Мудрый Юрист

Проблемы совершенствования законодательства в сфере защиты авторских и смежных прав

Захарова Н.С., помощник судьи Псковского городского суда Псковской области.

В статье отмечены пробелы правовых норм, регулирующих авторские правоотношения. Автор дает аргументированные, подкрепленные системным анализом практического и теоретического материала предложения по совершенствованию действующего законодательства.

The article highlighted the gaps of legal rules governing the legal copyright. The author provides a reasoned, supported by systematic analysis of the practical and theoretical material, suggestions for improving the existing legislation <*>.

<*> Zakharova N.S. Problems of improvement of legislation in the sphere of protection of authors' and neighboring rights.

Российское законодательство в сфере регулирования такого института гражданского права, как авторские и смежные права, несмотря на принятие части четвертой Гражданского кодекса (хотя, несомненно, стоит признать, что законодатель при принятии четвертой части ГК РФ ужесточил ответственность за правонарушения в сфере интеллектуальной собственности, стремясь при гармонизации российского законодательства с международным построить отношения авторов и потребителей на возможно более паритетных началах, закрепив комплекс мер государственной защиты, направленных на обеспечение баланса конституционных гарантий свободы творчества и защиты прав авторов научных, научно-технических, творческих и иных результатов как в части защиты выявленного ими содержания этих результатов (средствами патентного права), так и в части защиты формы изложения этих результатов (средствами авторского права)), на сегодняшний день не свободно от недостатков и нуждается в дальнейшем совершенствовании, при этом, в частности, "вопрос о терминологии представляет собой проблему, требующую скорейшего разрешения" <1>.

<1> Иванова И. Интеллектуальная собственность на пути России к ВТО // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2004. N 4. С. 17.

Следует отметить, что на отсутствие четких и однозначных дефиниций правовых понятий, используемых в законодательстве об авторских и смежных правах, обращали внимание многие юристы задолго до принятия части четвертой ГК РФ <2>, к сожалению, в нормах части четвертой Гражданского кодекса, посвященной правовому регулированию интеллектуальной собственности, вступившей в силу с 1 января 2008 г., указанные дефиниции и правовые конструкции остались неизменными.

<2> См., например: Птушенко А. Огрехи закона об авторских правах // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2002. N 10. С. 30; Моргунова Е. Анализ судебной практики в сфере авторского права и смежных прав // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2003. N 1. С. 22; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2000. С. 160; Иванов Н. Актуальные проблемы авторского права на музыкальные произведения // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2003. N 5. С. 22.

Так, например, "автор - это физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение (исполнение)", однако определение понятий "творчество" и "произведение" законом не раскрывается, что, как мы укажем далее, приводит к сложностям при практическом применении.

Понятия "фонограмма" нормы нового Кодекса не дают, вместе с тем, анализируя ст. 1322 ГК РФ, можно сделать вывод, что фонограмма - есть "запись звуков исполнения или других звуков либо отображений этих звуков". Такое определение нельзя признать удачным, поскольку понятия "исполнения" и "звука" не тождественны друг другу, а в современной музыкальной сфере оперируют такими понятиями, как "семплеры" и "семплы" - представление звуков в виде цифрового ряда. В результате "появление новых творческих возможностей за счет получения промежуточных высот звука между тонами и любых звуковых оттенков ставит вопрос о пересмотре критерия оригинальности в отношении музыкального произведения" <3>, что в правоприменительной практике при разрешении конкретного дела имеет значение для правильной квалификации совершенного правонарушения, и ошибочное толкование существа нарушения в сфере интеллектуальной собственности может привести к неверной мотивировке принимаемого решения.

<3> Птушенко А. Огрехи Закона об авторских правах // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2002. N 10. С. 30.

По нашему мнению, хотя в вышеуказанном случае неверное применение нормы закона не повлекло нарушения прав истца, отношение законодателя к правовым дефинициям должно быть более ответственным в целях недопущения в "легальных" определениях разночтений и неточностей.

