Мудрый Юрист

Участие прокурора в конституционном судопроизводстве *

<*> Kholikov K.N. Participation of the public prosecutor in the constitutional legal proceedings.

Холиков Кароматулло Нарзуллоевич, декан юридического факультета Таджикского национального государственного университета, кандидат юридических наук (г. Душанбе).

В статье рассматриваются особенности привлечения Генерального прокурора Республики Таджикистан либо его представителей к участию в конституционном судопроизводстве в Конституционном суде Республики Таджикистан, вносятся предложения по совершенствованию правового регулирования данных вопросов.

Ключевые слова: Конституция Республики Таджикистан, Конституционный суд Республики Таджикистан, Генеральный прокурор, конституционное судопроизводство, участие, процессуальное положение.

In article features of attraction of the General public prosecutor of Republic Tajikistan or its representatives to participation in the constitutional legal proceedings in the Constitutional court of Republic Tajikistan are considered, offers on perfection of legal regulation of this points in question are made.

Key words: The Republic Tajikistan constitution, the Constitutional court of Republic Tajikistan, the General public prosecutor, the constitutional legal proceedings, participation, remedial position.

Прежде чем приступить к исследованию данной проблемы, кратко остановимся на анализе конституционно-правовых положений, касающихся Конституционного суда Республики Таджикистан и прокуратуры. В Конституции Республики Таджикистан 1994 г. органам судебной власти и прокуратуры непосредственно посвящены две отдельные главы (гл. 8 (ст. ст. 84 - 92) и гл. 9 (ст. ст. 93 - 97)) <1>. Правовое же положение Конституционного суда наряду с другими звеньями органов судебной власти закреплено в главе 8 Конституции Республики Таджикистан, которая называется "Суд" <2>.

<1> Конституция Республики Таджикистан. Душанбе, 2003. С. 55 - 58.
<2> В этой главе есть отдельная статья (89), касающаяся Конституционного суда Республики Таджикистан.

Одновременно правовое положение Конституционного суда и органов прокуратуры регламентируется отдельными конституционными законами <3>. Конституционный суд и прокуратура являются конституционными органами государственной власти и преследуют единую цель - обеспечение законности в целом и конституционной законности в частности. На Конституционный суд Республики Таджикистан возлагается осуществление конституционного контроля, результатом чего становится отмена неконституционного правового акта. Органы прокуратуры относятся к числу общих органов конституционного надзора, поэтому анализ их взаимоотношений в области обеспечения конституционности законов и иных нормативных правовых актов, несомненно, имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

<3> Конституционный закон Республики Таджикистан от 3 ноября 1995 г., с последующими изменениями и дополнениями // Ведомости Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 1995. N 21. Ст. 223; Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 1997. N 9. Ст. 110; 1998. N 10. Ст. 111, 115; 2000. N 6. Ст. 349; 2001. N 4. Ст. 200; 2004. N 2. Ст. 43; 2006. N 3. Ст. 142; 2007. N 7. Ст. 650; 2008. N 3. Ст. 180. N 10. Ст. 794; 2009. N 7 - 8. Ст. 488; Конституционный закон Республики Таджикистан от 25 июля 2005 (г. Душанбе, 2009).

В Конституции Республики Таджикистан 1994 г., и это следует отметить особо, впервые за всю историю развития правовой системы страны предусматривается учреждение нового специализированного судебного органа конституционного контроля в системе органов судебной власти и в связи с его учреждением создание нового вида судопроизводства - конституционного судопроизводства в системе судопроизводства Республики Таджикистан. В силу сказанного особый научный интерес представляет анализ участия прокурора именно в этом способе осуществления судебной власти.

В научной юридической литературе постсоветских независимых государств, особенно в России, уже сделаны попытки исследовать проблемы, связанные с участием прокурора в конституционном судопроизводстве <4>. В Таджикистане этим вопросам ученые-юристы пока не уделили должного внимания. Примечателен тот факт, что даже в учебнике "Прокурорский надзор в Республике Таджикистан", в главах 6 - 8, которые посвящены участию прокурора в рассмотрении дел судами (участие прокурора в рассмотрении гражданских дел; участие прокурора в рассмотрении уголовных дел; участие прокурора в рассмотрении административных дел и участие прокурора в рассмотрении дел в экономических судах), об участии прокурора в рассмотрении дел Конституционным судом практически ничего не говорится <5>.

