Мудрый Юрист

Понятие процессуальной деятельности органов внутренних дел на транспорте при осуществлении ими уголовного преследования

Наумов Андрей Михайлович - заместитель Владимирского транспортного прокурора, советник юстиции.

В содержание понятия процессуальной деятельности ОВДТ при осуществлении уголовного преследования входят следующие элементы:

  1. субъекты процессуальной деятельности;
  2. формы процессуальной деятельности;
  3. процессуальные акты (процессуальные решения и процессуальные действия);
  4. цели и задачи процессуальной деятельности.
  5. Субъектами процессуальной деятельности органов дознания и органов предварительного следствия следует считать такие прямо указанные в уголовно-процессуальном законе государственные органы и должностные лица этих органов, которые применяют нормы права и наделены по закону властными полномочиями для производства процессуальных действий и по принятию процессуальных решений.

К субъектам процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия ОВД на транспорте закон относит: 1) органы дознания; 2) начальника органа дознания; 3) начальника следственного отдела; 4) следователя; 5) дознавателя; 6) иных должностных лиц органа дознания.

1.1. Органы дознания - государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК РФ).

Согласно п. 1 ст. 40 УПК РФ, к органам дознания относятся органы внутренних дел РФ.

Перечень органов внутренних дел приводится в Положении о МВД РФ, утвержденном Указом Президента РФ N 1039 от 18 июля 1996 г.

Согласно п. 2 данного Положения, в систему органов внутренних дел входят в том числе управления (линейные: управления, отделы, отделения) внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте.

Кроме того, в систему Министерства внутренних дел РФ входит милиция (ст. 1 Закона РФ "О милиции").

Согласно ст. 7 Закона РФ "О милиции", милиция в РФ подразделяется на криминальную милицию и милицию общественной безопасности. Криминальная милиция является органом дознания (ст. 8 Закона). Милиция общественной безопасности является органом дознания (ст. 9 Закона).

Отсюда мы выводим, что органами дознания в системе ОВДТ будут являться управления (линейные: управления, отделы, отделения) внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, а также службы криминальной милиции (СКМ) и милиции общественной безопасности (МОБ) данных управлений (отделов, отделений).

Органы дознания имеют следующие полномочия по производству процессуальных действий, относящихся к уголовному преследованию:

  1. право возбуждать уголовные дела в отношении конкретных лиц по тем делам, что указаны в ч. 3 ст. 150 УПК РФ, по которым производство предварительного следствия необязательно;
  2. право возбуждать уголовные дела в отношении конкретных лиц по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, в порядке, установленном ч. 1 ст. 157 УПК РФ;
  3. право произвести такие неотложные следственные действия, которые сопряжены с ущемлением конституционных прав граждан (обыск, выемка) по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, указанных в п. п. 2 - 6 ч. 2 ст. 157 УПК РФ;
  4. право задержать лицо по подозрению в совершении преступления по основаниям, указанным в ст. 91 УПК РФ, и в порядке ст. 92 УПК РФ;
  5. право осуществить такую иную меру процессуального принуждения, как привод подозреваемого, обвиняемого на основании постановления дознавателя, следователя, прокурора (ч. 7 ст. 113 УПК РФ);
  6. право произвести по поручению следователя или по указанию прокурора следственные действия, сопряженные с ограничением конституционных прав граждан (ч. 4 ст. 157, п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

1.2. Согласно п. 17 ст. 5 УПК РФ, начальник органа дознания - это должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Начальник органа дознания обладает как руководитель органа дознания всеми теми процессуальными полномочиями по осуществлению уголовного преследования, что и возглавляемый им орган.

Помимо этого, закон наделяет начальника органа дознания еще следующими процессуальными полномочиями по осуществлению уголовного преследования:

  1. право утверждать постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, вынесенное должностным лицом органа дознания (бланк N 14 к ст. 476 УПК РФ);
  2. право давать обязательные для исполнения указания дознавателю по выполнению процессуальных действий, направленных на уголовное преследование подозреваемого; обжалование этих указаний прокурору не приостанавливает их исполнения (ч. 4 ст. 41 УПК РФ);
  3. право утверждать обвинительный акт, составленный дознавателем (ч. 4 ст. 225 УПК РФ);
  4. право направлять материалы с обвинительным актом прокурору (ч. 4 ст. 225 УПК РФ).

Поскольку, как мы отметили выше, органами дознания в системе ОВДТ являются управления (линейные: управления, отделы, отделения) внутренних дел на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, а также службы СКМ и МОБ данных управлений (отделов, отделений), то, соответственно, начальниками органов дознания в ОВДТ будут являться начальники соответствующих управлений (отделов, отделений) ОВДТ, а также их заместители, которые по должности являются начальниками МОБ и СКМ, и заместители последних.

1.3. Начальник следственного отдела - должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п. 18 ст. 5 УПК РФ). Согласно ст. 39 УПК РФ, начальник СО (его заместитель) имеет следующие процессуальные полномочия по осуществлению уголовного преследования:

  1. право возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица (ч. 2 ст. 39 УПК РФ);
  2. вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести следственные и иные процессуальные действия, входящие в содержание функции уголовного преследования (ч. 2 ст. 39 УПК РФ);
  3. вправе давать следователю обязательные для исполнения указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, в том числе по уголовному преследованию подозреваемых, обвиняемых, о привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (п. 2 ч. 3 ст. 39 УПК РФ).

Указания начальника СО по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь вправе представить прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника следственного отдела (ч. 4 ст. 39 УПК РФ).

Полномочиями начальника следственного отдела пользуются начальники следственных управлений (отделов, отделений, групп) при органах внутренних дел на транспорте и их заместители.

1.4. Следователь - должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 41 ст. 5 УПК РФ).

К числу иных процессуальных полномочий закон относит предоставленное следователям, в том числе следователям при ОВД на транспорте, право производства дознания по всем уголовным делам, отнесенным к компетенции дознавателей ОВДТ.

Следователь наделен следующими процессуальными полномочиями по уголовному преследованию:

  1. возбуждать уголовное дело в отношении конкретных лиц в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ (п. 1 ч. 2 ст. 38 УПК РФ);
  2. самостоятельно принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, направленных на уголовное преследование подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора (п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ);
  3. давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о производстве отдельных следственных действий по уголовному преследованию подозреваемых, обвиняемых, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, направленных на уголовное преследование, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ);
  4. право в случае несогласия с действиями (бездействием) и решениями прокурора по ключевым вопросам уголовного преследования представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Обжалование следователем решений или указаний прокурора не приостанавливает их исполнения, за исключением восьми случаев, перечисленных в ч. 3 ст. 38 УПК РФ. Причем характерно то, что шесть из восьми случаев имеют отношение к осуществлению уголовного преследования:
  5. о привлечении лица в качестве обвиняемого;
  6. о квалификации преступления;
  7. об объеме обвинения;
  8. об избрании меры пресечения, избранной следователем в отношении подозреваемого или обвиняемого;
  9. об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, предусмотренных п. п. 2 - 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ;
  10. о направлении уголовного дела в суд или его прекращении.

В этих случаях прокурор или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю (ч. 4 ст. 38 УПК РФ).

В данном случае процессуальными полномочиями следователя, перечисленными выше, пользуются следователи следственных управлений (отделов, отделений, групп) при органах внутренних дел на транспорте.

1.5. Дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом (п. 7 ст. 5 УПК РФ).

К числу процессуальных полномочий дознавателя по осуществлению уголовного преследования относятся:

  1. право возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ;
  2. право самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, направленные на уголовное преследование подозреваемых, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуются согласие начальника органа дознания, санкция прокурора и (или) судебное решение (п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ).

