Мудрый Юрист

О возможности гипнотического воздействия на судью при осуществлении им правосудия

Клеандров М.И., заслуженный юрист РФ.

По всей видимости, почти каждый более или менее опытный работник судебных органов, тем более каждый судья, встречался со случаями вынесения "странных" судебных решений/приговоров. Да и многие прямо не причастные к судебной деятельности граждане с подобными случаями наверняка так или иначе встречались - лично, непосредственно, или слышали об этом от родственников, друзей, знакомых, сослуживцев, или, наконец, узнавали об этом из СМИ. Разумеется, уверенно сказать, что конкретный судебный акт действительно "странен", может лишь опытный судья той же судебной системы и лишь после тщательного изучения всех материалов дела. Только в этом случае мнение о решении/приговоре в конкретном судебном деле будет объективным; мнение же стороны в процессе зачастую тенденциозно.

Но иногда "странность" конкретного судебного акта можно определить и по минимуму информации о деле, когда заведомо решение/приговор, а чаще - промежуточное определение по арбитражному делу, например, о применении меры обеспечения по иску в виде наложения ареста на имущество должника, о снятии такого ареста и т.п., как говорится, "ни в какие ворота не лезет". Прежде всего это случаи "выхода" конкретного судебного акта за "пределы" судейского усмотрения, когда грубо, цинично нарушается прямое правовое предписание либо игнорируется конкретная императивная норма без какой-либо мотивации. Такое хоть и редко, но бывает. То есть факт очевиден, причина же неясна. Обычно в таких случаях видят корыстную заинтересованность судьи. "Такое", безусловно, встречается. Как случаются и запугивание судьи, его шантажирование и пр.

Но как быть (как интерпретировать) в случае, если "запредельно" странное судебное решение вынесет безукоризненно честный судья, свою неподкупность подтверждавший на деле три десятка лет? Считать, что "один раз и палка стреляет"? А если весь коллектив суда "головой ручается" за то, что не мог этот судья взять взятку? Тем более принимая во внимание тот факт, что многие годы он согласно установленной в суде специализации рассматривал определенную категорию дел, в этих делах "собаку съел", давно наработал практику и постоянно ее придерживался, и, вынося "странное" решение, не мог не осознавать, что оно вызовет недоумение у всех его коллег, мнением которых он весьма дорожит? А к тому же, объявив резолютивную часть решения (в арбитражном процессе по существу подобное "раздвоение" вынесения судебного акта - вначале объявляется резолютивная часть, а затем в течение 5 дней "отписывается" все решение - норма), мотивировочную часть он не в состоянии изложить - нет ни аргументов, ни доводов, ни, главное, осознания правильности объявленной им сторонам резолютивной части решения. То же можно сказать и о возможности запугивания, шантажирования и т.п. отдельных судей - применительно к ним результативность этих действий объективно нулевая.

Но если не подкуп, не угрозы, не шантаж и т.п., то в чем причина вынесения безукоризненно честным и бесстрашным судьей "странного" судебного акта?

Обычно конституционно закрепленная независимость судей (любого уровня звенностей каждой из ветвей судебной власти) понимается в публичных отношениях как распространяющаяся на всех судей в стране и не может быть отменена или снижена "иными нормативными актами, принимаемыми федеральным или республиканским законодательством" (Постановление Конституционного Суда РФ от 30 сентября 1993 г.); в быту - как исключающая прямые указания либо "добрые советы" со стороны власть имущих, представителей спорящих сторон и вообще кого бы то ни было судье при рассмотрении им дела и/или вынесении им решения/приговора по делу.

Но ведь влиять на судью, то есть нарушать конституционный принцип независимости судьи, можно (в реальности так и бывает, к сожалению), пусть не прямо, пусть даже только поколебать позицию судьи, множеством иных способов. Есть основание полагать, что иногда такое нарушение осуществляется помимо воли и желания судьи, посредством гипнотического по отношению к нему воздействия. И необязательно думать, что операцию по гипнотическому внушению "нужного" решения/приговора/определения судье задумывает и осуществляет один-единственный человек с противоправными наклонностями, хотя и такой вариант не исключен. Серьезную опасность здесь представляют оргпреступные группировки, которых не верно было бы считать скопищами дебилов-дегенератов. По мнению руководителя Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД РФ, оргпреступность - это высшее с точки зрения технологии и формы проявление преступности; преступные сообщества постоянно генерируют новые способы и виды противоправной деятельности <*>.

