Мудрый Юрист

Специальные знания и средства в судебной экспертизе пахнущих следов человека

Старовойтов В.И., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В статье рассматриваются проблемы использования в следственной практике результатов ольфакторного исследования пахнущих следов человека. Показана идентификационная значимость пахнущих следов как объекта экспертного исследования. Изложены основные принципы отождествления субъекта по его пахнущим следам с использованием собак-детекторов.

Ключевые слова: пахнущие следы, ольфакторный метод, экспертиза пахнущих следов человека, сравнительный ряд, собаки-детекторы.

В ряде экспертно-криминалистических центров ОВД России с успехом используются экспертные методики исследования пахнущих <1> следов человека с применением специально подготовленных собак-детекторов и тестирующих наборов пахучих проб <2>. Методики апробированы в течение двух последних десятилетий практикой, и все большее число экспертных подразделений готово взять их на свое вооружение. На практике используется три группы методик судебно-биологического исследования пахнущих следов человека: 1) экспертные методики (идентификационные и диагностические); 2) методики применения собак-детекторов (с использованием их оперативной и долгосрочной памяти); 3) вспомогательные методики сбора и подготовки пахучих образцов (проб).

<1> Экспертно-криминалистический центр МВД России, ведущее ведомство по разработке и внедрению ольфакторного метода (ольфакторный от лат. - olfactorius - обонятельный), рекомендует понятия "пахнущий" (smelling), "пахучий" (odorous) выражать новым в русском языке прилагательным "запаховый".
<2> См.: Саламатин А.В., Кологривов С.В., Моисеева Т.Ф., Панфилов П.Б., Савенко В.Г., Сергиевский Д.А., Старовойтов В.И., Чекунчикова Н.В. Исследование запаховых следов человека: Учеб. пособие. М.: ЭКЦ МВД России, 2008.

Процесс исследования пахнущих следов человека основан на применении методов и средств, используемых в криминалистике и экспериментальной биологии. Так, исследование пахнущих следов опирается на биологические методы условных рефлексов и метод выбора из множества по образцу, на воспроизводимость результатов применения собак-детекторов в поиске заданного пахучего образца из нескольких предложенных.

Метод "выбора по образцу" состоит в том, что животному демонстрируют стимул-образец и несколько стимулов для сопоставления с ним, подкрепляя выбор того, который соответствует образцу по качественным и, если требуется, количественным характеристикам <3>. Контроль адекватности сигналов собак-детекторов в исследовании обеспечивается тестированием их сигнального поведения посредством эталонных пахучих проб и применением "чистых" сравнительных образцов (пахучие пробы из крови проверяемых лиц), а также приемами, основанными на элементах вариационной статистики и теории вероятностей <4>.

<3> См.: Зорина З.А., Полетаева И.И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2002. С. 102.
<4> См.: Старовойтов В.И., Сулимов К.Т. Методические рекомендации по проведению кинологической идентификации по консервированному запаху. М.: ВНИИ МВД СССР, 1985; Панфилов П.Б. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности ольфакторных исследований запаховых следов человека в судебной экспертизе // Юридические науки. 2006. N 1(17). С. 172 - 186.

В ольфакторном исследовании выявляют ряд качественных и количественных характеристик пахнущих следов человека, определяющих пригодность и достаточность следа (пробы) для ольфакторного исследования, наличие или отсутствие: во-первых, компонентов, спонтанно привлекающих внимание собак (аттрактантов); во-вторых, возможных пахучих помех среди бытовых, производственных или других случайных пахучих компонентов, сопутствующих жизнедеятельности лица (профессиональные, лекарственные, парфюмерные, пищевые пахучие вещества, пахнущие компоненты следоносителя); в-третьих, данных, свидетельствующих о смешении в исследуемой пробе пахнущих следов нескольких лиц (включая преобладание в смеси пахнущих следов проверяемого субъекта); в-четвертых, пахнущих следов человека как биологического вида; в-пятых, собственно составляющей, индивидуализирующей проверяемого субъекта.