Дознаватель менее процессуально самостоятельное лицо, чем следователь. Поскольку 1) следователь обладает своими процессуальными полномочиями по закону, а дознавателю они даются начальником органа дознания; 2) закон не знает ни одного случая, когда следователь получал бы согласие на производство процессуальных действий от начальника СО, а дознаватель ряд своих действий обязан согласовывать с начальником органа дознания (например, утверждать обвинительный акт); 3) указания начальника СО и прокурора обязательны для следователя и их обжалование не приостанавливает их исполнения. Однако по наиболее важным, ключевым вопросам уголовного преследования (объем обвинения, квалификация, избрание меры пресечения и т.д.) следователь вправе обжаловать эти указания вышестоящему прокурору. И в этих случаях обжалование приостанавливает их исполнение.

Дознаватель тоже по закону (ч. 4 ст. 41 УПК РФ) вправе обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указания прокурора - вышестоящему прокурору. Однако обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнения.

Помимо различной степени процессуальной самостоятельности дознаватель имеет меньший, нежели следователь, объем процессуальных полномочий по осуществлению уголовного преследования.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает выполнение дознавателем ряда процессуальных и следственных действий по уголовному преследованию, которые может выполнять следователь.

Так, например, поскольку дознаватели производят дознание по уголовным делам, перечисленным в ч. 3 ст. 150 УПК РФ, которые относятся к категориям преступлений небольшой и средней степени тяжести, а по ч. 1 ст. 186 УПК РФ контроль и запись переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, то дознаватели, в отличие от следователей, лишены права производства данного следственного действия.

Также дознаватели лишены права на вынесение постановления о прекращении данного следственного действия, так как производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. А срок производства дознания на превышает 30 суток (20 суток + продление прокурором на 10 суток).

Общее правило и то, что при производстве дознания дознаватель не выносит постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Процессуальным документом, равнозначным постановлению следователя о привлечении в качестве обвиняемого, у дознавателя является обвинительный акт.

Но закон знает и исключение из этого общего правила.

Так, если в отношении подозреваемого по ходатайству дознавателя судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то обвинительный акт составляется не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу (ч. 2 ст. 224 УПК РФ).

При невозможности составить обвинительный акт в данный срок подозреваемому предъявляется обвинение в порядке, установленном главой 23 УПК РФ, либо данная мера пресечения отменяется (ч. 3 ст. 224 УПК РФ).

Дознаватель, в отличие от следователя, лишен также права обращаться в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей обвиняемого свыше 2-х месяцев, опять-таки из-за ограниченного законом 30 сутками срока дознания.

Дознаватель, в отличие от следователя, лишен также права давать органу дознания отдельное поручение о производстве следственных и иных процессуальных действий по уголовному преследованию подозреваемых.

По результатам производства дознания дознаватель составляет обвинительный акт, а следователь - обвинительное заключение. Обвинительный акт утверждается сначала начальником ОД, а потом - прокурором. Обвинительное заключение - только прокурором.

В остальном же, как представляется, объем процессуальных полномочий дознавателя и следователя по выполнению процессуальных (следственных и иных) действий по уголовному преследованию совпадают.

Однако здесь необходимо сделать одну оговорку. Надо отметить несовершенство формулировок действующего УПК РФ.

Так, в ч. 5 ст. 165 УПК РФ говорится, что только следователь, а не дознаватель, вправе в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, произвести их без получения судебного решения, но с последующим уведомлением суда и прокурора.

Если же мы обратимся к тексту статей закона, регламентирующих производство таких следственных действий, как осмотр жилища (ч. 5 ст. 177 УПК РФ), обыск и (или) выемка в жилище (ч. ч. 2 и 3 ст. 182, ч. 2 ст. 183 УПК РФ), личный обыск (ч. 1 ст. 184 УПК РФ), выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (ч. 4 ст. 183 УПК РФ), то мы обнаружим, что и там говорится только о следователе, а не о дознавателе как о лице, полномочном принимать решение о производстве этих действий.

Между тем нормы статей ч. ч. 1 и 5 ст. 165, ч. 5 ст. 177, ч. ч. 2 и 3 ст. 182, ч. 2 ст. 183, ч. 1 ст. 184 и ч. 4 ст. 183 УПК РФ противоречат бланкам тех процессуальных документов, которые содержатся в приложении к ст. 476 УПК РФ и регламентируют производство данных следственных действий.

Согласно бланкам приложений данные следственные действия вправе производить не только следователь, но и дознаватель.

Поэтому, как нам представляется, для устранения указанных противоречий необходимо внести соответствующие изменения в текст вышеперечисленных статей УПК РФ, добавив, что постановление о производстве этих следственных действий вправе выносить не только следователь, но и дознаватель.

1.6. Иное должностное лицо органа дознания - это те должностные лица органа дознания, помимо должностных лиц, перечисленных в ч. 3 ст. 40 УПК РФ, и кроме начальника органа дознания и дознавателя, которые наделены начальником органа дознания правом производства отдельных процессуальных действий.

К числу процессуальных полномочий по уголовному преследованию, которые могут иметь иные должностные лица органа дознания, относятся все те полномочия, что были перечислены выше и которыми обладает орган дознания. Непременное условие и отличительная особенность этих полномочий - это то, что они в каждом конкретном случае или на постоянной основе делегируются данному должностному лицу начальником органа дознания.

В законе нет перечня должностных лиц органа дознания. На практике это могут быть начальники ЛПМ, на которых начальник органа дознания вправе возложить полномочия по производству неотложных следственных действий, особенно в тех случаях, когда в штате ЛПМ нет дознавателей, а сам ЛПМ удален от отделения или отдела внутренних дел на транспорте.

  1. Формы (виды) процессуальной деятельности ОВДТ.

По определению М.Л. Якуба, "процессуальная форма (процессуальный порядок) уголовного судопроизводства является правовой формой деятельности суда, органов расследования и прокурорского надзора по возбуждению уголовных дел, по расследованию и разрешению, а также участников процесса и иных лиц, привлеченных к делу в том или ином качестве, и отношений, связанных с этой деятельностью. Она представляет собой совокупность установленных процессуальным законом условий, в которых проводится как эта деятельность в целом, так и каждое отдельное процессуальное действие (или комплекс таких действий) и принимается каждое решение по делу и которыми определяется связь и последовательность проводимых действий и принимаемых решений" <*>.

<*> Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: ЮЛ, 1981. С. 8.

В соответствии с этим определением и применительно к основным стадиям уголовного процесса и формам предварительного расследования возможно выделить следующие формы процессуальной деятельности (не путать с формами уголовного преследования, см. гл. 2 § 3) ОВДТ по осуществлению уголовного преследования:

  1. доследственная проверка сообщения о преступлении в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ и 2) предварительное расследование, которое, в свою очередь, распадается на предварительное следствие и деятельность органов дознания, осуществляемую в форме проведения дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно - в порядке гл. 32 УПК РФ, и в форме возбуждения уголовного дела и выполнения неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно - в порядке ст. 157 УПК РФ.

Поэтому представляется возможным утверждать, что процессуальная деятельность органов дознания и предварительного следствия, в том числе ОВД на транспорте, производится в четырех формах: 1) в форме первичной доследственной проверки сообщения о преступлении, 2) в форме дознания, 3) в форме предварительного следствия, а также 4) в форме производства органом дознания неотложных следственных действий.

2.1. Первая форма. К ней относится проверка, проводимая субъектами процессуальной деятельности (дознавателем, органом дознания и следователем) по поступившим сообщениям о любом совершенном или готовящемся преступлении. Проверка проводится в срок 3 (10) суток. Допускается ее продление прокурором на срок до 30 суток по ходатайству следователя или дознавателя при необходимости проведения документальных проверок или ревизий. Содержание данной доследственной проверки составляет выяснение вопросов о наличии поводов и основания к возбуждению уголовного дела в поступившем сообщении. Отличительной особенностью данной формы процессуальной деятельности является то, что она совершается до возбуждения уголовного дела и поэтому, как правило, здесь не допускается выполнение следственных действий. Однако законодатель делает исключение для трех следственных действий: для осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения судебной экспертизы. Завершается доследственная проверка сообщения о преступлении принятием одного из трех решений, предусмотренных ч. 1 ст. 145 УПК РФ: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Осуществляется ли уголовное преследование в рамках первой формы процессуальной деятельности и в чем это выражается?

