Мудрый Юрист

Эволюция взглядов о соучастии в гражданском процессе

Гончарова О., аспирантка кафедры гражданского процесса УрГЮА.

Данная работа посвящена эволюции взглядов о соучастии со второй половины XIX в. до современности. Автор пытается изучить становление и развитие научных представлений о данном институте в отечественной науке гражданского процессуального права.

В науке гражданского процессуального права не раз затрагивался вопрос о процессуальном соучастии. Данный термин встречается еще в работах ученых дореволюционного времени, затем процессуалисты советского периода занимались исследованием этого института, в настоящее время проблемы соучастия хоть и скудно, но все же освещаются в отдельных научных работах.

Проследим в хронологическом порядке развитие представлений о понятии соучастия в отечественном законодательстве и науке.

Во второй половине XIX в. наука гражданского процессуального права делает свои первые шаги. В это время закладываются основы отдельных процессуальных институтов, таких как гражданские процессуальные правоотношения (А.Х. Гольмстен, Е.В. Васьковский), доказательства (С.В. Пахман, В.И. Адамович), иск и право на судебную защиту (В.М. Гордон). Разрабатываются и начала процессуального соучастия.

Устав гражданского судопроизводства 1864 г., первый кодифицированный акт отечественного гражданского процессуального законодательства, в ст. 15 предусматривал возможность процессуального соучастия, а ст. 258 устанавливала правило, согласно которому нельзя было смешивать в одном исковом прошении иски, вытекающие из разных оснований. Данные положения Устава явились посылкой для научно-догматического изучения соучастия в гражданском процессе дореволюционными учеными.

Крупнейшей работой о процессуальном соучастии этого периода времени является докторская диссертация Е.А. Нефедьева "К учению о сущности гражданского процесса. Соучастие в гражданском процессе" (1891 г.). В своей диссертационной работе автор подверг всестороннему анализу процессуальное соучастие в немецком и французском праве. Думается, автор не случайно выбрал для исследования именно эти два направления, поскольку нормы отечественного процессуального законодательства о соучастии базировались на доктрине немецкого и французского процессов.

Е.А. Нефедьев рассматривает соучастие со времен Рима и до конца XIX в. Так, в римском процессе по общему правилу существовало столько процессов, сколько требований истец предъявлял к ответчику. Но постепенно сложилась тенденция, что несколько лиц с притязаниями отправлялись к одному и тому же судье. При этом каждый спор все равно разрешался отдельно, независимо от разрешения других. Соучастие допускалось по усмотрению суда, при этом было неважно, имеют ли иски общее основание или нет. Главной целью соучастия в Риме было сокращение времени и труда <1>.

<1> Нефедьев Е.А. Избранные труды. Краснодар, 2005. С. 104.

В Средние века право допущения соучастия перешло к сторонам в процессе, теперь суд лишь наблюдал, чтобы множество лиц не повлияло неблагоприятно на ход судебного разбирательства. Предоставление такого права сторонам требовало установления четких правил, на основании которых они могли бы им пользоваться <2>.

<2> Там же.

Как уже было отмечено, Е.А. Нефедьев анализирует две модели процессуального соучастия: немецкую и французскую.

Так, ссылаясь на немецких процессуалистов, ученый указывает, что термин "соучастие" ("Streitgenossenschaft") в немецком процессе обозначает не сам факт соединения лиц в процессе, а соединение субъектов, предъявляющих такие требования, которые обладают определенной связью, особыми, однородными отношениями, существовавшими до процесса <3>. Эти однородные допроцессуальные отношения и являются основанием для возникновения процессуального соучастия. Для соединения лиц в процессе необходимы были условия, которые возникли еще до возбуждения дела и лежали в свойствах тех прав и обязанностей, которые составляют предмет рассмотрения суда. Таким образом, в немецком процессе основания для соучастия необходимо искать в праве материальном.

<3> Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 95.

Что касается соучастия во французском гражданском процессе, то в его основе лежат несколько иные взгляды о происхождении отношений между соучастниками. Если немецкое право исходит из того, что отношение между соучастниками является последствием материально-правовых отношений, то французское право кладет в основу принцип неделимости (единства) процесса, вследствие чего отношение между соучастниками получает иное основание: оно основывается на положении их в процессе независимо от связывающих их отношений материального права. Соучастие допускается во французском праве не потому, что этого требуют материальные правоотношения, а ради достижения определенных целей: уменьшения количества дел и издержек производства, сокращения времени и труда, предупреждения постановления решений, противоречащих одно другому (избежания "судебного скандала") <4>.

