Мудрый Юрист

Понятие и функциональное назначение принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей

Вавилин Евгений Валерьевич - заведующий сектором отраслевых проблем правовой политики Саратовского филиала ИГП РАН, кандидат юридических наук.

Проблема принципов в гражданском праве в течение продолжительного времени находится в центре научных поисков и дискуссий. Методология, направления и цели исследований при этом весьма разнообразны, а спектр вопросов, возникающих при изучении основных начал гражданского законодательства, обширен. Одни из исследователей видят первостепенной задачей выявление перечня отраслевых принципов, другие прослеживают их корреляцию с разнопорядковыми элементами гражданского права (методом, функциями). К наиболее освоенным направлениям "принципологии" можно отнести исследования, посвященные изучению общих и отраслевых начал гражданского права. Исходным положениям отдельных юридических институтов внимания уделяется меньше. Между тем такие специфические исследования ценны тем, что они являются прямыми проводниками воли законодателя к реальному достижению правовых целей. В настоящее время принципы осуществления субъективных прав и исполнения обязанностей нуждаются в четкой дифференциации, поскольку могут стать непосредственным источником новых законодательных положений, необходимо выявить перечень и роль принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей.

Юридическая мысль прошлого века воспринимала эти категории как однопорядковые. В.П. Грибанов во главу этого перечня поставил принцип законности, под которым подразумевал "требование к управомоченному лицу не выходить за рамки предоставленного ему субъективного права", понимал его "как соблюдение границ субъективного права, так и соблюдение пределов его осуществления" <1>. Далее у автора следуют: принцип добросовестности, принцип осуществления гражданских прав в соответствии с их назначением, принцип реального осуществления гражданских прав, товарищеского сотрудничества при осуществлении гражданских прав и обязанностей и принцип экономичности. Причем реальность и гарантированность ученый сводит к юридическим гарантиям.

<1> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 226.

С.Н. Братусь, последовательно показав корреляцию экономических и правовых принципов, пришел к отрицанию гарантированности и реальности в праве, ссылаясь на то, что реальность и гарантированность - это приближение к экономической гарантированности осуществления любой правоспособности.

Одной из первых на разноуровневую природу принципов в гражданском праве обратила пристальное внимание Т.И. Илларионова <2>. Обосновывая систему принципов гражданско-правовых охранительных мер регулирования, автор указывала на существенную роль целеполагающих принципов, отводя им центральное место в механизме становления функций охраны <3>. Данное исследование имеет большое значение для развития методики выявления принципов института охраны. При всей оправданности подобного подхода сознательно не выявленными в работе остались принципы правоприменительной деятельности и правоосуществления.

<2> Илларионова Т.И. Система гражданско-правовых охранительных мер. Томск, 1982.
<3> Илларионова Т.И. Указ. соч. С. 90.

Представляется необходимым коренное переустройство самой системы правовых норм по сравнению с предшествующим периодом. Для выявления юридических принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей следует выработать четкие критерии. Наиболее существенным из них следует признать способность названных положений характеризовать процесс осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, максимально обнаруживать суть этих институтов, создавать их искомую, идеальную модель. Триединство понятий: правовая цель - принципы осуществления - осуществление прав и исполнение обязанностей, является принципиально важным с методологической точки зрения. Принципами осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей являются, на наш взгляд, те основополагающие руководящие начала, которые всесторонне характеризуют процесс достижения правовой цели в ходе реализации прав и исполнения обязанностей.

Принципы осуществления характеризуются рядом признаков. Этой категории свойственны высшая императивность, универсальность и общезначимость <4>. Высшая императивность проявляется в требовании осуществлять субъективные права и исполнять обязанности в определенном принципами порядке. В случае неприменимости норм либо их отсутствия для отдельных правоотношений принципиальным положениям отводится регулятивная роль в реализации прав и исполнении обязанностей. При этом парадоксальное на первый взгляд присутствие императивности в принципе диспозитивности в действительности не что иное, как обязательное соблюдение условия осуществлять права своей волей и в своем интересе. Свобода сторон в договорных отношениях конкретизируется возможностью в определении любых условий договора, не противоречащих закону. Так, срок договора аренды определяется сторонами по их усмотрению в случаях, если таковой не определен законом. Если же срок сторонами не определен, то опять же любая из них вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону (ст. 610 ГК РФ).

