Мудрый Юрист

История и современная концепция института несостоятельности (банкротства) в России *

<*> Sviridenko O.M. History and contemporary conception of the institute of insolvency (bankruptcy) in Russia.

Свириденко Олег Михайлович, председатель Арбитражного суда г. Москвы, кандидат юридических наук.

Статья посвящена истории и современной концепции института несостоятельности в России. Автор выделяет шесть этапов истории и развития источников правового регулирования отношений, связанных с банкротством. Институт несостоятельности является сложным и комплексным межотраслевым институтом. Необходима разработка целостной концепции несостоятельности. Отдельными элементами концепции могут стать, в частности, увеличение срока финансового оздоровления должника, развитие института независимых арбитражных управляющих, создание специализированных банкротных судов.

Ключевые слова: банкротство (несостоятельность), должник, финансовое оздоровление, конкурсное производство, арбитражные управляющие, суды по делам о банкротстве.

The article is devoted to history and contemporary conception of the institute of insolvency in Russia. The author points out six stages of history and development of the sources of legal regulation of relations related to bankruptcy. The institute of insolvency is a complex inter-branch institute. The elaboration of integral conception of insolvency is necessary. The increase of the term of financial rehabilitation, the institute of independent arbitrazh managers, creation of specialized bankruptcy courts may become separate elements of such conception.

Key words: bankruptcy (insolvency), debtor, financial rehabilitation, bankruptcy proceeding, arbitrazh managers, bankruptcy courts.

На протяжении длительного времени отсутствие систематизации в исследовании института несостоятельности (банкротства), важность внесения ясности в теоретические разработки по проблемам несостоятельности (банкротства) как юридических, так и физических лиц в Российской Федерации, насущная потребность их решения в целях правоприменения являются предметом активного обсуждения в кругах ученых-юристов и практиков и заметно влияют на развитие исследования проблемы определения места и роли института несостоятельности (банкротства) в гражданском праве, арбитражном процессе и в экономике страны.

Устойчивая система экономических отношений любого государства не только способствует росту ее экономического потенциала, но и определяет стабильность развития государства в целом. Вместе с тем, как показывает анализ мировой практики, рыночная экономика не может эффективно функционировать при отсутствии адекватного законодательства, регулирующего экономический оборот, в том числе защищающего от последствий неэффективной деятельности его участников, выражающихся в неисполнении или ненадлежащем исполнении принятых на себя обязательств.

В этой связи в странах с рыночной экономикой хорошо налаженное банкротство различных хозяйствующих субъектов - распространенное и даже в определенной степени закономерное явление, являющееся неотъемлемой частью отношений между этими субъектами. Устойчивая тенденция к возникновению новых и ликвидации старых субъектов без ущерба для экономики в целом говорит о том, что процесс несостоятельности (банкротства) естествен для рыночной экономики в той степени, в какой он необходим.

Несостоятельность (банкротство) как механизм оздоровления экономики давно уже стала одним из основных инструментов западного рынка. Это, безусловно, радикальная мера, но в то же время последняя возможность сохранить предприятие от окончательного развала благодаря передаче управления неплатежеспособным предприятием от неэффективного собственника более эффективному.

В этом состоит неоспоримый плюс несостоятельности (банкротства): играя роль своеобразного "санитара" экономики, она устраняет нежизнеспособные элементы рынка, тем самым освобождая дорогу наиболее эффективно действующим субъектам, и способствует развитию института частной собственности.

Представляется, что в целях дальнейшего совершенствования законодательства и эффективного устранения выявляемых недостатков и пробелов в правовом регулировании отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), необходим анализ прежде всего истории его становления в нашей стране.

Результаты анализа исторического материала, проведенного в рамках настоящей статьи, свидетельствуют о том, что весь период истории и развития источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), условно можно подразделить на шесть этапов.

Первый этап ознаменовался принятием таких нормативных правовых актов, как Русская Правда, Псковская судная грамота, Соборное уложение 1649 г., Вексельный устав 1729 г.

В Русской Правде законодателем выделялось два вида несостоятельности - несчастная (невиновная), возникшая не по вине должника, и злонамеренная (виновная), наступавшая в случае легкомысленного поведения купца, которые относились к видам коммерческой несостоятельности. Кроме того, на тот период существовали положения, определяющие очередность удовлетворения требований кредиторов и процедуры, по своим признакам напоминающие процедуру конкурсного производства.