<*> Независимая газета. 2005. 22 февраля.

Психиатры под гипнозом понимают "временное, сиюподобное состояние, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержание внушения, что связано с изменением функции индивидуального контроля и самосознания" <*>. Психологи считают, что гипноз - это "техника воздействия на индивида путем концентрации его внимания с целью сузить поле сознания и подчинить его влиянию, контролю внешнего агента-гипнотизера, внушения которого гипнотизируемый будет выполнять" <**>, а сами специалисты в области гипноза - гипнологи уверены, что с помощью гипноза могут быть внушены подлоги в документах, лжесвидетельства, причинение имущественного ущерба и многие иные действия, вплоть до запрограммированности на самоубийство, что "гипноз представляет собой ситуацию своеобразной "переорганизации сознания", когда функционирующий его центр "перемещается" в сознание другого человека и управляется усилиями последнего" <***>.

<*> Судебная психиатрия: Краткий словарь терминов для юристов. Автор-сост. В.Н. Волков. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Федеральный Союз адвокатов России, 1996. С. 21.
<**> Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. Минск - Москва, 2003. С. 103.
<***> Гримак Л.П. Гипноз и преступность. М., 1997. С. 4, 58.

Обычно выделяются следующие основные виды гипноза: классический, сомнамбулический, каталептический, китайский парадоксальный, психологический наяву, наркогипноз, цыганский (или эриксонианский, по имени известного гипнолога Мильтона Эриксона, при "исполнении" которого человек - жертва - вроде бы не находится в глубоком трансе, но его удается заболтать так, что у него происходит сужение границ сознания и повышается степень внушаемости), аппаратный, патологический и др., и все эти виды гипноза могут иметь криминальное применение.

Например, работникам уголовного розыска хорошо знаком фактор так называемого цыганского гипноза. По сути дела, "цыганский гипноз" - не досужие россказни обывателей, а накопленное веками интуитивное знание, с помощью которого "облапошивали" этого самого обывателя, к тому же само знание веками оттачивалось практическим его использованием на огромной территории. В периодической печати последнего времени <*> достаточно подробно показаны масштабы явления и способы, с помощью которого мошенницы достигают впечатляющих результатов.

<*> Комсомольская правда. 2001. 18 мая; Труд-7. 2002. 24 января; 2003. 25 июня; Известия. 2003. 30 мая, 28 августа, 3 ноября; Независимая газета. 2003. 14 марта; Российская газета. 2004. 13 февраля.

Фактически это - техника NLP - нейролингвистическое программирование: правильно составленный текст и грамотная, последовательно жесткая его подача жертве обычно доводят чересчур доверчивого человека до трансового состояния, когда жертва перестает в определенной степени контролировать себя. Этапы такой "работы" - выбор в толпе подходящего объекта, далее привлечение его внимания, далее этап "вторжения в личностное пространство", когда цыганки загружают все каналы восприятия, то есть создают такую обстановку вокруг клиента, что блокируют своим присутствием все его органы чувств: и зрение, и слух, и обоняние, и даже осязание, а для усиления внушения гадалка наклоняется очень близко, загораживая окружающее пространство... далее этап "отключки", то есть введения в транс (измененное состояние сознания, при котором человек способен воспринимать окружающее, но вместе с тем совершенно открыт для внушения); далее этап самого внушения; и наконец, этап "отсроченного действия" в разных вариациях - хорошо известны психологам и применяются ими при диагностировании и лечении больных, то есть в других, благородных, целях.

Вместе с тем известно, что к тем, кто не идет на контакт, цыганки не подходят - отточенные веками знания людской психологии, особенно у цыганской народности ловари, плюс экстрасенсорные способности, которыми, видимо, обладают некоторые из цыганок (всего на сегодняшний день в мире насчитывается 5 - 8 млн. цыган), позволяют им безошибочно определять в толпе легко подвергаемых гипнотическому воздействию. По мнению психологов, таких - около четверти психически здорового населения, при этом у женщин этот процент выше. Кстати и к слову, в судейском корпусе России две трети - женщины.

