Мудрый Юрист

Формирование правосубъектности предпринимателя

Пятков Дмитрий Валерьевич - доцент кафедры гражданского права Алтайского госуниверситета, кандидат юридических наук.

Возможность заниматься предпринимательской деятельностью является существенным дополнением гражданской правосубъектности человека по действующему российскому законодательству в сравнении с советским гражданским правом. Влияние этой возможности на гражданскую правосубъектность физического лица столь велико, что заставляет пересмотреть некоторые, казалось бы, незыблемые правила. Теряются столь привычные и стабильные ориентиры в определении правового положения лица, его юридических возможностей. Чего, например, стоит утверждение, что дееспособность гражданина не возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия? Более того, ни один гражданин ни при каких условиях по действующему законодательству не может стать полностью дееспособным. Вопреки правилу п. 1 ст. 21 ГК РФ, совершеннолетний гражданин не может приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности по договору коммерческой концессии до тех пор, пока не будет зарегистрирован в качестве предпринимателя. Точно так же ограничены возможности гражданина в отношениях купли-продажи применительно к договору поставки. Конечно, совершеннолетие приблизило его к этим отношениям, но не стало достаточным юридическим фактом для восполнения недостающего объема юридических возможностей.

Можно было бы и не подвергать сомнению последовательность законодателя на этот счет. Что мешает совершеннолетнему гражданину зарегистрироваться в качестве предпринимателя и обрести полную свободу участия в гражданском обороте? Ничего. Но в таком случае, что мешает четырнадцатилетнему гражданину прожить еще четыре года и попасть в разряд так называемых полностью дееспособных граждан? Ничего. Еще меньше препятствий на пути семнадцатилетнего, готового завтра отметить свой очередной день рождения. Однако законодательством гражданин не признается полностью дееспособным, каким бы близким для него ни было совершеннолетие.

Не следует ли оставить в покое основы учения о гражданской правосубъектности на том основании, что достижение совершеннолетия - это событие, а государственная регистрация в качестве предпринимателя связана с правомерными действиями гражданина и государственного органа? Это немаловажное обстоятельство в данном случае значения не имеет, поскольку законодательство дважды позволяет гражданину по его инициативе досрочно приобрести якобы полную дееспособность: вступление в брак и эмансипация. Если вступление в брак и эмансипация способны оказывать влияние на дееспособность гражданина, то почему последствия государственной регистрации гражданина в качестве предпринимателя принято рассматривать вне всякой связи с вопросом об увеличении объема гражданской дееспособности лица? В этих трех случаях мы имеем в принципе сравнимые действия гражданина, решения уполномоченных органов публичной власти и последствия в виде возрастающей юридической свободы участия в правоотношениях.

Но и государственная регистрация гражданина в качестве предпринимателя устраняет не все препятствия, воздвигнутые законодателем на пути гражданина при осуществлении им правосубъектности. Для занятия некоторыми видами деятельности требуется последовательно: получить высшее образование, приобрести профессиональный стаж по определенной специальности, подтвердить свою квалификацию в установленном порядке, затем получить лицензию или войти в состав участников саморегулируемой организации предпринимателей. Для обретения возможности заключить договор об оказании аудиторских услуг в качестве исполнителя совершеннолетнему гражданину без высшего образования при обычных обстоятельствах потребуется больше времени, чем это необходимо четырнадцатилетнему для того, чтобы стать так называемым полностью дееспособным физическим лицом. Странно, что лицо признается полностью дееспособным субъектом в ситуации, когда возможность заключить гражданско-правовой договор в качестве аудитора полностью отсутствует.

Аудиторам закон запрещает заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме аудита и оказания сопутствующих ему услуг (ст. 3 Федерального закона "Об аудиторской деятельности" <*>). Данный вид деятельности не единственный пример запрета на совмещение видов предпринимательской деятельности. Таким образом, гражданин не может в одно время обладать правом на осуществление всех видов деятельности. Его способность к заключению гражданско-правовых договоров ограничена постоянно. Здесь уместно вспомнить и о тех ограничениях дееспособности гражданина, которые возникают при его поступлении на государственную службу, при выборе им профессии нотариуса и др. В таких случаях гражданин ограничен в способности совершать сделки, образующие какой-либо вид предпринимательской деятельности.

<*> См.: СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3422.

Ни запрет на совмещение некоторых видов предпринимательской деятельности, ни запрет на совмещение предпринимательской деятельности с иными видами деятельности в принципе не могут быть преодолены по действующему законодательству. Это еще более строгий способ ограничения дееспособности лица по сравнению с теми ограничениями, которые связаны с необходимостью достигать определенного возраста.

