Мудрый Юрист

Актуальные вопросы формы сделок и института представительства юридических лиц

Илюшина М.Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Знание и правильное применение законодательства о форме сделок и о правилах оформления представительства юридических лиц составляют значительную часть профессиональной подготовки нотариусов.

Правовое регулирование формы договоров выражается не только в установлении требований к ней и последствий их нарушения. Цель соответствующих правил состоит в том, что они позволяют сделать отношения сторон более определенными, снять основания для споров в будущем по поводу самого факта совершения сделки и ее содержания. В законодательстве также установлены нормы, придающие акту фиксации сделки публичный характер. Таким образом, устанавливается государственный контроль за содержанием сделки в интересах оборота и третьих лиц и осуществляется информирование заинтересованных лиц о совершенных сделках. Очень важную роль в этом процессе играет деятельность нотариусов. Интерес в этом смысле представляет оценка развития действующего законодательства о форме сделок Евгения Годэме. Он усматривал одно из проявлений современного права в возрождении формализма, полагая, что в настоящее время есть тенденция увеличить число аналогичных актов. Это придает актам больше определенности, кредиту - более солидную базу. Вместе с тем он тут же отмечает: "Слишком большое распространение этой системы было бы опасно: это повлекло бы за собой осложнения и затруднения деловых отношений" <*>.

<*> Годэме Евгений. Указ. соч. С. 88.

Стороны свободны в выборе того или иного способа выражения воли, они могут быть предусмотрены законом или соглашением сторон. Способ выражения воли можно назвать формой ее выражения. Под формой сделки понимается способ выражения воли ее сторон <*>.

<*> Куник Я.А. Гражданско-правовые сделки. Представительство. Общее учение об обязательстве. Способы обеспечения обязательств. МИНХ им. Г.В. Плеханова. М., 1960. С. 10.

Форма в сделке представляет собой тот способ, при помощи которого фиксируется волеизъявление, направленное на совершение сделки. Способы выражения воли можно назвать формами выражения воли <*>.

<*> Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 56.

Поэтому необходимо, на наш взгляд, ограничить восприятие формы сделки до узкого понимания, представленного в законе только как форма выражения и закрепления воли субъектов сделки или как способ фиксации волеизъявления участников конкретной сделки.

По общему правилу сделка - волевой акт. Этот акт имеет правовое значение только в случае, если воля будет выражена вовне, объективирована каким-либо способом. Таким способом и является волеизъявление. Поэтому сделкой является действие, выражающее волю субъекта (субъектов), направленную на достижение определенного правового результата путем волеизъявления. В этом отличие сделки от события.

Волеизъявление может быть выражено различными способами. Способ выражения волеизъявления и называется формой сделки <*>.

<*> Комментарий к ГК РФ. М.: Юринформцентр, 1997. С. 203.

При этом законодательство довольно четко определяет юридически значимые формы сделки и выделяет юридическое значение формы: 1) условия действительности (ст. 162, 165 ГК РФ); 2) для ее содержания (ст. 5, и п. 5 ст. 421 ГК РФ); 3) для доказывания прав и обязанностей сторон.

Кроме того, анализ теоретической литературы и правоприменительной практики позволяет выделить некоторые иные аспекты значения формы сделки.

Во-первых, форма договора имеет значение для определения момента заключения договора и соответственно для возникновения прав и обязанностей сторон.

Как известно, форма договора может быть определена по соглашению сторон. Причем стороны не связаны тем обстоятельством, что законом не требуется соответствующая форма для заключения договора. Если сторонами достигнуто соглашение об определенной форме договора, этот договор будет считаться заключенным лишь после совершения на тексте удостоверительной надписи нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие.

Во-вторых, для определения момента возникновения права на вещь. Известно, что момент возникновения права собственности по договору связан прежде всего с передачей вещи (ст. 223 ГК РФ). Именно поэтому вопрос о передаче, ее факте, способе, достаточности формы имеет существенное значение как с точки зрения вещно-правовых отношений (возникло или не возникало право собственности), так и с точки зрения отношений обязательственных (исполнена или не исполнена обязанность передать, состоялся ли предмет договора). По мнению ряда авторов, современное право должно отказаться применительно ко всем консенсуальным договорам от ритуальной символики и вопрос о наличии или отсутствии договора не должен ставиться в зависимость от факта передачи. "Не передача вещи и не уплата цены порождают соответствующие обязанности, а факт соглашения" <*>.

