Мудрый Юрист

Психологические основы групповой защиты обвиняемого, подсудимого, осужденного

Игнатов С.Д., заведующий научно-учебно-практической лабораторией "Юридическая клиника" (Удмуртский государственный университет), адвокат, член РАЮН, доцент, кандидат юридических наук.

Автор уже неоднократно обращал внимание юридической общественности, и особенно исследователей концептуальных основ организации адвокатуры и адвокатской деятельности, на проблемы, возникающие в связи с реализацией малоизученного уголовно-процессуального положения о том, что "подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников" (ч. 1 ст. 50 УПК РФ) <1>. В данной статье представляется актуальным рассмотреть психологический аспект проблемы групповой защиты обвиняемого, подсудимого, осужденного.

<1> См., напр.: Игнатов С.Д. К вопросу о механизме осуществления групповой (коллегиальной) защиты обвиняемого по уголовному делу (постановка проблемы) // Российская юстиция. 2008. N 1. С. 61 - 63; Он же. Групповая защита обвиняемого // ЭЖ-Юрист. 2008. N 3. С. 7; Он же. Коллективная защита - кто есть кто // ЭЖ-Юрист. Тематическое приложение к газете "ЭЖ-Юрист". Адвокатура. N 8(513). С. 4 и др.

В современных условиях практикующему адвокату для эффективной (успешной) профессиональной деятельности необходимо иметь достаточную психологическую подготовку, в которой, как правило, выделяют, во-первых, психологическую культуру и, во-вторых, психологическую компетентность применительно к данному виду правоприменения.

Под понятием "психологическая культура адвоката" автор понимает прежде всего заботу самого адвоката о своем психическом здоровье, его умение справляться с регулярно испытываемыми отрицательными психическими состояниями, умение строить правильные (успешные) отношения с другими людьми (в нашем случае с доверителями, подзащитными, коллегами по работе, например адвокатами, особенно если он участвует в так называемой групповой защите). Изложенное выше иногда называют "культура общения".

Под понятием "психологическая компетентность адвоката" автору видится специфический комплекс не только знаний, но и умений адвоката в вопросах психологии, которые ему необходимы для решения его профессиональных задач в процессе осуществления своей деятельности, в частности при групповой защите несколькими адвокатами одного подзащитного (обвиняемого, подсудимого, осужденного).

Таким образом, адвокат, участвующий в групповой защите, должен не только обладать, естественно, профессиональными знаниями, но и иметь должную психологическую подготовку. Автору представляется, что этому адвокатов дополнительно следует учить. Но данный вопрос - вне темы настоящей статьи.

Психологическим проблемам адвокатской деятельности, особенно в процессе групповой защиты, в настоящее время уделяется явно недостаточно внимания со стороны исследователей. Поэтому автор пытается восполнить данный пробел не только для теоретиков-исследователей и адвокатов-практиков, но и для решения его на законодательном уровне. Представляется (по результатам выборочного опроса более 100 (ста) адвокатов адвокатской палаты Удмуртской Республики) необходимым дополнить УПК РФ 2001 г. специальной ст. 50.1 об уточнении правовой регламентации деятельности адвоката в качестве защитника в процессе групповой защиты. В настоящей статье автор ставит своей целью лишь поделиться мыслью о данном дополнении УПК РФ, не предлагая пока текст проекта ст. 50.1 УПК, поскольку это вне заявленной темы данной статьи.

Групповая защита законных интересов обвиняемого, подсудимого, осужденного является важной и составной частью многообразной деятельности (специальных органов и лиц, прежде всего адвокатов) по осуществлению правосудия. Автор пришел к выводу, что без участия сторон (обвинения и защиты) в полном, а не в урезанном виде (т.е. без какой-либо одной стороны, например без защиты или без обвинения) нет и не может быть правосудия. Другими словами, суд, судья единолично не вправе рассматривать уголовное дело без участия в судебном процессе представителя обвинения либо защиты. В крайнем случае защиту при определенных условиях вправе осуществлять подсудимый лично, но автор критически относится к такому еще встречающемуся на практике варианту правосудия. В будущем, как представляется автору, в УПК РФ должно быть закреплено обязательное участие в судебном процессе кроме суда (судьи) стороны обвинения (например, прокурора) и стороны защиты (например, адвоката-защитника). Негоже, когда в правовом государстве (в России) в судебном процессе обвинение поддерживает профессиональный юрист-прокурор, а защищается подсудимый без юридического образования и без профессионального советника по правовым вопросам - адвоката-защитника. Полагаю, в таком случае совершается не правосудие, а судилище.

Раскрывая психологические основы групповой защиты обвиняемого (в широком смысле этого понятия) как деятельности, способствующей осуществлению правосудия, следует напомнить позицию А.В. Дулова о широком психологическом анализе всей деятельности по осуществлению правосудия <2>. В данном виде деятельности указанный автор выделяет следующие структурные компоненты: 1) познавательный; 2) коммуникативный; 3) конструктивный; 4) организаторский; 5) воспитательный и 6) удостоверительный.