В этой связи следует отметить, что цитирование - включение одного или нескольких отрывков из произведения одного автора в произведение другого автора может иметь свои нюансы не только в сфере музыкальной индустрии. Так, например, нормы ст. 1274 ГК РФ, перечисляя разрешенные законом случаи свободного использования произведения без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования, не указывают возможности так называемого цитирования произведений изобразительного искусства, графики, дизайна и других объектов творчества авторов, что также является упущением законодателя. Вместе с тем на практике такие случаи возникают. Так, С.Ю. Андреев, зарегистрированный кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва по Адмиралтейскому одномандатному избирательному округу N 206 Санкт-Петербурга, обратился в суд с заявлением об отмене регистрации Ю.А Рыбакова - кандидата по тому же избирательному округу в связи с допущенными нарушениями п. 1 ст. 64 ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" - нарушением законодательства об интеллектуальной собственности. В обоснование заявления указал на то, что 28 октября 2003 г. в типографии ООО "Фирма курьер" тиражом 70 000 экземпляров по заказу Ю.А. Рыбакова был изготовлен агитационный печатный материал "Право и милосердие", на второй странице которого помещена статья "Лишнее звено. Домкомы Сергея Андреева". В качестве иллюстрации к этой статье помещено изображение первой страницы его, С.А. Андреева, агитационного печатного материала. Оригинал-макет листовки является произведением, авторские права на которое принадлежат ему, и является его интеллектуальной собственностью. Делая справедливый вывод о правомерности свободного использования Ю.А. Рыбаковым части агитационной листовки С.Ю. Андреева и отсутствии в его действиях нарушения законодательства об интеллектуальной собственности (ч. 1 ст. 19, ст. 21 Закона об авторских и смежных правах, действующего на момент рассмотрения дела, в частности, агитационная листовка С.Ю. Андреева была обнародована. Имя автора листовки и источник заимствования в статье Рыбакова приведен), суд отказал в удовлетворении иска. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ решение суда первой инстанции оставила в силе, указав, что "под цитированием понимается включение одного или нескольких отрывков из произведения одного автора в произведение другого автора... по мнению суда, применительно к настоящему делу изображение титульного листа агитационной листовки С.Ю. Андреева, помещенное в статье "Лишнее звено. Домкомы Сергея Андреева", может рассматриваться как цитата". Таким образом, Верховный Суд РФ в своем Определении, восполнив пробел законодателя, указал, что "как цитату следует рассматривать графическое воспроизведение части произведения изобразительного искусства, к которым отнес произведения живописи, графики, дизайна" <4>.

<4> Определение ВС РФ от 5 декабря 2003 г. по делу N 78-Г03-77 // ИПС "КонсультантПлюс".

Продолжая тему использования произведения автора, следует коснуться такого понятия, как переработка, т.е. создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного) - ч. 9 ст. 1270 ГК РФ. Согласно как нормам ныне действующего ГК РФ (ст. 1270), так и ранее действовавшего Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" (ст. 16), исключительное право на произведение, в том числе на его переработку, принадлежит автору произведения, при этом производное (переработанное) произведение также признается объектом авторского права, в свою очередь, его автор осуществляет свои права при условии соблюдения права автора произведения, используемого для создания производного произведения (ст. 1260 ГК РФ).