В Псковской судной грамоте закреплена правовая форма процедуры разрешения конкуренции требований нескольких кредиторов на одно и то же имущество должника, которая использовалась в различных ситуациях такой конкуренции, в том числе в случае несостоятельности (банкротства).

В Соборном уложении 1649 г. имеется прямое указание на конкурсный процесс, в нем закреплены нормы, регулирующие порядок удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника и выделение основных признаков несостоятельности: недостаточность имущества должника, наличие нескольких кредиторов, имеющих требования к такому должнику, и определенный порядок удовлетворения требований этих кредиторов.

В Вексельном уставе 1729 г. сохранился подход к несостоятельности, обозначенный в Русской Правде, в котором понятие несостоятельности связывалось с процедурой акцепта векселя.

Второй этап развития источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) (XVIII в.), характеризуется принятием следующих нормативных правовых актов: Устав о банкротах 1740 г., Банкротный устав 1753 г., Устав 1763 г., Устав 1768 г. Исследование этих документов выявило следующие характерные для данного этапа особенности: процессы о несостоятельности (банкротстве) проходили с участием иностранных субъектов, в связи с чем к такого рода банкротствам, по всей вероятности, по соглашению сторон применялись нормы иностранных банкротных уставов, либо ввиду отсутствия согласия сторон на применение иностранного банкротного устава заинтересованные лица обращались за разрешением спора к русским правительственным учреждениям.

Факт отсутствия в России в начале XVIII в. систематизированных норм, регулирующих проведение конкурсного процесса, привел к возникновению институтов, которые явились своего рода его суррогатами.

Результаты анализа источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), показали, что Устав о банкротах 1740 г. характеризовался следующими особенностями: придание действию документа обратной силы; ограничение круга субъектов, на которых распространялось действие данного Устава, исключительно лицами, осуществляющими торговую деятельность; использование в качестве критерия несостоятельности признака неоплатности; разграничение двух видов несостоятельности - несчастной и злостной, регулирование которых различалось с точки зрения последствий.

Помимо конкурсных кредиторов существовало две категории так называемых сепаратистов. Особое положение среди всех кредиторов занимали залогодержатели, статус которых был различен в зависимости от того, в чьем владении находился предмет залога; наличие требования относительно порядка возбуждения конкурсного процесса (участие более чем одного кредитора); особый порядок проведения конкурса и формирования участников конкурсного процесса; удовлетворение требований кредиторов за счет сформированной конкурсной массы.

Банкротный устав 1753 г. устанавливал факт наступления несостоятельности в рамках процесса, изменял положения, определяющие различие между "безвинным" и "обманным" банкротом в отношении личных последствий, возникавших для несостоятельного должника, а также положения об участниках конкурсного процесса и управлении им.

Устав 1763 г. выделил три вида несостоятельности: непорочную, неосторожную и злостную. Они различались по обстоятельствам, в которых действовал должник, до и после открытия конкурса. Устав определил также неоплатность как признак несостоятельности, расширил круг лиц, которые могут быть объявлены несостоятельными.

Уставом 1768 г. юридический статус должника претерпел изменения в части смягчения личных последствий объявления должника банкротом (освобождение от личного ареста); изменились правила о сделках, заключенных должником со времени банкротства; была упразднена публично-правовая карательная санкция за совершение указанных сделок; законодательно определен момент, с которого должник не имеет права заключать такие сделки (день первой публикации о несостоятельности).

Дальнейший анализ исторического материала показал, что следующий, третий этап развития источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) (XIX в.), ознаменовался принятием таких нормативных актов, как Устав о торговой несостоятельности 1832 г., Банкротный устав 1880 г. На данном этапе была проведена существенная кодификационная работа в области законодательства о несостоятельности (банкротстве), направленная на поиск законодателем оптимальных правовых конструкций.

Устав о торговой несостоятельности 1832 г. выделил три вида несостоятельности: неосторожную, злостную, подложную или злонамеренную, определил критерии разграничения видов банкротства, которые зависели от действий (бездействия), учредил специальные коммерческие суды, рассматривающие дела о несостоятельности. Данный Устав впервые установил имущественные последствия неосторожной несостоятельности, определил дальнейшее развитие института ассистентов, преобразовавшегося в другой банкротный институт - администрацию или управление, внес отдельные коррективы в правовой статус несостоятельного должника и кредиторов, предусмотрел создание нового органа конкурсного процесса - "присяжные попечители".

