Мудрый Юрист

Совершенствование правового режима поглощения в акционерном праве

Дедов Д.И., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

В первом чтении Государственной Думой РФ принят проект федерального закона, посвященный совершенствованию порядка приобретения крупных пакетов акций открытого акционерного общества. В действующем законодательстве данные отношения регулирует ст. 80 Федерального закона "Об акционерных обществах", применение которой практически исключено на локальном уровне (диспозитивный характер положений данной статьи позволяет это сделать), путем внесения соответствующих положений в уставы акционерных обществ. И вот новая попытка создать цивилизованные правила поглощений, подняв их до уровня мировых стандартов. Уже сам термин "поглощение" применительно к приобретению крупного пакета акций имеет международное происхождение.

Поскольку пояснительная записка к проекту закона содержит немного информации, проясняющей цели правового режима поглощений, содержание данных отношений и интересы, которые подлежат защите в таких случаях, данная статья призвана, насколько это возможно, прояснить возникающие вопросы. Правовой режим поглощений будет следующим.

  1. Лицо, намеренное приобрести свыше 30 процентов голосующих акций, может добровольно направить акционерам открытого акционерного общества предложение о приобретении принадлежащих им акций. Правовой режим поглощений будет распространен на любые открытые акционерные общества (сейчас это касается только обществ с числом акционеров свыше одной тысячи).
  2. Лицо, которое приобрело свыше 30 процентов голосующих акций, обязано направить акционерам предложение о приобретении принадлежащих им акций. В предложении, которое является публичной офертой, среди прочих сведений указывается информация о приобретателе, цене приобретения (цена определяется рынком или оценщиком, если это невозможно), срок принятия предложения (от 30 до 60 дней) и планы приобретателя в отношении общества, его менеджмента и работников.
  3. Направление предложения акционерам не зависит от того, является ли поглощение дружественным (одобренным менеджментом компании-цели) или враждебным. В последнем случае общество может предпринять меры защиты против поглощения. Они могут быть одобрены только акционерами, поскольку в них может быть заинтересован менеджмент, не желающий упускать контроль над бизнесом приобретаемого общества. К таким мерам проект относит увеличение уставного капитала, размещение опционов, одобрение крупных сделок (свыше 10% балансовой стоимости имущества) и сделок с заинтересованностью, приобретение обществом размещенных акций, увеличение вознаграждения и компенсаций менеджменту, установление условий, препятствующих досрочному прекращению их полномочий.
  4. Владелец 95 процентов голосующих акций будет иметь право требовать выкупа оставшихся акций у миноритарных акционеров, которые в свою очередь также будут обладать правом требовать выкупа своих акций указанным мажоритарным акционером.

Описанный правовой режим поглощений известен многим странам с рыночной экономикой. Аналогичные нормы предусмотрены в законодательстве Швеции (Акт о компаниях 1977 г. (раздел 9, глава 14), Германии (согласно изменениям в Законе об акционерных обществах и Законе о поглощениях 1991 г.), Бельгии (часть IV Королевского указа Бельгии от 8 ноября 1989 г. о поглощениях и изменениях в контроле) и других европейских государств, они также нашли свое отражение в тринадцатой Директиве Европейского Союза 2004/25/ЕС от 24 апреля 2004 г. о поглощениях (далее - Директива).

Данный правовой режим направлен на обеспечение следующего баланса интересов между миноритарными и мажоритарным акционерами.