Рассмотрим конкретный пример. "Верхневолжское аэрогеодезическое предприятие" в 2001 г. совместно с ООО "Двина" составило, подготовило к печати и выпустило в свет атлас города Кирова, на экземплярах которого было указано, что обладателем исключительных авторских прав на картографическую основу атласа является предприятие. Издательство на рекламном приглашении поместило иллюстрацию, изображающую местонахождение и схему проезда к издательству, воспроизведя при этом часть карты, помещенной на странице N 67 атласа, предварительно переработав ее, в результате предприятие обратилось в суд с иском о защите исключительных прав на произведение. Возражая против иска, издательство ссылалось на то, что схема проезда создана его работником, не является тождественной карте, а лишь схожа с ней (это объясняется использованием общей исходной информации). Суд первой инстанции иск удовлетворил, кассационная инстанция оставила данное решение без изменения. Однако Президиум ВАС РФ судебные акты отменил, указав, что упрощенная по сравнению с картой схема (изображение) рекламного издательства не позволяет использовать такую схему как карту. Данная схема не требовала для своего выполнения особых навыков, творчества, не являлась оригинальной, основана на общеизвестных фактах, имеющих информационный характер. Кроме того, при наличии сходства между содержанием карты и схемой проезда, которое вытекает из единства информации и фактов, заложенных в оба изображения, очевидны и различия в точности, достоверности, наглядности между ними, в связи с чем с учетом требований ст. 6, 7, 8, 11 Закона об авторском праве оснований считать, что издательство без разрешения использовало карту, созданную предприятием, не имеется <5>. Отказывая в удовлетворении иска, Президиум ВАС РФ также указал, что ответчик поместил свою схему на рекламных листовках только с целью информирования общественности о местонахождении издательства и путях проезда к нему. Поскольку эта схема не содержит характеристик, предъявляемых к карте, у предприятия не было причин полагать, что такое ее использование наносит ему ущерб и мешает нормальному использованию его картографических произведений, поэтому у судов не было оснований для взыскания с издательства в пользу предприятия компенсации, предусмотренной ст. 49 Закона об авторском праве. Не оспаривая последней нормы, в связи с невозможностью оценить экспертное заключение Уральского окружного управления геодезии и картографии от 5 апреля 2006 г., на основе которого в том числе были сделаны указанные заключения, представляется, что вывод высшей судебной инстанции об отсутствии факта использования издательством чужого объекта авторского права (карты) нельзя признать правильным. Президиум ВАС РФ указал, что изображение (схема проезда) рекламного агентства не может использоваться как карта и не является оригинальным, поскольку содержит в себе информацию об общеизвестных фактах, имеющих информационный характер, что, в свою очередь, обусловливает как сходства, так и различия с объектом охраны истца. Как было замечено нами выше, автор производного произведения, а в данном случае, несомненно, имела место переработка карты, осуществляет свои права при условии соблюдения права автора произведения, используемого для создания производного произведения. Кроме того, Пленум ВС РФ от 19 июня 2006 г. N 15 в п. 21 отмечает, что "правовой охране в качестве объекта авторского права подлежит произведение, выраженное в объективной форме, а не его содержание" <6>. Таким образом, карта-схема издательства также подлежала охране как производное произведение, однако ее использование должно было осуществляться его создателями с учетом прав ранее созданного и обнародованного объекта права (карты предприятия), чего сделано не было.

<5> Постановление Президиума ВАС РФ от 26 июня 2007 г. N 2096/07 по делу N А28-19473/05-393/25 // Вестник ВАС РФ. 2007. N 10.
<6> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 8 (август).

Следует отметить, что вопрос квалификации объекта как охраноспособного либо как неохраноспособного, вопрос об охраняемости идей, образов и т.п. является одной из проблем в сфере правового регулирования авторских и смежных прав.

Согласно ч. 5 ст. 1259 ГК РФ (ранее п. 4 ст. 6, ст. 8 Закона об авторских и смежных правах) авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.

Идеи становятся охраняемыми, когда перерастают в форму произведения. Однако ни Закон об авторском праве и смежных правах, ни ныне действующая часть четвертая ГК РФ не дает четкого и однозначного определения формы произведения, а значит, и объекта правовой охраны. Таким образом, остается неясным, что именно считается формой произведения. На практике это приводит к отказу в удовлетворении иска <7>.

<7> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 ноября 2002 г. N А56-17421/02 // ИПС "КонсультантПлюс".