Но методика нейролингвистического программирования используется не только цыганками, выманивающими в процессе гадания у своих жертв деньги и золото; эту методику можно освоить и на разнообразных краткосрочных курсах, и самостоятельно - посредством изучения специальной литературы. (Небезынтересно, что в качестве одного из двадцати требований выпускного экзамена некоторых курсов НЛП выступает требование "выпросить денег у цыганки. Плюясь, размахивая руками, поминая всех и вся, прожженные аферистки в цветастых юбках таки выдавали студентам какую-то сумму денег" <1>). А дальше освоенную на курсах методику НЛП можно использовать по-разному - в политике, в медицине, в коммерции и в преступных целях. В результате такого воздействия летом 1999 г. в одном из обменных пунктов Тюменского микрорайона кассир "добровольно" отдала посетительнице всю "наличку" - десять тысяч долларов США и тысячи рублей <2>; в 2001 г. в обменном пункте банка "Снежинский" г. Челябинска кассир "добровольно" отдала цыганке 9605 долларов США, 1000 евро и 310 тыс. рублей <3>, в среднем же сотрудниками правоохранительных органов г. Москвы ежемесячно регистрируется более 20 случаев "махинаций с ворожбой" <4>; в г. Челябинске преступная группа на организованных ею семинарах, "руководствуясь научно обоснованными принципами внушения", вводила клиентов в гипнотический транс и в результате сумела обмануть более 500 граждан, присвоить примерно 25 млн. рублей (при том что среди 11 задержанных не было ни одного профессионального психолога) <5>; в г. Омске строители "пирамиды" освоили метод массового НЛП, в результате чего жители Омска под воздействием гипноза отдали мошенникам 24 млн. руб.; вообще же, по оценкам экспертов МВД РФ, за последние 5 лет "пирамиды" по типу псевдосетевого маркетинга создавались не менее чем в 100 городах России, жертвами мошенников стали более 120 тыс. человек, а общий объем "пирамид" составил приблизительно 250 тыс. долларов США <6>; в Вильнюсе обладающий гипнотическими способностями (что подтверждено психологической экспертизой) основатель и руководитель религиозной общины "Иисус - господь в Латвии" Я. В-Ш. кроме корыстных целей достигал и иные: "Две женщины и мужчина подали заявление в полицию и рассказали о том, как, вводя своих подопечных в религиозный экстаз, этот человек совершал по отношению к ним сексуальное насилие" <7>; в г. Благовещенске неоднократно в обменных пунктах купюру в 100 долларов США кассиры воспринимали как купюру в 1 тыс. долларов (?!), и характерно, что незадолго до этих обменов в данном городе прошел семинар-совещание по нейролингвистическому программированию, куда "мог попасть любой человек, желающий научиться технике манипулирования сознанием и применять ее в корыстных целях" <8>; по мнению психотерапевта Я. Залитиса, в г. Риге действует (в 1998 г.) подпольный синдикат, заставляющий девушек под гипнозом заниматься проституцией <9>; летом 2004 г. в г. Москве был задержан насильник-гипнотизер <10>; весной 2004 г. в приговоре Омского областного суда по делу местного филиала общества взаимной поддержки "Возрождение" было констатировано 1350 эпизодов мошенничества с "использованием методов нейролингвистического программирования, разового точечного гипноза" и др. <11>; на нейролингвистическом программировании основан и небезызвестный "пикап" - проект под названием "Русская модель эффективного соблазнения", что отечественные психотерапевты классифицируют как психологическое изнасилование женщины <12>, и др.

<1> Чекменев Д. Объявленная война // Вслух о... 2003. N 7. С. 29.
<2> Труд-7. 1999. 3 сентября.
<3> Труд-7. 2002. 24 января.
<4> Труд. 2003. 25 июня.
<5> Независимая газета. 2003. 14 марта.
<6> Комсомольская правда. 2004. 8 октября.
<7> Труд-7. 2000. 7 декабря.
<8> Комсомольская правда. 2004. 5 августа.
<9> Комсомольская правда. 1998. 13 марта.
<10> Комсомольская правда. 2004. 1 июля.
<11> Российская газета. 2004. 28 апреля.
<12> Российская газета. 2005. 31 октября.