Конечно, вывод о том, что гражданская дееспособность лица - явление не столь стабильное, как принято считать, ничего не меняет для гражданина. Он не становится ни более, ни менее свободным при совершении сделок. Но чистота и стройность юридических конструкций, должно быть, еще имеют значение и для качественного нормотворчества, и для лучшего усвоения материала в процессе профессионального обучения. Иначе выходит, что, как и прежде, из всех ограничений возможности граждан совершать сделки в понятии дееспособности заслуживают отражения лишь те, которые связаны с детьми, алкоголиками, наркоманами и умалишенными. Этот взгляд на дееспособность, в какой-то мере, быть может, соответствовал прежнему содержанию правоспособности советских граждан, но теперь вступает в явное противоречие с действительностью. Если гражданское право призвано обслуживать лишь бытовые потребности человека, то нет необходимости изменять нормы о дееспособности; право заниматься предпринимательством кажется инородным телом в содержании гражданской правоспособности; существуют все основания для исследования предпринимательской право- и дееспособности как отдельного явления в рамках самостоятельной отрасли предпринимательского (хозяйственного) права. В противном случае нормативное описание гражданской дееспособности должно быть приведено в соответствие с содержанием гражданской правоспособности; важные, принципиальные изменения в содержании гражданской правоспособности должны отразиться на представлении о гражданской дееспособности как о гораздо более динамичном явлении, чем было принято считать прежде.

Право заниматься предпринимательской деятельностью - это не просто еще одна возможность, приобретенная гражданами <*>. Содержание этого права, пожалуй, богаче содержания всех иных прав, известных из ст. 18 ГК РФ. Право заниматься предпринимательской деятельностью вмещает в свое содержание значительную часть возможностей, известных из ст. 18 ГК РФ. Занятие предпринимательской деятельностью предполагает возможности гражданина быть собственником, заключать договоры, создавать юридические лица, быть субъектом исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и т.д. Содержание права на занятие предпринимательской деятельностью во многом повторяет содержание гражданской правоспособности, хотя и ограничено специфической целью, особым характером деятельности и другими требованиями (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Это право как один из элементов гражданской правоспособности по своей структуре вполне сравнимо с правоспособностью в целом. Поэтому право на занятие предпринимательской деятельностью вряд ли могло появиться в содержании гражданской правоспособности таким образом, чтобы остаться незамеченным в содержании гражданской дееспособности <**>. Предпринимательство - это специфическая сфера деятельности гражданина. Ограничения прав и свобод в этой сфере отличаются и способами, и степенью, и целями. Устранение этих ограничений также обладает спецификой, поскольку соответствующие нормы адресованы уже достаточно самостоятельным субъектам, способным не только полагаться на события, которые при обычных обстоятельствах жизни подведут их к большей юридической свободе. Эти лица пребывают в таком правовом положении, когда способны своими действиями расширять собственную правосубъектность. С определенного возраста человек становится творцом правосубъектности, а не только субъективных прав и обязанностей.

<*> Мы солидарны с авторами (С.Н. Братусь, С.С. Алексеев и др.), которые рассматривают правоспособность в качестве особого субъективного права. Точно так же и дееспособность можно рассматривать в качестве специфического абсолютного субъективного права. В связи с этим отдельные элементы правоспособности и дееспособности можно именовать и возможностями, и способностями, что не исключает взгляд на них как на отдельные субъективные права. Интересна позиция А.В. Мицкевича по этому вопросу. Он не называет правоспособность субъективным правом, однако считает, что содержание правоспособности образует комплекс гражданских прав: право (возможность) быть собственником имущества, право (возможность) заключать договоры и т.д. (см.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М.: Госюриздат, 1962. С. 21). Такая характеристика отдельных элементов правоспособности позволяет охарактеризовать саму правоспособность не иначе как субъективное право. В подтверждение данного вывода можно сослаться на нормативную характеристику права собственности. В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Таким образом, право собственности объединяет в своем содержании три других подчиненных ему права, является системой прав. Однако следует различать абстрактные возможности (права) лица и субъективные права этого же лица в конкретных правоотношениях: например, право быть собственником имущества и право собственности на конкретную вещь, право заниматься предпринимательской деятельностью и, например, права поставщика или перевозчика по конкретному договору. Правоспособность и дееспособность, будучи субъективными правами, объединяют в своем содержании в качестве подчиненных прав именно абстрактные права (возможности).
<**> Мы полагаем, что право заниматься предпринимательской деятельностью является одним из элементов и гражданской правоспособности, и гражданской дееспособности физического лица. Странным было бы утверждение, что в содержании правоспособности лица это право существует, а в содержании дееспособности оно отсутствует, находится за пределами дееспособности, наряду с ней. В учебной литературе верно было отмечено: "Содержание дееспособности тесно связано с содержанием правоспособности и в известной мере определяется ею. Это выражается в том, что лицо может своими действиями приобретать и осуществлять только те права и обязанности, возможность приобретения которых входит в содержание правоспособности" (Советское гражданское право: Учебник: В 2 ч. Ч. I / Под ред. В.А. Рясенцева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юридическая литература, 1986. С. 93). Если гражданин имеет право быть предпринимателем (ст. 18 ГК РФ), в определенный момент он приобретет возможность своими действиями создать для себя права и обязанности, связанные с предпринимательской деятельностью (ст. 21 ГК РФ). По этой причине мы не видим смысла в том разграничении гражданской дееспособности и права заниматься предпринимательством, которое проведено в п. 2 ст. 22 ГК РФ. Это скорее техническая ошибка законодателя. В противном случае возможность заниматься предпринимательской деятельностью следует исключить из перечня ст. 18 ГК РФ, необходимо признать существование предпринимательской правосубъектности наряду с гражданской правосубъектностью. Существование предпринимательской правосубъектности как самостоятельной категории теоретически возможно, однако общая направленность действующего гражданского законодательства такова, что право на занятие предпринимательской деятельностью - это скорее один из элементов гражданской правоспособности и дееспособности, а не отдельная правосубъектность.