Банкротный устав 1880 г. представляет собой первую попытку комплексного регулирования несостоятельности путем принятия единого кодификационного акта. Данный Устав ввел ряд новелл в институт банкротства, показал переход законодателя к более современным понятиям критериев несостоятельности, выделил три вида несостоятельности: несчастную, неосторожную, злостную; зафиксировал различия между торговой и неторговой несостоятельностью, определил неоплатность как признак несостоятельности, закрепил нормы, устанавливающие способ предупреждения несостоятельности и регулирующие возможность предоставления отсрочки по платежам, предусмотрел личные последствия открытия несостоятельности.

Исследуя эволюцию основных институтов российского законодательства о несостоятельности (банкротстве), нельзя не отметить, что в связи с проведением судебной реформы и появлением нескольких разновидностей судов возникла потребность в регламентации вопросов подсудности дел о несостоятельности, которые нашли свое отражение в Указе Сената 1868 г., ознаменовавшем начало четвертого этапа развития источников правового регулирования отношений, связанных с банкротством. В первые годы после установления советской власти отношений в связи с банкротством должника фактически не возникало, поскольку исчезла экономическая основа для их существования. Однако некоторые вопросы несостоятельности были востребованы в ходе реформирования правоотношений. Так, в Положении о выборах в Учредительное собрание от 2 октября 1917 г. было закреплено лишение права участия в выборах несостоятельных должников, признанных на основании вступивших в законную силу определений суда злонамеренными банкротами, до истечения трех лет по такому признанию.

Пятый этап развития источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), охарактеризовался принятием в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР (далее - ГК РСФСР), а затем - в 1923 г. - и Гражданского процессуального кодекса РСФСР (далее - ГПК РСФСР), в который уже в 1927 г. введены соответствующие главы, направленные на регулирование вопросов несостоятельности. Так, законодателем были регламентированы положения, касающиеся условий признания сделок недействительными, правил зачета взаимных требований, отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров и т.д. Начиная с 1930-х годов правоотношения, связанные с несостоятельностью предприятий, практически не регулировались. Официальная доктрина не признавала институт несостоятельности (банкротства), поскольку при плановой социалистической экономике, как утверждалось, нет места несостоятельности. В начале 1960-х годов нормы о банкротстве были исключены из законодательства СССР, что позволило убыточным предприятиям пользоваться поддержкой государства.

Шестой этап развития источников правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), автор считает возможным и необходимым охарактеризовать как этап реформирования экономики России в 90-е годы прошлого века, проходящего на фоне глубокого кризиса всех ее отраслей и становления института частной собственности в России, что предопределило принятие законодательства, регламентирующего деятельность субъектов в условиях рыночного хозяйства. Так, в российском законодательстве институт несостоятельности (банкротства) получил правовое закрепление в Законе Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" от 19 ноября 1992 г. N 3929-1, а затем в статьях 61 и 65 ГК РФ.

В целом по признакам возбуждения дел о несостоятельности (банкротстве) с учетом использования критерия неоплатности данный Закон о банкротстве можно отнести к закону с "продолжниковым уклоном". Он явился своеобразным "санитаром" экономики, "очищающим" ее от формально существующих, но неэффективно работающих предприятий.

В дальнейшем, в ходе практической апробации Закона о банкротстве 1992 г., стали очевидны его отдельные серьезные недостатки. В частности, основные критические отзывы касались фактов преднамеренных банкротств крупных, экономически и социально значимых предприятий, в том числе стратегических и градообразующих, а также увеличения границ использования процедур несостоятельности (банкротства) в недобросовестных целях, с нарушением интересов государства как кредитора и собственника.

В связи с этим, а также с учетом принятия первой части ГК РФ возникла необходимость в переработке Закона о банкротстве 1992 г., результатом чего явилось принятие в 1998 г. нового Закона о банкротстве. В данном Законе был урегулирован ряд отношений, возникающих в связи с банкротством организаций, а именно: закреплено новое определение понятия "несостоятельность"; определены критерии ("неплатежеспособность") и признаки банкротства, а также основания применения к должнику мер по предупреждению несостоятельности (банкротства); установлены порядок проведения соответствующих процедур банкротства и порядок рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве); введены нормы материального и процессуального права, в том числе содержащие требования к форме заявления о признании должника банкротом, о подсудности дел, о видах процессуальных документов и т.д. Надо отметить, что применимый для возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) в данном Законе критерий неплатежеспособности не сумел в полном объеме обеспечить защиту прав и интересов субъектов гражданского оборота в области несостоятельности (банкротства). Более того, Закон о банкротстве 1998 г. в большей степени был направлен на защиту интересов кредиторов, в связи с чем в научно-публицистической литературе получил характеристику "прокредиторский".