На первый взгляд, последний акт доследственной проверки в виде вынесения постановления субъектом процессуальной деятельности о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица означает начало уголовного преследования лица, подозреваемого в совершении преступления.

Однако тут не все так просто. Мы знаем, что до возбуждения уголовного дела закон позволяет совершать три следственных действия: осмотр места происшествия, освидетельствование и назначение судебной экспертизы.

Если осмотр места происшествия как следственное действие, носящее ознакомительный характер, мы не можем отнести к процессуальным действиям, ущемляющим права граждан, и потому осмотр места происшествия никак нельзя трактовать как элемент уголовного преследования, то этого нельзя сказать про такие следственные действия, как освидетельствование и назначение судебной экспертизы.

Согласно ч. 1 ст. 179 УПК РФ "для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний".

Из данной формулировки закона следуют два важных вывода: 1) закон не предусматривает возможность проведения освидетельствования до возбуждения уголовного дела, поскольку могут быть освидетельствованы только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель, то есть лица, получающие таковой статус после возбуждения уголовного дела. Отсюда мы можем заключить, что нормы ч. 1 ст. 179 УПК РФ противоречат нормам ч. 4 ст. 146 УПК РФ. 2) Освидетельствование предполагает элемент принуждения. По закону вовсе не требуется согласия подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего на проведение их освидетельствования. То есть оно может быть произведено в отношении этих лиц принудительно. В отношении же свидетеля освидетельствование может быть произведено, по общему правилу, с его согласия. Однако и здесь закон делает исключение, допуская принудительное, против воли свидетеля, его освидетельствование в случаях, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний.

Освидетельствование же любого лица против его воли есть не что иное, как действие, нарушающее такие конституционные права человека, как достоинство личности и право на личную неприкосновенность, закрепленные в ст. 21 Конституции РФ.

Отсюда мы заключаем, что проведение освидетельствования лица до возбуждения уголовного дела является действием, направленным на его уголовное преследование. Поэтому получается, что границы осуществления уголовного преследования распространяются также на стадию возбуждения уголовного дела, когда уголовное дело еще не возбуждено, когда еще нет ни подозреваемого, ни обвиняемого, а лица, подвергающиеся уголовному преследованию, по закону еще не имеют права на защиту.

Ситуация же с разрешением назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела еще более серьезная. Во-первых, обращает на себя внимание опять-таки то, что нормы ч. 4 ст. 146 УПК РФ не приведены в соответствие с нормами ст. 195, 196, 198 УПК РФ, где определен порядок назначения экспертизы. В ст. ст. 195, 196, 198 УПК РФ нет указания на то, что назначение судебных экспертиз может иметь место до возбуждения уголовного дела. В ст. 196 УПК РФ, предусматривающей случаи обязательного назначения судебной экспертизы, говорится о том, что назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить:

  1. причины смерти;
  2. характер и степень вреда, причиненного здоровью;
  3. психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
  4. психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  5. возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Закон говорит о назначении судебной экспертизы в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, подразумевая, что судебная экспертиза может назначаться лишь после возбуждения уголовного дела.

Часть 3 ст. 195 и ч. 1 ст. 198 УПК РФ предусматривают ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и наделяют последних рядом прав. Каким образом можно выполнить эти требования закона при назначении судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела? Непонятно.

Во-вторых, если освидетельствование хотя бы в отношении свидетеля делало оговорку о необходимости его согласия, то институт назначения судебной экспертизы не знает таких исключений. Судебная экспертиза назначается исключительно по усмотрению должностного лица, производящего расследование, и в тех случаях, когда это лицо признает необходимым назначение данной экспертизы. Согласие на назначение экспертизы лица, в отношении которого она будет проводиться, по закону вообще не требуется. Более того, в ряде случаев для производства некоторых экспертных исследований может потребоваться помещение обследуемого лица в медицинский или психиатрический стационар. В тех случаях, когда помещаются подозреваемый или обвиняемый, закон требует получение разрешения у суда. Как это можно осуществить до возбуждения уголовного дела? Также непонятно.

В любом случае такое следственное действие, как назначение судебной экспертизы в отношении лица, на которого подано заявление о совершении им преступления, в еще большей степени, чем освидетельствование, ущемляет конституционные права граждан на личное достоинство и неприкосновенность и потому, безусловно, должно быть расценено как уголовное преследование граждан.

Распространять же сферу уголовного преследования на стадию возбуждения уголовного дела, мне представляется, значит, совершать большую ошибку.

Отдельно следует остановиться на соотношении возбуждения уголовного дела и такой меры процессуального принуждения, как задержание подозреваемого.

Общее правило гласит, что лицо может быть задержано по подозрению в совершении преступления лишь после возбуждения уголовного дела.

Однако необходимо отметить, что задержание - не одномоментное процессуальное действие, а действие, протяженное во времени и слагающееся из нескольких этапов: 1) момент фактического задержания; 2) доставление задержанного к следователю, дознавателю, в орган дознания или к прокурору; 3) составление протокола задержания.

Надо сразу определенно сказать, что уголовное преследование начинается именно с момента фактического задержания лица, который понимается законодателем как момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

А в ряде случаев, когда преступление раскрывается, например, "по горячим следам", момент фактического задержания вполне может предшествовать возбуждению уголовного дела.

В этом смысле можно утверждать, что задержание может иметь место и до возбуждения уголовного дела.

Отсюда мы видим, что в рамках первой формы процессуальной деятельности может осуществляться уголовное преследование путем:

  1. возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
  2. производства таких следственных действий, как освидетельствование и назначение судебной экспертизы, которые умаляют конституционное право человека и гражданина на достоинство личности (ст. 21 Конституции РФ);
  3. фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления, которое умаляет конституционное право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ).

2.2. Вторая форма. При наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания в порядке ст. 146 УПК РФ возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия.

Особенностью УПК РФ является то, что в нем, в отличие от УПК РСФСР 1960 г., прямо не содержится перечень неотложных следственных действий.

Согласно п. 19 ст. 5 УПК РФ, неотложными следственными действиями являются действия "в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования".

Анализ норм, относящихся к содержащимся в Уголовно-процессуальном кодексе следственным действиям, позволяет бесспорно включить в перечень неотложных следственных действий такие действия, как:

С определенной долей вероятности можно включить в перечень неотложных следственных действий такие действия, как:

Первые два следственных действия (осмотр и освидетельствование) направлены на обнаружение следов преступления, а последние два следственных действия (обыск и выемка) направлены на обнаружение и фиксацию доказательств (ими могут быть орудия преступления, а также предметы, документы и ценности, имеющие значение для уголовного дела), которые требуют своего незамедлительного закрепления, изъятия или исследования. В противном случае они будут либо уничтожены, либо их доказательственная ценность будет утрачена.

В статье 119 УПК РСФСР 1960 г. в перечень неотложных следственных действий было включено задержание подозреваемого. Нам представляется, что в новом УПК РФ законодатель правильно вывел это действие из перечня неотложных следственных, поскольку задержание, действительно, относится не к следственным, а к процессуальным действиям и является одной из мер процессуального принуждения.



Далеко не бесспорным является вопрос, включать или нет в перечень неотложных следственных действий такие действия, как допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей, как то делал законодатель в ч. 1 ст. 119 УПК РСФСР 1960 года.

