Мудрый Юрист

Проблемы ретроактивного действия договора в арбитражной практике

С. Сарбаш, кандидат юридических наук.

Согласно п. 2 ст. 425 Гражданского кодекса РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

Это положение представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в п. 1 этой же статьи, в соответствии с которым договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. В то же время, будучи исключением из общего правила, данное положение представляет собой реализацию принципа гражданского права о свободе договора, что обоснованно отмечается и в судебной практике (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 8 июля 2004 года по делу N Ф04/3687-441/А75-2004) <*>.

<*> Здесь и далее при отсутствии ссылки на источник - СПС "КонсультантПлюс".

Норма о ретроактивном или, другими словами, об обратном действии договора представляет собой новацию в гражданском законодательстве России <*>. Видимо, именно это обстоятельство повлияло на возникновение некоторых проблем в современной арбитражной практике по применению данного регулирования, которые подлежат осмыслению и разрешению.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинский, В.В. Витрянский "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С. 195.

Можно предположить что новации о ретроактивном договоре российская кодификация обязана ст. 6:229 ГК Нидерландов согласно которой договор, направленный на продолжение уже существующего правового отношения между сторонами, может быть признан недействительным, если такого правового отношения не существует кроме случая, когда в связи с характером договора согласно общепринятому мнению или обстоятельствам дела на лицо, сославшееся на отсутствие правового отношения, возлагается ответственность за это <*>.

<*> Цит. по: Гражданский кодекс Нидерландов / Пер. М. Ферштман / Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. Лейден, 1996. С. 325. Также необходимо указать, что некоторые кодификации бывших республик СССР восприняли идею ретроактивного договора (см., например, ст. 399.2 ГК Азербайджана).

Первый вопрос, который возникает на практике, связан с установлением волеизъявления сторон на придание договору ретроактивного свойства. Может ли таковое свойство быть присуще договору, если стороны прямо не включают в него соответствующие положения, однако обстоятельства свидетельствуют о наличии такового намерения?

В практике государственных арбитражных судов достаточно редко можно обнаружить формальный подход к этому вопросу, когда суды, исследуя обстоятельства дела, указывают, что, поскольку имеющийся договор не устанавливает положения о его распространении на прежние отношения сторон, в признании ретроактивного характера соглашения отказано (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 марта 2005 года по делу N А58-677/04-Ф02-788/05-С2).

Более распространен иной подход, когда текст договора не содержит буквального положения о том, что договор распространяется на прежние отношения сторон, однако сроки исполнения обязательства установлены таким образом, что они начинают исчисляться с момента, предшествующего заключению договора. Например, договор на отпуск тепловой энергии заключен в ноябре, а энергоснабжающая организация приняла на себя обязательство по поставке энергии начиная с сентября (Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 июня 2005 года по делу N А19-2829/05-53-Ф02-2783/06-С2, ФАС Дальневосточного округа от 16 декабря 2003 года по делу N Ф03-А51/03-1/3157, ФАС Западно-Сибирского округа от 16 июня 2004 года по делу N Ф04/3278-750/А03-2004).

Также имеются случаи, когда до заключения договора аренды одна сторона передает имущество другой стороне. Впоследствии стороны заключают договор аренды этого имущества с указанием начала его действия с предшествующей его заключению даты фактической передачи имущества. В этих случаях суды констатируют наличие оснований для применения правила о ретроактивном действии договора (например, Постановления ФАС Поволжского округа от 27 мая 2003 года по делу N А72-7166/02-И377, ФАС Северо-Западного округа от 15 июля 2004 года N А13-11581/03-12, ФАС Уральского округа от 2 марта 2005 года по делу N Ф09-414/05-ГК). Практике международных коммерческих арбитражных судов также не присуще излишне формальное отношение к вопросу о распространении действия договора на предшествующие отношения сторон <*>.

<*> Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001 - 2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. М., 2004. С. 429 - 430, 432.

Поскольку распространение действия договора на предшествующие его заключению отношения сторон представляет собой часть соглашения участников договора, без их волеизъявления установление обратного действия договора недопустимо. Независимо от того, является ли это целесообразным с учетом обстоятельств дела, суд не вправе заменить своим решением соглашение сторон (например, Постановление ФАС Уральского округа от 25 июля 2005 года по делу N Ф09-2280/05-С6).