  1. При продаже крупного пакета акций миноритарные акционеры должны иметь возможность присоединиться к сделке. Такая практика широко распространена среди участников любых обществ закрытого или открытого типа, если оставшиеся участники не желают нести риски, связанные с судьбой компании после передачи контроля новому лицу, которое получает возможность определять стратегию дальнейшего развития общества. Хотя таким лицом в проекте называется владелец 30 процентов голосующих акций, мировая практика связывает это с фактом приобретения контроля над деятельностью общества независимо от количества приобретаемых акций, более того, контроль как влияние на принятие решений может возникать также с помощью участия в органах управления или соответствующих договорных обязательств. Директива специально оговаривает, что права и обязанности приобретателя в сделках по поглощениям должны распространяться и на случаи приобретения косвенного контроля, часто осуществляемого в других странах, для обеспечения прозрачности процедуры и полноценной защиты интересов миноритариев. Очевидно, что владение 30 процентами акций как единственный критерий контроля значительно сужает сферу применения режима поглощения в России.
  2. Выкуп акций у миноритариев не должен нарушать принцип пропорционального равенства, согласно которому акции любой категории должны выкупаться по единой цене пропорционально их номинальной стоимости. Известно несколько случаев удачного оспаривания меньшей цены, предложенной за привилегированные акции.
  3. Больше всего сомнений в справедливости вызывает выкуп акций у миноритариев владельцем 95 процентов акций. Цифра 95 является плодом компромисса, так как во многих странах Европы данный процент составляет 90, а английские эксперты предлагали эту планку вообще снизить до 75 процентов. Однако не в цифре дело. Дело в принципе. На этот счет разработано несколько теорий.

Конфликт интересов

Правовой режим поглощений представляется частью системы мер по устранению конфликта интересов и соответствует сбалансированному регулированию отношений между миноритарными и мажоритарными акционерами <*>. В условиях, когда контролируемое общество является участником группы лиц и входит в состав холдинга, интересы контролирующего акционера в отношении холдинга превалируют над отдельными интересами дочерних обществ холдинга и, следовательно, миноритарных акционеров (участников) такого общества. Это приводит к тому, что формальные результаты деятельности такой дочерней компании могут отличаться в худшую сторону от результатов, которые такое общество могло бы иметь, если бы была независимой и не являлась участником холдинга (группы лиц по конкурентному праву).

<*> См.: Дедов Д.И. Конфликт интересов. М.: Волтерс Клувер, 2004.

На ухудшение формальных результатов влияют трансфертное ценообразование, формирование специальных центров прибыли, финансовая политика холдинговой (управляющей) компании. Это вызывает естественное недовольство миноритарных акционеров, которые могут противодействовать заключению сделок между компаниями - членами группы, являющимися аффилированными лицами, и голосовать против таких сделок с заинтересованностью.

Уменьшить негативные последствия такого конфликта интересов можно путем полного раскрытия информации о выгодах, которые получает холдинг (контролирующий акционер), оценки компании как независимого бизнеса и предоставления соответствующей компенсации миноритарным акционерам в виде дивидендов. Многие контролирующие акционеры предлагают миноритариям и осуществляют с их согласия обмен акций общества на акции холдинговой компании (так называемый перевод на единую акцию). Законодательство Бельгии также предусматривает возможность цивилизованного развода, когда миноритарии получают часть бизнеса и выходят из состава акционеров. Такое встречается на практике и без законодательного регулирования при наличии доброй воли контролирующего акционера. Взыскание убытков с контролирующего акционера является довольно сложным и обременительным процессом для миноритариев, не гарантирующим положительного результата (мировая практика имеет довольно мало таких примеров).

Однако законодатель предпочел наиболее простой и эффективный способ - принудительный выкуп акций у миноритариев, однако этот способ не обеспечивает в полной мере баланс интересов, поскольку позволяет выдавить миноритариев из бизнеса помимо их воли. Конституционный Суд РФ сформулировал правовую позицию по этому вопросу, которая заключается в том, что принудительный выкуп акций может быть осуществлен лишь как крайняя мера, если иные способы исключения конфликта интересов исчерпаны <*>. Поэтому, несмотря на положения вышеуказанного проекта закона, ничем не обусловленное право принудительного выкупа может быть успешно оспорено как не соответствующее Конституции РФ.

<*> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" (в редакции от 26 декабря 1995 г.), регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, юридического лица и запросом Октябрьского районного суда города Пензы.

Фактическое отсутствие прав

Профессор В.Ф. Попондопуло, выражая довольно распространенное мнение, считает, что владельцы небольших пакетов акций (в нашем случае это 5 процентов голосующих акций общества в совокупности) не имеют возможности использовать права, удостоверенные акциями: их голос не влияет на решение общего собрания, они не могут влиять на избрание менеджмента (хотя при количестве членов совета директоров 20 и выше и кумулятивном голосовании они могут провести в совет сообща одного кандидата) и т.п. Данная позиция приводит к дискриминации статуса миноритарного акционера вообще и создает доктринальную основу для дальнейшего усиления концентрации акционерного капитала в России с полной ликвидацией класса миноритарных акционеров, что неприемлемо для открытой рыночной экономики и демократического общества.