Напомним, что эта норма берет свое начало в ст. 258 Устава уголовного судопроизводства 1864 г., где говорилось, что "полиция формальных допросов ни обвиняемым, ни свидетелям не делает, разве бы кто из них оказался тяжко больным и представилось бы опасение, что он умрет до прибытия следователя". Как нам представляется в такой ситуации допросы подозреваемых, свидетелей и потерпевших вполне могут быть отнесены к неотложным следственным действиям, поскольку они содержат доказательственную информацию, требующую незамедлительного закрепления.

Интересен и вопрос о том, относить ли такое следственное действие, как назначение следственной экспертизы, к неотложным следственным действиям. В части 4 ст. 146 УПК РФ законодатель указывает три следственных действия, которые разрешается выполнять до возбуждения следственных действий:

  1. осмотр места происшествия, 2) освидетельствование и 3) назначение судебной экспертизы. Два первых следственных действия (осмотр и освидетельствование) по определению своему позволяют отнести их к неотложным. Не уместно ли в связи с этим будет и назначение судебной экспертизы включить в число неотложных следственных действий?

Однозначно на этот вопрос ответить трудно. С одной стороны, ряд экспертных исследований предполагает долговременную подготовку. Прежде чем назначить, например, судебно-психиатрическую экспертизу, надо тщательно изучить личность испытуемого, для чего следует опросить его родственников, близких, запросить документы, взять справки из психдиспансера и т.д.

Для этого требуется довольно продолжительный период времени и сделать это в 10-дневный срок, как того требует закон, затруднительно. Да и собственно доказательственная информация в данном случае никуда не денется.

Но экспертиза экспертизе рознь. Бывают также экспертизы, особенно судебно-медицинские, не назначь и не проведи которые следователь или дознаватель вовремя, важная доказательственная информация будет безвозвратно утрачена. Например, судебно-медицинская экспертиза потерпевшей в случае изнасилования. Не проведи вовремя судебно-медицинский эксперт осмотр потерпевшей, не изыми содержимое влагалища для судебно-биологического исследования на предмет обнаружения спермы - и важные доказательства будут утрачены.

Поэтому, как нам представляется, имеются веские основания для включения и такого следственного действия, как назначение судебной экспертизы, в число неотложных следственных действий.



В связи с вышеизложенным, по мнению автора, законодателю следует дополнить содержание п. 19 ст. 5 УПК РФ, включив в него в качестве неотложных следственных действий такие действия, как осмотр, освидетельствование, назначение судебной экспертизы, обыск, выемка, допросы подозреваемых, свидетелей и потерпевших.

Неотложные следственные действия выполняются в срок не позднее 10 суток с момента возбуждения дела, после чего орган дознания направляет уголовное дело прокурору для определения подследственности.

В рамках второй формы процессуальной деятельности могут выполняться следующие действия по уголовному преследованию подозреваемых:

  1. производство тех неотложных следственных действий (осмотра жилища, освидетельствования, обыска и выемки в жилище, личного обыска, назначения судебной экспертизы), которые ограничивают конституционные права подозреваемых;
  2. задержание лица в качестве подозреваемого по основаниям, указанным в ст. 91 УПК РФ, и в порядке ст. 92 УПК РФ;
  3. в исключительных случаях подозреваемому может быть избрана мера пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ;
  4. к подозреваемому могут быть применены иные меры процессуального принуждения (обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество).

2.3. Третья форма. Другой формой процессуальной деятельности является производство дознания в порядке, предусмотренном главой 32 УПК РФ, которая предусматривает окончание предварительного расследования в форме дознания путем составления обвинительного акта.

Согласно п. 8 ст. 5 УПК РФ, дознание - это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно. Порядок производства дознания регламентирован главой 32, статьями 223 - 226 УПК РФ.

Некоторые исследователи (О. Зайцев, Ф. Абдуллаев) выделяют "то общее, что есть в новой и старой формах дознания:

  1. Дознание охватывает вторую стадию уголовного процесса, следует сразу за возбуждением уголовного дела и является досудебной подготовкой уголовных дел.
  2. Это одна из форм предварительного расследования уголовных дел.
  3. Процессуальный порядок ее применения регламентирован УПК РФ.
  4. Органами, ее ведущими, являются органы дознания, дознаватель (лицо, производящее дознание).
  5. Круг органов дознания, их компетенция, включая расследуемые уголовные дела, установлены УПК" <*>.
<*> Зайцев О., Абдуллаев Ф. Дознание по УПК РФ // Уголовное право. 2002. N 3. С. 78.

Те же авторы отмечают следующие "основные различия между дознанием в полном объеме, регламентированным УПК РСФСР 1960 г., и новым видом дознания согласно УПК РФ:

  1. Раньше дознание проводилось также по неочевидным преступлениям, когда лицо, их совершившее, органам расследования известно не было. По новому УПК РФ дознание требует обязательное наличие конкретного лица, его известность на этапе до возбуждения или в момент возбуждения уголовного дела.
  2. К числу субъектов дознания добавился следователь.
  3. Изменились сроки дознания. В отличие от прежнего порядка дознание производится в течение 20 суток со дня возбуждения уголовного дела. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 10 суток (ч. 3 ст. 223 УПК РФ). При возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного акта прокурор может продлить срок дознания, но не более чем на 3 суток (п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК РФ).
  4. Упразднены, в основном, изъятия, имевшие место при производстве прежнего дознания, связанные с порядком ознакомления некоторых участников уголовного судопроизводства с материалами оконченного расследованием уголовного дела, а также невозможностью обжалования указаний прокурора. В частности, потерпевшему или его представителю по его ходатайству могут быть представлены для ознакомления обвинительный акт и материалы уголовного дела (ч. 3 ст. 225 УПК РФ). Дознаватель вправе обжаловать указания прокурора вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 41 УПК РФ).
  5. Не регламентировано, как прежде, предъявление обвинения и допрос обвиняемого.
  6. Расследование в новом процессуальном режиме заканчивается составлением обвинительного акта в порядке ст. 225 УПК РФ, а не обвинительного заключения" <*>.
<*> Там же.


Такою ли безусловною новеллой является в российском уголовно-процессуальном законодательстве такой процессуальный документ, как обвинительный акт? История говорит нам, что нет.

Еще Устав уголовного судопроизводства 1864 года знал это понятие. Согласно ст. 519 Устава, "заключение прокурора о предании обвиняемого суду излагается в форме обвинительного акта". "В обвинительном акте должны быть означены:

  1. событие, заключающее в себе признаки преступного деяния;
  2. время и место совершения сего преступного деяния, насколько это известно;
  3. звание, имя, отчество и фамилия или прозвище обвиняемого;
  4. определение по закону: какому именно преступлению соответствуют признаки рассматриваемого деяния" (ст. 520 Устава). "К обвинительному акту прокурор прилагает список лиц, которые, по его мнению, должны быть вызваны к судебному следствию" (ст. 521 Устава).

Сравнивая содержание обвинительного акта по ст. ст. 520 - 521 Устава с содержанием обвинительного акта по ст. 225 УПК РФ, мы обнаруживаем много общего. Вместе с тем, мы должны помнить о существенных отличиях этих двух процессуальных документов разных эпох: 1) составлением обвинительного акта по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года завершается предварительное расследование преступления, проведенное судебным следователем, а не дознание, проведенное дознавателем, как по УПК РФ; 2) если обвинительный акт по Уставу составлял Прокурор Окружного Суда, то обвинительный акт по УПК РФ составляет дознаватель; 3) совершенно различно и значение этих двух процессуальных документов: обвинительный акт по Уставу есть акт предания обвиняемого суду, правда, с некоторыми оговорками, поскольку требовалось еще подтверждение самого суда, а обвинительный акт по УПК РФ есть просто итоговый документ, знаменующий завершение дознания и означающий фактически привлечение лица в качестве обвиняемого.

