г., Белозеров Ю.Н. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие. М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1994. С. 5.

Итак, важнейшим документом, который представляет руководитель юридического лица, понесшего вред от преступления, является письменное заявление. Постараемся определить общие требования к подобного рода документам. Так, И.В. Мисник указывает на следующие необходимые данные, которые в обязательном порядке должны содержаться в заявлении, направляемом в компетентный орган юридическим лицом, в отношении которого совершено преступное посягательство: "...в нем должны содержаться реквизиты данной организации, соответствующие ее уставным и учредительным документам, сведения о ее фактическом нахождении и контактном телефоне" <4>. Бесспорно, приведенные выше данные должны содержаться в заявлении, но необходимо добавить, что в таком заявлении в обязательном порядке должна присутствовать подпись руководителя юридического лица. Необходимо отметить, что под руководителем юридического лица "понимается лицо, обладающее властно-распорядительными функциями, уполномоченное выступать и действовать от имени организации (учреждения, предприятия и т.п.) во всех правоотношениях, представлять его интересы без доверенности, издавать обязательные для всех работников данного юридического лица приказы и другие акты управления, или его заместитель" <5>. Подпись руководителя обязательно должна быть скреплена печатью данного юридического лица. В случае же отсутствия в заявлении подписи руководителя и печати юридического лица полученное компетентным органом такого рода заявление будет иметь ничтожный характер и не повлечет за собой никаких мер по его предварительной проверке. В такой ситуации возникнет необходимость возврата полученного заявления адресату - юридическому лицу для устранения подобных недостатков и надлежащего оформления всех реквизитов. На устранение указанных недостатков будет потрачено дополнительное время, и естественно, это неблагоприятно скажется на качестве проверки полученного заявления, так как любое промедление на стадии возбуждения уголовного дела влечет за собой исчезновение многих следов преступления, искажение первоначально достоверной информации. Как правило, следствием всех этих нюансов является отрицательный результат в раскрытии совершенного преступления. Здесь необходимо отметить позицию Н.Н. Василенко, который предлагает следующее: "В случае наличия неполной или противоречивой информации в заявлении юридического лица недопустимо его возвращение заявителю. Орган расследования в таких случаях совместно с должностными лицами-заявителями в кратчайший срок обязан устранить недостатки в оформлении документа и принять по нему надлежащее решение" <6>. Однако авторы вынуждены не согласиться с предложением Н.Н. Василенко, так как именно здесь и кроется проблема, которая до сих пор не решена. Суть ее состоит в том, что зачастую на практике для устранения допущенных нарушений при оформлении заявления от имени юридического лица придется потратить дополнительные часы, а может быть, и сутки (как, например, это весьма часто происходит в случаях с преступлениями, совершаемыми на объектах водного, воздушного и железнодорожного транспорта). Данные часы и сутки идут в зачет того времени, которое предоставляется ч. 1 ст. 144 УПК РФ (трое суток) для проведения проверки сообщения о преступлении. Получается, что следователь в отведенные ему 72 часа реально тратит время на устранение недостатков, допущенных сотрудником организации, направившей заявление о совершенном преступлении, а не на проведение конкретных мероприятий, направленных на установление лиц, совершивших данное преступление. Из сказанного следует вывод о том, что практика подачи юридическими лицами "недобросовестных" заявлений накладывает дополнительные обязанности на соответствующих сотрудников правоохранительных органов по исправлению последствий подачи заявлений, оформленных ненадлежащим образом.

<4> См.: Мисник И.В. Потерпевший в российском уголовном судопроизводстве: Дис. ... к.ю.н. Иркутск, 2005. С. 96.
<5> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2004. С. 293.
<6> См.: Василенко Н.Н. Правовое положение потерпевшего в уголовном процессе России: Дис. ... к.ю.н. М., 2005. С. 66.

Продолжая рассмотрение вопроса о форме и содержании заявления о преступлении, поступившем от юридического лица, которому причинен вред, хочется привести две точки зрения разных авторов по поводу определенного стандарта, предъявляемого к форме заявления о преступлении. Так, С.В. Колдин излагает следующую точку зрения по интересующему вопросу: "В УПК РФ не имеется указаний о том, каким должно быть заявление потерпевшего по форме и содержанию, а также о том, какая информация о преступлении в нем должна излагаться. По мнению автора, это правильно, так как каждый вид преступлений имеет свои особенности и криминалистическую характеристику..." <7>. Здесь же авторам наиболее интересна позиция Н.Н. Василенко, который наибольший уклон делает именно на интересующее нас юридическое лицо, высказывая следующую точку зрения: "Заявление потерпевших - юридических лиц представляет собой обращение должностного лица к государственному органу исполнительной власти, поэтому должно иметь несколько иную форму. Оно должно отвечать всем реквизитам конкретного юридического лица. В данном случае нет необходимости стандартизировать форму заявления" <8>. Авторы разделяют приведенное выше мнение, тем более что Н.Н. Василенко в последующих своих высказываниях косвенно склоняется к необходимости введения определенной формы заявлений о преступлении, говоря следующее: "Невероятно, что в то время, когда большинство ведомств (лицензионных, налоговых, таможенных, административных и пр.) тщательно разрабатывают проекты и бланки заявлений, которыми пестрят официальные газетные издания, в сфере уголовно-процессуальной деятельности, которая наиболее подвержена формализации, этому не придают такого должного значения" <9>.

