Мудрый Юрист

Некоторые актуальные вопросы российского законодательства касательно возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью моряков

Сидорук А., юрист.

Сидорук А., юрист.

Мачюлайтене Ю., юрист.

Сегодня профессия моряка является основной более чем для 100 тысяч российских граждан. Специфика международных правил трудоустройства моряков, универсальность морских профессий и высокая квалификация российских моряков позволяют им работать на морских судах не только под российским флагом, но и на судах под флагом других государств, принадлежащих иностранным и российским судовладельцам. Известно, что морское судно является источником повышенной опасности, каждый год на судах в силу различных обстоятельств происходит множество мелких и крупных аварий и несчастных случаев, в результате которых причиняется вред жизни или здоровью моряков. Вследствие полученных травм и ущерба российские моряки или их семьи для взыскания компенсации обращаются в суд, как правило, по месту причинения вреда или по месту нахождения ответчика. Но нормы Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) также предусматривают альтернативную подсудность, на основании которой моряк или его семья по делам из причинения вреда жизни или здоровью могут отойти от общего правила территориальной подсудности и предъявить иск к судовладельцу по месту своего жительства. Поэтому российский суд может рассмотреть не только дела из причинения вреда жизни или здоровью ответчиком, в которых выступают российские судовладельцы, но может объявить себя компетентным рассмотреть дела, ответчиками в которых будут иностранные судовладельцы. Многие моряки и их семьи, пользуясь законодательной привилегией, предъявляют иск на основании альтернативной подсудности по месту своего жительства и делают это обычно вследствие своих ограниченных материальных возможностей. Процессы по взысканию компенсации за причиненный вред по месту нахождения иностранных судовладельцев требуют немалых средств как на судебные расходы, так и на оплату услуг иностранных адвокатов.

Однако нормы гражданского законодательства России предусматривают существенное ограничение прав на получение компенсации в связи с гибелью кормильца лицом, которое находилось на иждивении погибшего, но было трудоспособным. В результате трудоспособное лицо, находившееся на иждивении российского моряка, который погиб на иностранном судне, может получить при доброй воле судовладельца лишь компенсацию, установленную трудовым контрактом или компенсацию, предложенную страховщиком судовладельца при условии, если ответственность последнего была застрахована. Такими ограничительными нормами российского права "злоупотребляют" иностранные и российские судовладельцы, так как гражданско-правовые нормы большинства стран с развитым торговым судоходством предусматривают право на возмещение вреда вдовам, родителям и другим ближайшим родственникам погибших моряков независимо от их трудоспособности, в некоторых случаях право на компенсацию имеет даже лицо, которое непостоянно (эпизодично) находилось на иждивении погибшего, например получало разовые денежные переводы от него. Безусловно, экономический эквивалент жизни погибшего моряка в результате несчастного случая на судне, при виновном противоправном действии (бездействии) судовладельца, должен быть возмещен в любом случае. Это значит, что должны быть возмещены те денежные средства, которые моряк мог бы заработать во время своей жизни, рассчитанные со дня его гибели до пенсионного возраста. Так, некоторые российские страховые компании, специализирующиеся в страховании риска ответственности судовладельца за причинение вреда жизни или здоровью моряков, предлагая свои услуги, как одно из преимуществ указывают, что действительная сумма ответственности намного меньше той, которую обычно покрывают