    Наряду  с  дактилоскопией, фоноскопией, ДНК-анализом и другими
исследовательскими направлениями, в рамках которых решаются
идентификационные задачи, метод ольфакторного экспертного
исследования позволяет установить происхождение следов от
конкретного лица. При этом точность и надежность идентификации
субъекта по пахнущим следам сопоставима с точностью и надежностью
результатов ДНК-анализа и других приборных методов - вероятность
ошибки при ольфакторной идентификации с применением современных
(-8)
методик ничтожно мала, не превышает величины 1,02 x 10 (одного
из ста миллионов случаев) <5>.
<5> См.: Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности ольфакторных исследований в судебной экспертизе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

К сожалению, до сих пор для многих возможность получения объективных данных в исследованиях с собаками остается "открытым вопросом". При этом сведения о методических разработках и специальных знаниях, применяемых при исследовании пахнущих следов, во многих учебных пособиях, предназначенных для подготовки специалистов юридического профиля, формируются в условиях дефицита информации и большей частью не отражают современных реалий.

Экспертное исследование пахнущих следов иногда не отличают от процедуры оперативно-розыскного мероприятия - "кинологической выборки". Только такую возможность применения обоняния собак видит, например, В.Н. Исаенко, когда пишет: "Без использования специальной аппаратуры (газоанализатора, хроматографа и т.п.) "заключение эксперта" по результатам "выборки" конкретного объекта по запаху представляет собой письменное изложение мнения лица, наблюдавшего за поведением собаки..." <6>. Сигнальное поведение применяемой собаки сторонники проведения такого мероприятия, как правило, объясняют наличием одинакового запаха, воспринимаемого от сопоставляемой пары объектов. Однако эта "одинаковость" может определяться любыми общими пахучими включениями: от парфюмерии до профессиональных и различных групповых пахучих составляющих, а также интенсивностью (градиентом концентрации) пахнущих следов.

<6> Исаенко В. О криминалистических новшествах // Законность. 1999. N 10. С. 39.

Опыт ЭКЦ МВД России, выверенный практикой трех десятилетий, показывает, что из-за смещения мотивации действия собак в отсутствие контроля могут привести к неадекватным результатам, сигналы могут быть и ложными <7>, поскольку следователь как субъект проводимого действия и даже помогающий ему специалист-кинолог не владеют методиками препарирования и исследования пахнущих следов человека, не обладают достаточными специальными знаниями для организации надежного контроля над мотивацией сигнального поведения собак в выявлении свойств пахнущих следов, не умеют адекватно оценивать получаемые в исследовании результаты.

<7> См.: Панфилов П.Б. Ложное сигнальное поведение собаки в зоопсихологическом эксперименте последовательного выбора объектов из множества по запаховому образцу - практика судебной экспертизы запаховых следов человека ЭКЦ МВД России: Материалы VI Международной междисциплинарной конференции по биологической психиатрии "Стресс и поведение". М., 2001. С. 39 - 41.

Судебные эксперты выявляют ольфакторные характеристики пахнущего следа, опираясь на сигналы собак. Воспроизводимые сигналы группы собак-детекторов - необходимый, однако еще не достаточный элемент в комплексе данных, используемых в обосновании того или иного результата. Эксперты планируют этапы работы, выявляют особенности пахнущих следов и оценивают получаемые данные, опираясь на требования методик и специальные знания, обосновывают выводы по результатам проводимых исследований. Только специалисты, вооруженные научной методологией современного ольфакторного исследования, устанавливают в конечном счете объект - носитель выявляемой ольфакторной характеристики из сопоставляемого множества исследуемых и контрольных объектов. Иными словами, детекция запахов с собаками - вопрос сугубо технический, тогда как задачи препарирования объектов, выявления характеризующих их ольфакторных свойств, контроль над соответствием получаемых данных, перепроверка, воспроизведение и анализ получаемых результатов - это уже задачи специалистов (экспертов) в данной области научных знаний.

