Мудрый Юрист

Начало и окончание разумного срока в уголовном судопроизводстве

Семенцов Владимир Александрович, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

Шереметьев Алексей Павлович, аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета.

В статье анализируются предписания ст. 6.1 УПК РФ и обосновывается необходимость определения начальным моментом исчисления разумного срока обнаружения признаков преступления. Предлагается изменить формулировку понятия "уголовное преследование" и дополнить УПК РФ ст. 233.1 "Срок судебного разбирательства". Отмечается, что исчисление разумного срока заканчивается прекращением уголовного преследования или вступлением в законную силу обвинительного приговора суда.

Ключевые слова: разумный срок, сообщение о преступлении, уголовное преследование, содержание под стражей, срок судебного разбирательства, окончание разумного срока.

In article instructions of item 6.1 Criminal Procedure Code of the Russian Federation are analyzed and necessity of definition by the initial moment of calculation of reasonable term detection of signs of a crime is proved. It is offered to change the concept formulation "criminal prosecution" and to add Criminal Procedure Code of the Russian Federation of item 233.1 "Proceeding term". It is noticed that calculation of reasonable term comes to an end with the termination of criminal prosecution or the introduction into validity of a verdict of guilty of court.

Key words: reasonable term, the message on a crime, criminal prosecution, holding in custody, proceeding term, the termination of reasonable term.

Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" Российская Федерация признала обязательной юрисдикцию Европейского суда по правам человека, в том числе по вопросам толкования и применения Конвенции и с 5 мая 1998 г. в полном объеме присоединилась к защитным механизмам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [1].

Предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека стали, наряду с другими, вопросы российского уголовного судопроизводства, в том числе связанные с длительностью и обоснованностью содержания под стражей до вынесения приговора суда, с разумностью срока судебного разбирательства, поскольку в ст. ст. 5 и 6 Конвенции гарантируется право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок, исключающий чрезмерное затягивание судебной процедуры. Так, в 2009 г. Европейский суд по правам человека установил нарушение ст. 5 Конвенции по 18 жалобам из-за отсутствия достаточных и относимых оснований, оправдывающих длительное нахождение лица под стражей [2].

В связи с выявленными и зафиксированными в решениях Европейского суда по правам человека нарушениями разумного срока судопроизводства возникла необходимость совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства, приведения его в соответствие с международным правом. Конкретным шагом в этом направлении стало опубликование ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" [3]. Названным Законом в УПК РФ включена новая статья 6.1 "Разумный срок уголовного судопроизводства".

Несмотря на объективную необходимость наличия в тексте УПК РФ нормы, посвященной разумности срока, и очевидные положительные последствия ее применения на практике для достижения цели уголовного судопроизводства по защите прав и законных интересов его участников, есть основание полагать, что указанная новелла имеет отдельные недостатки, которые требуют своего исследования и разработки мер по их устранению. В частности, нами критически оценивается решение законодателя по определению моментов начала и окончания исчисления разумного срока в уголовном судопроизводстве.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство, как в целом, так и на этапах уголовного преследования, назначения наказания и прекращения уголовного преследования, осуществляется в разумный срок. В то же время в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ указывается, что при определении разумного срока уголовного судопроизводства учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования и до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. Из этих предписаний закона следует, что разумный срок уголовного судопроизводства исчисляется с момента уголовного преследования, но при этом не ясно, как это согласуется с моментом возникновения уголовного судопроизводства - получением сообщения о преступлении (п. 9 ст. 5 УПК РФ).

Обращение к содержанию п. 55 ст. 5 УПК РФ убеждает в том, что уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. На первый взгляд получается, что деятельность стороны обвинения в досудебном производстве, осуществляемая до появления в деле подозреваемого и обвиняемого, уголовным преследованием не является. Следовательно, в разумный срок уголовного судопроизводства не входит промежуток времени от момента получения сообщения о преступлении до появления в уголовном деле процессуальной фигуры подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г., факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться не только актом возбуждения в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий, но и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрения против него [4]. Это означает, что уголовное преследование может осуществляться и до появления в деле процессуальной фигуры подозреваемого или обвиняемого, когда установлено лицо, причастное к совершенному преступлению, и имеются сведения о наличии подозрения против него.

Наряду с указанной позицией Конституционного Суда РФ обращают на себя внимание предписания ст. 21 УПК РФ, именуемой "Обязанность осуществления уголовного преследования", где начало уголовного преследования обозначено с момента обнаружения признаков преступления, обязывая прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принимать меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Фактически это означает, что уголовное преследование в рамках функции обвинения осуществляется с момента обнаружения признаков преступления, в том числе в случае, когда лицо, его совершившее, не установлено. В практике досудебного производства проблема соблюдения процессуальных сроков реально возникает уже при проверке сообщения о преступлении ввиду скоротечного характера деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, срок которой по общему правилу составляет 3 суток, с возможным его продлением до 10 и 30 суток.

Вывод очевиден: законодатель противоречиво определяет момент начала осуществления уголовного преследования, но, несмотря на это, берет его за основу в ст. 6.1 УПК РФ при исчислении разумного срока уголовного судопроизводства.

Для устранения выявленного противоречия при определении начального момента исчисления разумного срока, увязанного с уголовным преследованием, и учитывая, что уголовное судопроизводство начинается с обнаружения признаков преступления, необходимо исключить из ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ слова "начала осуществления уголовного преследования", заменив их словами "обнаружения признаков преступления". Требуется также дать в новой редакции п. 55 ст. 5 УПК РФ, сформулировав его так: "55) уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения лица или лиц в совершении преступления".