<4> Брежнев О.В. Конституционный суд и органы прокуратуры: особенности взаимоотношений // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1997. N 5. С. 75 - 82; Прокурорский надзор: Учебник / Винокуров Ю.Е. и др. / Под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. 7-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 349 - 355; Прокурорский надзор: Учебник / Под ред. О.А. Галустьяна, А.В. Ендельцевой, Н.Х. Сайфуллина. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2008. С. 178 - 189; Прокурорский надзор: Учебник / Под ред. проф. А.Я. Сухарева. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008. С. 404 - 410 и др.
<5> Исоев М.Ш., Каримов Ф.К., Юсупов А. Прокурорский надзор в Республике Таджикистан. Душанбе, 2005. С. 389 - 588 (на тадж. яз.).

В связи со всем вышесказанным попытаемся раскрыть роль прокурора как участника конституционного судопроизводства и выявить при этом особенности участия прокурора в данном способе осуществления судебной власти согласно законодательству Республики Таджикистан.

В гражданских, уголовных, административных и экономических видах судопроизводства прокурор всегда выступает в качестве равноправного участника стороны. При этом его функции заключаются в осуществлении прокурорского надзора за законностью решений, приговоров, определений и постановлений суда. В связи с этим возникает вопрос: осуществляет ли прокурор вышеназванные функции и в конституционном судопроизводстве? Как и в качестве кого он выступает в этом способе осуществления судебной власти?

Следует однозначно и конкретно ответить, что прокурор и в конституционном судопроизводстве выступает в качестве равноправного участника, как самостоятельная сторона в этом процессе. Однако его роль в конституционном судопроизводстве как самостоятельной стороны процесса имеет специфические особенности. Так, в соответствии со ст. 38 Конституционного закона Республики Таджикистан о Конституционном суде РТ участниками конституционного судопроизводства признаются: 1) стороны - лица и органы, по ходатайствам которых возбуждено конституционное судопроизводство, а также должностные лица и органы, о конституционности действий и решений которых возбуждено конституционное судопроизводство; 2) представители сторон - представители по должности, представители по закону, адвокаты.

Не касаясь второго пункта ст. 38 Конституционного закона, в отношении ее первого пункта отметим, что нормы данной статьи говорят о двух видах сторон в конституционном судопроизводстве:

  1. лица и органы, по ходатайствам которых возбуждено конституционное судопроизводство;
  2. должностные лица и органы, о конституционности действий и решений которых возбуждено конституционное судопроизводство.

В связи с этим следует отметить, что в конституционном судопроизводстве прокурор, в отличие от других высших органов государственной власти (Маджлиси Оли, Президент, Правительство, Верховный суд и Высший экономический суд) <6>, может выступить только в качестве первого вида стороны в данном судопроизводстве, т.е. как орган, по ходатайству которого возбуждено конституционное судопроизводство.

<6> Например, Маджлиси Оли, Президент, Правительство и даже высшие судебные органы власти (Верховный суд и Высший экономический суд) одновременно могут выступить в качестве и первого, и второго видов сторон в конституционном судопроизводстве, что не дано органам прокуратуры.

Подтверждением сказанного являются нормы п. п. 2 и 3 ст. 37 Конституционного закона Республики Таджикистан о Конституционном суде, согласно которым Генеральный прокурор может обращаться в Конституционный суд. Следовательно, Конституционный закон Республики Таджикистан "О Конституционном суде" прямо называет Генерального прокурора в числе субъектов обращения с представлениями в Конституционный суд о проверке конституционности нормативных правовых актов. Так, нормы ст. 37 вышеназванного Конституционного закона не только дают право Генеральному прокурору Республики Таджикистан обращаться в Конституционный суд, но и в то же время конкретно устанавливают категории дел, по которым Генеральный прокурор может выходить с представлением перед Конституционным судом Республики Таджикистан о возбуждении конституционного судопроизводства.

Для определения категории дел, по которыми Генеральный прокурор Республики Таджикистан может выходить с представлениями в Конституционный суд, рассмотрим нормы ст. 37 Конституционного закона Республики Таджикистан о Конституционном суде. Так, в соответствии с п. 2 ст. 37 этого Закона Генеральный прокурор может обращаться в Конституционный суд по следующим категориям дел:

  1. о проверке конституционности законов, совместных правовых актов Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан, правовых актов Маджлиси милли и Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан;
  2. о проверке конституционности правовых актов Президента Республики Таджикистан;
  3. о проверке конституционности правовых актов Правительства Республики Таджикистан;
  4. о проверке конституционности правовых актов Верховного суда и Высшего экономического суда Республики Таджикистан;
  5. о проверке конституционности не вступивших в законную силу международных договоров Таджикистана.