Авторы "Концепции судебной реформы в РСФСР", утвержденной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1, полагают, что "Концепция исходит из того, что документом предания суду является обвинительный акт прокурора", т.е. фактически предлагают вернуться к положениям ст. ст. 519 - 521 Устава 1864 г.

Но законодатель поступил мудрее, сохранив в УПК РФ понятие обвинительного заключения наряду с введением понятия обвинительного акта.

Если уж проводить историческую параллель, то обвинительный акт согласно ст. 225 УПК РФ стоит ближе к акту дознания, который составлялся согласно ст. 98, п. 2 ст. 105 УПК РСФСР 1923 г., чем к обвинительному акту в понимании ст. ст. 519 - 521 Устава 1864 г. Заметим, что Устав 1864 г. вообще не знал дознание как самостоятельную форму предварительного расследования преступлений. Устав знает только одну форму: производство предварительного следствия судебными следователями. Органы дознания (полиция, жандармерия) при этом только выполняли неотложные следственные действия в отсутствие судебного следователя. Впервые ввел дознание как самостоятельную форму расследования УПК РСФСР 1922 года. Но он действовал всего год. Так что уместнее будет сослаться на УПК РСФСР 1923 года. Данный Кодекс знает две формы дознания. Согласно ст. 98 УПК РСФСР 1923 г., деятельность органов дознания различается в зависимости от того, действуют ли они (1) по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, или же (2) по делам, по которым акты их могут послужить основанием к преданию обвиняемых суду без производства предварительного следствия. Согласно п. 2 ст. 105 УПК РСФСР 1923 г., производство дознания не может продолжаться долее месяца, причем: ...2) если дознанием добыты данные, изобличающие кого-либо в совершении преступления, за которое высшее наказание согласно Уголовному кодексу может быть назначено в виде лишения свободы на срок до одного года, то весь материал дознания направляется органами дознания непосредственно в суд, которому подсудно данное дело.



В данном случае составлялся завершающий дознание акт, который, несомненно, имеет больше общего с обвинительным актом по ст. 225 УПК РФ, чем с обвинительным актом в понимании Устава 1864 г., так как оба акта составляются органом дознания, а не прокурором, и оба акта завершают не предварительное следствие, а дознание. Вместе с тем, между обвинительными актами по УПК РФ и УПК РСФСР 1923 г. есть и определенные различия, в частности, обвинительный акт, составляемый по правилам ст. 225 УПК РФ, требует утверждения у прокурора, а акт дознания, составляемый в порядке п. 2 ст. 105 УПК РСФСР 1923 г., не требовал этого.

В чем же значение обвинительного акта согласно ст. 225 УПК РФ? Если сравнивать содержание обвинительного акта (ст. 225 УПК РФ) и содержание обвинительного заключения (ст. 220 УПК РФ), то можно обнаружить, что они практически идентичны (см. бланки приложений N 158 и 163 к УПК РФ). Однако значение этих двух процессуальных актов различное: 1) обвинительное заключение знаменует собой окончание предварительного следствия, а обвинительный акт - окончание дознания; 2) обвинительное заключение составляется следователем, а обвинительный акт - дознавателем; 3) обвинительное заключение утверждается только прокурором, а обвинительный акт - начальником органа дознания и прокурором; 4) на момент составления обвинительного заключения лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, всегда имеет процессуальный статус обвиняемого, а на момент составления обвинительного акта - статус подозреваемого. Только после составления обвинительного акта это лицо становится обвиняемым. Так что в этом отношении составление обвинительного акта можно приравнять к вынесению постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Однако если по значению обвинительный акт приравнивается к постановлению о привлечении лица в качестве обвиняемого, то по форме и по процедуре эти два процессуальных акта и действия значительно отличаются друг от друга. Ранее мы видели, что неотъемлемой частью процессуального института привлечения лица в качестве обвиняемого является разъяснение обвиняемому его прав, предусмотренных ч. 4 ст. 47 УПК РФ, и допрос его в качестве обвиняемого. Но при составлении обвинительного акта не происходит ни того, ни другого. Вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого - одно из важнейших, но не последнее процессуальное действие; после него еще могут выполняться следственные действия; составление же обвинительного акта знаменует собой завершение расследования. После него следственные действия выполняться уже не могут.

Вообще же, хотя А.Б. Соловьев и М.Е. Токарева оценивают "введение новой формы дознания по делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, в качестве альтернативы протокольной формы" <*>, но дознание с составлением обвинительного акта по ст. 225 УПК РФ более напоминает некий гибрид как раз той печально известной протокольной формы с прежней формой дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. Обвинительный акт по УПК РФ сейчас более напоминает протокол в порядке ст. 415 УПК РСФСР 1960 г., чем обвинительное заключение. Законодатель предпринял попытку заменить протокольную форму досудебной подготовки материалов дознанием в порядке главы 32 УПК РФ, но, как мне представляется, эта попытка неудачная, поскольку, во-первых, крайне малы установленные законом сроки дознания; во-вторых, в рамках дознания осуществляется уголовное преследование только в форме подозрения. Дознание в порядке главы 32 УПК РФ фактически исключает такую форму уголовного преследования, как обвинение, и такую процессуальную фигуру, как обвиняемый, не знает процессуального института предъявления обвинения в форме вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, не знает процедуры разъяснения обвиняемому сущности предъявленного обвинения и его процессуальных прав, предусмотренных ч. 4 ст. 47 УПК РФ, не знает процедуры допроса его по предъявленному обвинению, где лицо должно прямо пояснить, признает ли оно себя виновным, и объяснить свое отношение к предъявленному обвинению.

<*> Соловьев А.Б., Токарева М.Е. Современное состояние законности и актуальные направления совершенствования предварительного расследования преступлений // Проблемы уголовного судопроизводства: Сборник научных трудов. Посвящается памяти проф. А.И. Михайлова. Москва-Кемерово, 1998. С. 144.

Между тем, процессуальная фигура подозреваемого является так же, как и уголовное преследование в форме подозрения, промежуточной в ходе уголовного преследования. Как правильно отмечает А.Г. Халиулин, "уголовное преследование в форме подозрения должно заканчиваться либо переходом в форму обвинения, либо вынесением постановления о прекращении уголовного преследования" <*>. В рамках главы 32 УПК РФ уголовное преследование в форме подозрения переходит в форму обвинения через составление дознавателем обвинительного акта. Но как можно это делать без разъяснения обвиняемому сущности предъявленного ему обвинения, без разъяснения ему его прав и без его допроса? Здесь мне видится серьезный пробел, допущенный законодателем, и налицо рудимент протокола в порядке ст. 415 УПК РСФСР 1960 г. с его процессуальным упрощенчеством в ущерб правам граждан.

<*> Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. С. 40.

Каким должно быть дознание? И каким должно быть оптимальное соотношение между этими двумя формами предварительного расследования преступлений: предварительным следствием и дознанием? Это не является предметом настоящего исследования, и мы не будем углубляться в данную тему. Заметим только, что отмеченные выше недостатки дознания в порядке главы 32 УПК РФ законодателю необходимо устранить в ближайшее время. Иначе просто эта форма предварительного расследования преступлений либо перестанет функционировать, либо будет действовать крайне неэффективно. В первые месяцы после введения в действие УПК РФ мы наблюдали значительное сокращение уголовных дел, оканчиваемых подразделениями дознавателей, за счет многократно возросшей нагрузки следователей. Дознаватели не успевают в 20(+10)-дневный срок заканчивать расследование, и прокурор вынужден направлять дела для завершения расследования в следственные подразделения при ОВД на транспорте.

Опрос, проведенный среди сотрудников ОВД на транспорте, показал, что половина из них считает нормы главы 32 УПК РФ неэффективными и неоптимальными для достижения целей уголовного судопроизводства по причине коротких сроков производства дознания.