Определившись с началом течения разумного срока уголовного судопроизводства, возникает необходимость установления момента его окончания. В ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, к анализу содержания которой мы уже обращались, момент окончания разумного срока уголовного судопроизводства определен следующим образом - это прекращение уголовного преследования или вынесение обвинительного приговора. А вот в п. 7 ст. 3 ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок" [5] момент окончания разумного срока указан несколько иначе - не вынесение обвинительного приговора, а вступление его в законную силу.

При этом очевидно, что вынесение (постановление) обвинительного приговора суда осуществляется по общему правилу в стадии судебного разбирательства судом первой инстанции (глава 39 УПК РФ), а также в случаях, предусмотренных п. п. 2 - 4 ч. 3 ст. 367 УПК РФ, - судом апелляционной инстанции. Вступление же приговора в законную силу происходит после его обжалования сторонами в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня его провозглашения, т.е. в последующей за судебным разбирательством стадии уголовного судопроизводства.

Законодатель почему-то не учел, что принятием решения о прекращении уголовного преследования или вынесением обвинительного приговора не завершается судебное производство, система которого предусматривает еще четыре стадии, следующие за судебным разбирательством, призванные служить проверке законности и обоснованности решений, вынесенных в суде первой инстанции либо связанных с исполнением приговора. Представляется, что при производстве в суде второй инстанции также должно соблюдаться требование о разумности срока уголовного судопроизводства, для чего следует исключить из содержания ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ слово "вынесения", заменив его словами "вступления в законную силу".

Не урегулирован в уголовно-процессуальном законе вопрос о сроках судебного разбирательства, несмотря на то что это центральная стадия уголовного судопроизводства, где суд рассматривает дело по существу и решает вопрос о виновности или невиновности подсудимого, а также о применении или неприменении к нему уголовного наказания. В ст. 233 УПК РФ лишь указан срок начала разбирательства в судебном заседании, дающий возможность сторонам заранее и целенаправленно подготовиться к участию в рассмотрении уголовного дела, продумать свою позицию и подготовить необходимые материалы для работы в суде. В ч. ч. 2, 3 ст. 255 УПК РФ определен период времени, в течение которого допускается содержание под стражей подсудимого, - 6 месяцев со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора, но с возможным неоднократным продлением этого срока по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, каждый раз не более чем на 3 месяца. Получается, что по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести срок содержания под стражей подсудимого не может превышать 6 месяцев, а по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях срок содержания под стражей в период судебного разбирательства не установлен.

По нашему мнению, срок содержания под стражей в период судебного разбирательства должен быть ограничен верхним пределом, как это имеет место в стадии предварительного расследования, где этот срок не превышает 12 месяцев по тяжким преступлениям и 18 месяцев - по особо тяжким преступлениям (ч. ч. 2, 3 ст. 109 УПК РФ). И здесь уместно напомнить, что вопрос о предельном сроке содержания под стражей подсудимого был предметом обсуждения еще в период принятия проекта УПК РФ в первом чтении, где предполагалось установить начальный срок содержания под стражей с момента поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора - 6 месяцев. По делам о тяжких преступлениях этот срок мог быть продлен до 12 месяцев, а по делам об особо тяжких преступлениях ограничение срока содержания под стражей не предполагалось [6].

Ограничение сроков пребывания подсудимого под стражей при рассмотрении судом уголовного дела по существу с учетом тяжести совершенного преступления (6, 12 и 18 месяцев) вызывает необходимость их согласования со сроками судебного разбирательства. Считаем, что первоначальный срок судебного разбирательства должен составлять не более 6 месяцев по всем категориям преступлений, с возможным продлением этого срока до 12 месяцев по тяжким преступлениям и до 18 месяцев - по особо тяжким преступлениям.

С этой целью предлагаем дополнить УПК РФ новой ст. 233.1 "Срок судебного разбирательства" следующего содержания:

"1. Судебное разбирательство по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 6 месяцев со дня начала судебного заседания.

  1. Срок судебного разбирательства, установленный частью первой настоящей статьи, может быть продлен судом до 12 месяцев по уголовным делам о тяжких преступлениях и до 18 месяцев - по уголовным делам об особо тяжких преступлениях.
  2. В срок судебного разбирательства не включается время, в течение которого производство по уголовному делу было приостановлено по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом".

Наличие специальной нормы, регламентирующей сроки судебного разбирательства, послужит необходимым условием своевременного рассмотрения уголовного по существу, дисциплинирующим фактором и процессуальной гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Резюмируя изложенное, отметим главное.

Исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с обнаружения признаков преступления и заканчиваться прекращением уголовного преследования или вступлением в законную силу обвинительного приговора, что требует внесения соответствующих изменений в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ и формулирования в новой редакции п. 55 ст. 5 УПК РФ.

Следует также дополнить УПК РФ новой ст. 233.1 "Срок судебного разбирательства", предусмотрев там срок судебного разбирательства до 6 месяцев, с возможным его продлением до 12 месяцев по уголовным делам о тяжких преступлениях и до 18 месяцев - по делам об особо тяжких преступлениях.

Литература

  1. Избранные постановления Европейского суда по правам человека. М.: Юридическая литература, 2002. С. 5.
  2. Цит. по: Шинелева Т.Н. Ограничение свободы в соответствии с законодательством Российской Федерации в свете решений Европейского суда по правам человека // Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики: Сб. статей. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 135.
  3. ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова" // СЗ РФ. 2000. N 27. Ст. 2882.
  5. ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок" // СПС "КонсультантПлюс".
  6. Постановление ГД ФС РФ от 6 июня 1997 г. N 1498-IIГД "О проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. N 25. Ст. 2895.