Мудрый Юрист

Юридические процедуры заключения гражданско-правового договора

Давыдова Г.Н., к.ю.н., старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Института экономики, управления и права г. Казань.

Одним из наглядных примеров применения категории "юридическая процедура" может являться динамика гражданско-правового договора, заключающаяся в процедурах заключения, исполнения, изменения и расторжения гражданско-правового договора. Исходя из определения юридической процедуры, согласно которому юридическая процедура определяется как система последовательно совершаемых действий и возникающих на их базе отношений, направленных на достижение определенного правового результата, обратимся к прикладному значению данного определения. Прикладной характер видится при этом в возможности его применения к отдельным юридическим процедурам.

Обращение к теории гражданско-правового договора в аспекте предмета исследования определяется существованием трех основных источников происхождения (возникновения) обязательств <1>: обязательства, вытекающие из закона; обязательства, вытекающие из договора; обязательства, следующие из нарушения субъективных прав. Наибольший интерес с позиции комплексной юридической процедуры представляют именно процедуры, связанные с возникновением обязательств на основании договоров как наиболее сложные и разнообразные <2>.

<1> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По исправленному и дополненному 8-му изд. 1902. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2000. С. 494 - 495.
<2> См. также: Иоффе О.С. Из истории цивилистической мысли. В работе: Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права". М.: Статут, 2000. С. 423, посл.

Гражданско-правовой договор как юридический факт (юридическое действие, сделка) возникает, как известно, в результате процедуры его заключения. Как закреплено в п. 2 ст. 432 ГК РФ, договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. Комплекс правовых норм, посвященных оферте и акцепту, уже стал предметом исследований, однако не в аспекте юридической процедуры <3>.

<3> См., например: Денисов С.А. Некоторые общие вопросы о порядке заключения договора // Актуальные проблемы гражданского права. М., 1999. С. 229 - 275; Шичанин А., Гривков О. Заключение договоров: требования законодательства // Законодательство и экономика. М., 1999. Вып. 6. С. 46 - 51.

Актуальность проблематики заключения, изменения и расторжения договоров предопределяется и многочисленными коллизиями в правоприменительной практике, что послужило выработке соответствующих обобщений на уровне высших судебных инстанций. Примером может служить информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 мая 1997 г. N 14 "Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров" <4>.

<4> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 7.

Действующее законодательство достаточно детально регламентирует отдельные стадии процедуры заключения (формирования) договора: (1) процедура преддоговорных взаимоотношений между сторонами, (2) процедура формирования оферты и акцепта, (3) процедура признания договора заключенным. Нами не случайно объединяются процессы формирования оферты и акцепта в единой процедуре в связи с их общей правовой природой. Законодатель различает категории "процесс заключения договора" как динамичный процесс формирования договора (см., например, ст. 432 ГК РФ) и "момент заключения договора" как статику (результат) договорного процесса такого формирования (см., например, ст. 433 ГК РФ). К тому же и сам законодатель придерживается позиции, что юридическое значение (юридическое действие в его динамике) оферта приобретает лишь с момента ее получения адресатом (п. 2 ст. 435 ГК РФ).

Выделение третьей стадии из названных - процедуры признания договора заключенным - предопределено существованием, как было отмечено выше, категории "момент заключения договора". Определяющими здесь становятся вопросы о значении государственной регистрации договоров, предметом которых выступает недвижимое имущество, для момента приобретения договором юридической силы (п. 3 ст. 433 ГК РФ), о значении разграничения реальных и консенсуальных договоров (п. 2 ст. 224 ГК РФ), о различном понимании момента заключения договора в ряде мировых правовых семей. Последнее обстоятельство лежало и в основе объединения во второй стадии процедуры заключения договора категорий "оферта" и "акцепт".

Сама по себе третья стадия заключения договора может носить как внеюрисдикционный, так и юрисдикционный характер. В первом случае договор признается заключенным с момента, обозначенного в законе. Порой такой момент неразрывно связан с предыдущим этапом процедуры заключения договора. Во втором же случае для признания договора состоявшимся (заключенным) необходимо соответствующее судебное решение. Момент вступления в силу данного решения и определяет момент признания договора заключенным. Конечно, тут допустима и иная ситуация, когда суд определяет в своем решении указанный момент.

Рассмотрим указанные выше стадии процедуры формирования договора.