<*> Шибаева Ю.В. Вопросы перехода права собственности в коммерческих договорах // Проблемы правового регулирования коммерческой деятельности. Самара, 2001. С. 125.

В-третьих, для определения момента прекращения обязательств по договору. Поскольку в силу ст. 309 ГК РФ заключенные договоры подлежат обязательному исполнению, обязательственные отношения сохраняются неопределенное время и подлежат защите. Показателен в связи с этим спор, приведенный в Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 июля 1999 г. N 2935/99.

Как следует из материалов дела, между радиотехническим институтом (заказчиком) и трестом "Мосстрой-43" проектно-строительного объединения "Моспромстрой" заключен договор подряда на капитальное строительство от 28 декабря 1990 г. N 8. Подрядчик взял на себя обязательство осуществить строительство жилого дома, а заказчик - финансировать строительство.

На основании данного договора подрядчик, заказчик, АООТ "Конкорд" (инвестор) и АООТ "Домостроительный комбинат N 1" (субподрядчик) заключили договор от 3 июля 1995 г. о долевом участии в финансировании строительства, который суд обоснованно оценил как самостоятельное обязательство, имеющее целью привлечение дополнительных инвестиций на строительство дома за счет участников указанного четырехстороннего соглашения. Согласно п. 3 договора подряда от 28 декабря 1990 г. N 8 и п. 2.3 договора о долевом участии в финансировании строительства от 3 июля 1995 г. оплата выполненных работ осуществляется заказчиком, т.е. радиотехническим институтом. Судебная инстанция пришла к совершенно верному выводу, что, поскольку договор подряда не был в установленном порядке прекращен или переоформлен и в силу ст. 309 ГК РФ подлежит обязательному исполнению, денежные обязательства заказчика перед подрядчиком по этому договору сохранились и после заключения четырехстороннего соглашения <*>.

<*> Споры при исполнении денежных обязательств и осуществлении расчетов: Сб. документов. М.: Юринформцентр, 2000. С. 143 - 145.

Необходимо указать на некоторые особенные требования к форме сделок, совершаемых юридическими лицами, которые содержатся в законодательстве и выделяют указанную группу сделок из общегражданских сделок.

Для сделок юридических лиц требуется, чтобы воля была сформирована и волеизъявление выражено либо уполномоченным органом управления юридического лица, либо уполномоченным на совершение сделки лицом, например коммерческим представителем.

Например, в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" указано, что "из содержания ст. 174 ГК РФ следует, что, если полномочия органа юридического лица на совершение сделки ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, и при ее совершении указанный орган вышел за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, в случаях, когда будет доказано, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях и т.д." <*>. В нотариальной практике важно знать и правильно применять законодательство, на основе которого оформляются правомочия юридического лица для участия в различных сделках.

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 7.

Как известно, в соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает юридические права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Органы юридического лица в соответствии с имеющимися у них полномочиями формируют и выражают волю юридического лица, руководят его деятельностью.

Особое место среди органов юридического лица занимает руководитель независимо от его наименования. Это может быть генеральный директор, директор, председатель правления, президент, исполнительный директор и т.п., который организует текущую деятельность и без доверенности действует от имени организации, в том числе представляет ее интересы, совершает сделки от ее имени, утверждает структуру и штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками организации, в том числе доверенность с правом передоверия, осуществляет иные полномочия, не отнесенные законами или учредительными документами к компетенции других органов (п. 1 ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (в ред. от 27 февраля 2003 г.); ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в ред. от 21 марта 2002 г.); ст. 21 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"). Единственный нормативный правовой акт, который дает общее определение руководителя юридического лица, - ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ: "...руководитель... - единственный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности".

Кроме того, Трудовой кодекс РФ императивно оценивает отношения с руководителями организаций как трудовые, регулируемые трудовым законодательством. Причем независимо от их организационно-правовой формы, за исключением случаев, исчерпывающим образом перечисленных в ст. 273 ТК.