Специалистов-практиков требуемого уровня, обладающих знаниями в области исследования пахнущих следов человека, владеющих комплексом научно обоснованных методик лабораторного анализа определяющих их свойств, до конца 80-х годов прошлого века не было вообще, как и нормативных документов с указанием на данную экспертизу. Лишь в 90-е годы начала формироваться нормативная база для работы таких специалистов в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел <8>.

<8> См.: Приказ МВД России от 20 октября 1999 г. N 816 "О мерах по дальнейшему развитию кинологической службы в системе МВД России" - прописаны штатное расписание и положение об отделении (группе) экспертизы запаховых следов человека; Приказ МВД России от 30 мая 2003 г. N 366 "О вопросах деятельности экспертно-криминалистических центров органов внутренних дел" - за каждым сотрудником подразделения экспертизы запаховых следов человека закрепляется до трех служебных собак-детекторов.

Кроме изучения пахучих объектов в процессе ольфакторного исследования требуется постоянное тестирование самих средств исследования (функциональное состояние собак-детекторов и контрольные пахучие пробы). Наш опыт показывает, что лучше справиться с такой задачей может комиссия специалистов. Востребованность комиссионной формы судебной экспертизы пахнущих следов обусловлена также спецификой методики ее проведения - для исключения возможности неумышленных "подсказок".

Давно известна способность животных (собака не исключение) предупреждать желания доминирующей в сообществе особи, в нашем случае - специалиста. Постоянный контакт с ним приучает животных различать даже непроизвольные, еле заметные и обычно неконтролируемые человеком подсказки: напряженное ожидание, внимание к одному из объектов - все то, что определяется зоопсихологами феноменом "умный Ганс" <9>. Объективность результатов, получаемых в подобных условиях применения собак, также может оказаться сомнительной.

<9> См.: Зорина З.А., Полетаева И.И. Указ. соч. С. 78 - 80.

Проблема исключения непроизвольных подсказок собакам-детекторам решена применением их в режиме "слепого опыта". Российские, а позже, опираясь на наш опыт, белорусские и украинские криминалисты лабораторное ольфакторное исследование пахнущих следов проводят с участием двух специалистов. В процессе исследования, кроме моментов непосредственного применения собак-детекторов, специалисты совещаются между собой, определяют тактику проведения исследования, совместно обсуждают промежуточные и конечные результаты. Однако применяющий собак специалист не должен знать мест нахождения исследуемых объектов среди контрольных. Для этого порядок расположения сопоставляемых объектов определяется не лицом, применяющим собаку, а другим специалистом, который готовит и располагает объекты для сравнения. Это исключает неумышленные подсказки собакам непроизвольными действиями применяющего их специалиста.

Исследовательская функция специалистов состоит также в контроле причин сигналов применяемых собак и их функциональной пригодности. Здесь подразумевается не экзамен после их подготовки и не периодическое тестирование способности в отыскивании заданных запахов, хотя и это входит в работу со служебными собаками. Известно, что степень готовности этих животных к поиску запахов не всегда одинакова. Для исследователей пахнущих следов требуется уверенность в рабочем состоянии каждой используемой собаки-детектора на сам момент ее применения.

Начиная с 1984 г. пригодность к использованию собак-детекторов и правильность их ориентации на поиск заданного запаха специалисты ЭКЦ МВД России определяют выявлением с ними эталонных пахучих проб ("положительный" тест). Для этого на случайном месте в сравнительном ряду в каждом опыте всякий раз размещается и контрольный объект с задаваемым для поиска запахом (эталон), нахождение которого обещает собакам поощрение. При прохождении с собакой-детектором вдоль ряда сопоставляемых объектов мы не знаем, будет ими отмечен исследуемый объект или нет. Однако эталонная проба, расположенная в этом же ряду после исследуемой, должна обнаруживаться собаками обязательно. Без нахождения этой контрольной пробы не учитываются никакие сигнальные реакции собак.

