Мудрый Юрист

Квалификация договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств на железнодорожном транспорте

Совершенствование законов, регулирующих отношения из деятельности железнодорожного транспорта, невозможно без глубокого теоретического осмысления проблем транспортного права. В настоящее время одной из таких проблем является уяснение правовой природы отношений, возникающих между лицами, предполагающими вступить в договор перевозки, по поводу подачи транспортных средств под погрузку и предъявления груза к перевозке. Трудность решения данного вопроса обусловлена своеобразием отношений по грузовым перевозкам.

На всех видах транспорта договорному обязательству по перевозке груза предшествует обязательство по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке, имеющее также договорный, самостоятельный характер и в то же время связанное с обязательством по грузовой перевозке. В п. 1 ст. 791 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК), а также ст. 11 Устава железнодорожного транспорта (далее - УЖТ) подчеркивается, что такое обязательство возникает из подачи заявки грузоотправителем и ее принятия перевозчиком.

При отсутствии обязательного государственного планирования подача заявки является волеизъявлением грузовладельца, не ограниченным и не предопределенным планом. Грузоотправитель совершает действие, направленное на возникновение гражданско-правовых отношений. Действиям по представлению заявки грузоотправителем легально придаются свойства оферты, тогда как действиям по принятию заявки перевозчиком - акцепта по заключению договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Значит, сам по себе факт представления заявки грузоотправителем перевозчику (оферта) еще не приводит к возникновению правоотношения между ним и перевозчиком по совершению конкретных действий по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке, необходимых для осуществления перевозки. Соответствующее правоотношение возникает лишь тогда, когда заявка грузоотправителя будет принята к исполнению перевозчиком, то есть когда волеизъявление лиц, предполагающих вступить в договор перевозки совпадут. При этом договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств признается заключенным в момент получения грузоотправителем согласованной перевозчиком и владельцем инфраструктуры заявки с отметкой о ее принятии (п. 1 ст. 433 ГК). Следует присоединиться к ранее высказанному мнению о том, что подача заявки (оферта) и ее принятие (акцепт) вызывают возникновение двустороннего консенсуального гражданско-правового обязательства <*>. Следовательно, основанием возникновения обязанностей грузоотправителя предъявить груз к перевозке и перевозчика подать под погрузку вагоны и контейнеры является соглашение сторон, содержащее все необходимые условия подачи транспортных средств перевозчиком и предъявления грузоотправителем соответствующих грузов, которое должно быть квалифицировано как двусторонний договор по предъявлению груза и подаче транспортных средств <**>. Таким образом, следует подчеркнуть, что комплекс отношений по перевозке грузов железнодорожным транспортом опосредуется двумя самостоятельными договорами: договором о предъявлении груза и подаче транспортных средств и договором перевозки груза. Необходимо наряду с признанием договорного характера правоотношений по предъявлению груза и подаче транспортных средств на железнодорожном транспорте отметить их самостоятельный по отношению к договору перевозки груза характер. Отметим важнейшие характеристики договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств.

<*> Витрянский В.В. Понятие и виды договора перевозки. Система договоров перевозки // Хозяйство и право. 2001. N 1. С. 65; Комментарий к Транспортному уставу железнодорожного транспорта РФ (постатейный) / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора Т.Е. Абовой и профессора В.Б. Ляндреса. М.: Юридическая фирма "Контракт", 1998. С. 28 - 29.
<**> Калпин А.Г. Новое в правовом регулировании отношений на железнодорожном транспорте // Государство и право. 2003. N 10. С. 49.
  1. В договоре о предъявлении груза и подаче транспортных средств одной из сторон является грузоотправитель. Вопрос о другой стороне в указанном договоре в свете нового УЖТ стал весьма непростым. Так, процесс реформирования железнодорожного транспорта повлек существенное усложнение правоотношений, связанных с подачей и согласованием заявки на перевозку груза, включив в процесс согласования заявки грузоотправителя перевозчиком, а следовательно, и в процесс заключения договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств нового субъекта - владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта (ст. 11 УЖТ). В связи с этим возникает достаточно сложный вопрос о правовом положении владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта по отношению к договорному правоотношению по предъявлению груза к перевозке и подаче транспортных средств, возникающему, как представляется, между грузоотправителем и перевозчиком. Следует подчеркнуть, что в юридической литературе до сих пор не было высказано ни одной точки зрения, посвященной данному вопросу.