Разнообразные ограничения права на занятие предпринимательской деятельностью касаются не только дееспособности. В некоторой степени ограничению подвергается и гражданская правоспособность лица. Дело в том, что как элемент гражданской правоспособности право на предпринимательскую деятельность не может быть осуществлено действиями других лиц (действиями законных представителей). Отсутствует возможность вступать в правоотношения без способности действовать самостоятельно. Если у гражданина в данный момент отсутствует возможность вступать в правоотношения хотя бы через законных представителей, следует говорить об ограничении не только дееспособности, но и правоспособности <*>. Все же гражданин в таких случаях (несовершеннолетний, совершеннолетний без государственной регистрации в качестве предпринимателя и т.п.) может быть признан правоспособным для осуществления предпринимательской деятельности. Соответствующая возможность присутствует в содержании гражданской правоспособности, но ограничена. Почему гражданин не может стать участником правоотношений в качестве предпринимателя? Потому, что не обладает гражданской право-, дееспособностью, содержание которой было бы достаточным для такого участия в данный момент времени. На каком же основании он вправе требовать решение о государственной регистрации, о предоставлении лицензии и т.п.? Потому, что все же право-, дееспособен, способен иметь гражданские права и обязанности в качестве предпринимателя, способен к участию в правоотношениях в будущем, обеспечив своими действиями такое участие. Заявляя указанные требования, гражданин стремится увеличить объем своей право-, дееспособности. Другими словами, чтобы вступить в гражданские правоотношения в качестве предпринимателя, приобрести конкретные субъективные права и обязанности, следует сделать несколько "лишних движений", реализуя право-, дееспособность в существующем ограниченном объеме. Для начала следует своими действиями устранить ограничения правоспособности и дееспособности, восполнить содержание гражданской правосубъектности.

<*> Это не характерно для гражданского права. Обычно гражданин, не имея возможности действовать самостоятельно, все же становится субъектом гражданских правоотношений благодаря действиям законных представителей. Ограничение дееспособности компенсируется возможностью реализовать правоспособность лица действиями законных представителей.

Гражданская правоспособность и дееспособность ограничиваются публично-правовыми нормами, в частности нормами административного права. Поэтому для устранения этих ограничений гражданин вынужден вступать в административные и иные публично-властные отношения: регистрироваться в качестве предпринимателя, получать лицензии и т.д. В этом случае гражданин реализует свою административную право-, дееспособность. В результате ее реализации восстанавливается в необходимом объеме гражданская правоспособность, ее содержание приводится в состояние, достаточное для осуществления тех или иных видов предпринимательской деятельности. Восстанавливается в необходимом объеме и гражданская дееспособность лица применительно к соответствующим видам предпринимательской деятельности. Впрочем, приобретая таким образом необходимый объем гражданской правосубъектности, в некоторых случаях гражданин реализует не только административную правосубъектность. В значительной мере устранению ограничений гражданской право-, дееспособности способствует то обстоятельство, что эти ограничения не столь велики, чтобы можно было вовсе не замечать право на предпринимательскую деятельность в содержании гражданской правосубъектности лица. Так, например, неэмансипированный гражданин в возрасте от 14 до 18 лет, прежде чем обратиться в уполномоченный государственный орган с заявлением о государственной регистрации в качестве предпринимателя, должен получить согласие законных представителей на занятие предпринимательской деятельностью. Такое согласие предполагает возникновение гражданских правоотношений между несовершеннолетним и его законными представителями. Его обращение к законным представителям является самостоятельным, правомерным и целенаправленным действием. Это обращение, поскольку оно обладает всеми свойствами сделки, предполагает наличие у несовершеннолетнего в некотором объеме не только гражданской правоспособности, но и гражданской дееспособности. Очевидна и прямая связь таких действий с будущей предпринимательской деятельностью лица. То есть право на предпринимательскую деятельность как элемент и гражданской правоспособности, и гражданской дееспособности, хотя и в ограниченном состоянии, все же существует, проявляется в действиях граждан, не зарегистрированных в качестве предпринимателей.

