Мудрый Юрист

Понятие объекта уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица

Рассмотрим родовой объект уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ). Из теории права вытекает, что это группа однотипных общественных отношений, которые в силу этого охраняются единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. Преступления, посягающие на рассматриваемые отношения, по своей юридической природе также образуют однородную группу. Понятие родового объекта по сравнению с общим объектом является более конкретным, отражающим наиболее типичные особенности тех или иных общественных отношений. Их группировка на этом уровне осуществляется на основе объективно существующих критериев, обусловливающих тождественность, однородность или близость по содержанию общественных отношений. В качестве таких критериев выступают различные элементы охраняемого законом общественного отношения: субъекты или предметы отношения, содержание или особенность социальной связи <*>.

<*> Уголовное право. Общая часть: Учебник. М.: Институт международного права и экономики, 1997. С. 74 - 77; Уголовное право. Общая часть: Учебник. М.: Юристъ, 2004. С. 94 - 96.

Общественная опасность уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, заключается в том, что вследствие уклонения от уплаты таможенных платежей и непоступления их в бюджет причиняется вред финансовым интересам государства.

Рассматриваемая нами норма в Уголовном кодексе РФ расположена в гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности". В ранее действовавшем законодательстве эти преступления именовались хозяйственными.

В свою очередь "Преступления в сфере экономической деятельности" (гл. 22), "Преступления против собственности" (гл. 21) и "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях" (гл. 23) объединены в раздел VIII "Преступления в сфере экономики".

На взгляд автора, указанное название раздела является не совсем удачным. Аналогичную позицию в разное время занимали В.И. Плохова <1>, С.М. Кочои <2>, С.Ю. Иванова <3>, которые так же критически относились к месту расположения указанных глав в Особенной части уголовного закона. Следует отметить, что это не совсем верно по следующим основаниям. Во-первых, названия раздела VIII и, например, входящей в него гл. 22 УК РФ почти идентичны. Во-вторых, из названий других разделов Особенной части УК РФ видно, против какого объекта направлены перечисленные в них преступления ("Преступления против личности", "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка", "Преступления против государственной власти", "Преступления против военной службы", "Преступления против мира и безопасности человечества"). Исключение составляет лишь раздел VIII: из его названия непонятно, против какого объекта уголовно-правовой охраны направлены описанные в нем преступления. Экономическая деятельность в качестве объекта охраны не названа и в ч. 1 ст. 2 УК РФ <4>. Кроме того, и это отмечал С.И. Кочои <5>, если выделять преступления по такому критерию, как сфера их совершения, то придется говорить и о преступлениях в политической сфере, в социальной сфере и т.п., это же самое отмечал А.М. Медведев <6> в опубликованной им работе "Экономические преступления: понятие и система".

<1> Плохова В.И. Ненасильственные преступления против собственности. СПб.: ЮЦП, 2003. С. 104 - 109.
<2> Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Профобразование, 2000. С. 88 - 91.
<3> Иванова С.Ю. Уголовно-правовая охрана деятельности таможенных органов России. Ульяновск, 2000. С. 55 - 60.
<4> Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Проспект, 2004. С. 3; Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: НОРМА - ИНФРА-М. 2001. С. 1 - 2; Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Новая волна, 1998. С. 9; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. С.И. Никулина. М.: Менеджер, 2001. С. 8 - 9.
<5> Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Профобразование, 2000. С. 88 - 91.
<6> Медведев А.М. Экономические преступления // Государство и право. 1992. N 1. С. 79.

Перечень объектов охраны уголовным законом, на наш взгляд, следовало бы упорядочить. В двух случаях в нем названы объекты преступлений, объединенных в разделы (общественный порядок и общественная безопасность, а также мир и безопасность человечества), в остальных же - это объекты преступлений, объединенных в главы Особенной части Уголовного кодекса. Указанный перечень объектов уголовно-правовой охраны, по мнению диссертанта, должен быть построен по единому критерию.

Размытость понятия "преступления в сфере экономики" очевидна и тем, что в этой сфере могут быть совершены не только преступления, собственно предусмотренные в разделе VIII УК, но и многие преступления из других разделов Особенной части УК (например, отдельные преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, в сфере компьютерной информации, против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, против порядка управления и т.д.). В свою очередь, например, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях могут быть совершены и совершаются не только в сфере экономики <*>.

<*> Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Профобразование, 2000. С. 96 - 100.

По одному из проектов УК РФ указанный раздел состоял из двух глав: "Преступления против собственности" и "Хозяйственные преступления" <*>. В модельном Уголовном кодексе, одобренном Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ 17 февраля 1996 г., этот раздел состоял соответственно из двух глав: "Преступления против собственности" и "Преступления против порядка осуществления экономической деятельности" <**>. Кстати, считаем, что последнее название по изложенным выше причинам предпочтительнее названия гл. 22 УК РФ.

