Мудрый Юрист

Правовые основы функционирования судебной системы в период правления александра I

Безгласная Ольга Анатольевна, соискатель кафедры теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД России.

В статье раскрывается процесс формирования системы судоустройства в первой четверти XIX века, которая в своей концептуальной основе сохранится на длительное время, а принцип разделения вышестоящих судов на уголовную и гражданскую палаты (коллегии) сохраняется в России и до настоящего времени.

Ключевые слова: судебная реформа, государственный аппарат, земский суд, губерния, судья, приговор, военный суд, судоустройство, Сенат, политические дела.

The process of the shaping the system judiciary opens in article in the first fourth XIX age, which in its conceptual base will save for long time, but principle of division higher court on criminal and civil chamber (the boards) is saved in Russia and to date.

Key words: the judicial reform, state device, land court, province, judge, condemnation, court-martial, judiciary, Senate, political deals.

Известная судебная реформа в России 1864 г. стала результатом достаточно длительного процесса своеобразной стагнации в развитии уголовного процесса и всей судебной системы в России. Дело в том, что вплоть до начала 1860-х гг. при некоторых реорганизациях функционировали суды (и соответствующее судопроизводство), система которых сложилась в последней трети XVIII в. В этой связи напомним, что в Учреждениях для управления губерний Всероссийской империи 1775 г. [1] и ряде последующих правовых актов была проведена очередная попытка разделения судебной и административной властей, хотя не вполне последовательно, поскольку сохранялось подчинение судебных органов по вертикали не только вышестоящим судам, но и органам управления и судебно-административным органам.

Особенно это касалось рассмотрения дел по политическим преступлениям, и прежде всего в отношении инакомыслящих - здесь подчинение суда высшей власти было очевидным, и эта особенность судопроизводства по политическим преступлениям сохраняется с предшествующего времени. Непосредственно в период правления Александра I также действовали принятые еще до него нормативно-правовые акты, регулировавшие судебную систему. Новых законов в этом направлении издавались единицы, и они касались большей частью отдельных, локальных вопросов. Так, в Санкт-Петербурге и Москве структура следственных органов была наиболее упорядоченной и прогрессивной, чему способствовали объективные причины: статус столичных городов, густонаселенность, уровень цивилизованности общества, качество и количество преступлений. По этой причине в 1808 г. Высочайшим Указом при канцелярии обер-полицмейстера в Санкт-Петербурге были учреждены четыре должности следственных приставов для производства следствия по разным частям города [2].

Можно еще отметить Указ от 31 октября 1823 г. [3], которым предписывалось, что следствие и суд "должны быть производимы с соблюдением установленного обряда и форм, с представлением подсудимому всех способов к оправданию: поелику (без того) сколь ни было бы сильно подозрение противу подсудимого, сколь ни убедительны доводы, его обвиняющие, все сие не может основать справедливого приговора, если обряды и формы были нарушены. Сии формы и обряды, ограждая подсудимого, как невинного, так и виновного, одни только могут дать правосудию его необходимое и священное достоинство". Этот документ показывает тенденцию к определенной либерализации общественных отношений в эпоху Александра I. Но эти нормы применительно к политическим преступникам не были обязательными.

Подобное положение дел, когда в России до окончания систематизации законодательства действовали прежние законы, отмечал один из первых ученых-процессуалистов А.Н. Неклюдов, который для описания судопроизводства в первой трети XIX в. приводит выдержки из множества документов, в числе которых: указы императоров, указы Сената, манифесты, Высочайшие резолюции, Учреждения для управления губерний, Устав благочиния, мнения Госсовета, Инструкция главным сыщикам 1754 г., воеводские наказы, Артикул воинский, Морской устав, Жалованная грамота дворянству и др., отмечая, что процесс издания новых законов в данной сфере в начале XIX в. был, по сути, остановлен [4]. Характерно и то, что на состояние судебной системы практически не повлияли и преобразования государственного аппарата, произведенные Александром I в первые годы своего правления.

Обращаясь собственно к регулированию судебной системы в рассматриваемый период, следует заметить, что для судебных мест, деятельность которых регулировалась Учреждениями для управления губерний Всероссийской империи, соответственно характерны значительно более выраженная коллегиальность, привлечение в известных пределах населения и довольно широко применяемая выборность. Организационно-законодательно выделялись специальные самостоятельные судебные палаты для рассмотрения уголовных и гражданских дел. Кроме них существовали (как и ранее) вместе с тем и сословные суды, общие для рассмотрения и уголовных, и гражданских дел. Согласно Учреждениям губернские судебные органы представляли собой коллегии, более громоздкие, чем функционировавшие до этого надворные суды. Однако в отличие от надворных судов штаты губернских судебных органов были стандартными.