<2> См. подр.: Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 52 и далее.

Мы критически относимся к данному перечню компонентов психологического анализа деятельности по осуществлению правосудия и применительно к психологическим основам защитительной деятельности вообще и групповой защите в частности, полагаем, что не все перечисленные компоненты им присущи. Мы не находим в психологических основах групповой защиты удостоверительного структурного компонента.

Эффективная профессиональная деятельность адвоката, участвующего особенно в групповой защите, во многом зависит от умения каждого адвоката, задействованного в групповую защиту, общаться с другими людьми. При групповой защите особенно сложно, но при этом и особенно необходимо, именно каждому адвокату-защитнику, участвующему в групповой защите обвиняемого (подсудимого, осужденного), уметь строить правильные (успешные) взаимоотношения со своим подзащитным, с коллегами адвокатами-защитниками, участвующими в групповой защите, со следователем, судом и другими участвующими в деле как должностными лицами, так и другими участниками уголовного судопроизводства. Каждому таковому адвокату-защитнику, как мне представляется, необходимо устанавливать именно свой (в зависимости от роли, положения, поставленной задачи при участии в групповой защите) психологический контакт со своим подзащитным. Полагаю, при групповой защите не все адвокаты должны быть "добрыми" защитниками, допускаю участие при такой защите и "злого" защитника, "мудрого" защитника, "интеллектуала"-защитника, "рассказчика"-защитника, "красавицы-красавца", "разведчика" или "адвоката без лица" и так далее и тому подобное, в зависимости не только от характера уголовного дела, но и от психологических особенностей подзащитного (подзащитной). При этом для каждого адвоката групповой защиты в рамках общих (правовых) правил необходимо искать и использовать законные (именно законные!) и реальные средства и способы защиты, а также не противоречащие (не запрещенные) закону, прежде всего УПК РФ, средства и способы защиты (п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК). Применительно к теме настоящей статьи от адвоката групповой защиты (допускаем, что не от каждого защитника) требуется умение и возможность оказания психологической помощи подзащитному и, кроме того (что используется нередко на практике), осуществление специального, целенаправленного психологического воздействия на подзащитного в интересах достижения целей защиты в конкретном уголовном деле.

Изложенные выше требования - пожелания к адвокату, участвующему в групповой защите, - принято относить к коммуникативным качествам личности, которые, разумеется, защитнику необходимо иметь. Данное утверждение объясняется тем, что коммуникативные качества личности адвоката-защитника вообще, и особенно участвующего в групповой защите, помогут ему правильно (более успешно) общаться с другими людьми (коллегами-адвокатами, подзащитными), понимать их, налаживать прежде всего деловые (служебные) отношения с участвующими в уголовно-процессуальной деятельности лицами.

Еще в прошлом веке психологи установили, что успех коммуникативной деятельности во многом зависит от такого фактора, как совместимость людей, под которой понимают процесс взаимного согласования и адаптации функциональных, коммуникативных и личностных качеств общающихся. В коммуникативной деятельности адвоката указанное психологическое явление имеет важное значение, поскольку на принципе совместимости в немалой степени основывается выбор обвиняемым защитника, отказ от него, психологический подход защитника к обвиняемому и установление с ним психологического контакта. Здесь мы говорим о таком понятии, как психологическая несовместимость. Именно отсутствием психологической совместимости можно объяснить, например, фактические случаи отказа обвиняемого от работавшего с ним защитника. Данное качество (психологическая совместимость) особенно остро (иногда болезненно) воспринимается адвокатами, участвующими в групповой защите.

На руководителя (координатора) адвокатов, осуществляющих групповую защиту (в группе до 4 адвокатов, в бригаде адвокатов-защитников от 5 и более), ложится особая ответственность не только при подборе адвокатов, но особенно в процессе дальнейшей совместной работы по уголовному делу - обеспечивать в целях успешной защиты психологическую совместимость внутри вновь образованного (созданного) коллектива адвокатов-защитников. Для этого ему необходимо учитывать целый ряд специальных психологических факторов, способствующих не только возникновению, но, гораздо важнее, продолжению в процессе деятельности адвокатов-защитников, осуществляющих групповую защиту, их психологической совместимости.

Полагаю, можно выделить для этого следующие психологические факторы: во-первых, профессиональные навыки защитника, определяемые знаниями, умениями, опытом; во-вторых, правильное понимание адвокатом-защитником своего не только вообще (просто) процессуального, но именно в группе (бригаде) среди других защитников положения (места, роли, объема порученных для решения задач по уголовному делу); в-третьих, комплекс индивидуально-психологических качеств защитника и личности подзащитного.

Отмеченные психологические факторы, безусловно, имеют важнейшее значение для успешной (эффективной) групповой защиты, поскольку, как известно, при четко (явно) выраженной односторонности функции защиты интересов обвиняемого, подсудимого, осужденного, которую выполняет в нашем случае группа (бригада) адвокатов-защитников в уголовном процессе, необходимо сочетать защиту законных интересов подзащитного с публичными интересами правосудия. Не только руководителю (координатору) адвокатов, осуществляющих групповую защиту, но и каждому адвокату в группе необходимо соблюдать ту психологическую грань, которая позволяет сохранять нормальные служебные взаимоотношения в суде, исключить отдельные противоречия, возникающие в уголовном процессе (стараться избегать и не провоцировать новые конфликты) между его участниками. При этом необходимо поддерживать деловые психологические отношения со своим подзащитным.