<*> Проект уголовного закона РФ // Юридический вестник. 1992. N 20.
<**> Правоведение. 1996. N 12. С. 134 - 140.

Называть раздел действующего УК РФ как "Преступления в экономической сфере" по названным выше причинам вряд ли целесообразно.

С учетом изложенного, принимая во внимание факт объединения в разделе VIII УК РФ ответственности за преступления, посягающие на объекты, которые, как полагаем, не могут быть сведены в один, правильнее было бы в названии данного раздела указать все входящие в него объекты. Так, в УК РФ назван, например, раздел IX ("Преступления против общественной безопасности и общественного порядка"). Аналогично названием раздела VIII УК РФ могло стать "Преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности и интересов, службы в коммерческих и иных организациях". Надо сказать, что достаточно долгое время вопрос об объекте уклонения от таможенных платежей и других корыстных преступлений в уголовно-правовой науке остается дискуссионным <*>.

<*> Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960. С. 155 - 174; Матышевский П.С. Ответственность за посягательства на социалистическую собственность по советскому уголовному праву. Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. Киев, 1970. С. 20 - 22; Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. С. 26 - 35; Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики. М.: ЮрИнфоР, 1996. С. 61 - 62.

Поскольку основной непосредственный объект находится в одной плоскости с родовым объектом, то им при совершении преступлений, предусмотренных гл. 22 УК РФ, должны быть признаны только отношения в сфере экономической деятельности, а не что-нибудь другое. Автор считает, что именно по этой причине в литературе не нашла какой-либо серьезной поддержки позиция А.А. Пионтковского <*>, предлагавшего в советской уголовно-правовой литературе считать непосредственным объектом преступлений против собственности имущество <**>.

<*> Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М.: Юрид. лит., 1961. С. 132.
<**> Мурадов Э. Ошибки при квалификации экономических преступлений // Российская юстиция. 2004. N 1. С. 45 - 46.

Согласно ст. 8 и 34 Конституции РФ <*> в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Вместе с тем не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

<*> Конституция Российской Федерации (Основной закон). М.: Кодекс, 2005. С. 5, 12.

Общественная опасность преступлений в сфере экономической деятельности заключается в том, что в результате таких посягательств причиняется или создается реальная возможность причинения существенного ущерба экономическим интересам государства, а также иным субъектам, связанным с экономической деятельностью <*>.

<*> Егоров В.А. Налоговые преступления и их предупреждение. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. СамГУ. Самара, 1999. С. 7; Кочубей М.А. Уголовная ответственность за преступления в сфере таможенной деятельности. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1998. С. 6.

Рассматриваемые преступления в сфере экономики деятельности - будь то уклонение от уплаты налогов либо уклонение от уплаты таможенных платежей - в той или иной степени представляет собой посягательство на экономические интересы государства, его субъектов и иных организаций или физических лиц, связанных с экономической деятельностью. Именно это свойство следует иметь в виду при отграничении рассматриваемых преступлений от преступлений против собственности, которые хотя и нарушают в определенных случаях интересы экономической деятельности, однако имеют иной объект - частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.

Автор, солидаризируясь с мнением С.Ф. Мазура <*> и Н.С. Гильмутдиновой <**>, полагает, что объект уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, - это сложный, составной комплекс общественных отношений, защищаемых уголовным законом, имеющих как существенные сходные черты между собой, так и определенные различия. Исходя из этого можно утверждать, что под преступлениями в сфере экономической деятельности следует понимать общественно опасные деяния, посягающие на основы экономической системы.

<*> Мазур С.Ф. Уголовно-правовые средства охраны предпринимательства от преступных посягательств: Лекция. М., 1995. С. 8.
<**> Гильмутдинова Н.С. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. Дис. ...канд. юрид. наук. М.: Академия управления МВД РФ, 1998. С. 87 - 89.

Видовой объект уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, - это часть родового объекта, объединяющая более узкие группы отношений, отражающих один и тот же интерес участников этих отношений или же выражающих некоторые тесно взаимосвязанные интересы одного и того же объекта. Он соотносится с родовым объектом как часть с целым, или, по-иному, как вид с родом <*>.

<*> Георгиевский Э.В. Объект преступления: теоретический анализ. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. СПб.: Университет МВД РФ, 1999. С. 14 - 15.

Таким образом, видовой объект уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, объединяет группу общественных отношений одного вида, каждое из которых становится непосредственным объектом при совершении преступления, относящегося к данному виду. В разделах Особенной части по видовому объекту выделены главы. Так, раздел VIII УК ("Преступления в сфере экономики") объединяет несколько видовых объектов, соответственно охватывает несколько групп преступлений: против собственности; против экономической деятельности; против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Следовательно, в указанном разделе можно выделить три видовых объекта.