Нельзя не заметить, что, устанавливая данную норму, законодатель пытается поспорить с объективными законами времени. Прошлое, как известно, изменить нельзя. Поэтому если прежние отношения были внедоговорными, они никогда уже не смогут трансформироваться в какие-нибудь другие, поскольку событие это относится к минувшему времени. Следовательно, результат реализации нормы п. 2 ст. 425 ГК РФ представляет собой по существу фикцию, ибо считается, что отношения были договорные, хотя на самом деле они таковыми не были. Всякая фикция опасна, ибо она игнорирует действительность. При этом надо отметить одну весьма важную для последующего изложения деталь. Допустив фикцию, законодатель ограничил пределы ее действия. Стороны не могут своим соглашением установить такое регулирование, что при отсутствии в прошлом вообще каких-то отношений они будут рассматриваться как имевшие место и, кроме того, регулирующиеся условиями договора. Поскольку п. 2 ст. 425 ГК РФ говорит об "отношениях возникших", положения договора можно распространить на прежний период только при условии, что этот период содержал соответствующие отношения, если же между сторонами не сложилось вообще никаких отношений, оснований для применения данной нормы не имеется. Но даже ограниченная фикция, направленная на изменение правовой квалификации прошлых отношений, способна вызвать некоторые юридические осложнения, ибо изменение прошлого может оказать весьма существенное влияние на будущее и настоящее.

Применительно к договору, основанному на положении п. 2 ст. 425 ГК РФ, Н.И. Клейн отмечает, что обычно такое соглашение сторон связано с реальными отношениями по передаче товара, аренде и др., возникшими до момента, с которого договор считается заключенным <*>. В связи с этим необходимо уточнить, что условия договора можно распространить лишь на действительно имевшие место отношения. Поэтому если между сторонами реально отношений не возникало, то невозможно их считать возникшими виртуально, то есть считать, что они были, несмотря на то что их не было <**>. Кроме того, едва ли стоит говорить об отношениях по аренде, поскольку арендные отношения могут возникнуть лишь на основании договора аренды, если же соответствующая сторона безосновательно пользовалась имуществом другой стороны, то на такие отношения возможно распространить впоследствии условия заключенного сторонами договора аренды.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный) / Рук. авт. колл. и отв. ред. О.Н. Садиков. М., 2005. С. 956.
<**> В судебной практике верно отмечено это обстоятельство: стороны могут распространить действие условий договора на отношения, реально возникшие до момента вступления договора в силу. См.: Постановление ФАС Московского округа от 3 февраля 2004 года по делу N КА-А40/288-04. См. также: Постановление ФАС Уральского округа от 13 января 2005 года по делу N Ф09-4393/04-ГК.

Л.В. Андреева, рассматривая ситуацию, когда фактически договорные отношения между сторонами существуют, "но еще не оформлены документально", полагает возможным использовать условие о ретроактивном действии договора <*>.

<*> Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. М., 2000. С. 434.

Здесь допускается смешение формы договора и собственно договора, то есть договора как документа и договора как сделки. Ретроактивный договор может иметь как письменную, так и устную форму, следовательно, в последнем случае отношения, будучи договорными и ретроактивными, документально оформлены не будут, если для данного вида договора не требуется письменная форма и стороны договорятся о его обратном действии в смысле п. 2 ст. 425 ГК РФ.

В.В. Витрянский приводит следующий пример применения п. 2 ст. 425 ГК РФ на практике, отмечая, что такая ситуация нередко возникает в отношениях по поставкам сырья, комплектующих изделий, когда партнеры, доверяя друг другу и рассчитывая на долговременные связи, не прерывают поставку продукции по истечении срока действия прежнего договора, а затем при заключении нового договора предусматривают, что его условия применяются и к взаимоотношениям сторон, имевшим место в период между окончанием срока действия прежнего договора и заключением нового договора <*>.

<*> Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 339.

На практике стороны нередко осуществляют поставку товара без заключения договора, оформляя свои отношения бухгалтерскими документами (например, счетами-фактурами), после чего заключается договор, действие которого распространяется на уже произведенные поставки (например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2003 года по делу N А33-13895/02-С1-Ф02-372/03-С2).

Л.А. Чеговадзе отмечает ситуации, когда стороны в действительности намереваются заключить договор, но не совершают для этого необходимых формальных действий: например, устно договариваются и осуществляют действия по передаче вещи, не облекая свое соглашение в требуемую законом форму <*>. Здесь соответствующие действия налицо, и потому открыта возможность распространить на них положения впоследствии заключаемого договора.