Способ преобразования в закрытое общество

Авторы законопроекта считают, что предлагаемый режим поглощений представляет собой механизм по преобразованию публичной компании в закрытую. Это справедливо, поскольку в развитой экономике приводит к делистингу акций такой компании и освобождению ее от обязанностей по публичному раскрытию информации. Единственный вопрос, который возникает при этом, заключается в следующем: не следует ли получить согласие еще пока акционеров на такое изменение статуса компании?

Лишение собственности без согласия собственника

Лишение собственности, даже если это происходит на основании закона, затрагивает основные права и свободы гражданина и человека и поэтому заставляет нас выяснить, при каких условиях такое может произойти. Статья 35 Конституции РФ содержит два важных положения, провозглашающих, что:

  1. право частной собственности охраняется законом;
  2. никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Конституция РФ не уточняет, для чего необходимо решение суда. Есть позиция о том, что лишение имущества не может быть произведено по решению иного органа власти (Постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. N 14-П). Однако что должен оценить суд? Целесообразность государственных нужд, для которых может быть осуществлено принудительное отчуждение имущества? А если основания отчуждения имущества установлены законом и уполномоченные органы власти обязаны лишь соблюсти эти требования закона, нужен ли суд, если спор не возникает?

Обратимся теперь к международным документам, которые дополняют положения Конституции РФ, обогащая его новым содержанием. Статья 1 "Защита собственности" Протокола N 1 от 20 марта 1952 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. гласит: "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права".

Данное положение говорит само за себя. Главным приоритетом в данной сфере является уважение частной собственности. Священность частной собственности понимается не как возможность злоупотребления своей собственностью, использование ее в ущерб другим интересам (как это понимают противники частной собственности), а именно как возможность лишения собственности в исключительных случаях, связанных с интересами общества, с публичными интересами. Не вдаваясь в сравнение понятий "интересы общества" и "государственные нужды", отметим, что в соответствии с данным положением лишение собственности может произойти исключительно в публичных интересах, указанных в законе, по усмотрению органа власти (не суда).

Итак, конституционность оснований принудительного выкупа зависит от соответствия этих положений публичным интересам. Под публичными интересами или интересами общества понимаются частные интересы, соответствующие целям устойчивого развития общества и критериям общего блага и поэтому нуждающиеся в правовой защите. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал публичное значение интересов инвесторов. Эта правовая позиция нашла свое отражение, в частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2001 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений пп. 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и п. 1 и 2 ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" в связи с жалобами ряда граждан", а также в Постановлении Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское". В вышеупомянутом Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2001 г. отмечено, что такая деятельность, осуществляемая гражданином в личных интересах, имеет и публичное значение, поскольку сбережения населения являются устойчивым источником ресурсной базы, необходимой для инвестиций и долгосрочного кредитования.

Участие граждан в капитале национальных компаний обеспечивает укрепление демократических институтов в обществе на основе реализации стандартов корпоративного управления, обеспечивает возможность получения дополнительных доходов и роста доходов граждан, создает базу для их сбережений, тем самым обеспечивая стабильность в обществе, расширяет способы участия средств граждан в экономике страны и, следовательно, является важным публичным интересом с точки зрения обеспечения общего блага.

Произвольный выкуп акций у граждан в принудительном порядке чрезмерно ограничивает их свободу осуществления экономической деятельности и свободу выбора способов и форм осуществления инвестиций. Публичное значение интересов инвесторов не зависит от размера их вклада в капитал общества и их возможности влиять на принятие управленческих решений, поскольку интерес акционера уже основан на сделанных инвестициях в капитал. Участие в управлении общества является правом, но не обязанностью акционера.

Лишение прав собственности на акции помимо воли миноритарных акционеров даже при условии справедливой компенсации должно, таким образом, являться крайней мерой, когда исчерпаны иные средства для сохранения инвестиций.