<7> См.: Колдин С.В. Защита прав и законных интересов потерпевшего по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: Дис. ... к.ю.н. Саратов, 2004. С. 92.
<8> См.: Василенко Н.Н. Указ. соч. С. 66.
<9> См.: Василенко Н.Н. Указ. соч. С. 64.

Как один из возможных выходов из сложившейся ситуации авторами предлагается ввести определенную форму заявления о преступлении, исходящего именно от юридического лица. Все это обусловлено тем, что юридические лица обладают особым статусом по сравнению с физическими лицами, так как их положение закреплено в многочисленных документах. И соответственно, требования, предъявляемые к заявлениям, поступающим от юридических лиц, должны быть также наиболее формализованными. В подтверждение сказанного можно привести точку зрения К.Ф. Гуценко о том, что "особенностью заявлений, исходящих от юридических лиц, следовало бы считать то, что они должны составляться по правилам оформления служебных документов - на бланке соответствующей организации, с указанием ее наименования, юридического и фактического адреса, номеров телефона, факса, иных средств связи, должностного положения подписавшего сообщение лица" <10>.

<10> См.: Гуценко К.Ф. Возбуждение уголовного дела // Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИКД "Зерцало-М", 2004. С. 285.

Важным моментом в характеристике сообщений, направляемых в правоохранительные органы от юридических лиц, является и то, что в некоторых случаях сообщения о фактах, в которых усматриваются признаки преступления, вменяются в обязанность должностных лиц определенных организаций, учреждений и предприятий, которые закреплены различными ведомственными инструкциями и приказами. К примеру, Инструкция о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в лечебно-профилактические учреждения граждан с телесными повреждениями насильственного характера, утвержденная совместным Приказом Минздрава России и МВД России от 9 января 1998 г. N 4/8, предписывает всем лечебно-профилактическим учреждениям, независимо от ведомственной подчиненности и формы собственности, незамедлительно сообщать в дежурные части органов внутренних дел о всех фактах поступления (обращения) граждан с телесными повреждениями насильственного характера, а также граждан с телесными повреждениями, находящихся в бессознательном состоянии <11>. Данным примером нами обозначено, насколько важна и актуальна роль юридического лица на этапе поступления и проверки повода к возбуждению уголовного дела, так как помимо защиты собственных интересов законодатель возлагает также определенные обязанности на юридических лиц в процессе осуществления ими своей непосредственной деятельности.

<11> См.: Приказ Минздрава России и МВД России от 9 января 1998 г. N 4/8 "Об утверждении Инструкции о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в лечебно-профилактические учреждения граждан с телесными повреждениями насильственного характера" (согласно письму Минюста России от 30 марта 1998 г. N 2136-ПК настоящий Приказ в государственной регистрации не нуждается).

Итак, авторами был исследован самый распространенный повод для возбуждения уголовного дела - заявление о преступлении, а именно особенности заявления, исходящего от юридического лица. Установлено, что заявление о преступлении, исходящее от юридического лица, должно подаваться в соответствующие правоохранительные органы с соблюдением всех необходимых реквизитов и приведенных выше требований. Считаем, что в разработке определенного бланка данного заявления нет необходимости, так как каждое заявление отличается своей неординарностью и имеет свои определенные особенности. Здесь важно лишь отметить то, что ответственность за ненадлежащим образом оформленное заявление о преступлении, поданное в правоохранительные органы, должна полностью возлагаться на сотрудников и руководителя юридического лица, а не вменяться в обязанность сотрудников правоохранительных органов.

Далее можно перейти к следующей немаловажной проблеме, а именно - к проведению проверочных мероприятий по поступившему от юридического лица заявлению о преступлении. Как известно, ст. 144 УПК РФ предоставляет для предварительной проверки сообщения о преступлении 3-суточный срок, в исключительных случаях позволяет увеличить его до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток. Поскольку проверочные действия ограничены сроками, каждый раз следует определять оптимальное соотношение между достаточностью полученных данных и необходимостью своевременно начать производство по уголовному делу <12>.

<12> См.: Гриненко А.В. Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела // Руководство по расследованию преступлений: Учеб. пособие / Рук. авт. кол. А.В. Гриненко. М.: Норма, 2002. С. 35.