Как пишет А.П. Сергеев, "творческие усилия автора переработки выражаются в придании произведению новой внешней формы, отражающей оригинал" <8>, т.е. оригинальной должна быть сама подача произведения (объекта авторского права). Кроме того, как мы указывали выше, Постановление ВС РФ от 19 июня 2006 г. N 15 в п. 21 подчеркивает, что охраняемым является не содержание, а форма произведения. В российской доктрине эта точка зрения нашла всеобщее признание. Однако судебно-арбитражная практика при решении данного вопроса последовательностью не отличается.

<8> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2000. С. 160.

В информационном письме ВАС РФ N 47 от 28 сентября 1999 г. указано, что отличительными признаками объекта авторского права являются: новизна, творчество, оригинальность (уникальность, неповторимость) произведения <9>. По замечанию профессора Э.П. Гаврилова, "оригинальность" - тесно связанное с творческим характером, но тем не менее самостоятельное требование, которое предъявляется к объекту, охраняемому авторским правом, причем к любому объекту, а не только к части произведения. "Оригинальность" - это уникальность произведения, невозможность создания разными авторами, работающими параллельно, независимо друг от друга, двух одинаковых произведений. Если два "автора" создали два одинаковых произведения, то ни одно из них не является оригинальным и не может получать охраны - это краеугольный камень всей системы авторского права" <10>. Однако российским судам не всегда удается верно определить наличие или отсутствие оригинальности в том или ином объекте творчества, что приводит к нарушению прав граждан <11>. В этой связи интересны споры, связанные с нарушением авторских прав на программы передач, где во многих случаях суды отказывают авторам в защите их прав со ссылкой на то, что программа передач носит информационный характер и не является объектом охраны <12>, тогда как в других все-таки указывается, что необходимым критерием оценки охраноспособности объекта является оригинальность и форма подачи <13>. В этой связи следует отметить, что из смысла п. 1 указанного выше информационного письма Президиума ВАС РФ от 1999 г. можно сделать вывод о том, что авторским правом не охраняется информация, изложенная в обычной (неоригинальной) форме, поскольку она не образует самостоятельного произведения, а также словосочетание, неоригинальность которого очевидна. Представляется, что подобный "разнобой" при принятии судебных актов нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права, что не способствует ни защите прав авторов и правообладателей, ни укреплению авторитета судебной власти.

<9> Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах": информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 сентября 1999 г. N 47 // ИПС "КонсультантПлюс".
<10> Гаврилов Э.П. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. о вопросах применения законодательства об авторском праве и смежных правах (по сост. на 07.08.2006) // ИПС "КонсультантПлюс".
<11> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 декабря 1999 г. N А13-3428/99-18 // Арбитражные споры. 2000. N 1(9). Январь - март.
<12> Постановление ФАС Уральского округа от 23 апреля 1998 г. по делу N Ф09-265/98-ГК; Постановление кассационной инстанции ФАС Западно-Сибирского округа от 25 апреля 2002 г. по делу N Ф04/1486-361/А27-2002 // ИПС "КонсультантПлюс".
<13> Постановление кассационной инстанции от 12 августа 1998 г. по делу N Ф04/1174-298/А27-98 // ИПС "КонсультантПлюс".

Продолжая тему охраноспособности объектов, следует отметить, что согласно абз. 2 ч. 6 ст. 1259 ГК РФ государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное), а также символы и знаки муниципальных образований не относятся к объектам авторского права, а значит, не охраняются законом. Пленум ВС РФ в Постановлении от 19 июня 2006 г. N 15 в п. 22 раскрывает данную норму, указывая, что "официальные символы органов местного самоуправления и иных муниципальных образований подлежат государственной регистрации", а право на официальный символ, внесенный в государственный регистр, принадлежит обладателю свидетельства о его регистрации". И судебная практика идет по пути, указанному Верховным Судом РФ, отказывая в правовой защите подобных объектов (см., например, Определение ВС РФ от 19 марта 2007 г. N 46-Г07-14), что, с нашей точки зрения, не верно, так как, по сути, предлагает автору объекта (герба, символа и т.п.) отказаться от своих авторских прав в пользу государства, муниципального образования, что недопустимо. Стоит отметить, что в юридической науке подобный подход справедливо критикуется, поскольку до внесения в государственный регистр подобного рода объекты являются охраноспособными, поэтому, как указывает, например, профессор Э.П. Гаврилов, "перевод их в категорию неохраняемых авторским правом объектов может производиться только с согласия автора, причем - может быть - с выплатой вознаграждения <14>.