Закон о банкротстве 2002 г. является следующей ступенью в развитии института несостоятельности (банкротства), выступает в качестве средства, направленного на оздоровление экономической сферы путем избавления от не работающих, но формально действующих предприятий.

Данный Закон устранил многие нерешенные проблемы в законодательстве и доказал свою жизнеспособность. При разработке названного Закона законодатель применил четыре новации: изменил процедуру возбуждения дела о банкротстве, защитив собственника как участника процесса банкротства; предоставил возможность участникам влиять на стоимость продаваемого имущества, предусмотрел детальную процедуру принятия мирового соглашения как способа решения дел о банкротстве; ввел институт саморегулируемых организаций. Кроме того, данный Закон в связи с введением процедуры финансового оздоровления предоставил правовую возможность для восстановления предприятий, стабилизации платежеспособности и фактического выхода из критического состояния банкротства.

В целом в настоящее время налицо транзит отечественного законодательства от репрессивной модели несостоятельности (банкротства) к модели, ориентированной на защиту интересов кредиторов.

В то же время Закон о банкротстве 2002 г. не смог обеспечить решение целого ряда проблем: процедура банкротства по-прежнему носит преимущественно ликвидационный характер; не разработан механизм предотвращения распродажи и перепрофилирования уникальных научных, производственных, экспериментальных, градообразующих и иных подобных имущественных комплексов несостоятельных предприятий; остались нерешенными вопросы рассмотрения дел о банкротстве предприятий оборонного комплекса.

Обращаясь к рассмотрению современного российского законодательства, регулирующего отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством), следует отметить, что законодательство о несостоятельности (банкротстве) не стоит на месте, а, напротив, постоянно развивается. Такое развитие связано не только с тем, что это, по сути, новый институт для российского законодательства, соответственно неизбежны ошибки и недостатки в его формировании, но также и тем, что нынешняя экономическая ситуация непостоянна и изменчива.

Результаты анализа исторического материала, проведенного в рамках настоящей статьи, позволяют сделать вывод о том, что возникновение и формирование института несостоятельности (банкротства) в России позитивно влияют на развитие отношений собственности, закрепление прав и обязанностей субъектов экономической деятельности. В своем развитии правоотношения, возникающие при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), прошли ряд этапов, которые связаны с совершенствованием правовой сферы и принятием за период с 1992 г. по настоящее время трех Законов о несостоятельности (банкротстве), что свидетельствует о достаточно динамичном развитии этих правоотношений, необходимости развития современной концепции несостоятельности (банкротства), с учетом существенного влияния различных факторов социально-экономического развития государства, особенностей правового статуса субъектов экономической деятельности.

Так, по мнению отдельных ученых, несостоятельность (банкротство) в системе современного отечественного права представляет собой институт, характеризующийся совокупностью юридических норм (институтов), содержащихся в различных отраслях права, в том числе и отрасли гражданского права, и регулирующих правоотношения, возникающие между юридическими лицами и государством в лице его органов, гражданином, общественными объединениями.

В то же время институт несостоятельности (банкротства) является межотраслевым институтом российской системы права и представляет собой совокупность правовых норм и институтов различных отраслей права, в том числе гражданского права, имеющих одинаковую цель, направленную на регулирование правоотношений, связанных с возникновением, изменением и прекращением отношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве) субъектов имущественно-стоимостного оборота.

Признавая институт несостоятельности (банкротства) межотраслевым институтом, необходимо отметить его сложность и комплексность.

Проводя анализ теоретического и практического применения правовых норм гражданского права, направленных на регулирование института несостоятельности (банкротства), автор настоящей статьи предлагает выделить в системе нормативных актов три составные части: общую, особенную и специальную.

В общую часть представляется возможным включать нормы:

В особенную часть института несостоятельности (банкротства), по мнению автора, следует включить положения нормативных правовых актов, направленных на регулирование процедур несостоятельности (банкротства).

