Мудрый Юрист

Анализ актуальных проблем противодействия незаконной предпринимательской деятельности в уголовном законодательстве некоторых европейских государств

Карпович О.Г., доктор юридических наук, профессор Академии экономической безопасности МВД РФ.

В настоящей статье планируется провести анализ уголовного законодательства ряда государств Европы с традиционной ориентацией на рыночную экономику. Наше внимание будет приковано к правовой конструкции норм, обеспечивающих противодействие незаконной предпринимательской деятельности. Обратимся в этой связи к законодательному опыту Испании, Франции, ФРГ и Швеции.

Исходя из изучения уголовного законодательства Испании, к деяниям, образующим незаконную предпринимательскую деятельность, можно отнести: ряд преступлений, связанных с рынком и потребителями (ст. ст. 282, 283, 285 УК Испании); преступные посягательства на предпринимательскую деятельность, связанные с банкротством (ст. ст. 257 - 261 УК Испании) <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс Испании. М.: Зерцало, 1998. С. 83, 84, 90, 91.

В отличие от российского подхода к определению уголовно-правовых запретов на незаконную предпринимательскую деятельность (незаконное предпринимательство - ст. 171 УК РФ, производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции - ст. 171.1 <*> УК РФ, незаконная банковская деятельность - ст. 172 УК РФ, лжепредпринимательство - ст. 173 УК РФ) в уголовном законе Испании, во-первых, запретов на данную деятельность (за исключением посягательств, связанных с банкротством) несколько меньше и, во-вторых, они носят в основном иной содержательный характер.

<*> См.: Уголовный кодекс Испании. М., Зерцало, 1998. С. 83, 84, 90, 91.

Так, в соответствии со ст. 282 УК Испании, производители или продавцы, которые в своих офертах или рекламе товаров и услуг дадут ложные указания и неправильные характеристики так, что это может повлечь причинение тяжкого и очевидного вреда потребителям, наказываются тюремным заключением на срок от шести месяцев до одного года или штрафом на сумму от шести до восемнадцати месячных заработных плат.

Следовательно, уголовно наказуемой в Испании является не только ложная реклама, как в России, но и ложная оферта (предложение товаров или услуг). Такой подход, по нашему мнению, целесообразно учесть при совершенствовании российского уголовного законодательства.

Согласно ст. 283 УК Испании тот, кто во вред потребителям будет взимать плату за товары или услуги, цена или стоимость которых измеряется автоматическими аппаратами посредством их искажения или манипулирования ими, наказывается тюремным заключением на срок от шести месяцев до одного года и штрафом на сумму от шести до восемнадцати месячных заработных плат.

Это новый для России состав преступления в сфере предпринимательской деятельности. И хотя он в определенной мере пересекается с составом ст. 200 УК РФ (обман потребителей), тем не менее может быть полезен с точки зрения совершенствования уголовного закона России.

Статья 285 УК Испании предусматривает: тот, кто непосредственно или через посредника использует информацию, имеющую значение для котировки любого вида ценных бумаг или оборотных документов на организованном, официальном или признанном рынке, к которому он имел доступ в связи с профессиональной или предпринимательской деятельностью, либо доставит ее, приобретая для себя или для третьего лица экономическую выгоду на сумму свыше шестидесяти пяти миллионов песет либо причиняя ущерб на такую же сумму, наказывается тюремным заключением на срок от одного года до четырех лет и штрафом в размере тройной стоимости полученной им прибыли.

Российским уголовным законом такого вида преступление в сфере предпринимательской деятельности не предусмотрено, и хотя в какой-то степени оно пересекается с составом незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), тем не менее представляет интерес для совершенствования российского уголовного законодательства.

Ответственности за деяния, связанных с банкротством, в Уголовном кодексе Испании посвящена глава VII "О наказуемой несостоятельности" <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс Испании. М.: Зерцало, 1998. С. 83, 84.

В Уголовном кодексе Испании в отличие от России не предусмотрены понятия "преднамеренное" и "фиктивное банкротство", однако имеются близкие по содержанию уголовно-правовые нормы.