Возвращаясь к приведенному нами выше перечню психологических компонентов деятельности по осуществлению правосудия, который дает А.В. Дулов, отметим, что он среди прочих указывает организаторский структурный компонент. Заметим следующее: сама по себе организация деятельности адвоката, а тем более работающего в группе (бригаде), необходима. При этом законодатель в УПК РФ очень подробно регламентирует осуществление, например, предварительного расследования, судебного разбирательства как составных частей уголовно-процессуальной деятельности. В УПК закреплен алгоритм (порядок) проведения расследования, установлена последовательность следственных действий и каждого процессуального действия конкретно. Также процессуальным законом (УПК) разработан и закреплен порядок (общий и отдельных видов) судебного разбирательства, отдельных его частей и прочее. Но применительно к осуществлению защиты вообще, не говоря уже о групповой, процессуальный закон такой регламентации не знает. Например, в УПК РФ ничего не говорится о какой-либо регламентации подготовки адвоката (адвокатов) к уголовному процессу (досудебному, судебному), составлении плана защиты, о применении допустимых приемов, методов, средств защиты. Ничего этого в УПК РФ нет. Но психологические аспекты и даже криминалистические аспекты (основы) в адвокатской деятельности, тем более при групповой защите, безусловно, есть, и, полагаю, о них также необходимо помнить. Речь здесь идет прежде всего о стратегии, тактике защиты, методике адвокатской деятельности, о чем мы ранее также писали <3>.

<3> См., напр.: Игнатов С.Д. Стратегия и тактика деятельности адвоката-защитника по уголовному делу // Уголовное право. 2003. N 1. С. 88 - 89; Он же. Тактика допроса адвокатом-защитником свидетеля в суде по уголовному делу // Уголовное право. 2004. N 1. С. 70 - 72.

Заметим, что разработка успешной (эффективной) стратегии, тактики и методики групповой защиты составляет лишь часть такого психологического компонента, как организаторский, в адвокатской деятельности, прежде всего у руководителя (координатора) адвокатов, осуществляющих групповую защиту обвиняемого, подсудимого, осужденного.

Выделяя (отмечая) психологические основы групповой защиты, полагаю, нельзя не отметить такую проблему, как индивидуальный стиль работы отдельного адвоката-защитника, поскольку работающие в группе вынуждены учитывать особенности в деятельности каждого коллеги. И здесь индивидуальный стиль работы адвоката может выступать и как положительный, и как отрицательный психологический фактор.

Мы поддерживаем (разделяем) мнение Г.Г. Шиханцова о том, что "индивидуальный стиль представляет собой индивидуально-своеобразную систему психологических средств, к которым прибегает человек для успешного осуществления своей деятельности. Выработка индивидуального стиля деятельности адвоката предполагает формирование у него индивидуально-своеобразной системы психологических приемов и средств, применяемых при осуществлении защиты. В основе индивидуального стиля работы защитника лежит прежде всего процессуальная независимость в осуществлении установленных законом прав и полномочий его как участника процесса и вместе с тем высокий уровень общей культуры и профессиональный опыт" <4>. Сказанное приобретает особенную актуальность в решении возникающих проблем между адвокатами-защитниками, осуществляющими групповую защиту, их координатором (руководителем) группы (бригады) защитников. Проблемы эти могут быть связаны, например, с решением вопроса о выборе той или иной стратегии защиты, тактики защиты при учитывании множества факторов (обстоятельств), характеризующих как отдельные эпизоды, так и все уголовное дело в целом. Кроме того, необходимо учитывать позицию и поведение своего подзащитного. Полагаю, все это происходит в форме мыслительных операций, связанных с соотношением события (факта) инкриминируемого преступления с психологическим анализом содержания правовых норм, как уголовно-правовых, так и уголовно-процессуальных.

<4> Шиханцов Г.Г. Юридическая психология: Учебник для вузов. М., 1998. С. 240.

Эффективное осуществление групповой защиты требует от координатора и каждого адвоката специфических важных профессиональных, да и просто человеческих психологических качеств, таких, например, как моральные качества, нравственные. Мне представляется, что адвокат-защитник - это специфический судебный деятель, а выполняемая им работа, безусловно, связана с отправлением правосудия. Разумеется, для этого существуют нравственные требования (начала), принципы процессуальной деятельности по осуществлению всего судопроизводства (в широком смысле) и по осуществлению правосудия. Данные принципы определяет и формулирует такая наука, как судебная этика. Но это уже не тема настоящей статьи.

Автор попытался выделить лишь некоторые психологические факторы, связанные с осуществлением групповой защиты обвиняемого, подсудимого, осужденного. Полагаю, более подробный анализ психологических основ групповой защиты еще впереди.