<14> Гаврилов Э.П. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. о вопросах применения законодательства об авторском праве и смежных правах (по сост. на 07.08.2006) // ИПС "КонсультантПлюс".

Разные позиции занимают российские суды при применении нормы ст. 1276 ГК РФ. В частности, нормы указанной статьи допускают без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение, сообщение в эфир или по кабелю фотографического произведения, произведения архитектуры или произведения изобразительного искусства, которые постоянно находятся в месте, открытом для свободного посещения, за исключением случаев, когда изображение произведения таким способом является основным объектом этого воспроизведения, сообщения в эфир или по кабелю либо когда изображение произведения используется в коммерческих целях.

Так, решением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 13 февраля 2008 г. установлено, что в период избирательной кампании по выборам народных депутатов Республики Саха (Якутия) кандидатом Б. был распространен печатный материал под названием "Наш Набережный" (формат А2 - двусторонний, тиражом 8000 экземпляров, дата выпуска 21 января 2008 г.). На его первой странице (в правом верхнем углу) расположена фотография мемориала на площади Победы в г. Якутске. Им же был изготовлен и распространен агитационный материал (плакат) с надписью "Б. Человек, проверенный временем" (формат А3, тиражом 1000 экземпляров, дата выпуска 18 января 2008 г., изготовленный ООО РИЦ "Офсет"), где помимо фотографии самого кандидата расположена фотография скульптуры (стелы), которая находится на площади Победы в городе Якутске.

Из имеющейся в материалах дела пояснительной записки технорабочего проекта следует, что на основании задания на проектирование, разработанного исполкомом Якутского горсовета депутатов трудящихся и утвержденного заместителем председателя Совета Министров ЯАССР тов. Н.С. Охлопковым, в 1974 г. был разработан проект площади имени 25-летия Победы и принято решение об установке на данной площади монумента воинам-якутам, погибшим в Великую Отечественную войну. Авторами монумента были: скульптор Ю.Г. Орехов, архитекторы: В.А. Петербуржцев, И.А. Слепцов, А.В. Степанов. Согласно справке главного архитектора г. Якутска стела со всадником мемориального комплекса "Площадь Победы" построена в 1985 г. авторами И.А. Слепцовым, В.А. Петербуржцевым и А.В. Степановым. В 1995 г. мемориальный комплекс был реконструирован в части обновления стелы и строительства арки в соответствии с проектом авторов: И.А. Слепцовым, И.С. Андросовым и соавторами М.М. Павловым, В.Н. Игнатьевым. С учетом установленных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что этот комплекс является не только авторской работой, но и объектом интеллектуальной собственности и, согласившись с утверждением Б. о том, что мемориальный комплекс "Площадь Победы" расположен в месте, открытом для свободного посещения, и допускается его воспроизведение в личных целях, суд тем не менее указал, что когда изображение произведения способом воспроизведения и его распространения является основным объектом, то требуется согласие автора. В связи с чем суд указал, что изображение стелы на агитационном плакате Б. является основным объектом и воспроизводится путем помещения отдельного снимка, однако агитационные материалы были представлены кандидатом Б. в окружную избирательную комиссию без предварительного согласия авторов архитектурных объектов, в связи с чем суд отменил регистрацию Б. в качестве кандидата в депутаты и расценил его действия как нарушение авторских прав.