Третью, специальную часть института несостоятельности (банкротства) могли бы составить нормы, регулирующие особенности банкротства отдельных категорий должников. Эти особенности, как правило, устанавливаются специальными законодательными актами. В части, не урегулированной специальными законами, к процедурам банкротства субсидиарно применяются нормы Общей и Особенной частей законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Как уже отмечалось ранее, современная юридическая наука применяет различные подходы к исследованию института несостоятельности (банкротства), в связи с чем отсутствует единое мнение по определению его места и роли в системе гражданского права. Множественность современных научных определений института несостоятельности (банкротства) свидетельствует о сложности уяснения его правовой сути и содержания. Это зачастую связано с тем, что ученые-юристы и практики, проводя анализ института несостоятельности (банкротства), опираются на закрепленные в Законе о банкротстве формальные нормы права, в которых не во всех случаях учитываются реальные проблемы правоприменительной практики. В частности, законодатель, как правило, не учитывает исторически сложившиеся и закрепленные в действующем законодательстве обычаи делового оборота (ст. 5 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В результате это не только приводит к сложности восприятия и практического применения вновь принятых законов, но и требует в последующем значительной корректировки посредством внесения в них очередных дополнений и изменений или принятия новых законов, что не способствует установлению устойчивых экономических отношений в любом государстве.

Говоря об институте несостоятельности (банкротства) в современной России, нельзя не заметить, что после длительного господства планово-распределительного типа экономической системы данный институт до сих пор остается относительно новой формой экономических отношений, находясь в процессе перманентного развития и трансформаций.

Как было отмечено, за последние восемнадцать лет развития рыночных отношений в России действует уже третий по счету Закон о несостоятельности (банкротстве), что обусловлено такими причинами, как смена форм собственности, появление новых организационно-правовых форм, новейших экономико-финансовых институтов. Поскольку законодательство в данной области является сравнительно новым, его развитие происходит достаточно динамично, по мере обнаружения проблемных вопросов и правовых коллизий.

В то же время, по нашему мнению, существующая сегодня законодательная база не позволяет в полной мере обеспечивать надежную и эффективную защиту интересов собственников предприятий и не исключает возможности очередного передела собственности с использованием института несостоятельности (банкротства). Это в экономически развитом обществе противоречит смыслу гражданского законодательства и обычаям делового оборота. Обзор зарубежного и отечественного законодательства свидетельствует о том, что наиболее приемлемая в российских условиях модель банкротства должна в первую очередь содержать акцент на соблюдении баланса интересов всех участников банкротного процесса. При этом возврат кредитору денежных средств, смена соответствующего собственника предприятия при одновременном сохранении его бизнеса в целом должны проходить с соблюдением интересов работников предприятий и учетом всех социально значимых вопросов.

Для реального соблюдения перечисленных выше условий необходимой представляется разработка целостной концепции несостоятельности (банкротства), ориентированной на сохранение баланса интересов должника и кредиторов, а также направленной на обеспечение в Российской Федерации прав и законных интересов личности, общества и государства в экономической сфере.

Указанная концепция должна быть основана на создании новой конструкции правовой общности материальных и процессуальных норм в рамках единого правоотношения, в которой была бы показана юридическая природа данной правовой общности и ее отдельных композиционных элементов, закрепленных в действующем законодательстве, с учетом практического его применения судами.

Предлагается более детально остановиться на обзоре и анализе композиционных элементов, закрепление которых в действующем законодательстве представляется необходимым для создания целостной научной концепции банкротства и, как следствие, дальнейшего поступательного развития института несостоятельности (банкротства) в нашей стране.

Соотношение понятий "несостоятельность" и "банкротство"

Анализ публикаций на эту тему показывает, что в настоящий момент существует достаточно много различных суждений и позиций по вопросу о соотношении понятий "несостоятельность" и "банкротство". При этом единого подхода к определению этих понятий среди ученых и практиков нет.

По мнению автора настоящей статьи, дискутируя с рядом ученых, отождествляющих понятия "несостоятельность" и "банкротство", с точки зрения юридических последствий несостоятельности и банкротства предприятия в смысле возможностей выхода из финансового кризиса, восстановления платежеспособности предприятия, направленных на его стабилизацию, данные понятия следует признать различными.

На наш взгляд, несостоятельность - это такое финансово-экономическое состояние предприятия, при котором в момент возбуждения дела, а также на стадиях процедур наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления у него отсутствует возможность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, в том числе исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, однако имеются реальные активы и материальные возможности, а также способность в результате погашения задолженности на стадиях наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления восстановить платежеспособность предприятия.