<4> Там же. С. 275.

Анализируя французских юристов, Е.А. Нефедьев отмечает, что, по их мнению, неделимость или делимость права не влечет за собой неделимости или делимости процесса. Характер гражданского права не может влиять на характер процесса. Следовательно, материальные правоотношения не являются основанием для соучастия в процессе, а дают лишь основание полагать, насколько их совместное рассмотрение может быть удобным.

Под соучастием в российском гражданском процессе Е.А. Нефедьев понимал соединение в нем нескольких истцов или нескольких ответчиков <5>. Соучастие представляет сам факт соединения в процессе нескольких лиц на стороне истца или на стороне ответчика, а не соединение лиц, связанных особым специальным материальным правоотношением, которое делает возможным соединение в процессе соучастников, как это имело место в немецком праве. По мнению Е.А. Нефедьева, отечественная конструкция процессуального соучастия в большей степени тяготеет к французскому процессуальному соучастию, нежели к немецкому <6>.

<5> Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. Краснодар: Советская Кубань, 2005. С. 144.
<6> Там же.

Последствия соучастия Е.А. Нефедьев видел в том, что действия одного соучастника оказывают влияние на положение остальных. Однако эти последствия объясняются не с точки зрения материальных правоотношений, а с точки зрения принципа единства процесса (как и во французском процессе). Соединением в процессе нескольких лиц достигалось упрощение, ускорение производства, облегчение труда для суда и тяжущихся, уменьшение расходов, предупреждение постановления противоречащих друг другу решений суда.

Помимо Е.А. Нефедьева проблемами соучастия в гражданском процессе занимались и другие дореволюционные ученые.

И.Е. Энгельман называл соучастие "товариществом в тяжбе", которое означает совместное ведение несколькими лицами одного дела, причем эти лица относительно процессуальных действий равноправны между собой и образуют одну сторону с истцом или с ответчиком. Основаниями процессуального соучастия ученый называл следующие условия. Соучастники должны состоять в правовом сообществе, либо притязания их между собой должны быть в такой связи, чтоб предмет, фактические и юридические основания спора, исковые требования являлись общими или однородными и подлежали производству в одном и том же порядке <7>.

<7> Энгельман И.Е. Курс гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. Цит. по: Гражданский процесс: Хрестоматия / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2005. С. 288.

Т.М. Яблочков выделяет два условия процессуального соучастия. Во-первых, право или обязанность, составляющая предмет спора, должны проистекать для всех соучастников из одного и того же основания. Общность основания Т.М. Яблочков трактует как единство правопроизводящего факта: общее наследование, заключение договора, совместное учинение одного деликта. Во-вторых, если соучастники на предмет спора имеют одно общее право <8>.

<8> Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. Цит. по: Гражданский процесс: Хрестоматия / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2005. С. 289.

Т.М. Яблочков предлагает классифицировать соучастие на естественное и искусственное. Естественное соучастие, по мнению автора, имеет место, если предмет спора составляет общее право нескольких лиц или их общую обязанность, либо если исковые требования или обязанности вытекают из одного основания. Искусственное соучастие предполагает однородность притязаний или обязанностей, истекающих из однородного, но не общего основания <9>.

<9> Там же.

Е.В. Васьковский, ярчайший представитель науки гражданского процесса дореволюционной России, под соучастием понимал соединение в одном производстве нескольких исков между разными лицами <10>. Признаками соучастия он называл наличность нескольких исковых требований и наличность нескольких субъектов процесса. Е.В. Васьковский считал, что соучастие - это чисто внешнее соединение исков, не создающее никаких особых последствий для соучастников, отношения между ними остаются такими же, какими были бы, если бы их иски рассматривались судом порознь <11>.

<10> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003. С. 383.
<11> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 389.

Е.В. Васьковский выделяет материальное, формальное и необходимое соучастие.

В случае если предпосылкой соучастия являются проистекающие из одного и того же основания право или обязанность, составляющие предмет спора (т.е. тождество фактического основания исков) или наличие у нескольких лиц на предмет спора общего права (т.е. тождество юридического основания исков), такое соучастие называется материальным, так как при нем соединяемые иски имеют одно общее основание.

При однородности предметов и оснований исковых требований ("если исковые требования одинаковы по своему предмету, хотя бы они проистекали из отдельных и особых, но однородных по существу оснований") соучастие будет формальным, т.к. между соединяемыми исками существует только сходство в некоторых отношениях, но нет действительной, материальной связи.