иностранные клубы взаимного страхования, так как сумма покрытия "необоснованно" завышена по отношению к "нулевой" компенсации, предусмотренной российским законодательством в отношении трудоспособных лиц, находящихся на иждивении погибшего моряка. В результате судовладелец страхует свою ответственность на меньшую сумму, а следовательно, платит меньшие страховые взносы. Фактически такой судовладелец самостоятельно определяет сумму своей ответственности, которая обычно равна расходам на погребение погибшего российского моряка. Выгода от такого подхода взаимна как для судовладельца, так и для его страховщика, но, к сожалению, не для семьи российского моряка. Норма закона, исключающая право на получение компенсации трудоспособными иждивенцами, была обоснованна и работала в советское время, когда ответчиком в такой категории дел было только государство. Однако в условиях рыночной экономики, когда в трудовые отношения вовлечены частные компании, такая законодательная норма невыгодна государству и несправедлива, так как семьи российских моряков ежегодно не получают миллионы долларов США компенсации, которые обоснованно и справедливо должны быть им выплачены иностранными и российскими судовладельцами. Эта проблема по делам из причинения вреда жизни и здоровью может быть решена двумя путями. Либо путем отмены законодательного ограничения на право получения компенсации трудоспособными лицами, находящимися на иждивении погибшего моряка (женами, родителями, детьми и другими близкими родственниками), либо в Кодексе торгового мореплавания РФ необходимо установить норму, определяющую следующее условие: в случае гибели моряка на судне, плавающем под флагом иностранного государства, право на возмещение вреда (компенсацию) имеют лица, состоявшие на иждивении погибшего, независимо от их трудоспособности. Но пока в силу вышеуказанных норм российского законодательства для многих судовладельцев российские суды являются "привлекательными". Судовладельцы максимально, насколько это возможно, ограничивают свою имущественную ответственность за причиненный вред жизни или здоровью моряков по сравнению с той компенсацией, которую они заплатили бы при рассмотрении дела в суде по месту своего нахождения. Поэтому для взыскания компенсации вдовам, родителям и другим трудоспособным родственникам, находящимся на иждивении погибших моряков, приходится предъявлять иски в суд по месту нахождения иностранного судовладельца, но даже когда семья моряка предъявит иск в такой суд, они столкнутся с немалыми усилиями судовладельца, чтобы дело не было рассмотрено в этом суде. Примером могут служить дела из причинения вреда жизни или здоровью моряков, в которых иски российских истцов были отклонены судами стран общего права на основании доктрины "forum non convenience" по ходатайству ответчиков в пользу "удобного" российского суда. Главный мотив ответчика, подающего ходатайство об отклонении иска на основании доктрины "forum non convenience", - максимально ограничить свою ответственность, и в первую очередь в финансовых потерях в виде компенсации имущественного и морального вреда потерпевшему или его семье. Судовладельцы, морские суда которых плавают под флагом иностранных государств, получают прибыль по мировым фрахтовым ставкам и в большинстве своем свои финансовые операции осуществляют в офшорных зонах. Поэтому важно, чтобы лица, находившиеся на иждивении российского моряка, который погиб на борту иностранного судна, при предъявлении иска в суд по месту своего жительства независимо от своей трудоспособности взыскали с судовладельца по российскому судебному решению надлежащую компенсацию. Необходимо исключить возможность, при которой судовладелец, пользуясь российским законодательством, уклонился бы от ответственности за причиненный вред, а семья моряка осталась без компенсации.