Справедливости ради следует указать и на использование гипнотического воздействия в криминалистике и с благородными целями - для раскрытия преступлений посредством "пробуждения" памяти потерпевших и случайных свидетелей преступления - используется небезызвестная методика гипнорепродукции пережитых состояний, для чего во ВНИИ МВД РФ создан спецотдел <*>, действовал там и отдел по борьбе с гипнотерроризмом <**>.

<*> Родная газета. 2004. 16 января; Комсомольская правда. 2004. 28 июля.
<**> Комсомольская правда. 1999. 18 июня.

В плане же рассматриваемой в настоящей работе проблемы важно следующее. Во-первых, существует категория гипервнушаемых людей, которых более или менее профессиональный гипнотизер может ввести в измененное состояние сознания чуть ли не мгновенно. Вообще же есть два вида гипнотического внушения - энергетический и вербальный, и от первого защиты практически нет, но им, слава Богу, владеют лишь единицы высокоинтеллектуальных людей в мире. Поэтому речь идет о вербальном, более "примитивном", гипнотическом воздействии. Во-вторых, "назначенная" гипнотизером "операция" может быть осуществлена и с отсрочкой исполнения - психологи хорошо знают приемы так называемого отсроченного гипноза, когда жертве дается указание (установка) выполнить конкретное дело (совершить действие) завтра (например, по "вмонтированной" в музыку команде) и забыть о нем, что жертва и сделает с удовольствием, а главное - забудет об этом. В-третьих, психиатрам давно известна одна важная особенность даже легковнушаемого человека - его нельзя заставить и под гипнозом сделать то, против чего у него есть внутренняя установка, например, загипнотизированного - с нормальными жизненными ценностями человека - нельзя "заставить" ткнуть в человека даже бутафорский нож - он будет корежиться, биться в судорогах, кричать и т.д. Но, с другой стороны, всем нам, и легковнушаемым в том числе, присущ позитивный императив - доброе дело мы сделаем "с наслаждением", тем паче под влиянием гипноза, т.е., к примеру, находящийся под гипнотическим воздействием судья вынесет "добрый" приговор - 2 года условно, когда этот же судья по этому делу без данного гипнотического воздействия справедливо присудил бы подсудимому 5 лет лишения свободы, да еще в колонии строгого режима.

Можно, конечно, отмахнуться от этой проблемы. Еще легче сказать, что ее не существует вовсе. И в самом деле - если под воздействием "цыганского гипноза" наша "клуша" снимет с себя сережки и отдаст их гадалке, а потом, придя в себя, побежит в милицию, не факт, что там с ходу признают ее жертвой - сама ведь сняла, сама отдала, расплатившись таким образом за гаданье... Но тут хоть жертва очевидна, как очевиден и нанесенный ей ущерб. Да и защиту есть у кого искать - у милиции.

Но если загипнотизированный судья (а загипнотизировать его, как очевидно из вышеизложенного, достаточно несложно, и непосредственно в процессе, и тем более "с отсрочкой исполнения", хотя, разумеется, не каждого) вынесет заведомо неадекватное обстоятельствам и материалам дела решение/приговор, "потерпевшим" здесь будет справедливое правосудие, а жаловаться на неадекватное обстоятельствам и материалам дела судебное решение/приговор можно лишь в процессуальных формах.

Поэтому - кто знает, кто в состоянии определить - не причина ли вынесения "странного", абсолютно неадекватного решения/приговора/определения судьей именно отсроченное гипнотическое на него воздействие: судья это сделал, в данном случае находясь под отсроченным гипнотическим внушением? Судья после вынесения подобного судебного акта может себе удивляться, но не больше - пересмотреть и изменить его он не в состоянии по процессуальным причинам, а спросить его, почему он вдруг вынес такой "странный" вердикт, никто попросту не вправе, поскольку это запрещено законом. Сам же судья, естественно, и не подозревает, что это не он фактически осуществил правосудие по данному делу. То есть если бы его и спросили, правду он бы не сказал, осознать, что он был загипнотизирован, видимо, он не в силах.

