Мудрый Юрист

К вопросу нормативного обеспечения прав и свобод граждан в уголовном процессе при осуществлении выдачи (экстрадиции)

Марченко А.В., начальник кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

Необходимость правового оформления международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью обусловлена характером международных преступлений, которые представляют опасность не только для отдельных государств, но и для всего мирового сообщества.

Современный экстрадиционный процесс неотделим от согласования интересов государств в борьбе с преступностью с интересами защиты прав человека <1>. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин в своем докладе "Закон сильнее власти" 17 февраля 2009 г. указал, что "негативным моментом в обеспечении защиты права на жизнь уголовно-правовыми методами Уполномоченному представляется наличие в санкциях ряда статей наказания в виде смертной казни. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 02.02.1999 N 3-П смертная казнь как вид уголовного наказания обвиняемому в совершении убийства назначаться сегодня не может. Всех проблем это, однако, не решает. Так, в российском законодательстве отсутствуют правовые нормы, регулирующие порядок предоставления государством гарантий о неназначении и неприменении смертной казни к лицу, подлежащему экстрадиции. В связи с этим обязанность законодателя состоит, видимо, в том, чтобы в федеральных законах, регулирующих вопросы экстрадиции, определить орган исполнительной власти, полномочный представлять такие гарантии иностранному государству" <2>.

<1> См.: Сафаров Н.А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 11.
<2> См.: Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 г. (Москва, 17 февраля 2009 г.) "Закон сильнее власти" // РГ. N 68. 17 апреля 2009 г.

Исторически институт экстрадиции - один из древнейших институтов права. Договор, заключенный между царем хеттов Хеттушилем III и египетским фараоном Рамсесом II в 1296 г. до н.э., установил: "Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, царь хеттов не будет его задерживать, но вернет в страну Рамсеса" <3>.

<3> Коровин Е.А. История международного права. Вып. 1. М., 1946. С. 7.

Проблемы выдачи преступников, совершивших преступления и осужденных, неоднократно рассматривались на международном уровне и при совершенствовании национального законодательства. В начале XX в. Лига Наций, придавая особое значение указанной проблеме, образовала в 1924 г. Комитет экспертов по прогрессивной кодификации международного права. Одной из его задач было изучение вопросов экстрадиции <4>. В принятом в 2001 г. Уголовно-процессуальном кодексе РФ выдаче посвящена специальная глава 54 (ст. 460 - 473 УПК РФ) <5> и спор о месте выдачи в системе права решен в пользу уголовно-процессуального права <6>.

<4> League of Nations. Document P. 51. M., 1926.
<5> Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 г. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г. Подписан Президентом Российской Федерации 18 декабря 2001 г., N 174-ФЗ (с изм. ФЗ от 30 октября 2009 г. N 244-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. N 52. Ст. 4921 (далее по тексту - УПК РФ).
<6> См.: Волженкина В.М. Выдача в российском уголовном процессе. М.: ООО "Издательство "Юрлитинформ", 2002. С. 10.

Можно отметить, что институт экстрадиции развивался, применяя на практике общепризнанные принципы защиты прав человека.

В Российской Федерации нормы о выдаче "разбросаны" по разным документам.

  1. Конституция РФ (ст. 61 и 63) <7>:
<7> Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. N 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 г. N 7-ФКЗ, опубликованы в "Российской газете" N 7 от 21 января 2009 г.) // РГ. N 237. 25 декабря 1993 г.

а) закрепляет правило невыдачи российских граждан;

б) не регулирует вопросов выдачи для исполнения приговора, что, впрочем, не означает запрета на осуществление данного вида выдачи;

в) пошла по пути объединения оснований отказа в выдаче, вытекающих из разных договоров, - в ней закреплено два абсолютных основания из договоров о правовой помощи (невыдача собственных граждан, невыдача за деяния, не являющиеся преступлениями) и одно из Конвенции о борьбе с захватом заложников 1979 г. (преследование за политические убеждения).

Далее. Согласно ч. 2 ст. 63 Конституции РФ, "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации". На наш взгляд, данное положение касается лишь процедуры выдачи и не очень удачно сформулировано: союз "или" может привести к неправильному выводу, что правовым основанием выдачи в РФ может являться лишь федеральный закон. Между тем закон, регламентирующий процессуальные вопросы выдачи, пока не принят, поэтому обязательность выдачи в том или ином случае определяется прежде всего договором с соответствующим государством. При этом, поскольку выдача затрагивает основные права и свободы человека, договоры, содержащие нормы о выдаче, подлежат ратификации Государственной Думой Федерального Собрания РФ в силу ст. 15 ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" 1995 г.

  1. Положения Конституции конкретизированы в Уголовном кодексе РФ (ст. 13) <8>. Не затрагивая вопроса о целесообразности закрепления норм о выдаче - акте по большому счету процессуальном - в УК РФ, отметим неудачные формулировки норм Уголовного кодекса <9>.
<8> Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 30 октября 2009 г., - ФЗ N 241-ФЗ) // СЗ РФ. 17.06.1996. N 25. Ст. 2954 (далее по тексту - УК РФ).
<9> Бирюков П.Н. Нормы международного уголовно-процессуального права в правовой системе РФ. Воронеж: ВГУ, 2000. С. 122 - 126.