Как указывалось выше, морское судно является источником повышенной опасности, поэтому гражданско-правовые нормы Российской Федерации в случае причинения вреда жизни или здоровью моряка на борту судна предусматривают безвиновную ответственность владельца источника повышенной опасности (судовладельца). Вред, причиненный жизни или здоровью моряка, возмещается на основании безвиновной ответственности, в тех же объеме и размере, что и на общих основаниях (ст. 1064 Гражданского кодекса РФ). Это значит, что причиненный вред, возмещаемый как при наличии вины владельца источника повышенной опасности, так и при отсутствии его вины, носит абсолютный характер. Иными словами, обязанность возмещения вреда, возложенная на владельца источника повышенной опасности, предусматривает максимальный размер ответственности, установленный Гражданским кодексом РФ (ГК РФ). Согласно правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, в форме "абсолютного" возмещения вреда при причинении увечья моряку или в случае гибели моряка его семье возмещению подлежит: имущественный (общий) вред и моральный вред за боль и страдания. Общий вред будет составлять сумму, которую суд будет рассматривать как соответствующую потере заработка (дохода) пострадавшим моряком, которую он мог иметь со дня получения увечья до пенсионного возраста, или в случае смерти моряка как потере необходимых средств иждивенцами в содержании.

Суд при вынесении решения о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью моряка, на основании норм ГК РФ, предусматривающих безвиновную ответственность владельца источника повышенной опасности, не обязан принимать во внимание место нахождения причинителя вреда (судовладельца). Однако большинство иностранных судовладельцев не имеют имущества, не осуществляют коммерческой деятельности в Российской Федерации и их морские суда могут никогда не заходить в российские порты, поэтому исполнить решение российского суда на территории России крайне трудно, а в большинстве случаев не представляется возможным. Как следствие - такое решение необходимо исполнять в других странах по месту нахождения ответчика или его имущества (по месту ареста судна). В иностранных государствах, с которыми Россия заключила договора о правовой помощи, порядок признания и исполнения решений российских судов определен. Иначе дело обстоит со странами, с которыми Россия не имеет соответствующих международных договоров. В таких государствах для принудительного исполнения российского судебного решения необходимо предъявлять в компетентный суд иск об исполнении, который в лучшем случае будет рассмотрен путем суммарного (упрощенного) производства. Но законодательство многих стран, особенно стран системы общего права, а эти страны традиционно активно вовлечены в международное судоходство, не предусматривает безвиновную ответственность владельца источника повышенной опасности. Поэтому при получении разрешения на исполнение решения российского суда в конечном итоге приходится рассматривать дело заново, доказывая в иностранном суде вину судовладельца или адекватность (обоснованность) взыскиваемых сумм. Таким примером могут служить дела, рассмотренные Калининградскими районными судами в 2000 - 2001 гг. о взыскании компенсации в связи с гибелью российских моряков с Сингапурской судовладельческой компании "ТС Марин Пте. Лтд.". Ни одно заочное решение районного суда, принятое на основании безвиновной ответственности судовладельца, не было исполнено, несмотря на то, что этот судовладелец до сих пор нанимает российских моряков, имущественно состоятелен и способен исполнить судебное решение. Для исполнения российского решения по месту нахождения компании "ТС Марин Пте. Лтд." требуется его признание в Высоком суде Сингапура, а фактически дело должно быть повторно рассмотрено по существу, истцам необходимо доказать вину судовладельца без права требовать изменения присужденной российским судом суммы компенсации. Расходы на исполнение российского судебного решения в Сингапуре сопоставимы с суммой, присужденной компенсации. В итоге семьи погибших калининградских моряков остались без возмещения вреда, причиненного им сингапурской компанией, и таких примеров множество.

Если вред причинен при отсутствии вины судовладельца и тем более если при расследовании несчастного случая установлено, что грубая неосторожность моряка содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его жизни или здоровью, то решение, вынесенное российским судом на основании норм ГК РФ, предусматривающих безвиновную ответственность владельца источника повышенной опасности и определяющих абсолютный размер ответственности, установленный нормами ГК РФ, не может соответствовать требованиям разумности и справедливости по отношению к российскому или иностранному судовладельцу. В таких случаях ответственность владельца источника повышенной опасности (судовладельца) по требованиям возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью моряка этим источником (судном), должна быть ограничена.

Так, законодательства стран романо-германской правовой системы с развитыми морской промышленностью и судоходством предусматривают безвиновную ответственность владельца источника повышенной опасности, но одновременно ограничивают размер такой ответственности. Одним из ведущих государств в области судоходства является Греция. Десять процентов судов мирового флота плавают под греческим флагом или контролируются греческими судовладельцами. На этих судах работают моряки из многих стран мира, немалую часть которых составляют и российские моряки.

Греческое законодательство в случае травмы или смерти моряка в результате несчастного случая во время его работы на борту судна предусматривает две системы возмещения вреда, на основании которых моряк или его семья могут заявить требования о компенсации, предъявив иск против судовладельца.

Первая система возмещения вреда - безвиновная, так называемая строгая, ответственность, она применяется по делам из причинения вреда жизни или здоровью в результате несчастного случая во время работы моряка, где отсутствует вина судовладельца или его служащих. По системе безвиновной ответственности, травмированное лицо или семья погибшего имеет право на ограниченную компенсацию, предусмотренную Законом Греческой Республики N 551/1915. "Безвиновная" компенсация включает единовременную выплату в размере, не превышающем шестидесятикратного месячного размера оплаты труда, установленного трудовым договором или законом.

Вторая система возмещения вреда основана на положениях гражданского законодательства в отношении деликтной ответственности и применяется по делам из причинения вреда жизни или здоровью моряка в результате противоправного действия или бездействия со стороны судовладельца и его служащих. Так, ст. 16 Закона N 551/1915 предусматривает, что, если несчастный случай произошел в результате нарушения специальных норм безопасности со стороны судовладельца или его служащих, травмированное лицо или в случае его смерти семья погибшего имеют право на возмещение вреда согласно нормам гражданского законодательства. Вред в форме абсолютной компенсации, взыскиваемый травмированным лицом или семьей погибшего моряка по гражданскому законодательству Греции, так же как и по российскому гражданскому законодательству, состоит из общего вреда и морального вреда за боль и страдания.