Сохраняются и общие требования к руководителю организации как к физическому лицу - им может быть правосубъектное физическое лицо, то есть обладающее право- и дееспособностью, индивидуализированное именем и местом жительства, в ряде случаев - гражданством (ст. 17 - 21, 1195 - 1198, 1201 ГК).

Руководителю - физическому лицу, выступающему вовне от имени юридического лица, не требуется государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Во-вторых, для совершения ряда сделок юридических лиц необходимо специальное разрешение (лицензия). Например, при рассмотрении одного из дел по иску специализированного инвестиционного фонда приватизации (продавец) о признании недействительным заключенного им договора купли-продажи акций и о применении последствий недействительности сделки было установлено, что инвестиционный фонд, не имея необходимой лицензии, дающей право на занятие соответствующей деятельностью, заключил сделку купли-продажи акций. Решением суда первой инстанции сделка была признана недействительной в соответствии со ст. 173 ГК РФ <*>.

<*> См.: Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций. Приложение к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

В-третьих, для сделок с участием коммерческих юридических лиц и индивидуальных предпринимателей законодательством могут устанавливаться дополнительные (квалифицирующие) требования. Например, в соответствии со ст. 77 Закона об АО устанавливается принцип, которым следует руководствоваться при определении рыночной стоимости имущества (п. 1). В случаях выкупа обществом у акционера принадлежащих им акций в соответствии со ст. 76 Закона привлечение оценщиков является обязательным. Если владельцем акций общества является государство и (или) муниципальное образование, в оценке их стоимости обязательно должен участвовать орган государственного финансового контроля и т.д.

На сегодняшний день сложилась своеобразная практика в регистрационных органах и в органах МНС в части оформления полномочий руководителей юридического лица. Кроме подтверждения полномочий руководителя учредительными документами и паспортом требуется доказывать соответствующий статус выпиской из ЕГРП. Как представляется, указанная практика для нотариусов в ряде случаев неприемлема, поскольку является излишне формализованной и не основанной на действующем законодательстве.

Актуальной до настоящего времени является позиция Б.Б. Черепахина в отношении юридических лиц. Ее основные моменты:

  1. органы юридического лица являются волеобразующими и волеизъявляющими;
  2. деятельность волеобразующих органов направлена на внутреннее управление организацией;
  3. только во внешней деятельности проявляется гражданская дееспособность юридического лица благодаря деятельности его волеизъявляющих органов;
  4. орган представляет юридическое лицо, но не представительствует от имени юридического лица <*>.
<*> См.: Черепахин Б.Б. Органы и представители юридического лица // Ученые записки. Всесоюзный научно-исследовательский институт советского законодательства. М., 1968. Вып. 14. С. 131 - 140.

В литературе встречается отход от этой доктрины: "...функции по представительству юридического лица в завуалированной форме возложены на лицо, исполняющее обязанности органа юридического лица... правовое положение органа как бы вбирает в себя статус представителя".

Данный вывод находит подтверждение в законодательстве. Особенно это заметно при анализе п. 3 ст. 53 ГК РФ, а также п. 1 ст. 182 ГК РФ. Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ орган выступает от имени юридического лица и действует в интересах представляемого юридического лица, а в п. 1 ст. 182 ГК РФ представитель совершает сделки от имени представляемого лица. При сопоставлении указанных норм можно установить, что в них используется одна и та же терминология: "от имени" и "представляемого". При таких обстоятельствах нельзя не прийти к выводу, что орган юридического лица выполняет, в частности, функции представляемого. Исполнение этих функций основано на законе, поэтому орган юридического лица (директор) действует без доверенности. Соответственно нормы о представительстве могут быть применены к отношениям с участием органа юридического лица <*>. Автор признает далее, что судебная практика при рассмотрении споров, связанных с деятельностью органов юридического лица, не применяется гл. 10 ГК "Представительство. Доверенность". По мнению В.В. Долинской, автор в данном случае игнорирует то, что:

<*> Богданов Е.В. Правовое положение органа юридического лица // Журнал российского права. 2001. N 3.