Что касается п. 3 ст. 37 Конституционного закона, то согласно ему Генеральный прокурор Республики Таджикистан может запросить о возбуждении конституционного судопроизводства перед Конституционным судом по двум категориям дел: 1) о проверке конституционности правовых актов центральных органов государственного управления (министерств, государственных комитетов и иных органов государственного управления); 2) о проверке конституционности правовых актов местных органов государственной власти (местных маджлисов народных депутатов и их органов исполнительной власти). Следует заметить, что к категориям дел, по которым Генеральный прокурор может обращаться в Конституционный суд Республики Таджикистан, относятся только однородные производства - проверки конституционности нормативных актов, перечень которых, как мы отметили, установлен в п. п. 2 и 3 ст. 37 Конституционного закона.

По другим категориям дел, которые относятся также к юрисдикционным полномочиям Конституционного суда (по вопросам о проверке конституционности проектов изменений и дополнений, вносимых в Конституцию, проектов законов и других вопросов, представляемых на всенародный референдум, договоров, заключенных областями, районами и городами республики, договоров между республиканскими и местными органами власти, решение споров о компетенции между государственными органами и т.д.), Генеральный прокурор не может сам непосредственно обращаться в Конституционный суд Республики Таджикистан.

В связи с этим необходимо, с нашей точки зрения, отметить еще одно специфическое положение в законодательстве Республики Таджикистан - по поводу участия прокурора в проверке конституционности нормативных правовых актов. Как мы уже отметили, Генеральный прокурор имеет право обращаться в Конституционный суд Республики Таджикистан лишь по одному из видов дел - по вопросам о проверке действующих нормативных правовых актов Республики Таджикистан.

Существенны в данном случае, на наш взгляд, нормы, установленные в ч. 4 ст. 14 Конституционного закона Республики Таджикистан "О Конституционном суде", согласно которым Конституционный суд в то же время рассматривает вопросы о нарушениях конституционных прав и свобод граждан по примененному или подлежащему применению закону и другому правовому акту, в конкретном правоотношении, а также определяет соответствие Конституции Республики Таджикистан закона, другого правового акта и руководящих разъяснений Пленумов Верховного суда и Высшего экономического суда Республики Таджикистан, примененных судом в их отношении в конкретном деле.

Следовательно, и здесь речь идет о проверке конституционности законов, иных правовых актов, а также руководящих разъяснений Пленумов Верховного суда и Высшего экономического суда Республики Таджикистан. При всем том Генеральный прокурор Республики Таджикистан не является субъектом, имеющим право на обращение в Конституционный суд Республики Таджикистан по таким категориям дел. Следует заметить, что согласно Конституционному закону Республики Таджикистан "О Конституционном суде" правом на обращение в Конституционный суд Республики Таджикистан с жалобами на нарушения конституционных прав и свобод обладают Уполномоченный по правам человека (ч. 5 ст. 37), граждане (ч. 6 ст. 37) и юридические лица (ч. 7 ст. 37).

Между тем анализ норм, предусмотренных в п. п. 2 и 3 ст. 37 Конституционного закона Республики Таджикистан "О Конституционном суде", свидетельствует о том, что с предоставлением Генеральному прокурору права на обращение в Конституционный суд по многочисленным категориям дел его роль как участника в конституционном судопроизводстве усиливается. При обнаружении расхождений в нормативных правовых актах, а также последних с Конституцией Республики Таджикистан Генеральный прокурор может стать самостоятельной стороной в конституционном судопроизводстве в деле обеспечения конституционной законности в Республике Таджикистан.

Следует отметить, что с момента учреждения Конституционного суда до настоящего времени Генеральный прокурор Республики Таджикистан ни разу не воспользовался правом обращения в Конституционный суд по вышеназванными категориям дел, хотя нормы ст. 37 (п. п. 2, 3) Конституционного закона предоставляют ему такую возможность.

Что касается второй функции прокурора в судопроизводстве (гражданском, уголовном, административном и экономическом), которая состоит в прокурорском надзоре за законностью решений, приговоров, определений и постановлений суда, то следует подчеркнуть, что она неприемлема к конституционному судопроизводству. Прокурорский надзор не распространяется на акты Конституционного суда Республики Таджикистан, принимаемые в ходе рассмотрения и разрешения дел при осуществлении конституционного судопроизводства.