Выявлением эталонных пахучих проб надежно контролируются рабочая пригодность собак на момент применения, а также сохранение в их памяти задаваемых для поиска запахов. Кроме того, оценивается и достаточность исходной пробы для запоминания и узнавания заданного запаха. Этот тест реально поддерживает мотивацию собак-детекторов к поиску (за нахождение эталона животные поощряются), настраивает их на узнавание заданного запаха и препятствует переключению их внимания на другие объекты.

В отсутствие приборных детекторов необходимым элементом при идентификации субъекта по его пахнущим следам одним из ее средств является обонятельная система живого существа. В данном случае используется собака, обладающая одной из совершеннейших обонятельных систем, наделенная от рождения тонким селективным восприятием обонятельных характеристик объектов, способностью однозначного и наглядного проявления своих реакций в случае совпадения или различия запахов сравниваемых объектов. Собаки-детекторы различают ольфакторные особенности исследуемых проб, служат в качестве биоиндикаторов эффективным средством тестирования специалистами свойств пахнущих следов человека.

В публикациях встречается порой и некое механистическое отношение к действиям применяемых собак. Мы разделяем мнение В.А. Снеткова, когда он утверждает, что "из признания за животным значения средства идентификации по запаховым следам не следует, как это представляют некоторые авторы, что собака - это "прибор", "инструмент" в собственном смысле этого слова" <10>. Такое представление может породить ложную иллюзию о собаке как о механическом детекторе запаха, по существу не отличающемуся от приборных детекторов. Так, Н.А. Селиванов не видит нужды в использовании в таком анализе специальных знаний: "Можно любого человека пригласить, и он своей подписью подтвердит, что собака села именно у образца N 106... И поведение собаки, ее реакция на признаки, которые нам неведомы и о которых она нам не может рассказать, воспринимается и фиксируются как очевидный факт" <11>, предлагая считать исследование пахнущих следов с применением собак специфической формой опознания.

<10> Снетков В.А. Кинологическая выборка // Использование консервированного запаха в раскрытии краж и преступлений против личности: Материалы Всесоюзного семинара-совещания, апрель 1983 г. Рига: МВД Лат. ССР, 1984. С. 19.
<11> Селиванов Н.А. Выступление на заседании Ученого совета // Методические и процессуальные аспекты криминалистической одорологии: Сб. науч. тр. М.: ЭКЦ МВД России, 1992. С. 39 - 40.

Однако многолетний опыт практического применения ольфакторного метода с использованием собак-детекторов убеждает нас в невозможности объективного исследования пахнущих следов человека без квалифицированных специалистов и специальных научно проработанных методик. Без применения ими требуемых специальных знаний получение надежных результатов исследования пахнущих следов невозможно, как бы хорошо ни были подготовлены используемые собаки.

Следует иметь в виду, что практическая реализация представления о собаке как некоем точно настроенном приборе-биоиндикаторе, которым может воспользоваться любой субъект собирания доказательств, сопряжена с вероятностью получения ошибочных данных. Венгерские специалисты <12> оценивают эту ошибку в 5%, а по данным голландских ученых <13>, рассчитавших диагностический коэффициент надежности результатов самостоятельной выборки собаки, вероятность такой ошибки может доходить до 30% и более.

<12> См.: Сцинак Я. Идентификация запахов: Сб. рефератов зарубежных публикаций. М.: ГИЦ МВД СССР, 1986. С. 39 - 40.
<13> См.: Schoon G. Scent identification by dogs (Canis familiaris): A new experimental design, Applied Animal Behaviour. 1997. P. 134, 7 - 8, 531 - 550.