Относительно преступлений, совершаемых в отношении юридических лиц, статистика изученных авторами уголовных дел такова. Наиболее часто совершаемыми являются следующие преступления: кражи (ст. 158 УК РФ) - 61,2%; мошенничество (ст. 159 УК РФ) - 12,4%; присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ) - 12,2%; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) - 6,4%; умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК РФ) - 5,8%; на иные составы преступлений приходится соответственно 4,2%. Как видно, большинство из совершаемых в отношении юридических лиц преступлений представляют деяния, связанные с различными формами хищений имущества либо его уничтожения и повреждения. При этом по уголовным делам о хищениях у сотрудников правоохранительных органов есть своего рода "бонус", заключающийся в наиболее длительном сроке проведения предварительной проверки заявления, так как весьма часто приходится проводить документальные проверки и ревизии деятельности юридических лиц с различными формами собственности. Однако несмотря на более продолжительный срок проверки (вместо 3 суток он может быть продлен до 30 суток), здесь возникает другая проблема. За время проведения указанной проверки и даже после ее окончания при наличии всех оснований для возбуждения уголовного дела за такой продолжительный срок могут исчезнуть многие вещественные доказательства и орудия совершения преступления, а также скрыться лица, заподозренные в его совершении.

При проверке повода для возбуждения уголовного дела на сотрудниках правоохранительных органов лежит обязанность по сбору, систематизации и анализу всей информации, содержащейся в заявлении о преступлении, поступившем от юридического лица. Попробуем более детально описать источники, из которых можно получить необходимую информацию для принятия решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела. По нашему мнению, такими источниками являются различного рода материалы, которые представляют собой как официальные, так и неофициальные документы (счета-фактуры, накладные, акты ревизий, справки, характеристики, копии приказов, деловая и личная переписка). Также возможно назначение дополнительных ведомственных проверок, результаты которых отражаются в документах.

Здесь необходимо отметить и немаловажную роль самого юридического лица. По глубокому убеждению авторов, руководитель юридического лица сам лично либо посредством назначения представителя должен активно участвовать и содействовать проведению подобного рода проверок и ревизий, осуществляемых по направленному им заявлению о преступлении. Данная активность должна заключаться в предоставлении всей необходимой информации для проведения документальной проверки либо ревизии, создании благоприятных условий сотрудникам правоохранительных органов при проведении подобного рода мероприятий, обеспечении их необходимой документацией и материально-техническими средствами. Все указанные меры будут лишь способствовать скорейшему получению результатов проводимых мероприятий и, как следствие, установлению максимально точной суммы причиненного юридическому лицу вреда в результате совершенного преступления, выявлению оснований для скорейшего возбуждения уголовного дела, начала предварительного расследования, установления лиц, виновных в совершенном преступлении, и возмещения причиненного вреда.

Далее следует более подробно остановиться на этапе стадии возбуждения уголовного дела, который начинается с момента составления и направления заявления о преступлении, исходящего от юридического лица, и заканчивается принятием решения о возбуждении уголовного дела (либо в отказе в возбуждении уголовного дела) следователем.

Учитывая специфику деятельности юридических лиц, заявление о совершенном преступлении, оформленное надлежащим образом, в большинстве случаев направляется в органы внутренних дел почтой. Согласно п. 8 разд. 2 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденной Приказом МВД России от 1 декабря 2005 г. N 985 <13>, подобного рода заявления о происшествиях, поступившие в подразделения делопроизводства органов внутренних дел по почте, нарочным, по телеграфу, факсимильной связью или иным видом связи, регистрируются по правилам делопроизводства и направляются начальником органа внутренних дел в дежурную часть для незамедлительной регистрации в Книге учета сообщений о происшествиях (КУСП).

<13> См.: Приказ МВД России от 1 декабря 2005 г. N 985 "Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях" // Зарегистрировано в Минюсте России 16 декабря 2005 г. N 7276.

Здесь необходимо отметить, что именно с момента регистрации в КУСП указанного нами заявления начинается отсчет срока, отведенного для принятия решения. В идеальном варианте зарегистрированное надлежащим образом заявление о преступлении направляется в отдел (отделение) службы криминальной милиции для проведения проверочных мероприятий. Как известно, по окончании сроков, указанных в ч. 1 и ч. 3 ст. 144 УПК РФ, по данному заявлению должно быть принято одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности (ч. 1 ст. 145 УПК РФ).

Таким образом, весь процесс "движения" заявления о преступлении, поступившего от юридического лица, был рассмотрен не только для более детального понимания данного этапа, а прежде всего для уяснения сложившейся проблемы, суть которой состоит в следующем. Основные действия и решения по поступившему заявлению, а соответственно, и по защите прав и законных интересов юридических лиц при поступлении и проверке повода к возбуждению уголовного дела, принимаются не следователем - лицом, наделенным уголовно-процессуальными полномочиями, а иными сотрудниками органа внутренних дел, указанными полномочиями не обладающими. К таким сотрудникам, в частности, относятся: начальник и заместители начальника органа внутренних дел; начальник дежурной части и оперативный дежурный органа внутренних дел; оперативный уполномоченный (отдела уголовного розыска, отдела по борьбе с экономическими преступлениями). На основании изложенного напрашивается вывод о том, что роль следователя является основополагающей лишь при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а точнее, именно при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела. Решения же об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче материалов проверки сообщения о преступлении по подследственности принимаются сотрудниками оперативных подразделений. Понятно, что такая практика значительно облегчает работу следователей, так как если они будут принимать решения по каждому материалу, находящемуся на проверке в оперативных подразделениях, то для расследования уголовных дел, находящиеся в их производстве, будет просто недостаточно времени.