<*> Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 290.

Напротив, следует признать ошибочным мнение некоторых юристов, которые полагают недопустимым существование ретроактивного кредитного договора: поскольку для кредитного договора письменная форма обязательна (ст. 820 ГК РФ), если он заключен позже выдачи кредита, то такой договор можно будет признать ничтожным <*>. Представляется, что это не так. Если стороны заключили письменный кредитный договор, распространив его действие на возникшие между ними ранее отношения, которые состояли в том, что одна сторона предоставила другой стороне денежные средства, то оснований для признания такого кредитного договора недействительным не имеется, ибо его форма соответствует требованиям законодательства.

<*> Попова О. Сроки в кредитном договоре // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2005. N 2 // СПС "КонсультантПлюс".

В литературе говорят о распространении договора на фактические отношения сторон <*>. Делается также разграничение юридической квалификации исходя из того, что возникшие между сторонами отношения до заключения договора могут быть фактическими или юридическими. Причем для первого случая приводится пример отгрузки товара потребителю и ее принятия без какой-либо договоренности. Второй случай иллюстрируют примером кредитного договора, который не определяет порядок его возврата, и должник погашает его пропорциональными ежемесячными платежами, после чего стороны заключают договор, предусматривающий такой порядок погашения кредита <**>. Надо заметить, что первый случай с отгрузкой и принятием товара едва ли можно свести только к фактическим отношениям, ибо описанные отношения сторон подпадают под действие норм о неосновательном обогащении. Второй же случай с кредитным договором скорее касается изменения условий договора, а до того момента при отсутствии соответствующих банковских правил и обычаев может рассматриваться как исполнение обязательства по частям и досрочно либо при отсутствии срока (в зависимости от условий договора) и подпадает под регулирование соответственно ст. 311, 314 - 315 ГК РФ.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 811 (автор комментария - А.Ю. Кабалкин).
<**> Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2002. С. 606 - 607 (автор главы - Н.Д. Егоров).

На практике арбитражные суды применяют п. 2 ст. 425 ГК РФ и к таким случаям, когда между сторонами до заключения ретроактивного договора существовал другой договор, срок действия которого перекрывался сроком действия ретроактивного договора. Так, между сторонами был заключен договор аренды недвижимого имущества. До истечения его действия стороны заключили другой договор аренды того же имущества, предусмотрев, что он действует в отношении предшествующего его заключению периода, причем этот период охватывал часть срока действия первоначального договора аренды. Суд пришел к выводу, что в силу п. 2 ст. 425 ГК РФ в части совпадающих периодов действует ретроактивный договор, но не действует первоначальный договор (Постановление ФАС Уральского округа от 15 февраля 2005 года по делу N Ф09-2498/04-ГК).

Таким образом, ретроактивный договор оказывает правопрекращающее действие в отношении другого договора, если он распространяет свое обратное действие на часть периода действия предыдущего договора.

С этой же проблематикой связаны возникшие в правоприменительной практике случаи истолкования п. 3 ст. 540 ГК РФ о заключении договора энергоснабжения. Согласно данной норме если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до заключения нового договора регулируются ранее заключенным договором. В связи с этим возникает вопрос о том, препятствует ли это положение заключить сторонам новый договор ретроактивного характера, распространив его действие на какую-то часть отношений по ранее заключенному договору, в том числе в случае, если между сторонами возник преддоговорный спор (ст. 446 ГК РФ), хотя бы и не касающийся условия об обратном действии договора. Представляется, что положения процитированного предписания не препятствуют реализации сторонами права, закрепленного п. 2 ст. 425 ГК РФ, если только суд не исключит при рассмотрении преддоговорного спора положения договора о его ретроактивном действии <*>. Гражданское законодательство не ограничивает право сторон применить условия заключенного ими договора к отношениям, возникшим до его заключения, как в тех случаях, когда ранее между ними имелся иной договор, так и в тех случаях, когда между сторонами рассмотрен преддоговорный спор и ни одна из них не оспорила ретроактивное условие договора. Другое дело, если сторона преддоговорного спора возражает против включения в договор условия о его ретроактивном действии.

<*> Обратную позицию см.: Постановление ФАС Уральского округа от 24 ноября 2004 года по делу N Ф09-3907/04-ГК.