Интересно и то, что также половина опрошенных считает, что УПК РФ неправильно упразднил протокольную форму досудебной подготовки материалов. На вопрос о том, какими вам видятся пути улучшения норм главы 32 УПК РФ, треть предложила вернуться к нормам УПК РСФСР 1960 г. относительно дознания, одна десятая опрошенных считает, что дознание как самостоятельный вид предварительного расследования преступлений следует упразднить вообще, а почти половина полагает, что надо искать иные пути.

При производстве дознания в порядке главы 32 уголовное преследование подозреваемого осуществляется в еще больших объемах по сравнению со второй формой процессуальной деятельности путем:

  1. задержания подозреваемого в порядке ст. 92 УПК РФ;
  2. избрания в исключительных случаях в отношении подозреваемого при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, меры пресечения в отношении подозреваемого в порядке ст. 100 УПК РФ;
  3. причем избрание в отношении подозреваемого в качестве меры пресечения заключения под стражу имеет свои особенности. Если в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то обвинительный акт составляется не позднее 10 суток со дня заключения подозреваемого под стражу;
  4. применения иных мер процессуального принуждения к подозреваемому, предусмотренных ст. 111 УПК РФ (обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество);
  5. производства следственных и иных процессуальных действий, перечисленных в п. п. 3 - 8 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, ограничивающих конституционные права подозреваемых в целях получения доказательств их вины (речь идет: а) о помещении подозреваемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; б) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; в) о производстве обыска и (или) выемки в жилище; г) о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ; д) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; е) о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи);
  6. составления обвинительного акта по окончании дознания (ч. 1 ст. 225 УПК РФ);
  7. утверждения обвинительного акта начальником органа дознания и направления его вместе с материалами уголовного дела прокурору (ч. 4 ст. 225 УПК РФ).

Вместе с тем необходимо отметить, что при производстве дознания не осуществляются следующие процессуальные действия по уголовному преследованию (в отличие от предварительного следствия):

  1. не продлевается срок содержания под стражей обвиняемого;
  2. не принимается решение о производстве и о прекращении контроля и записи телефонных и иных переговоров;
  3. не выносится постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случая, предусмотренного в ч. 3 ст. 224 УПК РФ.

Четвертая форма. Это проведение следователями следственных подразделений при ОВД на транспорте предварительного следствия по тем категориям уголовных дел, что перечислены в п. 3 ч. 2 ст. 151 УПК РФ. Для данной формы характерным является то, что, в отличие от дознания, следственные и иные процессуальные действия здесь выполняются не дознавателем, а иным субъектом процессуальной деятельности - следователем. Категория уголовных дел, подследственных следователям, включает, как правило, преступления тяжкие и особо тяжкие, в то время как дознавателям подследственны дела о преступлениях небольшой либо средней степени тяжести. Наконец, существенно отличаются также сроки производства дознания и предварительного следствия. Если дознание производится в срок 20 суток (допускается продление у прокурора еще на 10 суток, т.е. общий срок производства дознания не превышает 30 суток), то предварительное следствие производится в двухмесячный срок. Причем по закону допускается продление данного срока прокурорами различного уровня до бесконечности. Различаются и формы окончания расследования: при производстве дознания в порядке главы 32 УПК РФ составляется обвинительный акт, а при производстве предварительного следствия - обвинительное заключение.

При проведении предварительного следствия уголовное преследование подозреваемых, обвиняемых осуществляется наиболее полно. То есть те ограничения, которые были характерны для применения мер уголовного преследования при производстве дознания, в ходе предварительного следствия отпадают.

Следователь при данной форме процессуальной деятельности вправе:

  1. осуществлять задержание подозреваемого в порядке ст. 92 УПК РФ;
  2. избирать меры пресечения в виде подписки о невыезде, личного поручительства, наблюдения командования воинской части, присмотра за несовершеннолетним обвиняемым, залога (с согласия прокурора), домашнего ареста, заключения под стражу в отношении обвиняемого, а в исключительных случаях - подозреваемого (две последние - с согласия прокурора и по решению суда);
  3. ставить перед судом вопрос о продлении сроков содержания обвиняемого под стражей;
  4. применять к подозреваемому или обвиняемому следующие иные меры процессуального принуждения: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество (две последние - с согласия прокурора и по решению суда);
  1. о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;
  2. о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;
  3. о производстве обыска и (или) выемки в жилище;
  4. о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ;
  5. о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;
  6. о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;
  7. о контроле и записи телефонных и иных переговоров;

Надо отметить, что если в ходе дознания дознаватель осуществляет уголовное преследование лишь в форме подозрения и имеет дело вплоть до составления обвинительного акта лишь с подозреваемым, то в ходе предварительного следствия широко используется и вторая форма - обвинение. Следователь уже имеет дело не только с подозреваемым, но и с обвиняемым.

Отличается и степень самостоятельности следователя при осуществлении уголовного преследования от степени самостоятельности дознавателя. О чем мы говорили выше, характеризуя субъектов процессуальной деятельности.

  1. Процессуальные акты (процессуальные решения и процессуальные действия).

К числу средств процессуальной деятельности субъектов процессуальной деятельности относятся принимаемые ими процессуальные акты (процессуальные решения и действия).

По определению П.А. Лупинской, "действие лица или органа, ведущего уголовное судопроизводство, облеченное в процессуальную форму и закрепленное в процессуальном документе, носит название процессуального акта" <*>.

<*> Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М., 1972. С. 4.

Автор делит все процессуальные акты по своему содержанию, форме и значению на две группы: акты-решения и акты-действия.

3.1. Процессуальное решение, согласно п. 33 ст. 5 УПК РФ, - это решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ. В ст. 5 УПК РФ выделены три вида решений: определение, постановление и приговор.

Как отмечает П.А. Лупинская, "общими чертами всех принимаемых в уголовном процессе решений являются следующие:

а) они могут быть вынесены управомоченными лицами и органами и только в пределах их компетенции;

б) они должны являться результатом всестороннего, полного и объективного исследования и оценки совокупности доказательств;

в) для их вынесения необходимо наличие определенных, предусмотренных законом условий;

г) они должны отвечать требованиям законности и обоснованности, быть мотивированными" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 11.

По определению П.А. Лупинской, "решение в уголовном судопроизводстве - это облеченный в установленную форму правовой документ, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в предусмотренном законом порядке делают вывод об установленных фактических обстоятельствах и на основе этих обстоятельств дают ответы на правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона" <*>.

<*> Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Под ред. проф. П.А. Лупинской. М., 1998. С. 63.

Процессуальные решения субъектов процессуальной деятельности ОВДТ по уголовному преследованию облекаются в форму постановления, обвинительного заключения, обвинительного акта, протокола задержания и отдельного поручения.

В форму постановления облекаются следующие процессуальные решения субъектов процессуальной деятельности при осуществлении уголовного преследования:

  1. о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица;
  2. об избрании меры пресечения, предусмотренной УПК РФ (подписка о невыезде; личное поручительство; наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым, залог, домашний арест, заключение под стражу);
  3. о продлении срока содержания обвиняемого под стражей;
  4. о применении к подозреваемому, обвиняемому иных мер процессуального принуждения, предусмотренных ст. 111 УПК РФ (привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, в том числе и на ценные бумаги);
  5. о производстве следственных и иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых, обвиняемых в целях получения доказательств их вины (сюда входят решения о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; о производстве обыска и(или) выемки в жилище; о производстве личного обыска; о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи; о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; о контроле и записи телефонных и иных переговоров);
  6. решения следователя (а в исключительных случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 224 УПК РФ, и дознавателя) о привлечении лица к уголовной ответственности (в качестве обвиняемого).

В форму обвинительного заключения облекается итоговое процессуальное решение предварительного следствия, принимаемое следователем и нуждающееся в утверждении прокурором.