Следует заметить, что судебная система рассматриваемого периода представляла собою компромисс между стремлениями отделить суд от администрации, создать отдельный суд для каждого сословия и сделать из начальника губернии око и ухо государя, "надзор и власть которого одинаково распространяются на все стороны местной жизни". Формально новая областная судебная система была создана как самостоятельная, отдельная, существующая параллельно системе управления в губернии. По общему правилу в губернии были установлены две судебные инстанции: низшая - в уезде, высшая - в губернском городе, - что должно было приблизить суд к населению. Членами судов являлись выборные представители местных "обществ", что обозначило тенденцию к некоторой демократизации в формировании судов в России (здесь сказывалось влияние Западной Европы), хотя, разумеется, степень демократизации была относительно низкой.

В соответствии со ст. ст. 164, 165 и другими статьями главы XIV Учреждений для управления губерний в каждой губернии (наместничестве) учреждался верхний земский суд, где заседали первый и второй председатели и десять заседателей, избираемых каждые три года из числа дворянства по месту территориального охвата суда. Верхний земский суд состоял из двух департаментов для рассмотрения соответственно уголовных и гражданских дел и имел в подчинении уездные суды, дворянские опеки и нижние земские суды по его "окружности". Согласно ст. 173 "в верьхний земский суд вносятся по апелляции на уездные суды, дворянския опеки и нижние земские суды все дела, жалобы и тяжбы дворянския и на дворянина, как гражданския, так и уголовныя дела, касающияся до вотчин, привилегий, завещаний до наследства в имении и до права наследования, спорныя о владении, тяжкия до бесчестия и до права стряпчих касающияся, тако ж и все дела разночинцов тех, кои по правам апелляции на уездные и нижние земские суды непосредственно до верьхняго земскаго суда принадлежат". Вопрос обжалования решения верхнего земского суда решался следующим образом: "Буде кто недоволен решением верьхняго земскаго суда, тот чрез неделю неудовольствие свое да объявит сему суду, и тогда жалобу свою для ревизии внести может в палату, в которую дело подлежит, но наперед да внесет сто рублей, сии деньги в верьхнем земском суде верно и хранятся до решения палаты".

Учреждениями для управления губерний Всероссийской империи предусматривались также еще два судебных органа - нижняя расправа и верхняя расправа - "в тех городах и округах, где жительство имеют однодворцы, или всяких прежних служб служилые люди, или черносошные, или государственные крестьяне, или государевы крестьяне, приписные к каким ни есть местам или заводам, то для таковых... дозволяется в губернии учредить по усмотрению генерал-губернатора, смотря на пользу и нужды и соображаясь с обширностию наместничества и обстоятельствами разнообразных уездов, у десяти до тридцати тысяч душ по одному суду под названием "нижняя расправа"; ямщики же, экономические и дворцовые крестьяне и прочие, временно в коронном управлении состоящие, ведомы да будут судом и расправою на таком же основании в нижней расправе". Указывалось также, что в нижней расправе заседает расправный судья и восемь заседателей, из коих двое отсылаются для заседания в нижнем земском суде и двое для заседания в совестном суде по делам, "до их селений касающимся, определяются же они чрез три года" (ст. 336), при этом расправный судья определялся наместническим правлением из чиновных людей, а "верьхней расправы заседатели да восемь заседателей нижней расправы, из коих двое отсылаются для заседания в нижнем земском суде да двое в совестном суде по делам, до их селений касающимся, выбираются теми селениями, кои составляют подсудное ведомство той верьхней расправы, и не запрещается им избрать и из дворян, или ученых людей, или из чиновных людей, или из разночинцов, или поселян безпорочных людей чрез всякие три года, и представляются правителю, и буде за ними нет явнаго порока, то губернатор дозволяет им заседание" (ст. 75). Апелляционной и ревизионной инстанциями для городового суда был Губернский Магистрат, учрежденный в каждой губернии.