Пункт 2 ст. 425 ГК РФ, указывая на возникшие отношения, не определяет их природу и характер. Однако поскольку законодатель допускает распространение на эти отношения в последующем условий гражданско-правового договора, можно прийти лишь к одному-единственному выводу - они имеют гражданско-правовую природу, иначе на них невозможно было бы распространить условия договора. Но раз эти отношения гражданско-правовые, значит, они юридические и до заключения договора подпадают под то или иное регулирование гражданского закона. В связи с этим распространение условий договора на предшествующий его заключению период допустимо только в том случае, если возникшие ранее отношения являются юридическими, а не только фактическими.

М.И. Брагинский приводит следующий пример реализации п. 2 ст. 425 ГК РФ. Данная норма допускает установление сторонами иного - того, что условия договора будут применяться к отношениям, которые сложились до заключения договора. Иллюстрацией может служить реальный договор страхования. Включенная в п. 1 ст. 957 ГК РФ норма, в силу которой этот договор вступает в действие с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса, носит диспозитивный характер. Соответственно допускается возможность установления в договоре иного: его действие начинается ранее того, что в этом договоре составляет "передачу вещи". Это означает, что страхование может распространяться на страховые случаи, которые произошли и ранее заключения договора <*>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинский, В.В. Витрянский "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 319.

Такова позиция некоторых арбитражных судов, практику которых критикуют. В частности, указывается, что страховой случай носит характер вероятностного события, каковой будет утрачен, если указанный случай уже наступил, что вступает в противоречие с законом <*>.

<*> Комментарий к Постановлению ФАС Московского округа от 27 июля 2004 года по делу N КГ-А40/6166-04 // Обзор практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Московского округа споров в сфере страхования (за апрель - сентябрь 2004), подготовленный ЗАО "Юринформ В" // СПС "КонсультантПлюс".

Некоторые экономисты истолковывают п. 2 ст. 425 ГК РФ неверно, указывая, что он может применяться лишь к тем случаям, когда между сторонами ранее существовали договорные отношения (по другим договорам) <*>. Никаких ограничений в части возникших отношений между сторонами до заключения ретроактивного договора данная норма не содержит, не имеется их и по существу. Практика свидетельствует, что ретроактивный договор чаще всего заключается тогда, когда до его заключения между сторонами возникли внедоговорные отношения.

<*> Захарьин В.Р. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2004 года N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии" // СПС "КонсультантПлюс".

В судебной практике Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ исходит из недопустимости распространения норм о неустойке на прежние отношения сторон <*>.

<*> Ранее подход Президиума ВАС РФ был иным. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 10 декабря 1996 года N 3080/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 4. С. 48 - 49.

Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате, стоимости затрат по уборке территории, прилегающей к арендуемому зданию, а также неустойки за просрочку платежа. Возражая против заявленного иска, ответчик сослался на то, что требования истца относятся к периоду до заключения договора аренды, в связи с чем не подлежат удовлетворению.

Принимая решение, суд руководствовался п. 2 ст. 425 ГК РФ, согласно которому стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора.

Между истцом и ответчиком был заключен договор аренды здания, согласно которому арендатор обязался ежемесячно вносить арендную плату, а также возмещать арендодателю расходы по уборке территории, прилегающей к арендуемому зданию. За просрочку платежа предусмотрена неустойка.

Данное здание было передано ответчику по акту приема-передачи до заключения договора аренды и фактически использовалось им в течение этого времени. В договоре стороны установили, что его условия распространяются на отношения возникшие с даты подписания ими акта приема-передачи здания.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции признал иск подлежащим удовлетворению в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции решение в части взыскания договорной неустойки отменил, а в части взыскания арендной платы и расходов по уборке территории за период фактического использования ответчиком здания оставил без изменения. При этом суд исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Достижение сторонами соглашения о применении к их отношениям, сложившимся до заключения договора, условий об обязанности арендатора по внесению арендной платы и возмещению арендодателю расходов по уборке прилегающей к арендуемому зданию территории свидетельствует только о согласии арендатора оплатить фактическое использование им здания и расходы, понесенные арендодателем в этот период на условиях, предусмотренных договором аренды, и не означает, что непосредственная обязанность по их исполнению возникла у ответчика ранее заключения самого договора.

В связи с этим у суда первой инстанции не имелось оснований признавать, что ответчиком нарушены договорные обязательства в период, когда между сторонами имели место лишь фактические отношения, и удовлетворять иск о взыскании договорной неустойки за период, предшествовавший заключению договора (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 года N 66 "Обзор практики разрешения споров связанных с арендой" <*>).