В случае, когда совместное участие в деле нескольких лиц на истцовой или ответной стороне является обязательным, соучастие приобретает характер необходимого (обязательного) <12>.

<12> Там же. С. 386 - 388.

А.Х. Гольмстен отмечал, что соучастие или исковое товарищество - это внешнее соединение нескольких исков в одном производстве, причем каждый такой иск вызывает отдельное процессуальное правоотношение. Каждый иск, соединившись с другим, сохраняет свою самостоятельность <13>.

<13> Гольмстен А.Х. Программа по русскому гражданскому судопроизводству. Петроград, 1915. Цит. по: Гражданский процесс: Хрестоматия / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2005. С. 280.

Можно сказать, что взгляды процессуалистов дореволюционной России о процессуальном соучастии уходят своими корнями в доктрину немецкого и французского процесса. Действительно, очень многое было позаимствовано в области процессуального права, и институт процессуального соучастия не является исключением. Все же нельзя сказать, что отечественное гражданское процессуальное право полностью переняло какую-то определенную модель соучастия (французскую или немецкую), думается, что, взяв исходные начала в европейском процессе, соучастие в гражданском процессе России обрело свои собственные черты.

Дальнейшие научные разработки о процессуальном соучастии приходятся на советский период. Поскольку советское гражданское процессуальное законодательство не давало четкой дефиниции соучастия, в процессуальной науке велись споры о нем. На данный вопрос обращали внимание Т.Е. Абова, М.С. Шакарян, Д.М. Чечот, А.Б. Монахов и др.

Некоторыми процессуалистами (Абрамов, Клейнман, Юдельсон) соучастие определялось как субъективное соединение исков, при котором в процессе участвуют несколько лиц на стороне истца или ответчика или обеих сторонах <14>. Кроме того, К.С. Юдельсон, так же как и Д.М. Чечот, связывал возможность соучастия с материальными правоотношениями. Он сводил структуру сторон при процессуальном соучастии к структуре долевых и солидарных обязательств <15>.

<14> Абрамов С.Н. Гражданский процесс. М., 1948; Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М., 1954; Юдельсон С.Ю. Советский гражданский процесс. М., 1956. Цит. по: Шакарян М.С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву // Труды ВЮЗИ. Т. 38. М., 1975. С. 103.
<15> Юдельсон С.Ю. Советский гражданский процесс. М., 1956. Цит. по: Шакарян М.С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву. С. 107.

Здесь за основу брался количественный признак (как и у дореволюционных ученых), т.е. под соучастием понималась множественность лиц на истцовой или ответной стороне. Однако данный признак характерен не только для соучастия, но и для других случаев (например, когда на стороне истца или ответчика участвуют третьи лица), поэтому такая черта не может исчерпывающе определять процессуальное соучастие.

Вследствие этого в дальнейших научных работах процессуалисты раскрывают сущность соучастия более точно, с указанием дополнительного специфического признака.

Т.Е. Абова под процессуальным соучастием понимает участие в одном и том же процессе нескольких истцов (или ответчиков), права требования (или обязанности) которых не исключают друг друга <16>. При этом отмечается, что участие нескольких лиц на стороне истца или ответчика - лишь внешний признак соучастия. Акцент делается на характере права требования или обязанности, которые не исключают друг друга. Причем между лицами, выступающими как соучастники, может и не быть материально-правовой связи.

<16> Абова Т.Е. Избранные труды. М.: Статут, 2007. С. 52.

Полемизируя с Т.Е. Абовой, Д.М. Чечот считает, что ее определение соучастия нельзя признать удачным, поскольку интересы соучастников могут противоречить друг другу <17>. Например, в случае предъявления иска об исключении имущества из описи интересы одного соответчика (лица, у которого описано имущество) могут противоречить интересам другого соответчика (лица, в интересах которого описано имущество). Д.М. Чечот предлагает свое определение соучастия - это участие в одном деле на стороне истца или ответчика нескольких лиц, имеющих спор с противоположной стороной <18>. При этом Д.М. Чечот считает вслед за К.С. Юдельсоном, что основания процессуального соучастия нужно искать в материальных правоотношениях.

<17> Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2005. С. 132.
<18> Там же.

