Мудрый Юрист

О субсидиарной ответственности по обязательствам несостоятельного юридического лица

Директор института права и управления Южного федерального университета, доктор юридических наук, профессор А.А. Лукьянцев и аспирант того же университета В.С. Буров обращают внимание на актуальную проблему применения законодательства о несостоятельности.

В "корпусе" действующего гражданского законодательства Российской Федерации есть нормы, применяемые весьма редко, невзирая на самую широкую распространенность ситуаций, которые эти нормы призваны регулировать. Правоприменители по самым различным, часто прямо-таки загадочным, причинам почему-то избегают их.

К числу таких норм относится и абзац 2 п. 3 ст. 56 Гражданского кодекса РФ: "Если несостоятельность юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам". Отметим, что данная норма, по существу, продублирована пунктом 4 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ (в ред. от 27 июля 2010 г.) "О несостоятельности (банкротстве)" <1>.

<1> Российская газета. 2002. 2 нояб.

Казалось бы, очень жизненная норма, поскольку подобные ситуации встречаются сплошь и рядом, особенно в нынешних условиях мирового финансового и экономического кризиса.

Сразу оговоримся: мы не имеем в виду случаи доказанного преднамеренного банкротства, о котором говорится в статье 196 Уголовного кодекса РФ. Там все понятно: есть преступление, есть преступник или преступники, потерпевшие (кредиторы обанкротившегося юридического лица), есть обязанность лица (лиц), привлеченного (привлеченных) к уголовной ответственности, возместить ущерб, причиненный преступлением.

Но предположим, что в деяниях руководства обанкротившегося юридического лица не доказан состав предусмотренного статьей 196 УК РФ преступления. Допустим, преднамеренного банкротства действительно не было, а имела место только авантюрная финансовая политика руководства (крупных участников, членов совета директоров, коллегиального или единоличного исполнительного органа). Например, финансы юридического лица "дышали на ладан", а его руководство продолжало выписывать себе дивиденды и бонусы в огромных размерах. Или, скажем, элементы преднамеренного банкротства (например, вывод активов юридического лица в структуры, аффилированные с его руководством) все же были, но арбитражный управляющий и (или) правоохранительные органы не сработали, как должно, предоставив кредиторам обанкроченного юридического лица самим заботиться о своих законных интересах.

Как же развиваются события в таких ситуациях?

Кредиторы предъявляют иски о взыскании задолженности. При недостаточности у юридического лица - должника ликвидных активов для реализации исполнительных документов заинтересованный кредитор <2> подает в арбитражный суд заявление о признании его несостоятельным (банкротом).

<2> Которым в случаях, предусмотренных статьей 95 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ (в ред. от 27 июля 2010 г.) "Об исполнительном производстве" (Российская газета. 2007. 6 окт.), выступает налоговый орган или (если должник является кредитной организацией) Банк России.

Арбитражный суд, исследовав плачевное финансовое состояние должника, принимает решение о признании его несостоятельным (банкротом) и об открытии в отношении его конкурсного производства <3>. Назначается конкурсный арбитражный управляющий.

<3> Иногда с предварительной попыткой исправить ситуацию путем введения внешнего управления.

Выявленного имущества юридического лица для полного расчета по его денежным обязательствам и обязательным платежам в бюджеты и государственные внебюджетные фонды, как правило, недостаточно. Чаще всего его не хватает даже для удовлетворения требований третьей ("общей") очереди <4> наполовину или на треть.

<4> О соответствующих очередях см. п. 4 ст. 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Исходя из положений абзаца 2 п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <5>, соответствующие требования (о возложении субсидиарной ответственности на лиц, несущих ее в порядке абзаца 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ) "могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения взысканные судом суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов". В этом русле пока развивается и практика арбитражных судов <6>.

<5> Российская газета. 1996. 13 авг.
<6> См., например: судебные акты по делам N А50-16529/2007-Г28, N А40-33388/07-36-87, N А32-10895/2005-46/120 // СПС "КонсультантПлюс". Их особенностью является то, что ответчиками по ним выступают публично-правовые образования или должностные лица кредитных организаций, поэтому соответствующие дела подведомственны арбитражным судам, а не судам общей юрисдикции.

Вместе с тем Десятый апелляционный арбитражный суд в Постановлении от 15 февраля 2008 г. по делу N А41-К1-16123/07 <7> сделал вывод: в случаях, предусмотренных абзацем 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, иски к лицам, несущим субсидиарную ответственность в порядке этой нормы, могут быть предъявлены только конкурсным управляющим в интересах всех конкурсных кредиторов. При этом Суд сослался на абзац 2 п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

<7> СПС "КонсультантПлюс".