  1. Первоначально возникают преддоговорные отношения между сторонами, которые могут оформляться, во-первых, особыми договорными конструкциями, например в рамках предварительного договора (см. ст. 429 ГК РФ) <5>, или же, во-вторых, становятся сами по себе основой возникновения правоотношения между сторонами. Ярким примером последнего может служить договор поставки с его особой процедурой урегулирования разногласий при заключении договора (ст. 507 ГК РФ). Данная процедура урегулирования разногласий между сторонами при заключении договора поставки является уникальной гражданско-правовой конструкцией, берущей свое начало в римском институте culpa in contrahendo, когда стороны при отсутствии реальных договорных отношений между ними приобретали друг к другу квазидоговорные притязания <6>. Некоторые сомнения в полном юридическом соответствии конструкции ст. 507 ГК РФ общей системе договоров уже высказывались в литературе <7>. При этом основой для разрешения возможных коллизий при применении ст. 507 ГК РФ должна стать - как предлагается - судебная практика.
<5> Вместе с тем сам предварительный договор представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор.
<6> См. также: Ротарь А. Методы ведения переговоров по согласованию условий договоров // Юрист. 2002. N 7. С. 6 - 11.
<7> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. С. 244 - 245.

Вопросы преддоговорной стадии процедуры заключения договора были и являются предметом научной дискуссии <8>. М.И. Брагинский указывает на два основания возникновения преддоговорных отношений (споров) между сторонами <9>: (1) уклонение стороны, на которую ГК РФ или иной закон возлагает соответствующую обязанность, от заключения договора (п. 4 ст. 445 ГК РФ); (2) передача на рассмотрение арбитража спора относительно договорных условий, по которому сторон возникли расхождения (см. ст. 446 ГК РФ).

<8> См., например: Брагинский М.И. Указ. соч. С. 239 - 245.
<9> Брагинский М.И. Указ. соч. С. 240 - 241.
  1. Формирование оферты (предложения для заключения договора) и акцепта (согласия на заключение договора). Проблематика формирования оферты и акцепта была достаточно полно исследована в науке гражданского права <10>. Среди основных характеристик оферты в цивилистике выделяются (ст. 435 ГК РФ): наличие определенности; выражение в оферте намерения лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с принявшим предложение лицом; наличие в оферте объяснения всем существенным условиям договора <11>. Как справедливо отмечает Л. Эннекцерус, оферта "должна быть настолько определенная, чтобы можно было путем ее принятия достигнуть соглашения о договоре" <12>.
<10> См. среди значительных современных работ в данной области, например: Кабалкин А. Заключение договора // Российская юстиция. 1996. N 9; Андреев С.Е., Сивачева И.А., Федотова А.И. Договор: заключение, изменение, расторжение. М., 1997; Кучер А.Н. Акцепт как стадия заключения предпринимательского договора // Законодательство. 2001. N 7. С. 36 - 43.
<11> См.: Андреева Л. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. 2000. N 12. С. 89 - 96; Витрянский В.В. Существенные условия договора // Хозяйство и право. 1998. N 7. С. 3 - 12.
<12> Эннекцерус Л. Курс гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М.: Иностранная литература, 1950. С. 175.

По вопросу о существе оферты и акцепта ведутся многочисленные споры <13>. Мы здесь лишь отметим, что четкое юридическое разграничение оферты и акцепта невозможно уже и по той причине, что оферту и акцепт нельзя признать самостоятельными односторонними сделками (примером такой самостоятельности может служить позиция Н.Г. Александрова <14>). Они представляют собой лишь составные части рассматриваемой общей процедуры формирования основы будущего договора как двусторонней сделки <15>.

<13> Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М.: Госюриздат, 1950. С. 207; Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М.: Госюриздат, 1972. С. 92; Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Госюриздат, 1975. С. 50 и др.
<14> Александров Н.Г. Право и законность в период развитого строительства коммунизма. М.: Госюриздат, 1961. С. 157 - 158.
<15> Гавзе Ф.И. Указ. соч. С. 86.
  1. Процедура признания договора заключенным является самостоятельной стадией в общей процедуре заключения договора. Совокупность таких действий, как формирование оферты, направление ее адресату, формирование акцепта и получение акцепта, еще не отвечает на вопрос о заключении договора. По общему правилу договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Вместе с тем данное правило имеет исключения.

Прежде всего такое исключение касается так называемых реальных договоров, т.е. договоров, заключение которых происходит не в момент достижения согласия между сторонами (как об этом сказано в п. 1 ст. 432 ГК РФ, правда, при этом в рамках исключающего другие подходы определения), а в момент передачи вещи (п. 2 ст. 433 ГК РФ). В связи с этим применимым является положение ст. 224 ГК РФ, вводящее и детализирующее категорию "передача". Примерами реальных договоров являются:

<16> См. обоснование реальности договора хранения: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. С. 195.

Как правило, признак реальности (консенсуальности) договора следует из самого определения договора, когда законодатель в легальном определении использует термин "обязуется передать (предоставить и т.п.)" (характеризует консенсуальность договора) или же термин "передает" (характеризует реальность договора). Вместе с тем, к сожалению, имеют место случаи, когда законодатель допускает явные неточности, которые в конечном итоге осложняют процедуру заключения и исполнения договора.