<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 22. См. также: Постановление ФАС Московского округа от 11 мая 2004 года по делу N КГ-А40/3541-04 // Практика применения гражданского законодательства ФАС Московского округа: Постатейные материалы к ч. ч. 1 и 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2005. С. 368; Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 22 апреля 2004 года по делу N Ф04/2136-318/А70-2004, ФАС Северо-Кавказского округа от 19 мая 2005 года по делу N Ф08-2073/2005. Иной подход, не соответствующий практике Высшего Арбитражного Суда РФ, применительно к процентам за пользование чужими денежными средствами см.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13 апреля 2004 года по делу N А74-2488/03-К1-Ф02-1091/04-С2; применительно к неустойке см.: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 24 марта 2005 года по делу N Ф04-1374/2005(9620-А75-4), ФАС Московского округа от 18 апреля 2005 года по делу N КГ-А40/2634-05.

Как видно из приведенного примера, между сторонами возникли отношения, при которых одно лицо пользовалось без правового основания имуществом другого лица. Впоследствии стороны заключили договор аренды, распространив его действие на предшествующие отношения. До заключения указанного договора отношения сторон следует квалифицировать как неосновательное пользование чужим имуществом. Согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, пользующееся чужим имуществом без основания, должно возвратить его потерпевшему, причем такой возврат осуществляется в натуре (п. 1 ст. 1104 ГК РФ). Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. Таким образом, мнимый арендатор должен уплатить собственнику имущества плату за неосновательное пользование этим имуществом. Пункт 2 ст. 1105 ГК РФ устанавливает, что возмещение потерпевшему осуществляется по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование. Для рассматриваемого нами случая неосновательность пользования закончилась в момент заключения договора аренды сторонами. Следовательно, можно считать, что именно тогда появилась обязанность предоставить указанное возмещение. Однако стороны распространили действие договора на предшествующие отношения, и поэтому возникает вопрос о соотношении установленных договором сроков уплаты арендной платы и сроков исполнения ранее возникшей обязанности предоставить возмещение при неосновательном пользовании имуществом.

Приведенный пример свидетельствует о том, что, по мнению Президиума ВАС РФ, такое соотношение не может разрешаться в пользу условий договора аренды применительно к срокам уплаты арендной платы. Иными словами, решающее значение имеет то обстоятельство, что ранее между сторонами в этой части возникли такие отношения, согласно которым мнимый арендатор обязан был уплатить собственнику имущества возмещение только в момент прекращения неосновательного пользования, то есть в момент заключения договора аренды. Поскольку п. 2 ст. 425 ГК РФ допускает распространение условий договора только на возникшие ранее отношения, а между сторонами не было таких отношений, которые предусматривали бы осуществление платежа ранее момента прекращения неосновательного пользования, распространять действие договора аренды по срокам платежей на предшествующий период отношений сторон недопустимо. Таким образом, раз стороны не могут изменить сроки исполнения обязательства в предшествующий период, невозможно и установление ответственности за несоблюдение названных сроков.

Также, по мнению Президиума ВАС РФ, недопустимо придавать ретроактивный характер договору комиссии таким образом, чтобы его действие охватывало сделку, заключенную комиссионером с третьим лицом до заключения комиссионного договора (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2004 года N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии"). Этот подход основывается на том, что сделка с третьим лицом не может считаться заключенной во исполнение договора комиссии, ибо такого договора в момент заключения указанной сделки не существовало, равно как не существовало отношений между комитентом и комиссионером.

Проблемы ретроактивного действия договора можно проиллюстрировать еще на одном примере из практики арбитражных судов (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 августа 2005 года N 1928/05). Предметом спора стали требования одной стороны (авиакомпании) о взыскании убытков и требования другой стороны (завода) о взыскании оплаты по договору. Оставляя детали в стороне, обстоятельства дела можно представить следующим образом. Суды установили, что во владении завода (на его территории) находился принадлежащий авиакомпании вертолет. Завод владел вертолетом безосновательно. Впоследствии, спустя несколько лет, стороны заключили договор, квалифицированный как договор хранения и обслуживания вертолета, причем на основании п. 2 ст. 425 ГК РФ распространили его действие на свои прежние отношения. При рассмотрении основного и встречного исков суды посчитали, что собственнику вертолета (авиакомпании) причинены убытки из-за того, что завод ненадлежащим образом хранил его и не осуществлял обслуживание вертолета. Кроме того, было установлено, что завод ни до заключения договора, ни после обслуживание вертолета не осуществлял. В материалах дела имелись доказательства, которые свидетельствовали о том, что по крайней мере часть убытков возникла в связи с отсутствием обслуживания вертолета в период до заключения договора. Финальное решение суда, ставшее предметом рассмотрения Президиума ВАС РФ, предусматривало удовлетворение иска завода об оплате хранения и отказ ему в иске в части оплаты за обслуживание вертолета, а также взыскание с завода всей суммы убытков по иску авиакомпании.