Имеют ли место случаи гипнотического воздействия на судью в реальности? Официально они не зарегистрированы, такой задачи никто не ставил и необходимой для этого методики никто не разрабатывал, не говоря уж о том, что никакой статистики здесь нет в принципе. Автору данного труда (работавшему в 1995 - 2003 гг. председателем арбитражного суда Тюменской области) в 1997 г. судьи, рассматривавшие коллегиально одно скандальное дело с политической "окраской" с участием местного олигарха (одна из сторон с помощью СМИ обостряла классовую составляющую этого экономического спора), рассказывали вскоре после завершения каждого из процессов - в первой и в апелляционной инстанциях, что они чувствовали как "вроде бы их пытались загипнотизировать двое из сидящих в первом ряду зала мужчин". Но зал в обоих заседаниях был полон (хотя зал и небольшой), дело в обеих инстанциях рассматривалось "тройкой" опытных судей, фабула спора была для профессионалов довольно бесхитростной, так что эффекта от данного гипнотического воздействия, если оно и было в действительности, не возникло.

В периодической печати описывается случай, когда некоторые следователи, расследующие (в течение 9 лет!) преступление, совершенное с применением "цыганского гипноза", "отказывались вести допросы, утверждая, что на них оказывается "психологическое давление". Мошенницы заявляли: "Не поверишь нам - заболеешь, умрешь, импотентом станешь..." <*>. Здесь наверняка имели место не только угрозы и психологическое давление, но и гипнотическое воздействие по отношению к следователям - слишком уж результативно защищали себя цыганки. Практический работник правоохранительных органов считает <**>, что мошенницы-гипнотизерки "стараются скрыть свои паранормальные способности от следствия, поскольку это для них весьма чревато". Непонятно, правда, чем чревато? Наличие паранормальных способностей, даже если и фиксируется, ненаказуемо.

<*> Труд. 2003. 25 июня.
<**> Известия. 2003. 28 августа.

В целом же за то, что случаи гипнотического воздействия на судей имеют место в нашей реальной действительности (а не только в воображении автора данной статьи), свидетельствует элементарная логика: если такое возможно "технически" и "стоить" будет не столь дорого, особенно в сравнении с выгодой от "правильного" для организатора этого действа судебного акта, а иной путь решения "вопроса" вроде дачи взятки конкретному судье невозможен по причине его неподкупности, то "такое" и будет организовано, да не один раз. Наряду с прямым подкупом судей, с "засылкой" в судейский корпус на должности судей "своих" людей и другими способами влияние на правосудие по конкретным делам посредством организации гипнотического воздействия на судей - прекрасная возможность оргпреступных группировок и иных действующих "на грани фола" структур решать собственные проблемы в свою пользу.

В специальной литературе <*> указывается: практика криминального гипноза показала, что к людям, которые оказались жертвами криминальных гипнотизеров, были применены следующие гипнотические феномены: забывание, полное или частичное стирание из памяти определенных эпизодов и лиц (феномен полной или частичной амнезии), навязывание видения того, чего на само деле нет (феномен положительных галлюцинаций), навязывание невидения полной реальности или ее части (феномен отрицательных галлюцинаций), формирование нужных реакций и поведения жертвы через определенное время после контакта с криминальным гипнотизером, в том числе и на вложенный в память жертвы и неосознаваемый ею условный код (феномен постгипнотического кодирования) и т.д. Перечисленные феномены практически идеально "подходят" для гипнотического воздействия на судью - с целью внушить ему вынесение нужного (в нужной редакции) для заказчика внушения судебного акта. В цитируемой работе В.М. Кандыбы <**> отмечается: внушением можно вызвать гнев, ревность, любовь, отвращение, презрение и др.; в гипнозе можно внушить любые мысли, убеждения, принципы, нравственные нормы, взгляды, установки, угрызения совести, раскаяние, повысить или понизить волевые качества, повлиять на мышление, память и др.; особо важно, что все вышеуказанные феномены, которые вызываются в гипнозе, могут быть вызваны и в послегипнотическом периоде, то есть можно внушить что угодно в гипнозе, а "срабатывание" внушения перенести на любое время выходя из гипноза (на несколько минут, часов, дней, месяцев, лет).

<*> Кандыба В.М. Криминальный гипноз: что такое криминальный гипноз и пр. СПб.: Изд-во "Лано", Санкт-Петербургский университет МВД России, Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности, 2001. С. 117 - 119.
<**> Кандыба В.М. Цит. раб. С. 119.