представителем может быть только лицо (п. 1 ст. 182 ГК), а подраздел 2 раздела 1 ГК дает закрытый перечень лиц: граждане (физические лица), юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, не включающие понятие "орган";

представительство включает в себя только совершение сделок (ст. 182 ГК), а деятельность органов юридического лица, в том числе руководителя, гораздо шире, о чем уже было упомянуто выше, и сделками признаются действия только граждан и юридических лиц (ст. 153 ГК, снова "органы" отсутствуют в перечне управомоченных субъектов);

органы, в том числе руководитель, среди прочего ведут переговоры относительно возможных в будущем сделок, а это исключено для представителей (п. 2 ст. 182) <*>.

<*> Долинская В.В. Гражданско-правовые проблемы статуса руководителя организации // Закон. 2004. N 1. С. 4.

Одним из проблемных остается вопрос о форме доверенности, выдаваемой на представление интересов юридического лица при подаче документов на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Федеральный закон от 9 июня 2003 г. N 69-ФЗ внес в Закон о государственной регистрации изменения, предусматривающие, что государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. Таким образом, Федеральный закон N 69-ФЗ на основании пп. 1 п. 2 ст. 163 ГК РФ ввел новый случай обязательного нотариального удостоверения сделки (доверенности) дополнительно к тем, которые предусмотрены п. 2 ст. 185 и п. 3 ст. 187 ГК РФ.

И поскольку федеральным законом не было установлено иное, условие о нотариальном удостоверении доверенности распространялось на представителей, действующих от имени как физических, так и юридических лиц. Кроме того, на практике это положение получило толкование, в соответствии с которым нотариально оформленная доверенность требовалась на совершение представителем юридического или физического лица любых действий в процессе государственной регистрации.

Данное положение осталось неизменным в Законе о государственной регистрации. Но вместе с тем Закон от 29 декабря 2004 г. N 196-ФЗ ввел новые правила относительно формы доверенности представителей физических и юридических лиц: во-первых, на представление органу, осуществляющему государственную регистрацию прав, документов на государственную регистрацию и, во-вторых, на получение документов от такого органа.

Как представляется, отныне можно считать, что согласно п. 1 ст. 16 Закона о регистрации нотариально удостоверенная доверенность, безусловно, необходима представителю как физического, так и юридического лица только для подписания от имени этого лица заявления на государственную регистрацию.

А именно п. 4 ст. 16 Закона о регистрации теперь установлено, что физическое лицо при представлении документов на государственную регистрацию предъявляет документ, удостоверяющий личность, а представитель физического лица, кроме того, нотариально удостоверенную доверенность, подтверждающую его полномочия, если иное не установлено федеральным законом. Лицо, имеющее право действовать без доверенности от имени юридического лица, предъявляет документ, удостоверяющий его личность, учредительные документы юридического лица или нотариально удостоверенные копии учредительных документов юридического лица, а представитель юридического лица, кроме того, документ, подтверждающий его полномочия действовать от имени данного юридического лица, или нотариально удостоверенную копию этого документа.

Необходимо также установить, требуется ли в данном случае для представителя юридического лица нотариально удостоверенная доверенность.

На наш взгляд, требования, содержащиеся в п. 2 ст. 185 ГК РФ, относятся лишь к доверенностям на совершение сделок. Если же доверенность выдана на представление интересов юридического лица только при государственной регистрации и не содержит полномочий на совершение сделок, то норма п. 2 ст. 185 ГК РФ к таким правоотношениям применяться не может.

Предписание п. 5 ст. 185 ГК РФ о необходимости проставления печати юридического лица на доверенности не может служить достаточным основанием для оформления доверенности на государственную регистрацию в простой письменной форме. В п. 5 ст. 185 установлены дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (п. 1 ст. 160 ГК РФ), соответственно проставление печати юридического лица на доверенности необходимо независимо от того, в простой письменной или нотариальной форме составлена доверенность для оформления государственной регистрации. Следовательно, для представления документов на государственную регистрацию представителю юридического лица достаточно для подтверждения своих полномочий представить доверенность, оформленную по правилам абз. 1 п. 5 ст. 185 ГК РФ, а для получения указанных в законе документов от органа, осуществляющего государственную регистрацию прав, представителю и юридического, и физического лица необходима нотариально удостоверенная доверенность (п. 5 ст. 18 Закона о государственной регистрации).