<4> Именно эти черты в качестве релевантных признаков выделяет Л.С. Явич. См.: Явич Л.С. Право развитого социалистического общества. Сущность и принципы. М., 1978. С. 11.

Универсальность принципов предполагает их регулятивную роль на всех этапах правоотношений. Имеется прямая связь принципов осуществления прав и исполнения обязанностей с нормами: первые преломляются, реализуются в разных нормах и могут быть выявлены путем анализа нормативной базы. Вместе с тем универсальный характер этих гражданско-правовых категорий проявляется и в том, что изменение отдельных норм необязательно повлечет за собой изменение принципа, но трансформация принципов неизбежно приводит к коренной перестройке всей правовой системы. Не вызывает сомнений, что принципы являются более консервативным юридическим феноменом, чем нормы. Не случайно среди принципов осуществления, признанных современными цивилистами, звучат положения, существовавшие и в советский период. Это свидетельствует о генетической связи указанных правовых категорий с более универсальными философскими, морально-этическими принципами. Названные признаки принципов осуществления - наличие соответствующих им правовых норм и способность определять моральные границы права - не могут быть признаны единственными. Кодификация принципов, в отличие от ранее перечисленных признаков, не является релевантной чертой этой категории, в то время как характеристика процесса надлежащего осуществления прав и исполнения обязанностей будет определяющим критерием.

К существенным особенностям интересующих нас положений относится также способность определять пределы осуществления права. В.П. Грибанов справедливо утверждал: "...противоправным следует считать не только поведение, нарушающее конкретные нормы права, но и поведение, противоречащее правовым принципам данной системы, отрасли или института права, хотя бы это поведение и не противоречило конкретной норме права" <5>.

<5> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 52.

Принципы осуществления прав и исполнения обязанностей находятся в основе механизма осуществления прав и исполнения обязанностей. Это начала, структурирующие все последующие этапы, внутренний юридический порядок, определяющие иерархию норм в регулировании отношений и способствующие достижению правовой цели. В связи с этим спорной представляется точка зрения Н.И. Мирошниковой, поместившей названные категории в структуре механизма осуществления гражданских прав на четвертую позицию в ряду наличия "совершенных правовых норм, мер организационного обеспечения субъективных гражданских прав, правовой информированности субъектов гражданских прав, правомерного поведения субъектов гражданского права" <6>. В действительности любое правоотношение должно возникать и происходить согласно определенному законом порядку. Принципы осуществления - это те начала, которые частично реализованы в нормах либо существуют в некодифицированной форме, но предопределяют порядок действия норм согласно духу законодательства.

<6> Мирошникова Н.И. Механизм осуществления субъективных гражданских прав: Учеб. пособие. Ярославль, 1989. С. 26.

Таким образом, проблема роли принципов осуществления в механизме защиты гражданских прав и исполнения обязанностей тесно граничит с вопросом об их функциональном предназначении. Действие названного механизма всегда регламентировано законодательством, однако не всегда закон дает четкие однозначные предписания. В случае когда закон не дает четких указаний для регулирования отдельных отношений, суд вправе руководствоваться кодифицированными принципами. Это в равной степени относится как к отраслевым началам, так и к некоторым принципам осуществления. Только при сопоставлении с основополагающими началами (принципами) эти законодательные лакуны, юридические "пустоты" получают определенность. "В случае когда закон молчит или недостаточно четко высказывается по данному вопросу, суд должен находить решение в свете общих принципов", - определил Ж.-Л. Бержель, по-видимому, универсальный для разных правовых систем алгоритм действия <7>. Иными словами, при отсутствии определенных кодификационных форм в конкретных правоотношениях направляющая, регулятивная, корректирующая функция лежит на принципах осуществления прав и исполнения обязанностей. В этом заключается их правоприменительная возможность. При этом принципы выступают как показатели степени законности, конституционности.