Палата уголовного суда в качестве первой инстанции ведала должностными преступлениями, т.е. делами, касавшимися в основном власть имущих. В качестве суда второй инстанции Палата решала дела по наиболее тяжким преступлениям, рассмотренным сословными судами губернии, причем не как кассационная или апелляционная, а как ревизионно-решающая инстанция. Порядок решения этих дел был таков: нижестоящий суд после рассмотрения дела по существу обязательно передавал его на окончательное решение Палаты, которая, исследовав дело с точки зрения законности и обоснованности, выносила свой приговор. Утверждать и исполнять приговор должен был начальник губернии, а в случаях сомнения доносить о нем Сенату или императору.

Известный российский юрист А.Ф. Кони характеризовал законодательную основу российского дореформенного суда, включая и суд в период правления Александра I, как "бессвязное собрание самых разнородных и разновременных постановлений, механически слившихся воедино: статьи Уложения царя Алексея Михайловича, указы Петра и, как выразился в 1835 г. Государственный Совет, "виды правительства"... Этот суд существовал для немногих и за немногое. Лишь крайние нарушения условий общежития, в которых предписания закона сливались с велением заповедей, да и то не всех, влекли за собой общий для всех суд. Все остальное для целой массы населения разбиралось специальными сословными и ведомственными судами, границы подсудности которых далеко не всегда были ясны. В особенности широкое применение имел суд чинов полиции и помещиков, при котором понятие о судебном разбирательстве неизбежно переходило в понятие о расправе" [5]. По поводу российского суда того времени сказано много острокритического, насмешливого, язвительного и горького в беллетристике (Н.В. Гоголь, М.Е. Салтыков-Щедрин и др.), к нему прочно прилепилось нарицательное выражение "шемякин суд", обозначающее сказочно несуразный, гротесковый суд, оплот человеческой глупости, произвола и взяточничества. Таким был результат "застойного развития" судебной системы в России.

Следует еще отметить, что следствие "по первым двум пунктам" (покушение на государя и бунт против власти) должно было производиться секретно, и конверт полагалось заклеивать и делать надпись о том, что содержащиеся в нем сведения являются секретными. Кроме того, по поводу производства следствия по политическим делам предписывалось: "Над бунтующими и не повинующимися помещикам и властям всякого звания крестьянами производится следствие и военный суд на месте преступления. Суд сей составляется из наличных офицеров военной команды, присланной для усмирения, пополам с членами уездного суда. Военный суд приговор свой обязан внести на разсмотрение Гражданскому Губернатору, который с его утверждения приводится немедленно в действительное исполнение, какого б рода наказание ни полагалось, когда однако ж сило подсудимых менее 10 человек. Но если по приговору суда присуждается к наказанию более 9 человек, тогда оный должен быть вносим через Генерал-губернатора, а где оных нет, от Гражданского губернатора, к г. Министру внутренних дел, представления коего разсматриваются Комитетом гг. Министров и вносятся на Высочайшее утверждение" [6]. Данное положение наглядно свидетельствует о том, что при совершении политических преступлений совершенно игнорировались те небольшие права обвиняемых и подсудимых, которые имелись.

В целом, как видно, власти удалось сформировать систему судоустройства, которая в своей концептуальной основе сохранится на длительное время, а принцип разделения вышестоящих судов на уголовную и гражданскую палаты (коллегии) сохраняется в России и до настоящего времени. Палаты уголовного и гражданского судов, в некоторых губернских городах объединявшиеся в одну палату, были судом второй инстанции. Третьей судебной инстанцией выступал Правительствующий Сенат [7]. Вместе с тем окончательного отделения суда от управления, как мы указывали ранее, еще не произошло. А по особо важным политическим делам эта система работала лишь в той мере, в какой было необходимо обезопасить власть от лиц, на нее посягнувших.

Литература

  1. Учреждения для управления губерний Всероссийской империи от 7 ноября 1775 г. // ПСЗ. Собрание первое. Т. XX. N 14392.
  2. ПСЗ-1. Т. XXX. N 23258.
  3. См.: Систематическое изложение законов о производстве следствий, составленное титулярным советником и кавалером Андрианом Неклюдовым. М., 1833. С. 25.
  4. Систематическое изложение законов о производстве следствий, составленное титулярным советником и кавалером Андрианом Неклюдовым. М., 1833.
  5. Кони А.Ф. Собр. соч. в 8 т. М., 1966. Т. 4. С. 320 - 321.
  6. Систематическое изложение законов о производстве следствий, составленное титулярным советником и кавалером Андрианом Неклюдовым. М., 1833. С. 37.
  7. Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Указ. раб. С. 150 - 156.