Мудрый Юрист

К вопросу об основании возникновения обязательств вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина

Бакунин С., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры гражданско-правовых дисциплин Академии ФСИН России.

Трудно назвать проблему, которая вызывала бы более оживленную и острую дискуссию в цивилистической науке, чем вопрос об основании гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в частности. Все существующие подходы к решению проблемы можно разделить на две группы. Сторонники первого подхода утверждают, что основанием деликтной ответственности является состав гражданского правонарушения (деликта) <*>. Пропоненты второго подхода полагают, что основанием деликтной ответственности является деяние, причиняющее вред, - правонарушение <**>.

<*> Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 57; Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник в 2 т. М., 1982. С. 88; и др.
<**> Тебряев А.А. Общее основание и условия возникновения мер ответственности и мер защиты вследствие причинения вреда источником повышенной опасности // Юрист. 2002. N 6. С. 27; Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб., 2002. С. 63; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве: Учеб. пособие. Л.: Издательство Ленинградского ун-та. С. 56; и др.

Что касается первой позиции, то в литературе довольно прочно утвердилось положение о том, что основанием деликтной ответственности является состав правонарушения как совокупность определенных признаков или элементов. В качестве таких элементов рассматриваются: вред, противоправность поведения причинителя вреда, причинная связь между этим поведением и наступившим результатом - вредом (объективные элементы) и вина причинителя вреда (субъективный элемент). Споры же ведутся, главным образом, о том, является ли состав правонарушения не только общим, но и единственным основанием деликтной ответственности, во-первых, и какие элементы этого состава необходимы для возникновения ответственности, во-вторых.

По мнению одних авторов, состав гражданского правонарушения является не только основным, но и единственным основанием ответственности, а в тех случаях, когда нет полного состава правонарушения, нельзя говорить и об ответственности причинителя вреда. "При отсутствии законченного состава правонарушения, - пишет, в частности, Алексеев С.С., - лицо не может быть привлечено к гражданской ответственности" <*>. Другие авторы (а их большинство) считают, что состав правонарушения, порождающий гражданско-правовую ответственность при причинении вреда, может быть как полным, так и ограниченным, или усеченным. Это касается такого элемента правонарушения, как вина причинителя вреда.

<*> Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. N 1. С. 48.

Результатом указанного различия во взглядах на основания гражданско-правовой ответственности является продолжающаяся до сих пор дискуссия о том, на каких началах строится ответственность за причинение вреда по гражданскому праву и можно ли вообще считать ответственностью возложение обязанности возместить вред, если его причинение не является результатом виновного поведения правонарушителя. Отсюда различие во взглядах и появление различных теорий об основаниях ответственности за причинение вреда. Господствующей среди них является теория "вины с исключением" или, иначе, теория "стимулирования", согласно которой ответственность за причинение вреда наступает, по общему правилу, за вину, а в случаях, предусмотренных законом (являющихся исключением из общего правила), - независимо от вины и даже без вины. В этих случаях ответственность установлена в целях стимулирования "повышенной бдительности" <1>, "особой предосторожности" <2>, "должного нужного государству и обществу поведения" <3> и т.п. Возражение, которое обычно делается этим авторам, сводится к тому, что при отсутствии вины нельзя говорить о воспитательной роли права и стимулировании определенного поведения лица. На это сторонники рассматриваемой точки зрения вполне обоснованно отвечают: "...стимулировать, побуждать к деятельности можно и не обвиняя" <4>.

<1> Агарков М.М. Возникновение обязательств из причинения вреда // Гражданское право: Учебник в 2 т. / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. Т. I. С. 337.
<2> Серебровский В.И. Обязательства, возникающие из причинения вреда // Советское гражданское право / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1950. С. 521.
<3> Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. М., 1950. С. 38; Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения / Е.А. Флейшиц. М., 1951. С. 137; Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда. М., 1972. С. 10 - 20; и др.
<4> Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 43.

Близко к изложенной примыкает так называемая теория "двух начал". Опираясь на положения закона и широкое распространение на практике случаев причинения вреда источниками повышенной опасности, применительно к которым и установлена ответственность независимо от вины (и даже без вины), автор этой теории Яичков К.К. указывал, что ответственность возможна как за вину, так и без вины. Оба эти начала ответственности отражены в законе, поэтому нет никаких оснований утверждать, что вина как одно из этих начал - главное, определяющее, исходное по сравнению с другим - причинением <*>.