Между тем Верховный Суд РФ в Определении от 26 февраля 2008 г. N 74-Г08-10, отменяя указанное решение, занимает диаметрально противоположную позицию, указывая, что изображение стелы и площади Победы свободно используется в различных печатных изданиях, открытках, интернет-сайтах и, кроме того, не является "основным объектом" данного плаката, так как издание и распространение последнего преследовало цель побуждения избирателей проголосовать за кандидата в депутаты, изображенного на нем. Поэтому при таких обстоятельствах помещение фрагмента изображения стелы является фоном для основного изображения лица кандидата и интеллектуальные права не нарушает. Подобный вывод содержит и Определение ВС РФ от 6 марта 2008 г. N 51-Г08-12.

Стоит заметить, что в ст. 1276 ГК РФ законодатель запрещает использование произведения без согласия автора и выплаты ему вознаграждения в случаях, если "изображение произведения является основным объектом этого воспроизведения, сообщения в эфир или по кабелю либо когда изображение произведения используется в коммерческих целях", устанавливая таким образом факт наличия цели извлечения прибыли от воспроизводства произведения как одно из двух оснований возникновения такой внедоговорной ответственности перед автором (вторым основанием является воспроизведение произведения в качестве основного объекта). В связи с чем в указанном примере отсутствие цели извлечения прибыли не могло являться основанием освобождения от ответственности, в то время как отсутствие в законодательстве четких и однозначных правовых конструкций на практике привело к двум взаимоисключающим решениям, что не способствует единообразию судебной практики и стабильности гражданских отношений.

Стоит отметить, что нормы об исключительном праве автора на воспроизведение своего произведения (ст. 1270 ГК РФ, ранее ст. 4 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах"), в части, например, публичного показа, публичного исполнения и т.п., весьма своеобразны.

Так, абз. 6, 7 ч. 2 ст. 1270 ГК РФ в целях защиты исключительного права автора на произведение устанавливают, что "использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности: публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения; сообщение в эфир, то есть сообщение произведения для всеобщего сведения (включая показ или исполнение) по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции), за исключением сообщения по кабелю. При этом под сообщением понимается любое действие, посредством которого произведение становится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой.

Как указывалось выше, исключительное право на использование произведения принадлежит только автору или правообладателю, и соответственно любое использование произведения без их согласия (за исключением использования в научных, образовательных, культурных и иных целях - ст. 1274 ГК РФ и др.) является нарушением авторского права. Вместе с тем указанная норма приведена нами не случайно, поскольку ее конструкция с точки зрения юридической техники несовершенна, например, в отношении того, что понятие "обычный круг семьи" законодательно не раскрыто ни в части четвертой Гражданского кодекса, ни в других его частях, исключая возможность применения аналогии закона, что на практике приводит к парадоксальной ситуации: просматривая дома на видеомагнитофоне, компьютере и т.п., т.е. "с помощью технических средств", среди множества своих друзей (коллег, партнеров и т.п.), т.е. "в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи", какое-либо правомерно приобретенное лицензионное произведение без согласия автора (правообладателя), вы становитесь нарушителем закона об интеллектуальной собственности. В этой связи показательна судебная практика <15>. Поэтому, по нашему мнению, целесообразно исключить непубличное исполнение из сферы охраны авторских прав либо определить понятие "круг семьи", которое могло бы применяться в контексте цитируемой статьи, а также ст. 1273 ГК РФ, корреспондирующей с нею, либо внести в ст. 1270 ГК РФ изменения, вставив после слов "в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц", например, такую формулировку: ...обществе лиц, имеющих главной целью просмотр произведения (за исключением использования в личных целях, для удовлетворения эстетических потребностей и не связанных с коммерческим использованием)".

<15> Определение ВС РФ от 10 апреля 2007 г. по делу N 42-В07-4 // ИПС "КонсультантПлюс".