Мудрый Юрист

Признаки субъекта преступлений, связанных с нарушением правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности

Кочешев С.П., помощник главнокомандующего Сухопутными войсками по правовой работе - начальник юридической службы, полковник юстиции, кандидат юридических наук.

Существенное значение в характеристике субъекта преступления против военной службы имеет возраст. По общему правилу военная служба может начинаться не ранее достижения лицом 18-летнего возраста; призыв на военную службу возможен лишь до достижения 27-летнего возраста. Для граждан, поступающих в военно-учебные заведения, этот возраст может быть и меньшим, т.е. 16 лет. Совершение преступления, предусмотренного гл. 33 УК, лицом, не достигшим установленного возраста, оказавшимся на военной службе на незаконном основании, вследствие ошибки или сознательного подлога документов, допущенных на призыве, исключает ответственность за преступление против военной службы. Существуют особенности и в психической характеристике субъекта воинского преступления. Невменяемость лица - безусловное основание для исключения состава преступления. Однако ст. 22 УК РФ предусматривает возможность уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Между тем отдельные виды такого расстройства служат основанием для признания гражданина негодным или ограниченно годным к военной службе по состоянию здоровья и освобождения от военной службы (ст. ст. 23, 50, 51 Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе"). При наличии психического расстройства лицо не может признаваться субъектом преступления против военной службы, его ответственность за воинское преступление исключается. Оно может отвечать за иное преступление, если состав такового содержится в фактически совершенном им деянии; вопросы ответственности в этом случае решаются в порядке ст. 22 УК РФ.

Следующим ограничительным признаком субъекта преступления против военной службы является его гражданская принадлежность. Несмотря на то что в России предусмотренная Конституцией альтернативная служба не организована, указанное конституционное положение подлежит безусловному соблюдению как закон прямого действия.

Лица, по своим убеждениям (в частности, религиозным) не приемлющие военную службу, не способны участвовать в вооруженных действиях и поэтому не подлежат призыву на военную службу, а будучи призванными, подлежат увольнению. Следовательно, они не могут признаваться субъектами преступлений, выражающихся в уклонении от прохождения военной службы (ст. 328 УК РФ), а также преступлений против военной службы.

Судебная практика следует определенному Конституцией РФ требованию.

Следует выделить и иные основания, исключающие возможность признания лица субъектом преступления против военной службы. Они обозначены в законе. Так, ст. 23 Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе" запрещает призывать на военную службу граждан, имеющих неснятую или непогашенную судимость за совершенные преступления; освобождает отдельные категории граждан от призыва на военную службу, в частности лиц, признанных негодными или ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья; устанавливает отсрочку от призыва на военную службу для отдельных граждан, в частности имеющих двух и более детей, в отношении которых возбуждены уголовные дела, и т.д. Представляется, что во всех случаях, когда лицо призвано на военную службу, несмотря на наличие указанных оснований, либо продолжает служить после возникновения таких оснований, либо его пребывание следует считать незаконным и его как не отвечающего требованиям, предъявляемым военнослужащим, признавать субъектом преступления против военной службы нельзя.

В случае совершения им общественно опасного деяния, содержащего состав иного, общеуголовного, преступления, он подлежит ответственности за это преступление.

Практика военных судов, к сожалению, не всегда последовательно соблюдает изложенное правило. В ч. 2 ст. 331 УК РФ указывается круг лиц, которые несут уголовную ответственность в соответствии со статьями гл. 33 УК РФ, не являясь военнослужащими. В разные исторические периоды круг таких лиц менялся. В настоящее время в него включены только военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств Российской Федерации.

Служба военных строителей не является военной, хотя и засчитывается в срок военной службы; личный состав военно-строительных частей имеет такие же воинские звания, что и военнослужащие; в соответствии с Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г. на них распространяется действие общевойсковых уставов Вооруженных Сил РФ.

Положение о военно-строительных отрядах Министерства обороны СССР, введенное в действие Приказом МО СССР от 30 мая 1977 г., устанавливает, что военные строители несут ответственность, в том числе за воинские преступления, на тех же основаниях, что и военнослужащие.

Специфика уголовной противоправности преступлений против военной службы состоит также и в том, что все эти преступления, будучи бланкетными, нарушают не только соответствующий уголовно-правовой запрет, но и правила военной службы, закрепленные в воинских уставах, других законах и иных нормативных правовых актах. Содержание каждого воинского преступления можно уяснить только посредством анализа определенных военно-правовых норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность. Признавая военнослужащего виновным в том или ином преступлении против военной службы, следует всякий раз уточнять, какие конкретно правила военной службы были при этом нарушены с указанием соответствующего источника, если связь с источником установить не удается, то воинский характер совершенного правонарушения может оказаться под сомнением.

Разграничение нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенных в форме унижения чести и достоинства потерпевшего (ч. 1 ст. 335), и оскорбления одним военнослужащим другого также при отсутствии между ними отношений подчиненности (ч. 1 ст. 336) возможно по объективной и субъективной сторонам.

Унижение чести и достоинства личности потерпевшего при нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими объективно, как правило, совершается в насильственной форме, а субъективно - в целях самоутверждения, доминирования субъектов преступлений, подчинения, личных льгот, привилегированного положения в группе или из хулиганских побуждений (дедовщина).

Уголовно-правовой анализ преступлений, связанных с неуставными отношениями, позволяет выявить систему признаков, необходимых и достаточных для признания того, что лицо, совершило деяние, предусмотренное статьей 335 УК РФ, и подлежит уголовной ответственности в соответствии с ней. Однако Закон требует исследования в единстве его уголовно-правовой и криминологической характеристик. Статья 68 УПК РСФСР в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательства дела в суде, указывает и такие, как мотивы преступления, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (помимо тех, которые являются смягчающими и отягчающими ответственность), а также причины и условия совершения преступления.