В связи с этим необходимо отметить два существенных момента. 1. Специфика конституционной регламентации, которая выражается в актах Конституционного суда Республики Таджикистан. Так, в отличие от законодательства других постсоветских независимых государств <7> в ч. 4 ст. 89 Конституции Республики Таджикистан 1994 г. (после конституционной реформы 2003 г.) устанавливается окончательность актов Конституционного суда, которыми являются постановление, заключение и определение (ч. 1 ст. 47 Конституционного закона). Теперь все виды актов Конституционного суда Республики Таджикистан являются окончательными и обжалованию не подлежат. 2. Конституционный суд является независимым и самостоятельным специализированным судебным органом власти, который осуществляет высшую форму конституционного контроля в Республике Таджикистан. Деятельность Конституционного суда и его судей по вопросам конституционного судопроизводства не подотчетна (ч. 5 ст. 8 Конституционного закона). Поэтому прокурор в конституционном судопроизводстве не может осуществлять прокурорский надзор за законностью актов Конституционного суда, а лишь выступает в качестве равноправного участника конституционного судопроизводства, если рассматриваемое дело было возбуждено по его ходатайству.

<7> Как правило, в законодательствах постсоветских независимых государств дается регламентация окончательности решений конституционных судов, а не его актов в целом.

Вместе с тем, с нашей точки зрения, особенно важно отметить еще один специфический момент в законодательстве Республики Таджикистан по поводу участия прокурора в конституционном судопроизводстве. Так, в ч. 1 ст. 6 нового Регламента Конституционного суда Республики Таджикистан от 11 марта 2010 г., которая называется "Участники заседания Конституционного суда", наряду с другими участниками конституционного судопроизводства (стороны, представители сторон, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, представители государственных органов), в то же время устанавливается еще такая категория участников конституционного судопроизводства, как иные лица, приглашенные Конституционным судом для участия в его заседаниях по вопросу о проверке конституционности нормативного правового акта.

Следовательно, согласно данной норме Регламента Конституционного суда лица, приглашенные Конституционным судом для участия в его заседаниях по вопросу о проверке конституционности нормативного правового акта, также являются участниками конституционного судопроизводства. К тому же в практике Конституционного суда Республики Таджикистан уже были дела, в которых Конституционный суд по вопросам о проверке конституционности нормативного правового акта наряду с другими лицами приглашал для участия в его заседаниях также представителя Генерального прокурора Республики Таджикистан.

Так, Конституционный суд Республики Таджикистан на свои заседания 9 июня 2009 г. по делу о ходатайстве гражданки Л.Г. Санокиной "Об определении соответствия ч. 2 ст. 4 Закона Республики Таджикистан от 5 января 2008 г. N 341 "О принятии и введении в действие Гражданского процессуального кодекса Республики Таджикистан" статьям 5, 14, 20 и 45 Конституции Республики Таджикистан"; 1 июля 2009 г. по делу "Об определении соответствия ст. 17 Семейного кодекса Республики Таджикистан ч. 2 ст. 17 и ч. 2 ст. 33 Конституции Республики Таджикистан" в связи с представлением судьи Суда района Шохмансур г. Душанбе Шодиева Ш.Р.; 8 декабря 2009 г. по делу о ходатайстве Партии исламского возрождения Таджикистана "Об определении соответствия ч. 4 ст. 57 Конституционного закона "О выборах Маджлиси Оли Республики Таджикистан" и постановления Центральной избирательной комиссии по выборам и референдумам Республики Таджикистан от 25 мая 2009 г. N 122 ч. 7 ст. 49 Конституции Республики Таджикистан" в числе прочих пригласил также представителя Генерального прокурора Республики Таджикистан - его заместителя. В этих случаях участие прокурора в конституционном судопроизводстве можно квалифицировать не как сторону, по инициативе которой было возбуждено конституционное судопроизводство, а как приглашенного, но и в то же время участника по вопросу проверки конституционности правового акта (исходя из нормы ч. 1 ст. 6 Регламента Конституционного суда). Следовательно, в этих случаях участие прокурора имеет двоякое значение: во-первых, на заседание Конституционного суда специально приглашаются представители Генерального прокурора как участника конституционного процесса, выступающие с заключениями по существу рассматриваемого вопроса; во-вторых, на заседания Конституционного суда специально приглашаются представители прокуратуры просто для обсуждения затрагиваемых в них вопросов. И в первом, и во втором случаях участие прокурора на заседаниях Конституционного суда имеет целью определение его позиции по рассматриваемым вопросам.