<7> Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В.И. Даниленко; Пер. с фр. М., 2000. С. 181.

Принципы института осуществления прав и исполнения обязанностей в одноименном механизме не однородны. Названные основы различны по своей сути, по степени обобщенности и функциональной направленности, роли в правовой конструкции. Рассуждая об общеправовых принципах, Ж.-Л. Бержель указал на то, что эти юридические категории различны: часть из них являются направляющими началами, "от них зависит социальное устройство", а другие "корректируют принимаемые от имени закона решения" <8>. Можно говорить о двух уровнях принципов осуществления и защиты гражданских прав.

<8> Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 183 - 184.

Первый включает в себя самые общие положения, формирующие представление о целях и задачах правового регулирования. Они выделяются из числа отраслевых принципов: принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, принцип равенства участников правоотношений. Сюда же следует отнести принцип сочетания прав и обязанностей, принцип эффективности и принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей. Декларативно, как статья конституции, последний существует, но необходимо его применять и как принцип реального моделирования правоотношений. О.А. Кузнецова <9> выделяет в качестве отраслевого принцип необходимости исполнения гражданско-правовой обязанности, но, учитывая взаимодетерминированность субъективных прав и субъективных обязанностей, следует скорее говорить о принципе гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей, поскольку в большинстве случаев юридическая гарантия исполнения обязанности влечет за собой гарантированную реализацию права, а гарантированная реализация права предопределяет необходимость исполнения обязанности.

<9> Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. М., 2006. С. 78.

Второй уровень представляет собой более частное, конкретное проявление начал первого уровня, это принципы, указывающие на определенное направление действия, это общие начала метода. Подобное явление отметила Т.И. Илларионова: "Основу метода составляют определенные гражданско-правовые начала, которые внешне предстают как черты отраслевого метода" <10>. В.П. Мозолин указывает на особый статус принципа равенства участников гражданских правоотношений и принципа диспозитивности: "В конечном счете они объединяются свойствами метода гражданского права, применяемого при регулировании имущественных и неимущественных отношений" <11>. Названные первоосновы лежат у истоков подходов к выбору способов, форм и средств осуществления прав или понуждения исполнения обязанностей. Поэтому можно говорить о так называемых принципах-методах осуществления прав и исполнения обязанностей. Эти положения являются в системе правовых категорий связующим звеном между нормами, с одной стороны, и методами - с другой. Принципы-методы осуществления прав сопоставимы с правовыми методами, вместе с тем не совсем оправданно их отождествлять. Принцип-метод выступает в данном случае как регулятор тех правовых методов, которые являются, могут являться составной частью механизма осуществления прав и исполнения обязанностей. Поэтому, как правило, целеполагающий принцип конкретизируется одним или несколькими принципами-методами. Например, принцип равенства участников правоотношений конкретизируется принципом диспозитивности. Подобную соотнесенность применительно к другим принципам подчеркнул современный цивилист: "Наиболее полно содержание принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав выражено в п. 1 ст. 9 ГК, согласно которому граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права" <12>. Иными словами, принципы-методы выступают как конкретная тактика регулирования определенных отношений. Именно это делает их значимым звеном механизма осуществления прав и исполнения обязанностей.

<10> Илларионова Т.И. Указ. соч. С. 96.
<11> Гражданское право. Часть первая: Учеб. / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М., 2005. С. 10.
<12> Там же. С. 11.

Объективным основанием для выделения принципов осуществления гражданских прав второго функционального уровня, на наш взгляд, является содержание гл. 2 ГК РФ, где изложены основные начала, принципы регулирования гражданско-правовых отношений. Целесообразно говорить о следующих базовых принципах осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: принцип диспозитивности, принцип сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав, недопустимость злоупотребления правом. К перечисленным следует отнести также принцип сотрудничества сторон и принцип сочетания личных и общественных интересов. Соотнесенность двух уровней принципов осуществления определяется их функциями: если в целеполагающем начале заложена общая правовая цель, то в принципе-методе заложены основания для выбора определенных средств и способов достижения этой цели.