А.Б. Монахов предлагает ввести в качестве специфического признака соучастия категорию взаимосвязи прав и обязанностей соучастников. Он понимает под соучастием в гражданском процессе участие в одном и том же производстве нескольких предположительных субъектов спорного правоотношения - истцов или ответчиков (или нескольких истцов и ответчиков одновременно), права требования или обязанности которых взаимосвязаны и не исключают друг друга <19>. Основания соучастия, по мнению А.Б. Монахова, закреплены в нормах материального права.

<19> Монахов А.Б. Актуальные вопросы соучастия в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 5.

Итак, большинство советских процессуалистов полагали, что основания соучастия содержатся в материальном праве. Соединение нескольких лиц на истцовой или/и ответной стороне возможно только в том случае, если это диктуется особенностями материальных правоотношений.

Однако существовала и противоположная точка зрения о том, что соучастие - чисто процессуальный институт, который совсем не требует материальных предпосылок (Д.И. Полумордвинов) <20>.

<20> Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения. Цит. по: Шакарян М.С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву. С. 106.

Интересны также соображения М.С. Шакарян. Ученый полагает, что процессуальное соучастие не является чисто процессуальным институтом, т.к. его основания, как и многих других институтов процессуального права, коренятся в материальных правоотношениях, и это - одно из частных проявлений связи между материальным и процессуальным правом <21>.

<21> Шакарян М.С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву. С. 115.

Без уяснения смысла материальных норм и содержания материальных правоотношений невозможно правильное применение норм процессуального права, в частности института соучастия. Именно нормами процессуального права устанавливается правовая связь между субъектами правоотношений, которая и является основой процессуального соучастия, порождает внутреннюю связь между истцами и/или ответчиками в пределах единого гражданского процесса <22>.

<22> Там же. С. 120.

Таким образом, в советское время существовали различные мнения о природе института процессуального соучастия. Действительно, нормы материального права оказывают определенное влияние на соучастие в процессе. Однако нельзя делать вывод о том, что институт соучастия в гражданском процессе не является процессуальным только потому, что его причины содержатся в нормах материального права. Отнесение правовых норм к той или иной отрасли права (материального или процессуального) зависит от того, какие общественные отношения этой нормой регулируются. Нормы о соучастии регулируют отношения, складывающиеся в ходе осуществления правосудия по гражданским делам, которые являются процессуальными. Следовательно, институт процессуального соучастия регулирует процессуальные отношения и является институтом процессуального права. Материально-правовые отношения являются лишь предпосылками для возникновения других, процессуальных отношений, которые складываются уже между судом как органом правосудия и другими участниками процесса. В ином случае при отсутствии материально-правовой связи между соистцами и/или соответчиками цели соучастия, такие как процессуальная экономия времени и сил участников процесса, сокращение издержек судебного разбирательства, не будут достигнуты. Наоборот, допущение процессуального соучастия при игнорировании материально-правовых норм, по мнению автора, может повлечь негативные последствия, например злоупотребление правом на присоединение истцом лица в качестве соответчика по делу, который совершенно не связан с заявленными правопритязаниями истца, а это, в свою очередь, вызовет различные проволочки и задержки процесса.

В современных нормативных актах институт процессуального соучастия урегулирован ст. 40 ГПК РФ и ст. 46 АПК РФ. Следует отметить, что определение этого института законодательно до сих пор нигде не закреплено, процессуальные кодексы лишь указывают на возможность совместного предъявления исковых требований несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Помимо этого, ГПК РФ устанавливает исчерпывающий перечень оснований соучастия, а АПК РФ вообще такового не содержит.

В последнее время внимание уделяется разграничению соучастия и относительно новых процессуальных конструкций: институтов группового иска, другого ответчика <23>. Полагаю, что выявление отличий, различных черт между соучастием и указанными институтами в гражданском и арбитражном процессе является полезным для теории и правоприменительной деятельности, т.к. позволяет глубже исследовать эти схожие между собой, но не идентичные конструкции.

<23> См.: Аболонин Г.О. Групповые иски. М.: Норма, 2001; Макарьян Д.В. Процессуальное соучастие в российском арбитражном производстве и другие формы множественности // Адвокатская практика. 2005. N 3.

В заключение хотелось бы отметить, что развитие отношений в современном обществе, увеличение количества лиц, участвующих в них, влечет за собой сложности при рассмотрении гражданско-правовых споров. Все чаще на практике можно встретить множество лиц на истцовой или/и ответной стороне. Институт процессуального соучастия в этих случаях обеспечивает достижение целей правосудия, способствует уменьшению судебных расходов, препятствует вынесению противоречащих друг другу решений суда.