Применительно к проблеме ретроактивного действия договора возникает вопрос о границах допустимости распространения условий договора на прежние отношения сторон. Для отыскания ответа на него необходимо проанализировать отношения сторон, имевшие место до заключения договора.

Поскольку вертолет находился во владении завода, его можно рассматривать как лицо, неосновательно владеющее имуществом. Такое лицо в силу ст. 1102 ГК РФ обязано возвратить его и возместить убытки, возникшие по причине ухудшения имущества, по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1104 Кодекса. Следовательно, в обязанности приобретателя имущества входит его сохранение, ибо он отвечает за его несохранность. В силу ст. 1108 ГК РФ потерпевший обязан возместить, в частности, затраты на сохранение имущества. Эти возникшие между сторонами отношения весьма близко стоят к отношениям по хранению, однако являются внедоговорными. Распространив действие договора в части хранения на данные отношения, стороны, как представляется, обоснованно действовали в соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ. Однако в части обязанностей по обслуживанию вертолета, при условии, что эти обязанности не входят в состав объективно необходимых действий по сохранению имущества, распространение действия договора на прежние отношения недопустимо, на что и указал Президиум ВАС РФ. Недопустимость такого распространения базируется на положении п. 2 ст. 425 ГК РФ, который, как уже указывалось, предусматривает возможность распространения условий договора лишь на возникшие до его заключения отношения, а в данном случае отношений по обслуживанию вертолета между сторонами не возникло. Поэтому завод не может претендовать на оплату услуг по обслуживанию вертолета, но и не несет ответственности за убытки, возникшие в связи с неоказанием этих услуг. Что же касается убытков, возникших из-за ненадлежащего хранения имущества, то возмещение таковых возможно при наличии соответствующих доказательств их размера и причинно-следственной связи между ненадлежащим хранением и возникновением убытков. Причем в описанной ситуации требуется разграничение потерь собственника из-за отсутствия обслуживания вертолета, которые ложатся на него самого (ст. 210 - 211 ГК РФ), и убытков, возникших из-за ненадлежащего хранения. Бремя доказывания этих обстоятельств лежит на собственнике.

Приведенные примеры из судебной практики побуждают произвести юридическую квалификацию отношений, существовавших до заключения договора с условием о ретроактивном эффекте и после этого момента. Во многих случаях отношения до заключения указанного договора квалифицируются как неосновательное обогащение или сбережение имущества (пользование и владение чужим имуществом без договора, получение чужого имущества без договора и т.п.). Следовательно, до заключения договора отношения сторон являются обязательственными отношениями, возникшими из неосновательного обогащения (сбережения) чужого имущества. Заключение ретроактивного договора, без всякого сомнения, прекращает прежнее обязательство обогатившегося лица, ибо оно уже не обязано к выполнению действий по возврату соответствующего имущества и выполнению других связанных с этой обязанностей. Отношения сторон получают юридическое основание - договор. Коль скоро прежнее обязательство (кондикционное) прекращается, а вместо него возникает другое обязательство (договорное), правовая квалификация данной ситуации весьма близко подходит к новации (ст. 414 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 414 Кодекса обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация). В рассматриваемом случае прежнее кондикционное обязательство прекращается и возникает договорное обязательство, предусматривающее соответствующий способ исполнения, который вполне может отличаться от способа исполнения кондикционного обязательства.