На наш взгляд, однако, эти положения руководящих разъяснений высших судов не препятствуют кредиторам, полагающим, что в сложившейся ситуации повинны руководители обанкротившегося юридического лица (крупные участники <8>, члены совета директоров, члены коллегиального исполнительного органа или единоличный исполнительный орган), предъявлять в суды общей юрисдикции по месту жительства таких руководителей от своего имени и в собственных интересах иски о возложении на последних субсидиарной ответственности по обязательствам соответствующего несостоятельного юридического лица. Ибо в абзаце 2 п. 22 Постановления N 6/8 не сказано, что соответствующие иски могут предъявлять только конкурсные управляющие. Не сказано об этом и в абзаце 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, и в пункте 4 ст. 10 Закона о банкротстве. Тем более что, как показывает практика <9>, конкурсные управляющие по различным причинам и под различными предлогами (главным образом это ссылки на отсутствие оснований, предусмотренных абзацем 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и пунктом 4 ст. 10 Закона о банкротстве), как правило, уклоняются от предъявления в суды общей юрисдикции соответствующих исков.

<8> Мы имеем здесь в виду участников - физических лиц. Иск кредитора - юридического лица или индивидуального предпринимателя к участнику - юридическому лицу подведомствен арбитражному суду.
<9> Один из авторов этой статьи представлял интересы одного из конкурсных кредиторов в делах N А53-13680/2006-С2-7 и N А53-1/07-С1-30 (оба дела - о банкротстве юридических лиц) Арбитражного суда Ростовской области. В этих случаях конкурсные арбитражные управляющие откровенно уклонились от привлечения руководителей обанкротившихся юридических лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам последних, проигнорировав позицию ряда кредиторов.

Конечно, для предъявления соответствующих исков необходимо наличие специфических оснований. Так, в рамках производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника - юридического лица (точнее - в рамках конкурсного производства) должна быть установлена недостаточность имущества обанкротившегося юридического лица для полного удовлетворения установленных арбитражным судом требований конкурсных кредиторов. Это значит, что должно быть завершено формирование конкурсной массы и после этого завершены расчеты должника (в лице конкурсного управляющего) с конкурсными кредиторами за счет наличного имущества должника.

Суды общей юрисдикции, установив по надлежащим доказательствам, в том числе по материалам, истребованным от конкурсного управляющего, недостаточность имущества признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица - должника для полного удовлетворения установленных арбитражным судом требований конкурсных кредиторов, включая истца, как представляется, своими решениями должны возлагать на виновных в банкротстве руководителей юридического лица - должника субсидиарную ответственность перед истцами - конкурсными кредиторами.

Нам могут возразить, что таким образом (при предъявлении соответствующих исков не конкурсными управляющими, а непосредственно кредиторами) могут быть нарушены законные интересы кредиторов привилегированных очередей (первой и второй очереди <10>), а равно кредиторов третьей очереди, не догадавшихся предъявить аналогичный иск. Полагаем, для исключения подобных нежелательных последствий суд общей юрисдикции должен <11> своим определением обязать конкурсного управляющего известить о начале соответствующего судебного процесса всех других конкурсных кредиторов и предоставить последним время, нормально необходимое для предъявления аналогичных исков. После чего возможно объединение всех поданных разными конкурсными кредиторами к определенному управленцу (или определенным управленцам) юридического лица - банкрота исков в одном производстве.

<10> О соответствующих очередях см.: п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве.
<11> Такое его долженствование может быть предусмотрено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ.

Если же, как мы уже отметили, обязательное для обанкротившегося юридического лица указание исходило от собственника его имущества, являющегося публично-правовым образованием, либо от управленца кредитной организации <12>, разрешение спора о возложении субсидиарной ответственности по обязательствам обанкротившегося юридического лица подведомственно арбитражному суду. Арбитражный суд для исключения вышеуказанных негативных последствий также должен <13> своим определением обязать конкурсного управляющего известить о начале соответствующего судебного процесса всех других конкурсных кредиторов и предоставить последним время, нормально необходимое для предъявления аналогичных исков. После чего возможно объединение всех поданных разными конкурсными кредиторами к определенному лицу - собственнику имущества юридического лица - банкрота или управленцу (управленцам) кредитной организации - банкрота исков в одном производстве.

<12> См.: п. 1 ст. 14 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ (в ред. от 19 июля 2009 г.) "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" // Российская газета. 1999. 4 марта.
<13> Такое его долженствование может быть предусмотрено Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Полагаем, по рассматриваемой в настоящей статье теме следовало бы высказаться Пленумам или хотя бы Президиумам Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ. Права и законные интересы конкурсных кредиторов нуждаются в приоритетной защите.