Сказанное означает: арсенал способов гипнотического воздействия, в том числе на судью, исключительно обширен, и он не может не расширяться вследствие расширения доступности методов гипноза для широких слоев населения, поскольку в книжных магазинах можно встретить литературу по технике гипноза и аутогипноза, практической психотерапии, биополевой терапии, психотерапевтической коррекции и т.д. Соответствующие знания становятся легкодоступными не только для профессиональных гипнотизеров, лицензированных психотерапевтов и психологов, применяющих гипноз в лечебных целях, но и для представителей криминалитета, рассматривающих гипноз в качестве эффективного способа совершения противоправных действий (вербовки членов преступных групп, зомбирования исполнителей преступных действий, приведения жертв в беспомощное состояние, причинения вреда их здоровью и т.д. <*> Борис Ратников (генерал-майор запаса ФСО РФ, т.е. человек, без сомнения, сведущий) категорически утверждает: "В принципе нет людей, которые не поддаются гипнозу. Просто с кем-то справиться легче, с кем-то - сложнее, необходимо потратить больше времени, и, как правило, человек не в силах противостоять этому самостоятельно" <**>.

<*> Шарапов Р.Д. Криминальная гипносуггестия: криминологическое и уголовно-правовые аспекты // Государство и право. 2004. N 11. С. 45.
<**> Ратников Б. Чужая душа - уже не потемки. Фельдпочта. 2005. N 34. С. 9.

Является ли гипервнушаемость человека, его способность быть мгновенно загипнотизированным, его повышенная восприимчивость к гипнотическому воздействию и т.п. болезнью психической? Разумеется и безусловно, нет. Значит, в перечень психических болезней, запрещающих человеку стать судьей (а такого перечня, как известно, нет), такая психологическая особенность кандидата в судьи не войдет (даже когда и если этот перечень будет разработан и утвержден) и препятствием ему сама по себе как болезнь не станет. Представляет ли судья с такими особенностями психики потенциальную опасность для объективного, справедливого правосудия? Не сам, а этими особенностями психики, используя которые мошенники (преступники?) смогут правосудие по конкретному делу деформировать, по сути дела, подменяя в процессе вынесения решения/приговора/определения собой судью? Видимо, ответ здесь должен быть утвердительным.

Является ли поставленная здесь проблема уже сегодня "кричащей" и требующей принятия неотложных и радикальных мер? Не факт, что она "кричаща", но что она латентна, а потому особенно опасна в силу отсутствия методики фиксации случаев гипнотического воздействия на судью и соответственно вынесения (объявления) судебного акта судьей, находящимся под этим гипнотическим воздействием. Поэтому главное сейчас - осознать наличие проблемы.

Решаться же она должна комплексно, на основе серьезных научных разработок, и не только юристами, но и медиками и учеными иных наук. Так, необходимо поставить перед психологами (и иными специалистами) задачу научиться быстро, а главное - безошибочно определять: не находился ли судья, вынесший "странный" судебный акт, под воздействием гипнотического внушения? Отдаленная аналогия: многих спортсменов на международных соревнованиях после установления ими рекордов проверяют на наличие у них последствий принятого перед началом соревнования допинга... Обнадеживает здесь то, что уже сегодня в специальной литературе отмечается: "Сейчас уже выявлены конкретные дисфункции, связанные с психологическим программированием. Ученые регистрируют характерные изменения в спектре электромагнитного излучения мозга, которые возникают в результате блокировки тех или иных участков или центров мозга под воздействием психологического контроля" <*>.

<*> Деструктивные психотехники / Под ред. И. Митрофанова; Пер. с англ. - "Janusbooks". СПб.: Экслибрис, 2002. С. 203.

Нужны будут и организационные меры, которые следует разделить по видам: относящиеся к кандидату в судьи, относящиеся к действующему судье и относящиеся к руководству судебного органа. Но все меры этого возможны при следующих условиях: а) создается и обеспечивается возможность повсеместно, например, под эгидой действующих квалификационных коллегий судей организовать и проводить психодиагностирование кандидатов в судьи и действующих судей, включая руководство судебных органов, с целевым ориентиром - на предмет определения подверженности (в динамике) гипнотическому воздействию; б) осуществляется это исключительно с добровольного согласия испытуемых; в) сами испытания, как и их результаты, - строго конфиденциальны, а в идеале - секретны.