Видовой объект уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, может быть определен как установленный государством порядок осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Он дает возможность выделить в пределах одной группы общественных отношений сравнительно небольшие, специфические подгруппы отношений, общие для ряда сходных преступлений.

Однако не все ученые согласны с этим. Например, Н.А. Лопашенко, взяв за основу наличие самостоятельной группы таможенных преступлений, полагает, что данная группировка норм создана искусственно, это "семейство" норм лишено системообразующих признаков, делающих невозможным их вычленение в самостоятельную общность <*>. Она включает таможенные преступления в три различные группы:

<*> Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов, 1997. С. 16.
  1. незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники; невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран - по реализации принципа осуществления экономической деятельности на законных основаниях;
  2. уклонение от уплаты таможенных платежей - к посягательствам на общественные отношения по реализации принципа добропорядочности субъектов экономической деятельности;
  3. контрабанду - в число посягательств на общественные отношения по реализации принципа запрета криминальных форм поведения в экономической деятельности <*>.
<*> Там же. С. 16.

Автор, поддерживая и развивая позицию С.Ю. Ивановой <*>, считает, что данная систематизация является спорной. Во-первых, обоснованность места нахождения любой группировки норм обеспечивается прежде всего надежностью избранного критерия выделения системы: он должен быть точным, исключающим перенос нормы из одной группы в другую. Во-вторых, не вдаваясь в детальный анализ, остановимся на наиболее сложных моментах. Так, отнесение преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, к деяниям, посягающим на отношения по реализации принципа добропорядочности субъектов экономической деятельности, искажает его социальную сущность. Дело в том, что уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, может не зависеть от плательщиков, однако это не исключает уголовную ответственность по ст. 194 УК. В-третьих, вызывает возражение и сама постановка вопроса о выделении указанных групп посягательств.

<*> Иванова С.Ю. Уголовно-правовая охрана деятельности таможенных органов России. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Ульяновск, 1999. С. 15 - 16.

Следует заметить, что Н.А. Лопашенко не исключает наличия таможенных преступлений, но выделять их в самостоятельную группу, исходя из предложенных ею принципов классификации всей главы, считает невозможным.

Автор считает, что еще дальше пошла В.Е. Мельникова, которая преступления, входящие в гл. XXII УК, делит всего на две группы: 1) посягательства, совершенные в сфере государственного регулирования экономической деятельности; 2) посягательства, совершенные в конкретных сферах экономической деятельности. Все четыре преступления, относимые нами к числу таможенных, она включает в первую группу деяний <*>. В связи с этим возникает, на наш взгляд, обоснованный вопрос: а разве таможенная деятельность при осуществлении фискальных функций не является конкретной сферой экономической деятельности? И наоборот: разве "конкретные сферы экономической деятельности" не могут быть урегулированы государством? Одним словом, при делении целого на части, по мнению автора, допущена логическая неточность, нарушающая системообразующие принципы.

<*> Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М.: ИНФРА-М-НОРМА, 1996. С. 178.

Следующим является непосредственный объект. Следует заметить, что в науке уголовного права нет единства взглядов по вопросу о непосредственном объекте рассматриваемого преступления. Большинство авторов высказываются в пользу финансовых интересов государства. Другие относят данное преступление к группе деяний, посягающих на отношения в сфере таможенного регулирования. Представляется, что более правильную позицию занимают те ученые, которые усматривают два непосредственных объекта: отношения в сфере внешнеэкономической деятельности и финансовые интересы государства <*>.

<*> Ашмарина Е.М. Финансовая деятельность современного государства // Государство и право. 2004. N 3. С. 85 - 90.

Законодатель отнес ст. 194 РФ "Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица" к налоговым преступлениям.

Понятие "налоговые преступления" употребляется в литературе в узком и широком смыслах слова <*>. В первом случае налоговыми преступлениями признаются деяния, осуществляемые в рамках хозяйственной деятельности субъекта и посягающие на финансовые интересы государства в части формирования бюджета от сбора налогов с физических и юридических лиц.

<*> См., например: Кучеров И.И. Налоговая преступность: Криминологические и уголовно-правовые проблемы. Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. М.: НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1999. С. 5; Витвицкий А.А. Уголовно-правовые аспекты ответственности за неуплату налогов. М.: Академия МВД РФ, 1995. С. 8 - 9; Белоусова С.С. Уголовная ответственности за неуплату налогов. М.: Академия МВД РФ. 1994. С. 8 - 9; Гильмутдинова Н.С. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. Дис. ...канд. юрид. наук. М.: Академия управления МВД РФ, 1998. С. 87 - 89.