Другой пример. Гражданин-предприниматель, прежде чем приступить к осуществлению лицензируемого вида предпринимательской деятельности, может выступить заказчиком услуг (например, образовательных, экспертных, консультационных), покупателем имущества, необходимого для успешного прохождения процедуры лицензирования. Он еще не обладает правоспособностью и дееспособностью, содержание которых достаточно для осуществления лицензируемого вида деятельности, не может совершать сделки, образующие этот вид деятельности, но он реализует те элементы своей гражданской правоспособности и дееспособности, которые имеют непосредственное отношение к лицензируемой деятельности. Эти действия можно рассматривать в качестве проявления права на предпринимательскую деятельность.

Еще один пример. В настоящее время деятельность арбитражных управляющих не лицензируется. Используется специфический способ ограничения права на предпринимательскую деятельность в этой сфере - обязательное участие в саморегулируемой организации арбитражных управляющих. Такое участие регулируется в первую очередь нормами гражданского права. Для такого участия необходима гражданская право- и дееспособность. Человек еще не обладает гражданской правосубъектностью, содержание которой было бы достаточным для осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего, но в определенном объеме гражданской правосубъектностью он все же обладает, и ее ограниченное содержание позволяет устранять предусмотренные законом препятствия, входить в состав участников саморегулируемой организации. Связь этого элемента гражданской право-, дееспособности с будущей предпринимательской деятельностью очевидна. Для чего еще создавать саморегулируемую организацию, входить в состав ее участников, если не для того, чтобы заняться предпринимательством в качестве арбитражного управляющего? Надо полагать, что это - одно из проявлений гражданской правоспособности и дееспособности лица, свидетельствующее о существовании права на занятие предпринимательской деятельностью как элемента в содержании гражданской правоспособности и гражданской дееспособности. Этот элемент правосубъектности не позволяет гражданину оказывать услуги в качестве арбитражного управляющего, но позволяет совершать сделки (участие в саморегулируемой организации), которыми будет обеспечена возможность оказания услуг в будущем.

Таким образом, устранение ограничений права на предпринимательскую деятельность в содержании гражданской правоспособности и гражданской дееспособности происходит путем реализации гражданином его публичной право-, дееспособности. Но и гражданская право-, дееспособность используется для достижения этой цели. Право на предпринимательскую деятельность в структуре гражданской правоспособности и гражданской дееспособности лица может осуществляться не только путем занятия конкретными видами деятельности. Рассмотренные выше примеры имеют прямое отношение к осуществлению права на предпринимательскую деятельность в той ситуации, когда это право подвержено многочисленным ограничениям. Нельзя сводить право на предпринимательскую деятельность только лишь к возможности заниматься конкретными видами деятельности, совершать сделки, образующие эти виды деятельности. В условиях многочисленных ограничений право на занятие предпринимательской деятельностью может иметь и иные проявления, связанные с устранением этих ограничений.

Ограничение правоспособности и дееспособности не следует отождествлять с полным запретом участвовать в каких-либо правоотношениях. Ограничение здесь заключается в том, что для участия в правоотношениях требуется соблюсти определенные условия: увольнение с государственной службы, государственная регистрация, получение лицензии и т.д. Возможность заниматься предпринимательством как элемент правосубъектности гражданина вначале реализуется путем устранения ограничений и лишь затем путем занятия конкретными видами деятельности. Различия в способах реализации этой возможности обусловлены ее неодинаковым состоянием (сохранение большего или меньшего количества ограничений). То есть проблема не в том, что в одних случаях право на занятие предпринимательством есть в содержании правосубъектности, а в других случаях его нет. Проблема в том, что в одних случаях есть возможность осуществить это право, занявшись конкретными видами деятельности, а в других случаях, осуществляя это право, приходится совершать иные действия, чтобы в будущем заняться конкретным видом предпринимательской деятельности.

Гражданин вынужден постоянно находиться в состоянии выбора. Например: зарегистрироваться в качестве предпринимателя или сохранить прежний свой статус, сохраняя тем самым возможность заниматься видами деятельности, несовместимыми с предпринимательством (нотариальная деятельность, государственная служба и т.д.); заниматься видами предпринимательской деятельности, не подлежащими лицензированию, или получить лицензию, создав в некоторых случаях препятствия для осуществления иных видов предпринимательской деятельности.