С первого взгляда кажется, что владелец инфраструктуры железнодорожного транспорта согласно ст. 11 УЖТ наряду с перевозчиком принимает участие в заключении договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Если придерживаться этой точки зрения, можно обозначить несколько концепций, которые на первый взгляд могли бы объяснить проблему правового положения владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта в договоре о предъявлении груза и подаче транспортных средств.

Суть первого подхода состоит в том, что если трактовать термин "согласование" как участие в соглашении, то владелец инфраструктуры становится самостоятельным участником договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, а значит, данный договор превращается в многосторонний (ч. 3 ст. 154 ГК). Формально владелец инфраструктуры выражает на представленной грузоотправителем и согласованной перевозчиком заявке отметкой "Согласовано", "Частично согласовано" или "Отказано" (ст. 11 УЖТ) свое волеизъявление на заключение соглашения о предъявлении груза и подаче транспортных средств, а также свое согласие с условиями такого соглашения. Однако представляется, что владелец инфраструктуры железнодорожного транспорта не может быть признан самостоятельной стороной договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, "поскольку обязательство представляет собой относительное правоотношение: праву одной из сторон противостоит обязанность другой стороны" <*>. Признав договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств многосторонним (трехсторонним) соглашением, необходимо будет обозначить права и обязанности владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта по отношению не только к перевозчику, но и к грузовладельцу. Анализ же норм ГК, УЖТ дает основания сделать вывод о том, что владелец инфраструктуры не приобретает никаких прав и обязанностей по договору о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Он обладает самостоятельными правами и обязанностями, реализует их самостоятельно и несет ответственность, но лишь перед перевозчиком как стороной договора об оказании услуг по использованию объектов инфраструктуры и лишь в рамках указанного договора (ст. 50 УЖТ). Договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств порождает обязательство по предъявлению груза и подаче транспортных средств только у двух сторон: перевозчика и грузоотправителя. Каждый из них выступает в складывающемся на основе договора правоотношении как носитель нескольких правомочий (субъективных прав) и гражданско-правовых обязанностей. Так, в него входят элементарные правоотношения, складывающиеся из правомочия грузоотправителя требовать предоставления под погрузку исправных транспортных средств в срок, согласованный в заявке, и обязанности перевозчика выполнить это требование (ст. 791 ГК); из правомочия грузоотправителя в случае подачи транспортных средств, не пригодных для перевозки соответствующего груза, отказаться от их использования и обязанности перевозчика подать взамен указанных необходимые транспортные средства (ст. 791 ГК, ст. 94 УЖТ); из правомочия перевозчика требовать передачи грузов к перевозке в упакованном виде с применением транспортной тары, соответствующей стандартам и техническим условия, и обязанности грузоотправителя выполнить это требование (ст. 18 УЖТ) и т.п. Таким образом, из анализа норм ГК, УЖТ вытекает, что лишь перевозчик и грузоотправитель обладают взаимными правами и обязанностями по договору о предъявлении груза и подаче транспортных средств, осуществляют их самостоятельно, и так же самостоятельно несут ответственность друг перед другом (ст. 94 УЖТ). Значит, данный договор не может являться многосторонним уже потому, что грузоотправитель состоит в обязательственных отношениях только с одной стороной - перевозчиком, и в нем не устанавливаются непосредственные обязательственные отношения между грузоотправителем и владельцем инфраструктуры. Указание законодателя на необходимость согласования владельцем инфраструктуры железнодорожного транспорта представленных перевозчиком заявок не может расцениваться как требование об участии владельца инфраструктуры в самом договоре о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Это очевидно следует из того факта, что между участниками не складывается именно трехсторонних отношений. Коль скоро не появляется трехсторонних отношений, то нет и необходимости вести речь о многостороннем договоре.

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. М.: Статут, 2003. С. 111.