Как правило, при заявлении в греческом суде требований на компенсацию из причинения вреда жизни или здоровью в одном иске заявляются требования по взысканию абсолютной компенсации и компенсации, основанной на безвиновной ответственности судовладельца. Если в судебном процессе не будет доказана вина судовладельца, тогда будет взыскана не абсолютная компенсация, а компенсация на основании безвиновной ответственности владельца источника повышенной опасности, которая, как указывалось выше, носит ограниченный характер.

В силу схожести правовых систем России и Греции подобный подход к рассмотрению дел из причинения вреда в связи с гибелью кормильца может быть успешно использован и в российской судебной практике. Гражданское законодательство России также предусматривает два основания ответственности: за виновное действие (бездействие) причинителя вреда и независимо от его вины, однако размер ответственности является одинаковым в обоих случаях.

Истец одновременно в исковом заявлении может указать требования по взысканию компенсации на общих основаниях и компенсации, основанной на безвиновной ответственности, при условии, если вина владельца источника повышенной опасности (судовладельца) будет доказана, тогда по судебному решению будет взыскана абсолютная компенсация, если нет - то будет взыскана ограниченная компенсация на основании безвиновной ответственности как гарантированный минимум, предусмотренный законом.

Для решения вопроса ограничения безвиновной ответственности в Кодексе торгового мореплавания РФ необходимо предусмотреть положение, ограничивающее безвиновную ответственность по требованиям к судовладельцу в отношении возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью моряка, но в то же время необходимо обязать судовладельца страховать риск ответственности по этим обязательствам в размере, равном сумме, подлежащей оплате при безвиновной ответственности. Выплата компенсации на основании ограниченной безвиновной ответственности не вызывает трудностей у российских и иностранных судовладельцев, когда ими такая ответственность застрахована в клубах взаимного страхования.

Российский законодатель должен количественно установить предельный размер безвиновной ответственности либо в виде конкретной суммы, либо предусмотреть порядок определения размера такой ответственности. В российском законодательстве уже существуют примеры, которые могут быть использованы при разработке порядка определения размера безвиновной ответственности судовладельца. Так, в Федеральном законе от 24 июля 1998 г. "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в случае смерти застрахованного лица установлена единовременная страховая выплата в размере шестидесятикратного минимального размера оплаты труда. Международной федерацией транспортных рабочих (МФТ) в стандартных трудовых коллективных соглашениях также в случае смерти моряка определена компенсация в размере заработной платы за пять лет, установленной трудовым договором. Кроме этого, в коллективном соглашении МФТ судовладелец принимает на себя обязательство застраховать свой риск ответственности на сумму компенсации, предусмотренной этим договором. Однако этот вопрос является предметом детальной проработки и обсуждения для законодателя и других заинтересованных лиц (ассоциаций судовладельцев, профсоюзов моряков и т.д.). Например, когда у потерпевшего или семьи погибшего моряка нет контракта или даже простой ксерокопии, а это бывает достаточно часто по разным причинам. Допустим, судовладелец не выдаст семье погибшего моряка копию контракта, который был заключен моряком на борту судна, тогда размер ежемесячной зарплаты можно определить по заключению регионального отделения профсоюза моряков (гражданско-процессуальное право устанавливает такую возможность). Так как работодателями в данных правоотношениях выступают иностранные и российские судовладельцы, суда которых плавают под иностранным флагом, наиболее правильно было бы определять размер компенсации на основании безвиновной ответственности судовладельца из расчета месячной заработной платы моряка, установленной трудовым договором, а не из расчета минимального размера оплаты труда, установленного Правительством РФ.

Законодательное ограничение безвиновной ответственности судовладельца не является ограничением или расширением прав моряка или работодателя, а направлено на сбалансирование их прав и обязательств. Предлагаемые в данной статье поправки в гражданское и морское законодательство России повысят социальную защищенность российских моряков, а иностранные судовладельцы, так же как и российские, нанимая наших моряков, будут учитывать не только их высокий профессионализм, но и то, что российское законодательство в случае причинения вреда жизни или здоровью моряков предусматривает справедливое и разумное возмещение вреда, соответствующее международным нормам. В конечном итоге ограничение безвиновной ответственности, так же как и отмена ограничения права на получение компенсации трудоспособными лицами, находившимися на иждивении погибшего (ближайшими родственниками), будет служить целям правосудия, принципам разумности и справедливости.