Соблюдение указанных условий (государственная регистрация в качестве предпринимателя, получение лицензии и т.п.) переводит гражданина в состояние готовности к участию в правоотношениях. Однако такое состояние всегда ограничено правоотношениями, соответствующими выбранной сфере деятельности. В одно и то же время нельзя быть готовым к участию во всех правоотношениях, связанных с предпринимательской деятельностью. Готовность к участию в каких-либо правоотношениях всегда существует на фоне состояния выбора. Состояние готовности - переменно, состояние выбора - постоянно. Необходимость выбирать - это вынужденное состояние человека. В этом суть ограничений гражданской правоспособности и дееспособности.

Очевидно, что лицо не может быть полностью дееспособным, обладая ограниченной правоспособностью. Дело в том, что объем дееспособности должен определяться применительно ко всей совокупности прав и свобод, в принципе доступных человеку в данном обществе. Если гражданину в принципе не запрещено заниматься предпринимательской деятельностью, но в данный момент он не обладает юридической возможностью вступать в конкретные правоотношения, как непосредственно, так и через представителя, вряд ли правильным будет безусловное утверждение, что он правоспособен в сфере предпринимательства. Более точным будет утверждение, что его гражданская правоспособность ограничена в части права заниматься предпринимательской деятельностью. Гражданская правоспособность ограничена не путем изъятия из ее содержания такого права, как право заниматься предпринимательской деятельностью. Менее жесткое ограничение произведено путем установления условий, соблюдение которых необходимо, чтобы осуществить это право в полной мере. Если гражданину в принципе не запрещено совершать сделки, образующие предпринимательскую деятельность, но в данный момент он не обладает юридической возможностью их совершать, вряд ли правильным будет безусловное утверждение, что гражданин дееспособен в сфере предпринимательства. Более точным будет утверждение, что его гражданская дееспособность ограничена в части права совершать сделки, образующие предпринимательскую деятельность. Наряду с этим субъектом существует немало граждан, которые могут в любой момент проявить свою способность к сделкам, образующим предпринимательскую деятельность. Эти граждане выполнили условия, необходимые для обретения такой возможности. Ранее они ожидали свое четырнадцатилетие, чтобы свободно распорядиться заработком или осуществить авторские права, что также являлось условием обретения большей свободы в отношениях, регулируемых гражданским правом.

Если гражданину в принципе не запрещено заниматься многочисленными видами предпринимательской деятельности, в действительности он занимается некоторыми из них, например продает в розницу бытовую технику, но в данный момент времени не обладает юридической возможностью вступать, как непосредственно, так и через представителя, в конкретные правоотношения, связанные с оказанием услуг перевозки пассажиров в качестве перевозчика, вряд ли правильным будет безусловное утверждение, что гражданин правоспособен в этой сфере предпринимательства. Более точным будет утверждение, что его гражданская правоспособность ограничена в части права заниматься перевозкой пассажиров. Гражданская правоспособность ограничена не путем изъятия из права на занятие предпринимательством возможности оказывать услуги перевозки. Менее жесткое ограничение произведено путем установления условий, соблюдение которых необходимо, чтобы реализовать эту возможность в полной мере. В данном случае таким условием является получение лицензии. Если гражданину в принципе не запрещено заключение договоров перевозки пассажиров, но в данный момент он не обладает такой юридической возможностью, вряд ли правильным будет безусловное утверждение, что гражданин дееспособен в этой отдельно взятой сфере предпринимательства. Более точным будет утверждение, что его гражданская дееспособность ограничена в части заключения договоров перевозки <*>. Наряду с этим субъектом существуют граждане, которые могут в любой момент заключить договор перевозки. Эти граждане выполнили условия, необходимые для обретения такой возможности. Ранее они ожидали свое совершеннолетие, чтобы свободно распоряжаться имуществом, что также являлось условием обретения большей свободы в отношениях, регулируемых гражданским правом.

<*> Свое содержание имеют не только правоспособность и дееспособность, но и образующие их права (возможности). Так, например, право заниматься предпринимательской деятельностью, являясь элементом гражданской право-, дееспособности, имеет свое содержание в виде прав (возможностей), которые могут быть сгруппированы различными способами. Один вариант: возможность заключать договоры и совершать иные сделки; возможность создавать юридические лица; возможность быть собственником и субъектом иных вещных прав; возможность быть автором произведений науки, литературы, искусства, участвовать в отношениях интеллектуальной собственности в ином качестве и т.д. В другой классификации возможностей, образующих право на занятие предпринимательской деятельностью, учитывается направленность деятельности на совершение определенных хозяйственных операций: различные виды торговли, оказание разнообразных услуг, выполнение определенных работ и т.д. Ограничение право-, дееспособности может заключаться в установлении условий для осуществления предпринимательской деятельности в целом (например, государственная регистрация гражданина в качестве предпринимателя). Но часто ограничение право-, дееспособности заключается в установлении специфических условий лишь для отдельных видов предпринимательской деятельности (например, лицензирование).