Однако возможна и иная квалификация отношений при заключении договора с ретроактивным эффектом. Если, например, одна сторона получила без правовых оснований вещь, а другая сторона таким же образом получила денежные средства, стороны, подведя впоследствии договорные основания под указанные возникшие между ними ранее отношения, могут тем самым вообще прекратить всякие дальнейшие обязательственные отношения между собой. Поскольку вещь и денежные средства были переданы ранее и при условии, что стороны подводят под эти действия договорные основания по купле-продаже, обязательства из названного договора оказываются уже исполненными, причем до его заключения, что влечет их прекращение надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Здесь никакого нового обязательства и вообще никакого обязательства между сторонами не возникает, и, следовательно, едва ли договор может подпадать под признаки соглашения о новации. Последствия такой квалификации, однако, могут в некоторых случаях вызывать затруднения, связанные, например, с произошедшим в прошлом изменением правового титула на имущество, что требует дополнительного анализа данных правоотношений применительно к таким вопросам, как защита прав и законных интересов третьих лиц, налоговые последствия и т.д.

Еще одна проблема судебной практики связана с толкованием п. 2 ст. 425 ГК РФ в той части, в которой он указывает на применение к возникшим до заключения договора отношениям условий данного договора.

Так, при рассмотрении одного дела суд указал, что по смыслу названной нормы закона при заключении договора в таких случаях стороны должны установить условия, которые они своим соглашением распространяют и на ранее возникшие правоотношения (Постановление ФАС Центрального округа от 15 мая 2002 года по делу N А35-3206/01-С21) <*>.

<*> По другому делу, напротив, было признано достаточным для применения п. 2 ст. 425 ГК РФ указание на то, что началом действия договора является определенная дата в прошлом. См.: Постановление ФАС Центрального округа от 11 сентября 2000 года по делу N А48-473/00-1.

Такое толкование может привести к выводу, что при распространении договора на прежние отношения сторон участники договора непременно должны определить конкретные условия договора, которые будут применяться к их отношениям, возникшим до его заключения. Между тем очевидно, что стороны вправе распространить все условия договора на прежние отношения. Поэтому если иное не установлено соглашением сторон, указание в договоре, что он распространяется на прежние отношения сторон, позволяет считать, что все условия договора распространяются на такие отношения и определения конкретных условий договора не требуется.

Придание сторонами договору ретроактивного свойства может оказать влияние на исчисление сроков исковой давности. Если по требованиям одной из сторон к другой истек срок исковой давности, заключение ретроактивного договора влечет перерыв течения срока исковой давности по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 203 ГК РФ о признании долга (например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 января 2005 года по делу N А05-4619/04-30). Так, одна сторона безосновательно получает от другой стороны денежную сумму. По истечении трехлетнего срока с момента, когда предоставивший указанную сумму узнал о нарушении своих прав неосновательным обогащением другой стороны, стороны заключают договор займа, распространив его действие на предшествующий трехлетний период. Заемщик (являвшийся до заключения договора неосновательно обогатившимся лицом) тем самым признает свой долг, что влечет перерыв срока исковой давности. По существу, замена натурального обязательства, возникшего из неосновательного обогащения, заемным договорным обязательством приводит к признанию долга уже по заемному обязательству, ибо обязательство, возникшее ранее из неосновательного обогащения, более не существует.

Распространение действия договора на предшествующие его заключению отношения сторон не должно нарушать права и законные интересы третьих лиц.

Иллюстрацией может служить следующий подход в судебной практике. Если стороны установили, что условия заключенного ими договора аренды здания применяются к их отношениям, существовавшим в течение определенного периода времени до его заключения, при исчислении срока аренды здания в целях определения, подлежит договор государственной регистрации или нет, такой период времени не включается в срок аренды. При этом указывается, что из содержания п. 2 ст. 425 ГК РФ следует, что наличие в договоре условия о его применении к отношениям сторон, возникшим до его заключения, не влияет на определение момента, с которого договор считается заключенным, а равно не изменяет срока его действия. Момент заключения договора, содержащего подобное условие, и срок его действия определяются в соответствии с общими положениями Гражданского кодекса РФ <*>.

<*> Пункт 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 года N 59 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".

В приведенном примере срок аренды без учета ретроактивного характера действия договора составлял менее одного года, в связи с чем стороны не зарегистрировали право аренды. Такое положение вещей в данных обстоятельствах не влечет нарушения прав третьих лиц, поскольку отсутствие регистрации права аренды после заключения договора аренды означает временное обременение имущества на срок не более года, что допускается законодательством применительно к аренде. В случае приобретения третьим лицом такого недвижимого имущества его права по владению и пользованию им будут ограничены относительно непродолжительный период.