Согласно другому взгляду владелец инфраструктуры железнодорожного транспорта и перевозчик могли бы признаваться одной стороной договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Иными словами, владелец инфраструктуры являлся бы не самостоятельным субъектом договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, а вместе с перевозчиком непосредственно его стороной. На первый взгляд, действительно, владелец инфраструктуры выражает определенным образом свое волеизъявление на заключение соответствующего соглашения, а также свое согласие с условиями такого соглашения. Следуя указанной концепции, мы должны вести речь об обязательстве со множественностью лиц. Однако анализ норм ГК, УЖТ дает основания сделать вывод о том, что в договоре о предъявлении груза и подаче транспортных средств не может быть использована согласно действующему законодательству ни одна из известных моделей множественности: ни долевая, ни солидарная, ни субсидиарная. Исключение составляют случаи совместного причинения вреда перевозчиком и владельцем инфраструктуры третьим лицам, который возмещается по правилам о солидарной ответственности (ст. 1080 ГК). Но это лишь общий случай внедоговорной ответственности за совместное причинение вреда (гл. 59 ГК). Таким образом, идея о признании владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта и перевозчика одной стороной договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, как представляется, противоречит положениям ст. 321 - 326 ГК о множественности лиц в обязательстве. Следовательно, не может считаться договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств обязательством со множественностью лиц, поскольку ни одна из известных гражданскому праву моделей множественности - солидарная, субсидиарная или долевая здесь не применяется. Кроме того, анализ ст. 39, 94 УЖТ дает основания сделать вывод о том, что владелец инфраструктуры железнодорожного транспорта не обладает имущественным интересом в заключении договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств и, следовательно, не может быть признан его стороной. Далее, согласно ст. 11 УЖТ, а также Правилам приема заявок в отношения с грузоотправителем по поводу принятия и возврата заявки, т.е. в отношения, связанные с заключением договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, вступает только перевозчик. Значит, ключевое внимание при рассмотрении участия владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта в процедуре согласования заявки грузоотправителя перевозчиком следует уделить следующему вопросу: какое значение для развития договорного правоотношения по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке имеет волеизъявление владельца инфраструктуры? Является ли оно необходимым условием (юридическим фактом) акцепта перевозчиком представленной грузоотправителем заявки?

Для этого остановимся подробнее на процессе формирования волеизъявления (акцепта) перевозчика на заключение договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств. После получения предложения заключить договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств перевозчик должен совершить большое число фактических действий.