Состояние выбора должно иметь в качестве основы право-, дееспособность, содержащую хотя бы ограниченные возможности участвовать в правоотношениях, ставших предметом выбора. Это не только гражданская право-, дееспособность, но и иная отраслевая право-, дееспособность. Выбор в какой-либо сфере общественных отношений не может быть сделан лицом, абсолютно не право- и дееспособным в этой сфере. Выбор предполагает активность субъекта и границы активного поведения, установленные достаточно четко. Гражданская правоспособность ограничена в том смысле, что человек не может стать участником конкретных общественных отношений без соблюдения определенных условий, но она у него имеется, поскольку человек все же обретает возможность становиться участником конкретных правоотношений, если соблюдает все необходимые условия. Гражданская дееспособность ограничена в том смысле, что человек не может совершить сделки, образующие предпринимательскую деятельность, но гражданская дееспособность у него имеется, поскольку человек все же способен действовать, выполнять условия, обеспечивать свое участие в конкретных правоотношениях (заказывать услуги, приобретать оборудование, вступать в саморегулируемые организации и т.д.).

На наш взгляд, законодательство и наука не в полной мере отражают все многообразие состояний человека. Наряду с двумя показанными выше состояниями (выбора и готовности к участию в правоотношениях) имеется еще одно - состояние ожидания. Дело в том, что гражданин не с момента рождения, а гораздо позднее приобретает возможность выбирать, формировать содержание своей правосубъектности. Долгое время после рождения гражданин не способен собственными действиями создавать для себя возможность участия в конкретных правоотношениях в сфере предпринимательства: регистрироваться в качестве предпринимателя, получать лицензию, вступать в саморегулируемую организацию, получать согласие законных представителей на занятие предпринимательской деятельностью, обращаться с заявлением об эмансипации и т.д.

До четырнадцати лет человек находится в состоянии ожидания, обладая наименьшим объемом правоспособности в сфере предпринимательства и абсолютно не обладая дееспособностью в этой сфере <*>. Правоспособность гражданина в этом состоянии подвергается наиболее сильному ограничению. На первый взгляд, в содержании правоспособности гражданина полностью отсутствует право на занятие предпринимательской деятельностью: при любых обстоятельствах до четырнадцати лет гражданин не может приобрести конкретные субъективные права и обязанности в качестве предпринимателя (ни своими действиями, ни действиями законных представителей). До четырнадцати лет возраст является непреодолимым препятствием для человека. Он не способен ни приобретать конкретные субъективные права и обязанности, ни расширять свою право-, дееспособность до пределов, достаточных для участия в конкретных правоотношениях в качестве предпринимателя. Гражданин может только ожидать событие - достижение возраста. Но дело в том, что это ожидание имеет правовой характер. Оно основано на законе. Ожидание имеет четкие временные пределы. Человек может точно до минуты определить момент обретения им способности преодолевать препятствия, создавать юридическую основу для участия в правоотношениях в качестве предпринимателя. На чем основано такое состояние, такая уверенность? Без правоспособности, хотя бы и ограниченной, такое состояние невозможно. В содержании правоспособности советских граждан долгое время отсутствовал такой элемент, как возможность заниматься предпринимательской деятельностью. Многие ожидали существенного изменения своего правового положения. Но, до того как в законодательство были внесены соответствующие поправки, мог ли кто-нибудь указать на момент возникновения у человека права действовать в качестве предпринимателя с такой же точностью, как это можно сделать сегодня применительно к любому малолетнему гражданину? <**>