Согласно ст. 260 УК Испании тот, кто объявит себя банкротом, несостоятельным или приостановит платежи, если положение экономического кризиса или неплатежеспособность были умышленно вызваны или усугублены должником либо лицом, действующим от его имели, наказывается тюремным заключением на срок от двух до шести лет и штрафом на сумму от восьми до двадцати четырех месячных заработных плат. Речь здесь идет по существу о преднамеренном банкротстве. Вместе с тем в отличие от ст. 196 УК РФ состав преднамеренного банкротства здесь не материальный, а формальный, поскольку достаточно самих действий должника, чтобы преступление было окончено. Наступление общественно опасных последствий в состав ст. 260 УК Испании не включено. Ответственность за рассматриваемое преступление в Испании более сурова, чем в России. Предусмотрено только тюремное заключение на срок от двух до шести лет, соединенное со штрафом. Наказание штрафом, входящее в состав санкции ст. 196 УК РФ, в санкции ст. 260 УК Испании, отсутствует.

Близким к фиктивному банкротству следует считать состав, включенный в ст. 257 УК Испании: тот, кто объявит себя банкротом в отношении своего имущества во вред своим кредиторам, наказывается тюремным заключением на срок от одного года до четырех лет и штрафом на сумму от двенадцати до двадцати четырех месячных заработных плат. Вполне очевидно, что испанский законодатель считает фиктивное банкротство менее опасным преступлением, чем банкротство преднамеренное, так как наказывает последнее мягче первого. В России указанные преступления являются равнозначными по тяжести.

Исходя из анализа Уголовного кодекса Франции, к деяниям, образующим незаконную предпринимательскую деятельность, следует отнести: различные виды мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. ст. 313-1, 313-2 УК Франции), запреты на искусственное создание неплатежеспособности и иные злоупотребления при банкротстве (ст. ст. 314-7, 314-8 УК Франции) <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс Франции. Санкт-Петербург, 2002. С 295 - 309.

В отличие от России, где одним из видов мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. 173 УК РФ), понятие мошенничества в сфере предпринимательской деятельности во Франции несколько шире.

Согласно ст. 313-1 УК Франции мошенничеством является совершенное путем использования ложного имени или ложного статуса, либо путем злоупотребления действительным статусом, либо путем использования обманных приемов введения в заблуждение какого-либо физического или юридического лица и склонение его таким образом к тому, чтобы оно в ущерб себе или третьим лицам передало денежные средства, ценные бумаги, материальные ценности или иное имущество, предоставило услуги или совершило сделку, влекущую возникновение обязанности или освобождение от нее, наказывается пятью годами тюремного заключения и штрафом в размере двух миллионов пятисот тысяч франков.

В соответствии со ст. 313-2 УК Франции наказание за упомянутое мошенничество увеличивается до семи лет тюремного заключения и пяти миллионов франков штрафа, если оно совершено:

  1. лицом, обладающим публичной властью или выполняющим обязанности по государственной службе, при осуществлении или в связи с осуществлением своих полномочий или обязанностей;
  2. лицом, неправомерно присваивающим статус лица, обладающего публичной властью или выполняющего обязанности по государственной службе;
  3. лицом, обращающимся к неопределенному кругу лиц для размещения ценных бумаг или сбора денежных средств в целях оказания гуманитарной или социальной помощи;
  4. во вред лицу, особая уязвимость которого в силу его возраста, болезни, увечья, физического или психического недостатка или беременности очевидна или известна исполнителю;
  5. организованной бандой.

Определение французским законодателем понятия мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, его квалифицирующих признаков представляет несомненный интерес для совершенствования российского уголовного законодательства.

В Уголовном кодексе Франции понятия преднамеренного и фиктивного банкротства объединены под наименованием "фиктивная неплатежеспособность" <*>. В соответствии со ст. 314.7 УК Франции действия должника, даже до вынесения судебного постановления, констатирующего его задолженность, по организации или увеличению своей неплатежеспособности либо путем увеличения своих обязательств или уменьшения своих активов, либо путем уменьшения или сокрытия всех или части своих доходов, либо путем сокрытия некоторого своего имущества наказываются тремя годами тюремного заключения и штрафом в триста тысяч франков. В сравнении со ст. ст. 196, 197 УК России можно заметить следующее.