Животные не являются исследователями в экспериментах, проводимых с их участием; мотивация их действий определяется только биологической целесообразностью и никак не определяется вопросами, для ответа на которые их применяют. Поведение собак-детекторов многопланово, их сигналы могут быть вызваны самыми разными причинами физиологической и когнитивной природы. Вследствие неочевидности причины их сигналы нельзя принимать без обеспечиваемого специалистами контроля и перепроверки с использованием группы собак-детекторов.

Применение лабораторных собак-детекторов в анализе ольфакторных свойств человека при установлении видовой и индивидуальной принадлежности в настоящее время осуществляется в рамках реализации двух основных алгоритмов (стереотипов) рабочего поведения, вырабатываемых у собак специальной дрессировкой. Эти алгоритмы различаются формой постановки для них поисковой задачи.

В одном случае собакам предъявляется подлежащий поиску пахучий образец. В этом алгоритме перед каждым пуском на поиск в оперативную память собак-детекторов закладывается информация об искомом запахе; собаки на старте нюхают задаваемый образец, запоминают его запах, а затем ищут этот запах среди множества объектов, расставленных по кругу, образующих так называемый сравнительный ряд. Эти объекты представляют собой специально подбираемые пахучие пробы, в процессе сопоставления которых анализируются исследуемые пахнущие следы с изъятых объектов. Данный стереотип в работе с собаками-детекторами применяется специалистами при реализации методики установления наличия или отсутствия в собранной пахучей пробе личных, индивидуализирующих субъекта пахучих веществ (пахнущих следов конкретного человека).

В другом рабочем алгоритме информация о подлежащем поиску запахе закладывается в долгосрочную память собак-детекторов узконаправленной дрессировкой. С применением этого алгоритма выявляют групповые ольфакторные характеристики следов человека (биологический вид, пол, примерный возраст и т.д.).

В заключение отметим, что специальные знания и навыки исследователей пахнущих объектов предполагают, в частности, следующее:

  1. навыки подготовки и использования средств исследования (подбор пахнущих проб для тестирования исследуемых ольфакторных объектов и применяемых собак-детекторов, специальная их дрессировка и применение);
  2. овладение навыками препарирования пахнущих объектов, получения адекватных сравнительных образцов для идентификационного исследования, извлечения и концентрации пахучих веществ из предметов-следоносителей;
  3. умение правильно спланировать, подготовить и реализовать этапы исследования пахнущих следов с коррекцией последующих действий в зависимости от получаемых по ходу исследования данных;
  4. умение выявить и устранить негативное влияние пахучих помех;
  5. умение оценить пригодность, выявить достаточность пахучих веществ в пахнущих следах, определить на соответствующем этапе анализа видовое и другие групповые свойства анализируемых следов;
  6. овладение методиками и приемами сопоставления пахучих проб;
  7. умение правильно оценить и перепроверить получаемые данные, составить заключение таким образом, чтобы другие лица могли проанализировать ход исследования и увидеть закономерности в выявлении тех или иных свойств исследуемых пахнущих следов человека.

В настоящее время в девяти экспертно-криминалистических подразделениях ОВД России функционируют отделения исследования пахнущих следов человека. В 2009 г. ими было произведено 1654 экспертизы и исследований пахнущих следов человека, в том числе 1419 по поручению ОВД, 205 - по поручению органов прокуратуры, 21 - ФСКН России и 9 - других организаций и частных лиц. Эти результаты успешно используются следственными органами, в том числе при раскрытии и расследовании тяжких и особо тяжких преступлений. Экспертиза пахнущих следов человека выполняется на основании постановлений, вынесенных следователями органов внутренних дел или других ведомств. В частности, к использованию ольфакторного метода проявляет интерес ФСКН России, которой достигнута договоренность с ЭКЦ МВД России об оказании содействия территориальным органам наркоконтроля в производстве экспертизы пахнущих следов человека для получения данных о лицах, находившихся в контакте с предметами и упаковкой с наркотическими средствами и психотропными веществами.