<*> Полагаем, что действующее законодательство позволяет гражданину стать предпринимателем с четырнадцати лет. По нашему мнению, согласие родителей на осуществление ребенком предпринимательской деятельности (ст. 27 ГК РФ) является разновидностью их согласия на сделки (ст. 26 ГК РФ), поскольку осуществление предпринимательской деятельности - это не в последнюю очередь процесс совершения сделок. Особенность этого согласия в том, что оно обеспечивает гражданину необходимую для предпринимательства свободу действий в условиях ограниченной дееспособности. Этим согласием охватывается неопределенное количество сделок, необходимых для осуществления определенного вида деятельности (нескольких видов деятельности, любых видов деятельности, доступных несовершеннолетним). Это согласие на будущее время. О праве гражданина непосредственно вступать в гражданские правоотношения сказано применительно к гражданам, достигшим возраста четырнадцати лет (ст. 26 ГК РФ). До этого момента от имени гражданина действуют его законные представители, такой гражданин самостоятельно может совершать сделки, которые предпринимательскую деятельность не образуют (ст. 28 ГК РФ). Занятие предпринимательской деятельностью может быть условием последующей эмансипации (ст. 27 ГК РФ). Право заниматься предпринимательством может быть осуществлено гражданином до эмансипации, вне всякой связи с эмансипацией. Следует также заметить, что ст. 27 ГК РФ посвящена вопросам эмансипации, о предпринимательстве несовершеннолетних в этой статье сказано лишь как об одном из возможных условий эмансипации. Если эмансипация возможна с шестнадцати лет, то несовершеннолетний может заняться предпринимательством (или начать трудиться в качестве наемного работника) до шестнадцати лет. Статья 27 ГК РФ ничего конкретного не сообщает нам о возрасте, в котором гражданин может заняться предпринимательской деятельностью. Ясно только одно: такой возможностью человек обладает и до шестнадцати лет. С нашей точки зрения, в значительной мере сомнения на этот счет развеяны Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (см.: СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565). Согласно ст. 22.1 этого Федерального закона с заявлением о государственной регистрации в качестве предпринимателя может обратиться также несовершеннолетний, неэмансипированный, не состоящий в браке гражданин. В условиях, когда законодатель однозначно не определяет минимальный возраст для осуществления предпринимательской деятельности, следует определять этот возраст на основе существующих норм таким образом, чтобы свобода предпринимательства претерпевала минимальные ограничения.
<**> Право осуществлять предпринимательскую деятельность - не единственная возможность, подвергаемая настолько сильным ограничениям, что остается как бы незаметной до определенного возраста человека. То же можно сказать о праве завещать. Но гражданин не обязан совершать какие-либо дополнительные действия, выполнять дополнительные условия, чтобы в определенный момент составить завещание. Здесь достаточно дождаться события - стать совершеннолетним.

Нет сомнений, что правоспособность гражданина возникает в момент его рождения. Однако слишком категоричным выглядит утверждение законодателя, что гражданская правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами (ст. 17 ГК РФ). Да, в содержании правоспособности новорожденного мы найдем все элементы, о каких только можно говорить на основе действующего законодательства. Сам набор этих элементов не меняется со временем. Однако некоторые возможности малолетнего пребывают в сильно ограниченном состоянии. Со временем, по мере взросления человека, эти ограничения постепенно снимаются в силу событий (достижение определенного возраста) либо благодаря активному поведению самого человека. Поэтому граждане различаются не только по содержанию дееспособности, но и по содержанию правоспособности. Содержание правоспособности определяется не только набором элементов, то есть отдельных правовых возможностей, как поименованных, так и не названных в ст. 18 ГК РФ. Содержание правоспособности определяется еще и степенью ограничения этих возможностей, количеством препятствий, воздвигнутых законодателем на пути к конкретным правам и обязанностям <*>. Чем больше действий следует совершить гражданину, прежде чем он станет субъектом желаемых им гражданских правоотношений, тем меньшей по объему является его гражданская правоспособность. Чем больше времени необходимо для реализации лицом имеющейся у него правоспособности, тем меньше ее содержание. Отмеченная закономерность в полной мере проявляется при осуществлении лицом его дееспособности. Полагаем также, что специфика гражданской право-, дееспособности в части, непосредственно связанной с предпринимательством, заключается в таком ее свойстве, как саморазвитие, когда содержание правосубъектности в значительной мере зависит от воли субъекта, находящегося в состоянии выбора.

<*> Правом на занятие предпринимательской деятельностью обладают и малолетние граждане, и граждане в возрасте от 14 до 18 лет, и совершеннолетние граждане, не зарегистрированные в качестве предпринимателей, и те граждане, государственная регистрация которых в качестве предпринимателей состоялась. В этом смысле их гражданская правоспособность одинакова. В содержании гражданской правоспособности каждого из них есть такой элемент, как право заниматься предпринимательством. Но, если одни граждане (зарегистрированные) на этом основании могут вступать в конкретные правоотношения в качестве предпринимателей, то другие в большей или меньшей степени отдалены от предпринимательской деятельности. В этом смысле граждане различаются по содержанию их правоспособности. Одна и та же возможность заниматься предпринимательской деятельностью как элемент гражданской правоспособности обеспечивает гражданам различные состояния: одни граждане могут заняться предпринимательской деятельностью в любой момент, другие - предварительно должны зарегистрироваться в качестве предпринимателей, третьи - вынуждены перед государственной регистрацией получать согласие законных представителей, или проходить процедуру эмансипации, или вступать в брак, а четвертым доступно лишь основанное на законе состояние ожидания.