Кроме того, ч. 2 ст. 6 Регламента Конституционного суда устанавливает перечень должностных лиц или их представителей, в том числе и Генерального прокурора Республики Таджикистан, которые могут участвовать в заседаниях Суда. Отличием нормы ч. 2 ст. 6 Регламента Конституционного суда от ч. 1 ст. 6 данного Регламента является то, что нормы Регламента Конституционного суда устанавливают право Генерального прокурора и его представителя на участие в заседаниях Конституционного суда Республики Таджикистан. Поскольку данная норма Регламента не ограничивает право Генерального прокурора или его представителя, следовательно, они могут регулярно участвовать в заседаниях Конституционного суда Республики Таджикистан по различным делам, если считают свое участие необходимым.

Следует заметить, что в первом случае (согласно ч. 1 ст. 6 Регламента) Генеральный прокурор или его представитель участвуют в заседаниях Конституционного суда только по официальным приглашениям - по вопросу о проверке конституционности нормативного правового акта, что способствует выработке адекватной правовой позиции по рассматриваемым вопросам на основе анализа прокурорской практики, а во втором случае их участие связано с реализацией нормы ч. 2 ст. 6 Регламента Конституционного суда Республики Таджикистан и использованием своего права на такое участие.

Степень регламентации данного вопроса неодинакова в других постсоветских независимых государствах. В частности, согласно законодательству Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, России и Украины Генеральный прокурор не является субъектом, имеющим право на обращение в Конституционный суд (совет) <8>, в других государствах - Азербайджане, Молдове, Узбекистане - в числе субъектов, имеющих право на обращение в Конституционный суд, упоминаются или Генеральный прокурор, или прокуратура <9>. Что касается законодательств прибалтийских республик, то только в Латвии Генеральный прокурор пользуется правом на обращение в Конституционный суд (причем подробно дается регламентация права Генерального прокурора как субъекта обращения в Конституционный суд) <10>. Согласно законодательству Литвы и Эстонии Генеральный прокурор не пользуется такими правами <11>.

<8> См.: Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии: Сборник нормативных актов. М.: Зерцало, 1998. С. 204, 224, 310, 369, 526 и 644.
<9> Там же. С. 144, 416 - 417, 461 и 620.
<10> Там же. С. 709 - 711.
<11> Там же. С. 759 и 778.

В Республике Таджикистан в отличие от других постсоветских независимых государств более четко и в детальной форме дается регламентация права Генерального прокурора как субъекта на обращение в Конституционный суд Республики Таджикистан (п. п. 2 и 3 ст. 37 Конституционного закона). Как мы уже отметили, в соответствии с нормами Конституционного закона Генеральный прокурор может обращаться в Конституционный суд Республики Таджикистан только по вопросам о проверке конституционности нормативных правовых актов (исключение составляют обращения по вопросам нарушения конституционных прав и свобод граждан законом и другим правовым актом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также о соответствии закона, других правовых актов и руководящих разъяснений Пленумов Верховного и Высшего экономического суда Республики Таджикистан, примененных судом в их отношении в конкретном деле Конституции Республики Таджикистан). Думается, законодателю необходимо рассмотреть эту сферу ограничения и дать возможность Генеральному прокурору Республики Таджикистан по всем видам нормативных правовых актов обращаться в Конституционный суд в случаях их расхождения с Конституцией Республики Таджикистан. Это связано со спецификой деятельности органов прокуратуры в процессе осуществления прокурорского надзора, которые сталкиваются с неконституционными положениями нормативных правовых актов, особенно с правовыми актами высших органов государственной власти - не относящихся к арбитру прокурорского надзора.

Таким образом, завершая исследование проблемы участия прокурора в конституционном судопроизводстве, отметим, что прокуратура и Конституционный суд в деле обеспечения верховенства Конституции Республики Таджикистан имеют единую целенаправленную деятельность - выявление и устранение несоответствия нормативных правовых актов органов государственной власти Республики Таджикистан. Для достижения этой цели органы прокуратуры в лице ее Генерального прокурора и Конституционный суд во взаимоотношении друг к другу в пределах своих компетенций играют определенную роль в укреплении конституционной законности в Республике Таджикистан.