В соответствии с ч. 1 ст. 13 "граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству". При анализе данной нормы может создаться ошибочное впечатление, что российские граждане, совершившие преступление на территории России, или на территории третьего (не запрашивающего о выдаче) государства, либо за пределами территории какого-либо государства вообще (скажем, в открытом море), могут быть выданы иностранному государству, а это противоречит Конституции РФ. Во всяком случае, ч. 1 ст. 13 не содержит абсолютного запрета на выдачу российских граждан.

По международным соглашениям выдача производится не для "отбывания наказания" (как это зафиксировано в ч. 2 ст. 13 УК РФ), а "для приведения приговора в исполнение". В отношении лиц, отбывающих наказание, в международном праве и уголовном процессе предусмотрено самостоятельное действие, не являющееся выдачей, - передача лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является. Так что и ч. 1, и ч. 2 ст. 13 УК РФ нуждаются в уточнении.

  1. Определенный шаг в регламентации вопросов выдачи применительно к конкретному договору сделан в ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней" 1999 г. <10>. Оговорки и заявления, сделанные РФ при ратификации Конвенции, закрепляют основания отказа в выдаче, а также перечень преступлений, на которые не распространяется действие Конвенции. Кроме того, Закон определяет "орган, назначенный Российской Федерацией для рассмотрения вопросов о выдаче" и закрепляет право выдаваемого лица на обжалование решения о выдаче.
<10> Федеральный закон от 25 октября 1999 г. N 190-ФЗ "О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней" // СЗ РФ. 25 октября 1999 г. N 43. Ст. 5129.

Постановление Президиума Верховного Совета СССР "О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам" 1988 г. <11> относит сношения по вопросам выдачи к компетенции органов прокуратуры и имеет характер акта о порядке применения международного договора.

<11> Ведомости Верховного Совета СССР от 29 июня 1988 г. N 26. Ст. 428.

Помимо указанных документов нормы о выдаче закреплены в ведомственных приказах, инструкциях, распоряжениях. В частности, указанием Генерального прокурора РФ "О порядке рассмотрения ходатайств иностранных государств об экстрадиции в связи с введением в действие УПК Российской Федерации" от 20.06.2002 N 32/35 <12> закрепляются обязанности органов прокуратуры в связи с осуществлением выдачи, предусматриваются меры по обеспечению защиты прав задержанных и т.п. Нормы, затрагивающие различные аспекты выдачи, зафиксированы и в актах МВД РФ (Инструкция о порядке обработки информации в НЦБ Интерпола в РФ, Инструкция об оперативно-розыскной деятельности и др.), которые носят главным образом отсылочный характер <13>. Однако ведомственные акты - это не "законодательство" в точном значении этого слова и в прошлом не могли восполнить пробелы в уголовно-процессуальном регулировании выдачи.

<12> Указание Генерального прокурора РФ "О порядке рассмотрения ходатайств иностранных государств об экстрадиции в связи с введением в действие УПК Российской Федерации" от 20.06.2002 N 32/35 // Интернет-журнал Ассоциации юристов. URL: http://law.vl.ru//.
<13> См.: Илларионов В.П., Путова И.В. Правовые и организационно-методические аспекты международного розыска преступников: Учебное пособие. М.: Книжный мир, 1999. С. 120 - 126.

В ныне действующем УПК РФ выдаче посвящены ст. 460 - 468, которые в основном согласуются с международными обязательствами РФ.

На основании ч. 1 ст. 460 УПК РФ Российская Федерация может направить иностранному государству запрос через Генеральную прокуратуру РФ о выдаче ей лица для уголовного преследования или исполнения приговора на основании международного договора Российской Федерации с этим государством или письменного обязательства Генерального прокурора РФ выдавать в будущем на основе принципа взаимности этому государству лиц в соответствии с законодательством РФ. Предусмотрены в ст. 464 УПК РФ и основания отказа в выдаче. Ими являются: 1) лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином РФ; 2) лицу, в отношении которого поступил запрос, предоставлено убежище в РФ в связи с возможностью преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям; 3) в отношении указанного в запросе лица на территории РФ за то же самое деяние вынесен вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по уголовному делу; 4) в соответствии с законодательством РФ уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию; 5) имеется вступившее в законную силу решение суда РФ.

Законодательно закреплена возможность обжаловать решения о выдаче лица и судебной проверке его законности и обоснованности (ст. 463 УПК РФ).

Таким образом, действующая в Российской Федерации на сегодняшний день нормативно-правовая база в целом обеспечивает гарантию прав и свобод граждан по вопросам выдачи (экстрадиции) в сфере международного уголовного судопроизводства.