В форму обвинительного акта облекается итоговое процессуальное решение дознания, составляемое дознавателем и нуждающееся в утверждении сначала начальником органа дознания, а затем - прокурором.

Решение органа дознания, дознавателя, следователя о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления на основаниях, указанных в ст. 91 УПК РФ, и в порядке ст. 92, оформляется в виде протокола задержания.

Кроме того, следователь вправе дать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о производстве следственных действий, входящих в объем уголовного преследования, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий. Решение следователя оформляется на бланке приложения N 45 к ст. 476 УПК РФ в виде поручения о производстве отдельных следственных действий (оперативно-розыскных, розыскных мероприятий).

Среди решений, принимаемых в ходе осуществления уголовного преследования субъектами из числа органов дознания и предварительного следствия ОВДТ, можно выделить решения, принимаемые самостоятельно и не требующие согласования с другими субъектами процессуальной деятельности, и решения, требующие согласования с другими субъектами процессуальной деятельности.

Самостоятельно орган дознания, дознаватель, следователь могут задержать подозреваемого в порядке ст. 92 УПК РФ. Самостоятельно следователь (дознаватель) может избрать такие меры пресечения, как подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части. Самостоятельно следователь (дознаватель) может применять такие иные меры процессуального принуждения, как привод. Самостоятельно следователь может вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Данные решения не требуют согласования с другими субъектами процессуальной деятельности.

Требуют согласования с прокурором процессуальные решения: о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица; о применении таких мер пресечения, как залог, домашний арест, заключение под стражу; о продлении срока содержания обвиняемого под стражей; о применении таких иных мер процессуального принуждения, как временное отстранение от должности и наложение ареста на имущество; о производстве такого процессуального действия, как помещение подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; о производстве таких следственных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых, обвиняемых в целях получения доказательств их вины, как 1) осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 2) производство обыска и (или) выемки в жилище; 3) производство личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ; 4) производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; 5) наложение ареста на корреспонденцию, разрешение на ее осмотр и выемку в учреждениях связи; 6) контроль и запись телефонных и иных переговоров.

Требуют утверждения прокурором обвинительное заключение, составленное следователем, и обвинительный акт, составленный дознавателем.

Требуют утверждения у начальника органа дознания такие документы, как постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, вынесенное иным должностным лицом органа дознания, и обвинительный акт, составленный дознавателем.

Необходимо получить разрешение суда, которое дается в форме постановления судьи, на производство следующих процессуальных действий:

  1. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;
  2. о продлении срока содержания под стражей;
  3. о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;
  4. о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;
  5. о производстве обыска и (или) выемки в жилище;
  6. о производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ;
  7. о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;
  8. о наложении ареста на корреспонденцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;
  9. о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;
  10. о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ;
  11. о контроле и записи телефонных и иных переговоров (ч. 2 ст. 29 УПК РФ).

Мы видим, что наибольшее количество процессуальных решений субъектами из числа органов дознания и предварительного следствия ОВДТ при осуществлении ими уголовного преследования принимается по согласованию с прокурором и требует принятия, в свою очередь, решений суда. Это не случайно, так как деятельность по осуществлению уголовного преследования в наибольшей степени сопряжена с ущемлением конституционных прав и свобод человека и гражданина, которые находятся под защитой государства в лице судебной ветви власти. Не может стоять в стороне от этого процесса и прокурор, основное назначение которого - надзор за соблюдением законов в процессуальной деятельности, прежде всего - Основного закона (Конституции) РФ.

Как отмечает П.А. Лупинская, "в пределах одной стадии решения могут быть "начальные", "промежуточные", "окончательные" или "итоговые".

"Начальные" решения дают начало всему производству по делу или конкретной стадии. "Промежуточные" - это решения, которые принимаются по ходу производства по делу в пределах одной стадии. "Окончательные" решения - это решения, которые заканчивают производство по делу в данной стадии или все производство по делу и выражают окончательно сложившееся убеждение лица, выносящего решение по тем или иным вопросам" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 37 - 38.

Применяя данную терминологию и учитывая, что уголовное преследование перечисленными выше субъектами процессуальной деятельности осуществляется, как правило, и в основном в рамках такой досудебной стадии уголовного судопроизводства, как стадия предварительного расследования преступлений, можно считать как "начальное" решение постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, как "промежуточные" - решения о привлечении лица к уголовной ответственности, о применении мер процессуального принуждения и о производстве процессуальных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых, обвиняемых в целях получения доказательств их вины. И "окончательными" можно считать обвинительное заключение и обвинительный акт.

В ч. 4 ст. 7 УПК РФ закреплены необходимые правовые свойства процессуальных решений: законность, обоснованность и мотивированность.

По мнению П.А. Лупинской, "законность каждого из выносимых в процессе решений определяется следующими его чертами: решение должно быть вынесено компетентным лицом или органом своевременно, вынесению решения должны предшествовать проведенные в соответствии с законом следственные и судебные действия, которые приводят к установлению обстоятельств, при которых решение может быть вынесено; при квалификации деяния, назначении наказания, разрешении гражданского иска правильно применен материальный закон; решение должно быть выражено в установленной законом процессуальной форме, содержать необходимые реквизиты" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 73.

"Обоснованность решения - это соответствие изложенных в нем выводов о фактических обстоятельствах дела доказательствам, которые имеются в деле и которые получены в результате предшествовавшей решению деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 73.

"Мотивировка решения представляет собой систему доводов, аргументов, обосновывающих решения, как в части установления фактических обстоятельств, так и в отношении всех правовых выводов по делу" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 75.

3.2. Процессуальные действия.

Уголовно-процессуальный закон определяет процессуальное действие как следственное, судебное или иное действие, предусмотренное УПК РФ (п. 32 ст. 5 УПК РФ).

Возвращаясь к предложенной П.А. Лупинской классификации процессуальных актов на акты-решения и акты-действия, следует сказать, что под актами-действиями она понимает "протоколы следственных и судебных действий, в которых удостоверяются факт производства, содержание и результаты следственных и судебных действий" <*>.

<*> Лупинская П.А. Указ. соч. С. 4.

На это А.Я. Дубинский резонно замечает, что "протоколы не могут именоваться процессуальными действиями - это процессуальные документы, в которых отражаются факты совершения процессуальных действий" <*>.

<*> Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя: правовые и организационные проблемы. Киев, 1984. С. 29.

Автор считает, что "в качестве процессуальных актов-действий правомерно рассматривать действия по составлению протоколов, а также действия по составлению процессуальных документов, в которых выражаются принятые процессуальные решения. Процессуальными актами-действиями являются и те совершаемые в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона действия, которые направлены на реализацию принятых процессуальных решений" <*>.

<*> Дубинский А.Я. Указ. соч. С. 29.

Как отмечает А.Я. Дубинский, "процессуальными мы считаем все действия, которые производятся в рамках уголовного процесса и регламентированы уголовно-процессуальным законом" <*>.

<*> Дубинский А.Я. Указ. соч. С. 87.

Автор указывает, что "действующий уголовно-процессуальный закон называет два вида непроцессуальных действий: розыскные и оперативно-розыскные" <*>.

<*> Дубинский А.Я. Указ. соч. С. 95.

К числу процессуальных действий относятся следственные действия.

Традиционно "под следственными действиями понимаются процессуальные действия следователя или лица, производящего дознание (а в установленных законом случаях - действия прокурора и начальника следственного подразделения), осуществляемые, как правило, в стадии предварительного расследования и направленные на собирание и проверку доказательств" <*>.

<*> Дубинский А.Я. Указ. соч. С. 89; Соловьев А.Б. Доказывание в досудебных стадиях уголовного процесса: Научно-практическое пособие для следователей. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 53; Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под ред. проф. П.А. Лупинской. М.: Юристъ, 1998. С. 311; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: ЮЛ, 1981. С. 18, 20.