<*> См.: Уголовный кодекс Франции. М.: МГУ, 1993. С. 126, 127.

Во-первых, составы преднамеренного и фиктивного банкротства в уголовном законе Франции объединены и признаются, таким образом, равными по тяжести.

Во-вторых, они формальны, а не материальны, как это предусмотрено в уголовном законодательстве России.

В-третьих, уголовная ответственность за рассматриваемые деяния во Франции мягче, чем в России и Испании, преимущество отдано штрафной составляющей наказания.

Анализ уголовного законодательства ФРГ показывает, что к группе деяний, образующих незаконную предпринимательскую деятельность, можно отнести: получение субсидии путем мошенничества (§ 264 УК ФРГ); мошенничество при капиталовложении (§ 264 "а" УК ФРГ); злоупотребления, связанные со страхованием (§ 265 УК ФРГ); утаивание и растрата заработной платы (§ 266 "а" УК ФРГ); преступные посягательства, связанные с банкротством (§§ 283, 283 "а", 283 "с", 283 "д" УК ФРГ) <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс ФРГ. М.: Зерцало, 2000. С. 149 - 151, 153, 159, 160.

Как и во Франции, в ФРГ предусмотрены различные виды мошенничества в сфере предпринимательской деятельности.

Так, согласно § 264 УК ФРГ тот, кто предоставляет неправильные и неполные данные о фактах, имеющих значение для получения субсидии для себя либо другого лица, которая выгодна ему или другому лицу, полномочному в предоставлении субсидии органу или должностному лицу, участвующему в субвенционном процессе, или лицу, предоставляющему субсидию, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом.

При этом под субсидией понимается платеж из общественных средств по федеральным или земельным правовым нормам или по праву Европейского сообщества предприятиям или организациям, если он осуществляется без встречного рыночного исполнения обязательств и должен служить потребностям экономики страны.

Мошенничеством при капиталовложении (§ 264 "а" УК ФРГ) являются действия того, кто в связи с продажей ценных бумаг, уступкой преимущественного права акционера на приобретение новых акций или своей доли, которая должна быть получена от участия в деятельности предприятия либо в связи с предложением о повышении своего участия в доле, в проспектах или представлениях или обзорах об имущественном положении сообщает большому кругу лиц неправильные данные о выгоде такого приобретения в отношении значимых для решения о покупке или повышении их курса обстоятельствах или умалчивает о невыгодных фактах такого приобретения, что наказывается лишением свободы на срок до трех лет или денежным штрафом.

Подход германского законодателя, выражающийся в детальном определении состава мошенничества в отдельных отраслях предпринимательской деятельности, представляет интерес для совершенствования уголовного законодательства России.

Интерес представляют и составы преступлений, связанных с банкротством.

В Уголовном кодексе ФРГ не выделены составы преднамеренного и фиктивного банкротства, но признаки близких к ним деяний можно обнаружить в § 283, устанавливающем ответственность за злоупотребления, связанные с банкротством <*>: тот, кто при имущественной несостоятельности или угрозе неплатежеспособности или ее наступлении:

<*> См.: Уголовный кодекс ФРГ. М.: Зерцало, 2000. С. 159, 160.
  1. утаивает или скрывает составные части своего имущества, которые в случае открытия производства по признанию банкротом принадлежали бы к имущественной массе, связанной с объявлением банкротом, или разрушает их, повреждает или делает непригодными способом, который противоречит требованиям надлежащей хозяйственной практики;
  2. вступает в убыточные или спекулятивные сделки с товарами или ценными бумагам и способом, противоречащим требованиям надлежащей хозяйственной практики или вследствие нерентабельности расходов, игры или пари тратит чрезмерные суммы или становится должником;
  3. предоставляет в кредит товары или ценные бумаги и отчуждает или иным образом уступает их или производимую из этих товаров продукцию, значительно завышая их цену способом, противоречащим требованиям надлежащей хозяйственной практики;
  4. вводит в заблуждение относительно прав других лиц или признает фиктивные права;
  5. не ведет торговые книги, хотя это является его законной обязанностью, или изменяет их таким образом, чтобы затруднить представление о своем имущественном положении;
  6. умалчивает, скрывает, разрушает или повреждает торговые книги или иную документацию, хранение которой является обязанностью предпринимателя, если эта обязанность установлена торговым правом, до истечения срока хранения, установленного для лица, обязанного вести торговую книгу, и таким образом затрудняет представление о своем имущественном положении;
  7. нарушая торговое право, составляет баланс таким образом, что затрудняет получение представления о своем имущественном положении, не составляет баланс своего имущества или не производит инвентаризацию в предписанные сроки;
  8. ухудшает иным грубо противоречащим требованиям надлежащей хозяйственной практики способом свое имущественное положение или скрывает либо маскирует свои действительные хозяйственные отношения;
  9. добивается своей имущественной несостоятельности или неплатежеспособности, - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом.