Достаточно ярким примером здесь может служить договор безвозмездного пользования (ссуды) (ст. 689 ГК РФ) <17>. Законодатель предусмотрел в легальном определении договора ссуды оба термина ("обязуется передать или передает"), при этом не представил их детализации. Это привело как к теоретическим трудностям восприятия данного правового института, так и к сложностям практического характера. Так, например, проф. А.Ю. Кабалкин считает, что "из легального определения договора безвозмездного пользования видно, что он (как и дарение) может быть консенсуальным и реальным" <18>. К сожалению названный автор не дает ответ на вопрос, как же все-таки воспринимать данный договор - в качестве реального или консенсуального. Сама же аналогия, проводимая с договором дарения, вряд ли корректна. Ответ на данную коллизию обусловливает всю процедуру заключения гражданского правового договора, в данном случае - договора безвозмездного пользования.

<17> Примером здесь может служить и институт финансирования под уступку денежного требования (ст. 824 ГК РФ).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2006 (издание третье, переработанное и дополненное).

<18> Кабалкин А.Ю. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН. М.: Юрайт-Издат; Право и закон, 2002 (комментарий к ст. 689 (с. 370 - 371)). См. также мнение Кабалкина А.Ю.: Гражданское право. Часть вторая: Учебник / Под общ. ред. А.Т. Калпина. М.: Юристъ, 1999. С. 181.

М.И. Брагинский полагает, что "стороны вправе сами определить, будет ли заключаемый между ними договор реальным или консенсуальным" <19>. Вместе с тем, как показывает толкование положения п. 2 ст. 433 ГК РФ, в законе не только должна быть указана возможность определения договора как реального, но и предусмотрены конкретные предпосылки для такого применения (ср. вышесказанное по поводу договора дарения). М.И. Брагинский растолковывает упомянутый п. 2 ст. 433 ГК РФ в несколько ином ракурсе, полагая, что "распространительное его (п. 2 ст. 433 ГК РФ. - Г.Д.) толкование позволяет, на наш взгляд, признать существование презумпции в пользу договора консенсуального" <20>. Автор несколько противоречит сам себе, так как далее отмечает, что "поскольку ссуда является обычно реальным договором..." <21>. Ведь следует признать, исходя из презумпции консенсуальности договора, что обычно заключаются именно консенсуальные договоры.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).

<19> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2000. С. 762.
<20> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая. С. 763.
<21> Брагинский М.И. Указ. соч. С. 780.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2002 (4-е издание, стереотипное).

К сожалению, всеми авторами обойдена вниманием возможность разрешения такой коллизии между реальностью и консенсуальностью договора с учетом положения ст. 692 ГК РФ, согласно которому "если ссудодатель не передает вещь ссудополучателю, последний вправе потребовать расторжения договора безвозмездного пользования и возмещения понесенного им реального ущерба". Сформулированное как императивное, данное положение лишь подчеркивает презумпцию консенсуального характера договора ссуды. Реальность может следовать, как на это правильно обращает внимание М.И. Брагинский, из положения п. 2 ст. 433 ГК РФ, когда в соответствующем законе будет предусмотрено специальное указание на реальность договора. Примером может служить выдача книг в библиотеке.

Таким образом, вышесказанное на примере процедуры с позиции ссуды (безвозмездного пользования) подчеркивает значение категории "процедура" для заключения договора.

Немаловажное значение вопросы процедуры заключения договора имеют и с точки зрения отношений, в которых сторонами выступают иностранные субъекты права. Так, вполне возможны ситуации, предусмотренные, например, ст. ст. 1211 и 1215 ГК РФ, когда суду для определения возникших прав и обязанностей сторон, для определения факта и момента заключения договора необходимо будет обратиться к иностранному праву. Как известно, не все правопорядки мира связывают заключение договора в качестве презумпции с моментом достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора (точнее, с моментом, когда лицо, сделавшее оферту, получает на нее ответ - акцепт). Примером иного, чем в российском праве, подхода можно считать систему англо-американского права. В англо-американском праве представлен институт "почтового ящика" (Mailbox-theory), согласно которому договор считается заключенным в момент отправки ответа (акцепта) автору оферты <22>. Как отмечают К. Цвайгерт, Х. Кетц, "в основу теории "почтового ящика" была положена фикция, согласно которой оферент молчаливо уполномочивал почту быть своим представителем при получении акцептов его предложений контрагентами, что позволяло считать договор заключенным с даты почтового отправления акцепта, как если бы акцепт был вручен оференту лично" <23>.

<22> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 2. Пер. с нем. М.: Междунар. отношения, 1998. С. 53.
<23> Там же.

Таким образом, процедура заключения договора представляет собой сложное юридическое явление, которое приобретает разнообразные формы в процессе своего развития.