В то же время банкротство - это степень несостоятельности должника, подтвержденная судебным актом (решением) о введении процедуры конкурсного производства, при которой восстановление способности по полному удовлетворению требований кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнению обязанностей по уплате обязательных платежей становится объективно невозможным.

На стадии принятия арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), не способным удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнять обязанности по уплате обязательных платежей, понятие несостоятельности (банкротства) еще находится на начальном этапе своего возникновения. В этом случае критериями ее существования являются неоплатность должника-гражданина и неплатежеспособность должника - юридического лица в отношении ликвидации задолженности перед кредиторами, образовавшейся в течение трех месяцев с даты ее возникновения. Можно сказать, что в данный период несостоятельность проявляется в форме неоплатности или неплатежеспособности должника.

К тому же указанная неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по уплате долгов находится в положении не признанной арбитражным судом, принявшим к рассмотрению заявление о несостоятельности (банкротстве). На весь период рассмотрения судом возбужденного дела (таковой может продолжаться на протяжении трех лет) не исключается возможность платежеспособности должника.

Иными словами, общее понятие несостоятельности, употребляемое в Законе о банкротстве 2002 г., имеет динамичный характер, заключительным этапом которого становится банкротство должника. Это выражается в открытии конкурсного производства (ст. 126 Закона) с последующей после завершения указанного производства ликвидацией должника как субъекта гражданского материального правоотношения, возникшего и функционировавшего в сфере действия рассматриваемого Закона (ст. 149 Закона).

Комплексный характер частно-публичных правоотношений при несостоятельности (банкротстве)

Ввиду изложенного становится понятным, почему под одним и тем же понятием "несостоятельность (банкротство)" действуют два взаимосвязанных между собой, но одновременно сохраняющих отраслевую принадлежность правоотношения - гражданское и процессуальное, образуя, по существу, единый материально-процессуальный правовой комплекс. Данные правоотношения возникают и прекращаются одновременно. При этом гражданское правоотношение функционирует исключительно в орбите действия процессуального правоотношения.

Это означает, что отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством), осуществляются в системе комплексных частно-публичных правоотношений, содержанием которых являются материальные, а формой - процессуальные отношения публично-правового характера.

Частно-публичные правоотношения при несостоятельности (банкротстве)

С учетом установления комплексного характера правоотношений, возникающих при несостоятельности (банкротстве), на основании системного подхода с использованием специального юридического формально-логического метода нами выделяется категория "частно-публичные правоотношения", которые носят интегративный характер и включают в себя частноправовые и публично-правовые отношения между субъектами, участвующими в процедурах несостоятельности (банкротства), возникают на определенных этапах процесса несостоятельности (банкротства), осуществляются в рамках судебных решений и завершаются окончанием данного процесса.

Мы выделяем здесь четыре этапа, каждый из которых базируется на возникновении существенных юридических фактов, устанавливаемых в судебном порядке.

Первый этап характеризуется наличием частных правоотношений кредиторов и должников, возникающих на основании судебного решения о юридическом факте состояния банкротства. На данном этапе создаются необходимые исходные организационно-правовые условия для возникновения субстантивных правоотношений, складывающихся в последующем между кредиторами и должником.

Второй этап включает в себя формирование полного реестра субъектов, которые на основании решений суда или уполномоченных им лиц получают статус кредиторов. Согласно законодательству о несостоятельности (банкротстве) в реестр включаются представители субъектов государственной власти и управления, уполномоченные участники налоговой системы (надзорные и иные органы). В процессе несостоятельности (банкротства), помимо частноправовых, возникают дополнительные публично-правовые отношения, установленные судом или уполномоченными им на осуществление процедур несостоятельности (банкротства) субъектами, правомочности их участия в данном процессе.

Третий этап предполагает возникновение частно-публичных правоотношений между всеми субъектами - участниками процесса несостоятельности (банкротства) на основании определения приоритетности реализации прав по получению средств должника. Таким образом, по нашему мнению, третий этап характеризуется возникновением прав и обязанностей кредиторов по получению средств должника - субъекта несостоятельности (банкротства).

На четвертом этапе прекращаются частно-публичные отношения в связи с завершением процесса несостоятельности (банкротства).