Для кандидатов в судьи сам факт обладания такой особенностью психики, как гипервнушаемость, не будет являться запретом для назначения судьей, но будет служить необходимой дополнительной информацией для соответствующей квалификационной коллегией судей при принятии ею конкурсных кадровых решений. Видимо, при прочих равных условиях прав (в морально-этическом плане) на занятие вакантной должности судьи больше у кандидата, невосприимчивого (либо восприимчивого в меньшей мере) к гипнотическому воздействию, в том числе и к нейролингвистическому программированию. Для действующих судей факт обладания такой психической особенностью, точнее - обладание информацией о ней, будет служить постоянным сигналом - напоминанием о необходимости в служебной и повседневной жизнедеятельности остерегаться оказаться в ситуации, когда подобное внушение может быть произведено, а также в идеале, если это возможно, периодически и довольно часто (и обязательно нерегулярно, с различными интервалами во времени), подвергаться психологическому воздействию со стороны "своего" психотерапевта, с целью устранения посторонних внушений. А для руководителей судебных органов, помимо того, что относится к действующим судьям (они ведь сами - действующие судьи, но не только), будет служить обязанностью с учетом собственного опыта (равно без такого учета для руководителей, лишенных названной особенности психики) обеспечить разработку и организацию комплекса повседневных мероприятий, препятствующих либо блокирующих возможности осуществления гипнотического воздействия по отношению к судьям руководимого ими судебного органа.

В первом приближении таковыми могут быть: а) организация работы судей с повышенной внушаемостью в условиях, когда все судебные заседания, как и все без исключения встречи с представителями сторон, проводятся судьей не "с глазу на глаз", а в присутствии помощника судьи, специалиста и т.д. (известно, что загипнотизировать двух людей одновременно крайне сложно), и здесь следует учесть, что пока сегодня в силу острой нехватки "площадей" все предварительные и основная масса иных судебных заседаний подавляющая часть судей арбитражных судов субъектов РФ при рассмотрении дел по первой инстанции проводят (здесь - к счастью!) в собственных кабинетах, а не в залах судебных заседаний; б) организация такого - исключительного при данных обстоятельствах - режима распределения дел между судьями, при котором "попадание" дела, при рассмотрении которого есть повышенный риск организации гипнотического внушения на судью, у которого имеется обозначенная особенность психики, этому судье попросту бы исключалось; в) принятие по возможности организационных и иных мер, при которых судьи, обладающие названной особенностью психики, во внеслужебное время не оказывались бы в ситуации, когда их могли бы загипнотизировать (затраты относительно любых этих мер будут заведомо дешевле деформированного судебного акта, вынесенного загипнотизированным судьей); г) обеспечение проведения мероприятий по регулярной "очистке" психики судей, обладающих названной особенностью психики, от всяких посторонних воздействий, а также, если это возможно, проведение профилактических мероприятий в этой сфере.

Очевидно, что потребуются и законодательные нововведения. Главное - принятие Федерального закона "Об информационно-психологической безопасности", где поставленные здесь проблемы в числе иных должны найти решение. Но также и действующие законодательные акты, прямо относящиеся к осуществлению правосудия, нуждаются - в плане поставленной проблемы - в определенной корректировке. Например, в уголовном законодательстве это установление такого самостоятельного состава преступления, как гипнотическое воздействие на судью с целью воспрепятствования ему вынесения объективного судебного акта при рассмотрении конкретного дела (либо с целью деформации правосудия по конкретному делу). В процессуальном - это закрепление такого права на обжалование судебного акта, как обоснованное наличие основания полагать, что данный судебный акт вынесен судьей, находящимся под гипнотическим воздействием, и соответственно закрепление права вышестоящей инстанции жалобу по такому основанию удовлетворять со всеми вытекающими отсюда последствиями и т.д.

Иные, более гипотетические, способы воздействия на психику судьи типа психотропным оружием (иной спецтехникой) либо методы превращения его в зомби (полностью в психическом плане принадлежащем "хозяину"), в биоробота (в отличие от зомби, имеющего собственную волю, но действующего по заданной "хозяином" программе) и т.п., здесь не рассматриваются. Но, к сожалению, их наличие, как и применение, в том числе в преступных целях, включая воздействие на того или иного судью, полностью исключить нельзя.