  1. Провести анализ оферты. На данном этапе перевозчик проверяет соответствие представленной грузоотправителем заявки (оферты) установленным для нее УЖТ, а также Правилами приема заявок на перевозку грузов железнодорожным транспортом, утвержденными Приказом Министра путей сообщения РФ от 16 июня 2003 г. N 21 <*> (далее - Правила приема заявок), требованиям: представление грузоотправителем заявки на специальном бланке установленной формы с указанием необходимых предусмотренных Правилами приема заявок сведений, в необходимом количестве экземпляров и т.п.
<*> Российская газета. 2003. 20 июня.
  1. Сформировать волю на заключение договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Здесь необходимо подчеркнуть ограничения, касающиеся возможностей перевозчика отказаться от заключения публичного договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств (ст. 426, 789 ГК). Только при наличии определенных, исчерпывающим образом перечисленных причин (ст. 11 УЖТ) ему предоставляется право отклонить соответствующее предложение грузоотправителя. Между тем нет никаких оснований не признавать принятие или отклонение заявки грузоотправителя перевозчиком встречным волеизъявлением с его стороны. В основе решения перевозчика о заключении договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств лежит его внутренняя воля, которая оказывается как бы "скованной" законом, устанавливающим ограничения на возможность отказаться от заключения соответствующего соглашения. Однако не подлежит сомнению, что принятие или отклонение предложения грузоотправителя о заключении договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств есть юридическое действие перевозчика, т.е. волевой акт. Это обстоятельство подтверждается тем, что, несмотря на установленную п. 4 ст. 445 ГК ответственность перевозчика, необоснованно уклоняющегося от заключения договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, соответствующее соглашение может быть не заключено. И здесь необходимо исключить случаи, когда при наличии предусмотренных ст. 11 УЖТ обстоятельств перевозчик освобождается от ответственности за необоснованный отказ от принятия заявки. Но и в тех случаях, когда отказ в принятии заявки влечет за собой ответственность перевозчика, ее принятие или непринятие нельзя рассматривать иначе как действия перевозчика, направленные на установление правоотношений по предъявлению груза и подаче транспортных средств или на неустановление таких правоотношений. Другими словами, в соответствующих действиях перевозчика содержится волеизъявление с положительным или отрицательным содержанием.
  2. Выразить данную волю вовне. Волеизъявление перевозчика по принятию представленной грузоотправителем заявки, т.е. его намерение заключить договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств, выражается в виде отметки о согласовании заявки. Указанное волевое действие обнаруживает его готовность достигнуть определенной правовой цели. Однако, владея железнодорожным подвижным составом, но не обладая необходимой инфраструктурой для исполнения своей обязанности по подаче транспортных средств, перевозчик вынужден обеспечить его доступ на железнодорожные пути общего пользования, являющиеся частью инфраструктуры. Поэтому он заключает договор об использовании инфраструктуры с ее владельцем. Своим согласованием представленной перевозчиком заявки владелец инфраструктуры выражает готовность обеспечить "инфраструктурными" ресурсами подачу подвижного состава перевозчиком грузоотправителю по договору о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Таким образом, владелец инфраструктуры железнодорожного транспорта выступает в качестве услугодателя по отношению к перевозчику и сообщает последнему о возможности исполнить поступившую заявку грузоотправителя. Следовательно, согласие владельца инфраструктуры на принятие перевозчиком заявки выступает как необходимый элемент дачи согласия перевозчика заключить договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств (акцепта перевозчика). Так, если перевозчик посчитает возможным исполнить поступившую заявку грузоотправителя, однако владелец инфраструктуры, например, по техническим возможностям откажет в ее согласовании, то перевозчик изменит свое намерение заключить соответствующий договор, ибо он не сможет обеспечить доступ перевозочных средств на железнодорожные пути общего пользования, являющиеся частью инфраструктуры. С этим обстоятельством, как представляется, связана установленная ст. 11 УЖТ обязанность перевозчика согласовывать представленные заявки грузоотправителя с владельцем инфраструктуры железнодорожного транспорта. Волеизъявление владельца инфраструктуры в данном случае необходимо рассматривать как составной элемент акцепта перевозчика, направленного на заключение договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств, поскольку для акцепта представленной перевозчику оферты волеизъявления одного перевозчика в силу ст. 11 УЖТ явно недостаточно. Факт принятия представленной грузоотправителем заявки перевозчиком сам по себе, без ее согласования с владельцем инфраструктуры, не порождает никаких юридических последствий для правоотношения по предъявлению груза и подаче транспортных средств, на возникновение которого она направлена. Возникновение указанного отдельного факта создает лишь возможность движения правоотношения по заключению договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств <*>. Следовательно, волеизъявление перевозчика выступает здесь только как элемент состава. Для движения правоотношения, возникающего в связи с акцептом представленной грузоотправителем заявки, требуется наличие завершенного юридического состава. Таким образом, в основе акцепта перевозчика представленной грузоотправителем заявки лежит сложный юридический состав, который включает в себя два элемента. Первым элементом является согласие перевозчика с условиями оферты, то есть согласие заключить договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств на указанных в ней условиях. Вторым же элементом является согласие владельца инфраструктуры железнодорожного транспорта на принятие перевозчиком заявки грузоотправителя.
<*> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 61 - 62.