В состоянии ожидания гражданин оказывается не только в момент рождения, но и в результате более поздних ограничений его правоспособности и дееспособности, например: по приговору суда (ст. 199 УК РФ <*>), по решению суда на основании ст. 29 и 30 ГК РФ, вследствие признания индивидуального предпринимателя банкротом (ст. 216 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <**>). По действующему законодательству психическое расстройство, злоупотребление алкогольными напитками и наркотическими средствами является основанием ограничения дееспособности субъекта. Применительно к предпринимательской деятельности - это и существенное ограничение правоспособности субъекта, поскольку никто не вправе от его имени заниматься предпринимательской деятельностью и сам он лишен такой возможности. Для такого гражданина отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, оказываются недоступными до отмены установленных судом ограничений.

<*> См.: СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<**> См.: СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Определив состояние ожидания, состояние выбора и состояние готовности, в которых пребывает гражданин в различные периоды своей жизни, мы все еще далеки от того, чтобы в полной мере описать процесс формирования правосубъектности гражданина. Дело в том, что состояние выбора неодинаково у граждан различных возрастных категорий. В возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет гражданин может собственными действиями сформировать тот объем право-, дееспособности, который позволил бы ему заниматься предпринимательством. Но препятствия, которые потребуется преодолеть гражданину, слишком велики, чтобы оставить их без специального рассмотрения. В этом возрасте наиболее вероятным для гражданина является тот путь к предпринимательству, который предполагает получение согласия законных представителей. Препятствие в принципе преодолимое, но многое в данном случае зависит от законных представителей, а не только от воли самого несовершеннолетнего. В возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет ограничения права на предпринимательскую деятельность сохраняются, но степень их заметно снижается. Во-первых, появляется возможность досрочно увеличить объем дееспособности через процедуру эмансипации. Эмансипация в меньшей степени зависит от позиции законных представителей. Предусмотрено право несовершеннолетнего на рассмотрение его заявления в судебном порядке (ст. 27 ГК РФ). Во-вторых, более вероятным, чем прежде, является увеличение объема дееспособности через вступление в брак. Конечно, и эмансипация, и вступление в брак не связаны с предпринимательством столь тесно, как, например, обращение гражданина с заявлением о государственной регистрации в качестве предпринимателя. Тем не менее в шестнадцать лет гражданин приобретает большую, чем прежде, возможность оказаться в правовых отношениях в качестве предпринимателя.

С проблемами, вызванными ограничением гражданской правоспособности и дееспособности в сфере предпринимательской деятельности, сталкиваются также юридические лица <*>. Вышеизложенное о формировании правосубъектности гражданина-предпринимателя может быть использовано для характеристики правосубъектности юридических лиц, с учетом известных различий между физическими и юридическими лицами. Универсальная правоспособность коммерческих организаций не позволяет им стать участниками любых отношений в любой момент. Но они могут выбрать вид деятельности. Они, как и граждане-предприниматели, вынуждены постоянно формировать свою правосубъектность, ориентируясь на выбранную сферу предпринимательской деятельности. Обычно состояние готовности к участию в правовых отношениях свидетельствует об устранении юридическим лицом лишь некоторых ограничений своей правоспособности и дееспособности. Долгое время получение лицензии было наиболее ярким примером юридических фактов, влияющих на содержание правосубъектности организаций. Действующее законодательство позволяет обнаружить дополнительные подтверждения тому, что содержание правоспособности и дееспособности юридического лица меняется на протяжении всего времени его существования. Согласно ст. 2 Федерального закона "Об акционерных обществах" в редакции от 7 августа 2001 г. <**>, до оплаты 50 процентов акций общества, распределенных среди его учредителей, общество не вправе совершать сделки, не связанные с учреждением общества. Можно ли говорить о полной дееспособности такого юридического лица до оплаты 50 процентов акций? Она явно ограничена. Правоспособность находится также в ограниченном состоянии, поскольку сделки, не связанные с учреждением общества, не могут заключить ни само общество, ни какой-либо другой субъект от имени этого общества. Оплата 50 процентов акций - это еще один юридический факт, влияющий на правосубъектность юридического лица.

<*> Подробно см.: Пятков Д.В. Коммерческие организации: проблемы приобретения дееспособности // Российский юридический журнал. 1998. N 1. С. 84 - 89.
<**> Об акционерных обществах см.: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1, N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3423.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что процесс формирования правосубъектности предпринимателя - бесконечный даже применительно к отдельно взятому конкретному лицу. Как правило, этот процесс завершается лишь в расчете на определенную сферу деятельности, выбранную предпринимателем. Остается возможность для моделирования новой правосубъектности, соответствующей интересам лица на том или ином этапе его участия в гражданских правоотношениях.