Сравнивая регламентацию уголовной ответственности за преднамеренное и фиктивное банкротство по уголовному закону России с ответственностью по УК ФРГ, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, в УК ФРГ нет строгого выделения понятий преднамеренного и фиктивного банкротства.

Во-вторых, в уголовном законе ФРГ субъектом преступления может быть любое физическое лицо либо представитель юридического лица.

В-третьих, уголовная ответственность по УК ФРГ мягче, чем ответственность по уголовному закону России.

Близким к немецкому следует считать подход законодателя Швеции, где к группе деяний, образующих незаконную предпринимательскую деятельность, можно отнести: различные виды мошенничества в сфере предпринимательской деятельности (ст. ст. 5, 6, 8, 9 главы 9 УК Швеции); преступления, связанные с банкротством (ст. ст. 1 - 4 главы 11 УК Швеции) <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс Швеции. Санкт-Петербург, 2001. С. 75 - 80, 89 - 93.

Характерным для Швеции, как и ФРГ, является выделение составов мошенничеств в сфере предпринимательской деятельности.

Так, согласно ст. 5 главы 9 УК Швеции, лицо, которое в связи с контрактом или другой правовой сделкой получает преимущество в результате чьего-либо несчастья, беспечности или зависимого от него положения с целью получения выгоды, которая явно несоразмерна вознаграждению или за которую не предоставляется никакого вознаграждения, приговаривается к штрафу или тюремному заключению на срок не более двух лет.

В соответствии со ст. 9 главы 9 УК Швеции лицо, которое публикует или иным способом распространяет среди населения вводящую в заблуждение информацию для того, чтобы повлиять на стоимость товара, ценной бумаги или иного имущества, приговаривается к тюремному заключению на срок не более двух лет, а при малозначительности деяния - к штрафу или тюремному заключению на срок не более шести месяцев.

Выделение составов мошенничеств в различных сферах экономической деятельности, на наш взгляд, следовало бы использовать и российскому законодателю.

Как и в других странах Европы с традиционной рыночной экономикой, в Швеции целый ряд уголовно-правовых норм посвящен деяниям, связанным с банкротством.

Согласно ст. 1 главы 11 УК Швеции лицо, которое, будучи банкротом или в очевидной опасности стать им, разрушает, или дарит, или иным способом распоряжается имуществом значительной стоимости, - приговаривается к тюремному заключению на срок не свыше двух лет.

Такое же наказание применяется к любому лицу, которое путем подобных действий приводит себя в состояние банкротства или создает очевидную опасность собственного банкротства.

В соответствии со ст. 3 главы 11 УК Швеции любое лицо, которое, будучи банкротом или в очевидной опасности стать им, продолжает работу предприятия, расходуя значительные средства без соответствующей выгоды для предприятия, или которое живет расточительно, или принимает участие в рискованном предприятии, или опрометчиво принимает обременительные обязательства, или которое начинает осуществлять подобную деятельность и тем самым умышленно или путем грубой неосторожности значительно ухудшает свое экономическое положение, приговаривается к тюремному заключению на срок не более двух лет.

Целый ряд положений, включенных в ст. ст. 1 - 4 главы 11 УК Швеции, пересекаются с содержанием ст. 195 (неправомерные действия при банкротстве), ст. 196 (преднамеренное банкротство) и ст. 197 (фиктивное банкротство) УК РФ.

Вместе с тем имеются, как видно из анализа соответствующих норм УК Швеции, и такие моменты, которые можно использовать при совершенствовании уголовного законодательства России.