При совпадении первого уровня принципов осуществления с отраслевыми началами возникает проблема разграничения этих понятий. Насколько оправданным является причисление ряда отраслевых принципов к разряду принципов осуществления?

В самом общем смысле некоторые принципы гражданского права представляют собой принципы его осуществления. Эта особенность была отмечена в юридической литературе <13>. В.П. Грибанов утверждал, что понятие принципа осуществления полностью выводимо из понятия правового принципа, являясь по отношению к нему более частным определением, конкретизируя и характеризуя его некоторые специфические черты. Эта мысль кажется справедливой - связь между этими категориями выражена в том числе и формально. Принцип диспозитивности, например, закрепленный в п. 2 ст. 1 ГК РФ действующего законодательства, одновременно зафиксирован и в п. 1 ст. 9 ГК РФ, являясь принципом отрасли права и вместе с тем основным началом его осуществления. Для своего времени было оправданным авторитетное утверждение о том, что принципы осуществления гражданских прав - это "те основные требования, которые социалистическое общество и выражающее его интересы советское гражданское право предъявляют к управомоченному лицу и тем лицам, которые от его имени осуществляют принадлежащие управомоченному субъективные гражданские права" <14>. При этом ученый замечает, что "правовые принципы определяют также и поведение участников, регулируемых правом общественных отношений" <15>.

<13> Максименко С.Т. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1970. С. 192.
<14> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 225.
<15> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 12.

Иная позиция представлена в исследовании С.Т. Максименко. Упрощая мысль В.П. Грибанова о соотношении этих понятий, исследовательница утверждает, что ученый отождествляет принципы осуществления и гражданско-правовые начала. С.Т. Максименко полагает, что некоторые принципы выражают не только требования к лицам управомоченным, но характеризуют отношения всех членов общества, поэтому воспринимать эти правовые абстракции целесообразно как "основные положения, определяющие сущность и характер этой деятельности (осуществления гражданских прав. - Е.В.); ведущие признаки, вытекающие из сущности реализации как стадии в развитии социалистического права и обусловленные природой социалистического общества, государства и права" <16>. Сама мысль о принципах осуществления как характеристике деятельности, определенной стадии развития права ценна и справедлива, сомнение вызывает при этом только игнорирование понятия правовой цели.

<16> Максименко С.Т. Указ. соч. С. 191.

Бесспорно, что лицо, наделенное правом, должно реализовывать его по предписанию закона, а следовательно, согласно правовым принципам, формирующим этот закон. Именно таким образом прослеживается единство внутренней сути и логики взаимодействия отраслевых принципов и принципов осуществления. Коренное различие обозначенных правовых категорий состоит, на наш взгляд, в том, что первые формируют правовой идеал, общую правовую цель в ее статике, а последние способствуют возникновению стратегии действия, направленного на достижение этой правовой цели. Поэтому совпадение этих идей (правовой цели и характеристик процесса, способов осуществления прав) и легло в основу выявления принципов первого уровня. При этом желаемым результатом видится восприятие этих положений в качестве "критериев надлежащей реализации прав и обязанностей" <17>.

<17> Там же. С. 189.

Подводя итоги, можно отметить, что под принципами осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей следует понимать основополагающие руководящие начала, которые всесторонне характеризуют процесс достижения правовой цели в ходе реализации прав и исполнения обязанностей.

Принципы осуществления субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей представляют собой систему, в которой целеполагающие принципы (принцип равенства участников правоотношений, принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, принцип сочетания прав и обязанностей, принцип эффективности и принцип гарантированного осуществления прав и исполнения обязанностей) конкретизированы более частными по своей сути принципами-методами (принципом диспозитивности, принципом сохранения прав в случае отказа граждан и юридических лиц от этих прав, принципом недопустимости злоупотребления правом, принципом сотрудничества сторон и принципом сочетания личных и общественных интересов).