В более широком смысле под налоговым преступлением понимается всякое преступное деяние, посягающие на правоотношения в сфере налогообложения. А.Г. Кот дал следующее определение рассматриваемого понятия: "Налоговые преступления (преступления в сфере налогообложения) - предусмотренные и запрещенные уголовным законом общественно опасные умышленные деяния (действия или бездействия), посягающие на правоотношения в сфере налогообложения" <*>. По его мнению, предпосылкой для выделения налоговых преступлений являются общественные отношения в сфере налогообложения и регулирующее их налоговое законодательство. Налоговые отношения - это отношения государства в лице его уполномоченных органов с неограниченным кругом налогоплательщиков в лице организаций и граждан, на которые возложена обязанность платить налоги и нести ответственность за их неуплату. И.И. Кучеров, придерживающийся аналогичной точки зрения, считает, что непосредственным объектом налоговых преступлений является совокупность конкретных общественных отношений, возникающих в процессе исчисления и уплаты налогов и иных обязательных платежей, а также в связи с осуществлением государственными органами контроля за полнотой и своевременностью их уплаты <**>.

<*> Кот А.Г. Уголовная ответственность за преступления в сфере налогообложения. (По материалам России, Беларуси, Литвы и Польши.) Дис. ...канд. юрид. наук. М., 1995. С. 23.
<**> Кучеров И.И. Налоговая преступность: Криминологические и уголовно-правовые проблемы. Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. М.: НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, 1999. С. 7.

Налоговым кодексом установлено, что налоговые преступления являются наиболее опасной частью налоговых правонарушений, нарушающих положения, установленные настоящим Кодексом или иными издаваемыми в соответствии с ним актами законодательства, либо посягающих на нормальную деятельность налоговых органов и их должностных лиц <*>. С.С. Белоусова считает, что налоговые преступления - это не только преступления, посягающие на финансовую систему государства, но и преступления, посягающие на иные объекты, например на нормальную деятельность налоговых органов и их должностных лиц в связи с осуществлением ими контроля за уплатой налогов (то есть, по существу, на порядок управления), а также на интересы налогоплательщиков <**>. Объединяет эти преступления то, что все они нарушают те или иные постановления налогового законодательства. Автор согласен с такой постановкой вопроса.

<*> Налоговый кодекс Российской Федерации. М.: Юнити, 2005. С. 74.
<**> Белоусова С.С. Уголовная ответственности за неуплату налогов. М.: Академия МВД РФ, 1994. С. 11.

По Таможенному кодексу Российской Федерации уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на предусмотренный законом порядок уплаты таможенных платежей. По мнению И.И. Кучерова, уклонение от уплаты таможенных платежей посягает на финансовую систему государства и является видом налоговых преступлений <*>. Диссертант разделяет точку зрения И.И. Кучерова и считает, что за основу определения непосредственного объекта налоговых преступлений нельзя брать всю совокупность общественных отношений, имеющих место в этой финансовой системе государства. Определений понятия финансов государства множество, и в данном случае мы разделяем мнение авторов, считающих, что финансы представляют собой экономические отношения, связанные с формированием, распределением и использованием централизованных и децентрализованных фондов денежных средств в целях выполнения функций и задач государства и обеспечения условий расширенного воспроизводства <**>. Финансовая система России включает в себя следующие звенья финансовых отношений:

<*> Кучеров И.И. Налоговые преступления. М.: ВНИИ МВД РФ, 1997. С. 57.
<**> Финансы. Денежное отношение, кредит: Учебник / Под ред. Л.А. Дробозиной. М.: Финансы. ЮНИТИ, 1997. С. 63.
  1. централизованные финансы, используемые для регулирования экономики и социальных отношений на макроуровне: государственную бюджетную систему; внебюджетные специальные фонды; государственный кредит;
  2. децентрализованные финансы, используемые для регулирования и стимулирования экономики и социальных отношений на микроуровне: фонды страхования; финансы предприятий различных форм собственности.

Совершенно очевидно, что в составе преступления, предусмотренного ст. 194 УК, непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие интересы государства в финансовой сфере по поводу формирования федерального бюджета, посредством сбора таможенных платежей и налогов с организации или физического лица.

В случае непоступления в федеральный бюджет таможенных платежей в запланированном объеме объекту данного преступления причиняется вред в виде:

Дополнительным непосредственным объектом уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, является обеспечение государственного регулирования особой сферы экономической деятельности, связанной с вывозом (экспортом), ввозом (импортом), а в некоторых случаях провозом через таможенную территорию России (транзитом) товаров, полуфабрикатов, сырья.