Иными словами, частно-публичные правоотношения представляются: на первом этапе - как частные правоотношения кредиторов и должников, возникающие на основании судебного решения о юридическом факте состояния банкротства; на втором этапе - это публичные правоотношения, дополнительно возникшие между данными субъектами права и субъектами государственной власти и управления на основании юридических фактов установления их правомочности получения средств должника; на третьем этапе возникают частно-публичные правоотношения, которые определяют их права и обязанности на получение средств должника - субъекта несостоятельности (банкротства); на четвертом этапе происходит прекращение частно-публичных отношений, возникших в процессе несостоятельности (банкротства), в связи с его завершением.

Из изложенного следует, что частно-публичные правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства) носят интегративный характер и включают в себя частноправовые и публично-правовые отношения между субъектами, участвующими в процедурах несостоятельности (банкротства), возникают на определенных стадиях процесса несостоятельности (банкротства) в качестве институтов представительства социально значимых интересов, осуществляются в рамках судебных решений и завершаются окончанием данного процесса.

Таким образом, предлагается ввести в гражданское законодательство авторское определение выявленных в ходе исследования правоотношений: "Частно-публичные правоотношения при несостоятельности (банкротстве) - это урегулированные правом волевые отношения, возникающие как между субъектами частной экономической деятельности (кредитором и должником), так и между органами власти, наделенными субъективными правами и обязанностями для достижения социально значимых целей - защиты экономических интересов и иных прав юридических лиц, в рамках соблюдения законодательно закрепленных процедур несостоятельности (банкротства)".

Применение критерия реальной задолженности при рассмотрении вопроса о банкротстве

Из изложенного вытекает, что критерий неплатежеспособности является ключевым для определения процедуры несостоятельности (банкротства), подлежащей применению к должнику при рассмотрении арбитражным судом дела о несостоятельности (банкротстве).

Вместе с тем в настоящее время с учетом продолжающегося процесса формирования института частной собственности столь быстрая и относительно простая процедура возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве) с использованием критерия неплатежеспособности представляется достаточно опасной, поскольку может нанести ощутимый вред институту частной собственности.

В этой связи необходимым представляется законодательное закрепление принципа реальной, а не предполагаемой неплатежеспособности должника и предлагается, не изменяя критерия неплатежеспособности, дополнить существующий перечень документов, необходимых для возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве), актом судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания, а именно дополнить п. 3 ст. 6 действующего Закона о банкротстве следующими словами: "Прошедшие стадию судебного производства"; п. 2 ст. 7 словами: "И с момента представления в суд акта судебного пристава-исполнителя о невозможности взыскания".

Увеличение срока финансового оздоровления должника

Анализ особенностей процессуального статуса должника позволяет сегодня ставить вопрос о наделении его правом на обращение в суд с заявлением о введении процедуры финансового оздоровления с одновременной процессуальной обязанностью представления отчета о своем финансовом состоянии, подтвержденного в обязательном порядке заключением независимого аудита с приложением документов, подтверждающих все возможные источники погашения задолженности.

Законодательное установление максимального двухлетнего срока процедуры финансового оздоровления для всех предприятий представляется довольно слабо обоснованным с точки зрения значительных различий финансово-экономических статусов и иных особенностей предприятий (стратегическое, градообразующее, фермерское хозяйство), а также их значимости для экономики страны. В этой связи предлагается увеличить указанный срок до 5 лет и внести данное изменение в п. 6 ст. 80 Закона о банкротстве, а именно - "финансовое оздоровление вводится на срок до пяти лет".

Учет мнения должника при проведении конкурсного производства

Представляется обоснованным и направленным, с одной стороны, на реальное соблюдение прав и учет интересов кредиторов и должников, а с другой стороны - на предотвращение случаев так называемого банкротного рейдерства (целью которого в большинстве случаев является намеренное дробление предприятия и его последующая продажа по частям), введение в рамках конкурсного производства процедуры учета мнения должника, касающейся проведения торгов (конкурса) по продаже имущества предприятия и определения способа такой продажи.

Данная процедура позволит должнику в ходе заседания изложить суду свое мнение о целесообразности распродажи имущества предприятия по частям или целиком, а суду, с учетом мнения должника, - вынести законное и объективное решение.

Развитие института независимых арбитражных управляющих

Представляется необходимым с точки зрения соблюдения интересов и обеспечения прав кредиторов в процесс процедуры банкротства установление в действующем Законе о банкротстве альтернативного механизма участия независимого арбитражного управляющего, не являющегося членом саморегулируемой организации. В частности, арбитражный управляющий может быть зарегистрирован при арбитражном суде. При этом у сторон арбитражного спора должны быть сохранены гарантии реализации права выбора кандидатуры арбитражного управляющего, представляемой к утверждению арбитражным судом.