Следует отметить, что в ст. 11 УЖТ в отношении процедуры принятия перевозчиком представленной грузоотправителем заявки, а также ее рассмотрения владельцем инфраструктуры употребляется один и тот же термин - "согласование". Здесь необходимо подчеркнуть, что согласование перевозчиком представленной грузоотправителем заявки следует трактовать как его участие во взаимном с грузоотправителем соглашении о предъявлении груза и подаче транспортных средств. В то время как согласование владельцем инфраструктуры железнодорожного транспорта представленной перевозчиком заявки грузоотправителя имеет совсем иное правовое значение. Требуемое в силу ст. 11 УЖТ согласие владельца инфраструктуры на принятие заявки перевозчиком, взятое само по себе, безотносительно к правоотношениям между грузоотправителем и перевозчиком, предшествующим перевозке груза, не порождает обычных для юридического факта последствий в виде возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. Его роль в этом случае совершенно иная. Она, как представляется, сводится к тому, что представляет собой непременное, установленное законом условие, при котором совпадающее встречное изъявление воли грузоотправителя и перевозчика способно воплотиться в договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Из анализа норм ГК, УЖТ вытекает, что сделку совершают грузоотправитель и перевозчик, а согласие на ее совершение дает владелец инфраструктуры. Таким образом, согласование владельцем инфраструктуры железнодорожного транспорта представленной перевозчиком заявки грузоотправителя представляется наиболее верным рассматривать как юридический факт, который служит лишь условием, при котором законодательство предоставляет перевозчику возможность заключить договор с грузоотправителем о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Данное согласие следует рассматривать как односторонний юридический акт владельца инфраструктуры, выражающего свое положительное (либо отрицательное при отказе в согласовании заявки) отношение к вполне определенному юридическому действию перевозчика - к его волеизъявлению считать себя заключившим договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств. Указанное согласие владельца инфраструктуры на принятие заявки перевозчиком не делает его стороной договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств и в силу этого не наделяет теми или иными правами и обязанностями, возникающими из заключенной перевозчиком и грузоотправителем сделки.

Таким образом, из вышеизложенного следует вывод о том, что в основе акцепта перевозчика предложения грузоотправителя о заключении договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств лежит сложный юридический состав, который включает в себя два элемента. Во-первых, волеизъявление перевозчика направленное на возникновение соответствующих правовых последствий, выраженное в виде отметки о согласовании заявки. Во-вторых, согласие владельца инфраструктуры на совершение перевозчиком соответствующей сделки, выражаемое также в виде отметки о согласовании заявки. Данное согласие по своей юридической природе является односторонним действием и выступает, как было сказано, элементом юридического состава.

  1. Договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств является консенсуальным, поскольку для его заключения необходимо и достаточно согласования всех его существенных условий, содержащихся в заявке.
  2. Представляется, что договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств должен быть квалифицирован как двусторонний, поскольку стороны в нем наделяются взаимными правами и обязанностями по предъявлению груза и подаче транспортных средств к перевозке.
  3. Договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств является срочным, поскольку срок его действия, который в соответствии со ст. 11 УЖТ не должен превышать сорок пять дней, определяется сроком исполнения обязательства по предъявлению груза и подаче транспортных средств.
  4. Исследуемый договор должен быть заключен в письменной форме. При этом письменной формой для договора о предъявлении груза и подаче транспортных средств должна быть признана представленная грузоотправителем перевозчику заявка на перевозку грузов, которая, как представляется, содержит все существенные условия указанного договора.
  5. Как уже было сказано, договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств на железнодорожном транспорте является публичным, т.е. выполняемым перевозчиком в отношении каждого, кто к нему обратится и при этом на одних и тех же условиях.
  6. Договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств необходимо признать договором присоединения, так как его условия определяются одной из сторон (перевозчиком) и могут быть приняты другой стороной (грузоотправителем) путем присоединения к предложенному договору только в целом.
  7. Договор по предъявлению груза и подаче транспортных средств является возмездным. В соответствии со ст. 39 УЖТ РФ за время нахождения у грузоотправителей, грузополучателей вагонов (контейнеров) либо за время ожидания их подачи или приема по причинам, зависящим от грузоотправителей, грузополучателей, они вносят железным дорогам почасовую плату (плату за пользование вагонами, контейнерами).
  8. Договор о предъявлении груза и подаче транспортных средств, как представляется, является разновидностью договора на возмездное оказание услуг. Услуги, оказываемые по исследуемому договору, выражаются в предоставлении транспортных средств, то есть в совершении производных по отношению к процессу движения операций, призванных лишь сделать его возможным.