<*> Яичков К.К. Система обязательств из причинения вреда в советском праве // Вопросы гражданского права. М., 1957. С. 170.

При всех различиях в обосновании ответственности при невиновном (случайном) причинении вреда общим для этих теорий является исходное положение авторов: ответственность может наступать не только за вину, но и без вины (за случайное причинение вреда).

Другие авторы, исходя из принципа "без вины нет ответственности", полагают, что отношения по возмещению вреда, причиненного в результате случайных, невиновных действий правонарушителя, хотя по своей внешней форме и напоминают отношения ответственности, исключают возможность квалификации их в качестве ответственности <*>.

<*> Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 27; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 131 - 133.

Что касается второй позиции, то ее представители и в новейшей цивилистике продолжают развивать взгляд на причинение вреда как основание деликтной ответственности. Так, например, Болдинов В.М. обращает внимание на то, что причинение вреда в качестве основания возникновения деликтного обязательства прямо названо в подп. 6 п. 1 ст. 8 ГК РФ. И делает вывод: "следовательно, основанием ответственности является факт причинения вреда - деликт" <*>.

<*> Болдинов В.М. Указ. соч. С. 63.

Такой разброс во взглядах предопределен неодинаковой трактовкой понятий "основание" и "условия" деликтной ответственности.

Смирнов В.Т. и Собчак А.А. подчеркивали, что "в юридической литературе, посвященной исследованию проблем гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в особенности, понятия "основание" и "условия" ответственности нередко смешиваются и употребляются как тождественные. Между тем их нужно различать не только потому, что каждое явление, отраженное в соответствующем понятии, обладает определенным, только ему присущим содержанием (явление должно быть сущностным), но и, главным образом, потому, что они имеют различное не только смысловое, но и юридическое значение. "Основание" - это то, что порождает какое-либо явление, фундамент, на который последнее опирается и который определяет его природу. "Условия" - те признаки, которые характеризуют основание и без наличия которых явление не может возникнуть. Переводя на язык правовых понятий, можно сказать, что "основание" - это юридический факт, порождающий возникновение определенных правоотношений, их изменение или прекращение, или то, на что опирается правопритязание кредитора, и из чего возникает обязанность должника в правоотношении. "Условия" - те признаки, которые характеризуют этот факт в целом или отдельные его стороны. Они указаны в законе. Поэтому их можно определить как те нормативные требования, которым в каждом конкретном случае должно отвечать основание (юридический факт) и при отсутствии которых не могут возникнуть или подвергнуться изменению соответствующие правоотношения, поскольку соответствующий факт не приобретает юридического значения (не становится юридическим фактом)" <*>.

<*> Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 56.

Разделяя первый вывод авторов о том, что "основание" и "условия" - это нетождественные правовые категории, не можем согласиться со второй частью рассуждений применительно к деликтной ответственности. Наше несогласие заключается в том, что факт причинения физического вреда не тождественен совокупности фактов: факту наличия юридического (имущественного) вреда; факту деяния, которым был причинен вред; факту причинно-следственной связи между первым и вторым фактами.

Это взаимосвязанные, но разные факты! Отсюда недопустимо ссылаться на то, что поскольку факт причинения вреда отвечает условиям противоправности деяния, наличия вреда и причинно-следственной связи, то он становится юридическим фактом. Дело, на наш взгляд, обстоит иначе. Факт причинения физического вреда (факт повреждения здоровья или причинение смерти гражданину) - это основание (повод) ставить перед правоприменителем вопрос о привлечении к деликтной ответственности причинителя вреда. Самого по себе этого единичного факта недостаточно для привлечения к деликтной ответственности, но достаточно для постановки вопроса об этом. Поэтому можно сделать следующий вывод: факт причинения физического вреда является основанием (поводом) для решения вопроса о привлечении причинителя (или иного обязанного лица) к деликтной ответственности. Для привлечения причинителя к деликтной ответственности, по общему правилу, необходимо наличие фактического состава: юридический (имущественный) вред, действие или бездействие причинителя, причинно-следственная связь между вредом и деянием, вина, которые в цивилистике получили название условий деликтной ответственности.