Последовательное внедрение института банкротства физических лиц

Принятие Закона о банкротстве физических лиц было бы логичным и необходимым шагом в развитии института несостоятельности (банкротства) и позволило бы усовершенствовать порядок осуществления реабилитационных процедур, применяемых в деле о несостоятельности (банкротстве), повысило бы привлекательность соответствующих процедур для всех заинтересованных лиц, а также дало бы возможность увеличить количество случаев восстановления платежеспособности должников в ходе дела о несостоятельности (банкротстве).

Кроме того, сокращение процессуальных сроков реализации реабилитационных процедур позволит защитить интересы кредиторов и тем самым повысить доступность кредитных ресурсов для хозяйствующих субъектов.

Вместе с тем, на наш взгляд, реальное практическое внедрение данного института может происходить лишь после того, как экономика страны преодолеет последствия мирового финансового кризиса и вновь вернется к состоянию стабильного поступательного развития. Любая же поспешная попытка реализации данного института в "пожарном" порядке может привести к непредсказуемым социальным последствиям, так как на сегодняшний день невозможно достоверно определить количество граждан, нуждающихся в обращении к данной процедуре, отсутствует необходимая инфраструктура, способная обеспечить рассмотрение значительного числа обращений граждан, а также отсутствуют культура и понимание механизма функционирования реабилитационных процедур со стороны самих должников. Все перечисленные факторы в совокупности способны вместо реального положительно эффекта привести лишь к параличу арбитражной системы, заваленной исками граждан, а также росту социальной напряженности из-за неверного понимания сути реабилитационных процедур со стороны граждан.

Создание специализированных банкротных судов

Предлагается создать специализированные банкротные суды с усилением полномочий суда в деле о несостоятельности (банкротстве) и приданием суду функций не только статиста и наблюдателя, но и реального организатора процесса, осуществляющего функцию публично-правового контроля.

В этом случае, например, проведение торгов (конкурсов) по продаже имущества предприятия-должника представляется целесообразным перенести непосредственно в специализированный банкротный суд, что позволит суду осуществлять функции контроля за законным и обоснованным проведением торгов по продаже бизнеса должника, поскольку в настоящее время проведение таких торгов находится вне компетенции суда. Это, в свою очередь, существенно снизит число поступающих исковых заявлений на предмет обжалования указанных торгов (конкурсов) и станет препятствием к использованию схем по затягиванию процессов по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве).

Концепция, предусматривающая несостоятельность (банкротство) физических лиц либо в виде реабилитационных процедур, либо в виде иных мероприятий, также, с нашей точки зрения, является подтверждением правильности и своевременности предложения о необходимости создания банкротного суда.

Разработка отдельных законов, регулирующих процессуальные и материальные нормы в процессе банкротства

На сегодняшний день в российском законодательстве о несостоятельности (банкротстве) наблюдается тесное переплетение норм материального и процессуального права. Вместе с тем обращение к опыту зарубежных стран, в частности США, показывает, что при разработке нового федерального закона американский законодатель последовательно отказывается от какого-либо смешения норм материального права о несостоятельности (банкротстве) и норм процессуального характера.

Данный подход представляется нам зрелым и взвешенным с точки зрения исключения правовой неопределенности в применении процессуальных норм при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве), а также с учетом баланса интересов должника и кредиторов.

Таким образом, обоснованными представляются разработка и принятие отдельных правил или регламента, устанавливающих возможность в рамках общих процессуальных норм использовать также специальные процессуальные нормы с учетом специфики дел о несостоятельности (банкротстве), сложности дела, статуса должника и иных обстоятельств.

Таким образом, процедура банкротства в условиях рыночной экономики является важной составляющей общественных отношений в сфере экономики и права, действенным способом защиты нарушенных прав и законных интересов субъектов экономической деятельности, а также важным инструментом саморегулирования и самоочищения бизнес-среды от оказавшихся нежизнеспособными элементов.

Вместе с тем сегодня для эффективного функционирования данного института в Российской Федерации необходимой представляется разработка целостной научной концепции несостоятельности (банкротства) в России, основанной на создании новой конструкции правовой общности материальных и процессуальных норм в рамках единого правоотношения, в которой была бы показана юридическая природа данной правовой общности и ее отдельных композиционных элементов, закрепленных в действующем законодательстве, с учетом практического его применения судами.