В объем уголовного преследования, совершаемого субъектами из числа органов дознания и предварительного следствия ОВДТ на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, входят следующие следственные действия, ограничивающие конституционные права подозреваемых, обвиняемых в целях получения доказательств их вины:

Ход и результаты данных следственных действий отражаются в протоколах, составленных на бланках соответствующих приложений к ст. 476 УПК РФ (приложения N 36, 80, 86, 91).

Кроме того, следователем (дознавателем) при производстве осмотра жилища, обыска (выемки) в жилище, личного обыска в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ составляется уведомление о произведенном следственном действии на имя председателя суда и прокурора на бланке приложений N 85 и 35 к ст. 476 УПК РФ.

К иным процессуальным действиям, совершаемым в ходе уголовного преследования вышеуказанными субъектами процессуальной деятельности, относятся:

Основными документами, оформляющими совершение иных процессуальных действий при осуществлении уголовного преследования, как мы видим, являются протокол, сообщение, разрешение, подписка о невыезде и надлежащем поведении, обязательство о явке.

В рамках настоящего исследования мы детально не рассматриваем судебные действия, сопряженные с принятыми судом решениями по осуществлению уголовного преследования, поскольку это выходит за пределы заявленной темы.

Здесь лишь заметим, что судья, рассмотрев представленное ему следователем, дознавателем или прокурором ходатайство о проведении процессуальных действий, перечисленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, выносит постановление: об отказе в удовлетворении ходатайства или о его удовлетворении. Копия данного постановления направляется лицу, заявившему ходатайство, и прокурору. А в некоторых случаях - и лицу, в отношении которого оно вынесено (например, при заключении под стражу, продлении срока содержания под стражей, домашнем аресте). На основании постановления судьи следователь и дознаватель производят соответствующие процессуальные (следственные и иные) действия. За законностью их проведения осуществляет надзор прокурор.

  1. Цели и задачи процессуальной деятельности.

Цели процессуальной деятельности ОВДТ по уголовному преследованию состоят в изобличении подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления, привлечении их к уголовной ответственности, избрании необходимых мер процессуального принуждения, составлении итогового документа обвинения и направлении уголовного дела с данным документом для утверждения прокурору, который полномочен осуществить уголовное преследование уже в суде.

Среди задач процессуальной деятельности можно выделить по степени общности три группы задач.

Самые общие задачи процессуальной деятельности по уголовному преследованию можно определить как способность осуществить:

Данные общие цели процессуальной деятельности определяются в статье 6 УПК РФ, где говорится о назначении уголовного судопроизводства.

Поскольку нас интересует деятельность системы ОВД, то, согласно ст. 2 Закона РФ "О милиции", задачами милиции являются:

И третью группу задач образуют задачи, стоящие перед органами внутренних дел на транспорте. Н.И. Гетман считает, что "перед органами внутренних дел на транспорте в настоящее время стоят две основные задачи.

Первая - принять участие в структурном реформировании железнодорожного транспорта для того, чтобы свести к минимуму расхищение объектов государственной собственности, не допустить передачи их в руки криминальных структур" <*>.

<*> Указ. соч. С. 11.

Он считает, что "на практике эту задачу будет выполнить сложно" и что "преобразование отношений собственности и реформы на уровне предприятий... приведет к появлению на объектах обслуживания мощных криминальных структур, которые захотят принять участие в дележе государственной собственности" <*>.

<*> Указ. соч. С. 11.

"Вторая задача - в условиях появления на объектах транспорта вместо одного монопольного собственника - МПС - многих тысяч крупных и мелких собственников - сохранить органы внутренних дел на транспорте как единую структуру обеспечения общественной безопасности и правопорядка" <*>.

<*> Указ. соч. С. 11.

Для решения этой второй задачи Н.И. Гетман предлагает "сделать следующее:

  1. добиться, чтобы в Концепции структурной реформы железнодорожного транспорта был выделен раздел "Обеспечение общественной безопасности и безопасности правопорядка" и чтобы решение этой задачи было оставлено за ГУВДТ МВД РФ". В Концепции структурной реформы железнодорожного транспорта необходимо предусмотреть обязанность новых собственников выделить определенную сумму на содержание транспортной милиции" <*>.
<*> Указ. соч. С. 11 - 12.

Впоследствии статус транспортной милиции нашел свое законодательное закрепление в Федеральном законе "О железнодорожном транспорте в РФ". В ст. 23 этого Закона говорится, что "обеспечение общественного порядка на железнодорожном транспорте общего пользования и борьба с преступностью осуществляются органами внутренних дел на транспорте, а также иными органами, на которые законодательством РФ возложены такие функции".

Упоминание про сотрудников органов внутренних дел на транспорте содержится и в Воздушном кодексе РФ в связи с проведением предполетного досмотра пассажиров, багажа, в том числе вещей.

Водный кодекс РФ не содержит норм, упоминающих об ОВДТ.

  1. "на основе изучения исторического и современного опыта подготовить прогноз развития преступности на объектах транспорта в условиях его реформирования" <*>.
<*> Указ. соч. С. 12.

На основании данного прогноза Ю.В. Степаненко выделяет следующие "приоритетные направления работы ОВДТ на ближайшую перспективу" <*>:

<*> Степаненко Ю.В. Региональные особенности обеспечения правопорядка на транспорте // Проблемы борьбы с преступностью в федеральных округах России: Сборник научных трудов. М., 2002. С. 138.
  1. "проведение антитеррористических мероприятий на объектах транспорта;
  2. пресечение незаконной транспортировки наркотиков, оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
  3. обеспечение оперативного контроля над процессами демонополизации железнодорожного транспорта с целью недопущения обвальной приватизации, криминального передела собственности, коррупционных проявлений в ходе реализации Концепции структурной реформы железнодорожного транспорта;
  4. предупреждение и пресечение хищений цветного металла из средств сигнализации, связи и энергоснабжения железных дорог;
  5. обеспечение безопасности транспортировки каспийской нефти магистральными трубопроводами;
  6. внедрение в деятельность ОВДТ программно-технического комплекса (ПТК) "Розыск-Магистраль". Возможности и преимущества этой АИПС очевидны. Только в период с 1998 по 2000 г. проверено 410 млн. пассажиров, выявлено свыше 40 тыс. лиц, представляющих оперативный интерес, задержано 238 разыскиваемых преступников. За 10 месяцев 2001 г. проверено 147 млн. пассажиров, выявлено 12580 лиц, представляющих оперативный интерес, задержано 6690 преступников, из них 5666 - для территориальных органов" <*>.
<*> Степаненко Ю.В. Указ. соч. С. 138.

Традиционно важными направлениями деятельности ОВДТ продолжает оставаться "обеспечение общественной безопасности, сохранности грузов, личной и имущественной неприкосновенности пассажиров" <*>.

<*> Гетман Н.И. Указ. соч. С. 9.

В результате проведенного анализа предоставляется возможность дать следующее определение понятию процессуальной деятельности ОВД на транспорте при осуществлении уголовного преследования как объекту надзорной деятельности прокурора.

Процессуальная деятельность органов внутренних дел на транспорте при осуществлении ими уголовного преследования - это деятельность, предусмотренная нормами уголовно-процессуального законодательства, выполняемая уполномоченными на то законом субъектами в виде должностных лиц ОВДТ, заключающаяся в принятии ими процессуальных решений и в совершении ими процессуальных действий, которая совершается в определенных процессуальных формах в целях осуществления стоящих перед ними задач путем: 1) возбуждения уголовного дела против конкретного лица, 2) применения мер процессуального принуждения к подозреваемому, обвиняемому, 3) производства процессуальных действий, ограничивающих конституционные права подозреваемых, обвиняемых в целях получения доказательств их вины, 4) привлечения к уголовной ответственности, 5) составления обвинительного заключения, обвинительного акта либо постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера.